Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

О совместных действиях российского флота и английских подводников против флота Германии на Балтийском море в 1914-1917гг

О совместных действиях российского флота и английских подводников против флота Германии на Балтийском море в 1914-1917гг

О совместных действиях российского флота и английских подводников против флота Германии на Балтийском море в 1914-1917гг.

Вместо предисловия

Совсем недавно, будучи в Санкт-Петербурге, посетил Музей истории подводных сил России имени А.И. Маринеско, занимающий часть первого этажа многоквартирного дома на Кондратьевском проспекте.
Музей небольшой, всего два экспозиционных зала, площадью около 300кв.м., но очень уютный и информативный, действует с 1997 года.
В нем, несмотря на небольшую его площадь, собрана действительно великолепная коллекция экспонатов, относящихся к истории подводных сил России.
В числе экспонатов увидел фотографии нескольких английских командиров подводных лодок, действующих в период 1914-1917 г.г. на Балтике, совместно с Российским флотом, против флота кайзеровской Германии.
Информация оказалось для меня новой и неизвестной, после чего решил немного подробнее ознакомится с этими событиями и подготовил эту небольшую статью.
Ведь были в нашей истории времена, когда русские и англичане уважали друг друга и сотрудничали в борьбе с общим врагом, а не дрались на стадионах...


Вскоре после начала Первой мировой войны активные действия германских подводных лодок, привели к существенным потерям английского и русского флотов и серьезным образом взволновали Англию и Россию.
22 сентября 1914 г. немецкая ПЛ типа U-9 под командованием капитан-лейтенанта Веддигена обнаружила в Ла-Манше три английских крейсера – “Hogue”, “Aboukir” и “Cressy”.
От первой же торпеды, попавшей в артпогреб “Aboukir”, он раскололсся пополам.
Затем двухторпедным залпом был потоплен “Hogue”, и затем тремя оставшимися торпедами был потоплен Cressy”.
Практически в течение одного часа погибли три корабля и 1469 человек.
Такого история королевского флота еще не знала.
Все были уверены, что в атаке участвовало как минимум 5-6 лодок, но когда немцы официально заявили, что действовала всего одна лодка, этому никто не хотел верить.
11 октября 1914 г. в устье Финского залива германская субмарина U-26 торпедировала русский крейсер “Паллада”, который мгновенно погиб в результате детонации погребов боезапаса.
Погиб и весь экипаж крейсера в количестве 597 человек во главе с его командиром-капитаном 1 ранга С. Магнусом.
«Паллада» стала одним из первых российских боевых кораблей, погибших в Первой мировой войне.
После этой трагедии Командующему Балтийскиму флотом адмиралу Н.О. фон Эссену было дано указание осуществлять дозорные действия крейсеров между Готландом и Финским заливом и перенести активные действия флота в южную часть Балтийского моря.
Морской Генеральный штаб срочно приступил к созданию систем противолодочной обороны.
Фактор подводной угрозы со стороны кайзеровской Германии приобретал все более угрожающий характер в войне на море.
К сожалению к началу войны Балтийский флот не располагал еще новыми подводными лодками.
В 1912 г. Россия только приступила к выполнению судостроительной программы по строительству ПЛ типа “Барс” конструкции И.Г. Бубнова. Заказ Морского министерства на постройку 18 лодок типа “Барс” получили Балтийский завод (“Барс”, “Гепард”, “Вепрь”, “Волк”, “Змея” и “Единорог”) и строительное акционерное общество Ноблесснера (“Тигр”, “Львица”, “Пантера”, “Рысь”, “Ягуар”, “Кугуар”, “Леопард”, “Ерш”, “Форель”, “Угорь”, “Язь” и “Тур”).
Главные дизеля для них были заказаны на заводах Германии, но с началом войны все заказы были аннулированы.
К началу войны ни одна из 18-ти ПЛ типа “Барс” еще не была готова,
Первые лодки вступили в строй лишь в июле 1915 г. По основным своим проектно-техническим заданиям “Барсы” представляли собой крупный шаг вперед в области российского подводного судостроения.
После Гельголандского сражения 28 августа 1914 года (в ходе которого англичанами были потоплены германские легкие крейсера «Кельн», «Майнц», «Ариадне» и миноносец «V 187». Потери Германии в этом сражении составили более тысячи человек убитыми, ранеными и пленными, а Британский флот не потерял ни одного корабля) флот Германии больше не возобновлял попыток проведения крупных операций в Северном море.
В 1913 г. флот Германии насчитывал 13 линейных кораблей дредноутов и 20 додредноутов, три линейных (додредноутного типа), семь броненосных и 32 легких крейсера (из них девять новейших), 140 эскадренных миноносцев и 26 подводных лодок.
И германское командование решило перебросить часть сил через Кильский канал на Балтику, куда английские корабли пройти не могли.
Командующий Балтийским флотом адмирал Н.О. фон Эссен силам флота Германии мог противопоставить четыре линейных корабля (додредноута), шесть броненосных и четыре бронепалубных крейсера, 49 эскадренных миноносцев и восемь подводных лодок старой постройки.
Поэтому, еще начиная с довоенного 1912 г., оперативный план командования предусматривал основную задачу флота – ограничиться обороной Финского залива с опорой на минно-артиллерийскую позицию, состоявшую из центрального минного заграждения и сооруженных береговых батарей.
Базирование главных сих флота осуществлялось на Ревель и Гельсингфорс, в северную часть Балтики высылались крейсерские дозоры.
К августу 1914 г. подводные силы Балтийского флота состояли из бригады подводных лодок и Учебного отряда подводного плавания. В состав бригады входило два дивизиона: в первом числились подлодки “Акула”, “Минога”, “Макрель” и “Окунь”, во втором – “Аллигатор”, “Дракон”, “Кайман” и “Крокодил”.
Подводные силы БФ возглавлял контр-адмирал П.П. Левицкий, который являлся одновременно начальником бригады и Учебного отряда.
Таким образом, в начальный период войны Балтийский флот располагал лишь старыми ПЛ. Они были спроектированы и построены еще во время русско-японской войны, имели ограниченную автономность и плохие маневренные качества. Из балтийских лодок самой совершенной считалась “Акула” (водоизмещение 370/475 т).
В кампании 1914 г. подводным лодкам Балтийского флота была поставлена задача уничтожения боевых кораблей противника, и в первые недели войны они развертывались на позициях у входа в Финский залив.


17 сентября 1914 г. Первый Лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль на борту линейного корабля “Iron Duke” провел совещание с представителями Адмиралтейства, Генерального штаба и высшими морскими чинами. Среди поднятых вопросов обсуждался и вопрос об отправке нескольких лодок на Балтику для операций против Флота Открытого Моря.

16 октября 1914 года Морской генеральный штаб получили из Лондона телеграмму от Военно-морского атташе в Англии капитана 1 ранга Н.А. Волкова. В телеграмме на имя начальника МГШ вице-адмирала А.И. Русина говорилось:
“Англичане послали в Балтийское море три подводные лодки. Можно ожидать появления их у Либавы начиная с 7 октября старого стиля. Подходя к Либаве, они поднимут английский кормовой военный флаг и английский гюйс, пустят одновременно красные ракеты. Номера лодок E1, Е9 и Е11, но номера закрашены”.
Приказ о походе английских подводных лодок в Россию оказался полной неожиданностью для русского командования.
Внезапное решение Английского Адмиралтейства послать на Балтику новейшие лодки типа “Е” объяснялись получением морской разведкой крайне важной информации о концентрации главных сил германского флота в районах Данцигской и Кильской бухт.
Император Николай II направил телеграмму английскому королю Георгу V:
“ С большим удовольствием Я узнал о том, что британские субмарины присоединились к Моим военно-морским силам, и хочу выразить Тебе мою глубокую признательность, – говорилось в телеграмме. – Балтийское море представляет для подлодок наиболее значимый театр военных действий, и присутствие такого типа судов должно сыграть особенно важную роль в нашем общем стратегическом курсе”.
Подводные лодки типа “Е”, построенные заводами Виккерса в Барроу и на верфях Чатама в период с 1912 по 1917 гг., относились к серии из 57 единиц; из них только две ПЛ – Е31 и Е51 были построены на шотландской верфи в Гриноке.
Особенность этих ПЛ: все выступающие части лодок имели отводы, чтобы при проходе через минные заграждения снизить вероятность задеть минрепы.
Начальник Морского Генерального штаба А.И. Русин сообщал Командующему флотом адмиралу Н.О. Эссену: “Подводные лодки английского флота свободно ходят под немецкими минными заграждениями. Для этой цели на подводных лодках у рулей сделаны отводы, а по диаметральной плоскости натягивается стальной трос; последний служит для отвода лееров, связывающих минрепа”.
С британскими ПЛ типа "Е", прорвавшимися осенью 1914 г. в Балтийское море через датские проливы, подробно ознакомился старший лейтенант С.А.Кукель. В докладной записке начальнику Главного управления кораблестроения он отмечал,
что "…кроме быстроты погружения, во всех остальных отношениях английские ПЛ по своим данным значительно уступают нашим типа "Барс".


Подводная лодка типа Е



Первый отсек и носовые торпедные аппараты пл типа Е



Основные тактико- технические характеристики подводных лодок типа Е:

Водоизмещение:750т./890т.
Длина:54м.
Глубина погружения:7 м- рабочая, 60м- предельная
Экипаж — 30 человек
Дальность плавания, миль: надводная 2500
подводная 10
Вооружение : 5 торпед калибра 457мм( 2 носовых торпедных аппарата, 2 бортовых и 1-кормовой ), 4-х дюймовое артиллерийское орудие.

В годы первой мировой войны на Балтике действовали следующие английские подводные лодки:
Е1 - командир Ноэль Лоуренс
Е9- командир Макс Хортон
Е8 - командир Фрэнсис Гудхарт
Е18 -командир Роберт Халахан
Е19 - командир Фрэнсис Кроми

Осенью 1916 года на Балтику по внутренним водным путям (через Архангельск, затем на баржах по по Северной Двине, Сухоне и Мариинской системе) были доставлены еще 4 английские ПЛ: S26, S27, S 32, S36.
На все английские подводные лодки командование Балтийским флотом назначило русских офицеров связи, хорошо говоривших по-английски, и матросов-телеграфистов.
Так, на Е1 был назначен лейтенант Г. Е. Чаплин, на Е9 – лейтенанты Б.П. Страхов и А.Н. фон Эссен - сын командующего Балтийским флотом.
Офицерами связи на английских лодках также были лейтенанты Б.Л.Миллер, и В.С. Макаров ( сын адмирала С.О. Макарова), о судьбе которого я расскажу ниже.
На Е8 назначен лейтенант Аксель Иванович Берг (будущий инженер-адмирал, академик, Герой Социалистического Труда и всемирно известный ученый в области кибернетики, радиолокации и радиосвязи ), плававший на ней с мая 1916 года по декабрь 1917 года.

Академик, инженер-адмирал А.И. Берг



Экипаж пл Е19. В центре – командир пл Ф. Кроми,
слева и справа от него – русские матросы-телеграфисты


Английские подводные лодки базировались в Ревеле, а в конце декабря 1917 флотилия английских подводных лодок перебазировалась в Гельсингфорс.



Английские подводники на борту плавбазы “Двина”(бывший крейсер “Память Азова”) в Ревеле ( Таллин)


В ходе боевых действий английские подводники в 1915 году потопили 17 немецких транспортов и пароходов, 2 эсминца,
броненосец типа «Deutschland», крейсера «Undine», «Prinz Adalbert», повредили крейсер «Moltke» и
Наиболее результативными были действия пл Е 19, потопившей 1 крейсер и 5 транспортов.

, Совместные действия английских подводников и российского Балтийского флота смогли нанести Германии значительный урон и фактически разрушить ее торговлю на отлаженных коммуникациях, соединявших германские порты на южном побережье со Швецией.

Первый Лорд Адмиралтейства Артур Бальфур, например, считал, что несколько ПЛ типа “Е”, отправленных в 1914-1915 гг. на Балтику, принесли больше пользы, чем остальной английский флот за тот же период.
За потопление такой лодки немецким морякам лично от кайзера Вильгельма II полагался Железный крест, а его младший брат принц Генрих Прусский, командовавший морскими силами на Балтике, говорил своим подводникам:
“Я приравниваю потопление британской субмарины к уничтожению русского броненосного крейсера”.
Английские ПЛ типа “Е” совершили Балтике более 100 боевых походов.
Все командиры британских ПЛ получили российские ордена Св. Георгия 4 степени.

В кампаниях 1914-1917гг. Балтийский флот решил главную задачу – не допустил Флот кайзеровской Германии в Финский залив.

Революционные события, происходившие в России, начиная с февраля 1917 года, поставили в сложное положение экипажи английских подводных лодок, хотя они, как выразился С. А. Колбасьев оставались «вне времени и пространства революции».
Однако, происходящие в России и на флоте события в известной мере сказались и на жизни британских экипажей.

Ф. Кроми, находившийся в дни крушения царской династии в Петрограде, стал невольным свидетелем митингов восставших солдат и матросов и попытки толпы учинить избиение русских офицеров в отеле «Астория», где проживали и иностранные военные представители.
Лейтенанты В. С. Макаров и Б. Л. Миллер, состоявшие офицерами связи на британских субмаринах, были спасены от ареста и расправы благодаря вмешательству Ф. Кроми, который как вспоминают спасенные без «колебаний предстал перед толпой вооруженных русских матросов и дал им ясно понять, что эти офицеры служат под его началом, и если команда имеет к ним претензии, то эти претензии должны быть изложены письменно и будут им рассмотрены».
Переговоры о перемирии, начавшиеся в Брест-Литовске декабре 1917 года, поставили англичан в безвыходное положение: прорыв в Англию через Балтийскую проливную зону был невозможен из-за угрожающего технического состояния субмарин: все английские лодки давно выходили все межремонтные сроки.

Кроме того, германская делегация потребовала у России задержать в своих портах все союзные корабли. Существовала вполне реальная опасность репрессий и со стороны большевиков, однако Ф. Кроми смог добиться от Центробалта гарантий безопасности.
В январе 1918 года из Лондона поступило распоряжение об эвакуации экипажей подводных лодок в Англию, в Гельсингфорсе предписывалось оставить лишь немногочисленную команду подводников для охраны субмарин и недопущения их захвата немцами.

3 апреля 1918г., после заключения Брестского мира, англичане с большим трудом вывели ПЛ «Е-1»,«Е-9», «Е-19» из Гельсинфорса на большие глубины и там, во избежание захвата их немцами, подводные лодки были затоплены своими экипажами.
4 апреля 1918г. там же затоплена ПЛ «Е-8» и «S-26», а 5 апреля - «S-27» и «S-35». Подводная лодка S -32 была взорвана, а подводная лодка Е18, с экипажем в 30 человек погибла еще 25.05.1916 года по неизвестной причине.
Возглавлявший к тому времени флотилию британских ПЛ коммандер Ф.Кроми тогда писал: «Наши дела здесь закончены… Я боюсь, что гунны захватят ценную добычу, но черта с два они хоть что-нибудь получат от нас».
Английские экипажи через Петроград и Север убыли в Англию.
В числе офицеров, переправленных англичанами в Архангельск, оказался Е. Чаплин, в начале плававший на "Е1".
В августе 1918 года Г Чаплин стал одним из руководителей антисоветского мятежа в Архангельске и первым командующим войсками Северной области.
Однако уже через месяц, возглавив антиправительственный переворот, он арестовал и выслал на Соловки эсеровское Северное правительство Н. В. Чайковского.
До 1920 года Г. Е. Чаплин воевал против красных на Севере, после чего эмигрировал и поступил на британскую военную службу. В 1944 году он участвовал в Нормандской десантной операции, закончил военную карьеру в должности начальника военного училища и умер в Лондоне в 1950 году.

Ф. Кроми остался в России, заняв пост британского военно-морского атташе.
В дальнейшем он являлся одним из активных участников «заговора Локкарта».
Выполнение своих обязанностей Ф. Кроми совмещал с помощью Белому движению в России, принимая самое активное участие в снабжении деньгами и отправке на Север русских офицеров, изъявивших желание бороться с большевиками с оружием в руках.
Английский атташе поддерживал тесный контакт с подпольной антисоветской организацией, созданной в Морском штабе.
Летом 1918 года Ф. Кроми попал под подозрение чекистов, однако вовремя не уехал из России.
31 августа 1918 года, после раскрытия антиправительственного заговора с участием членов полуофициальной британской миссии, Ф. Кроми погиб в здании английского посольства в Петрограде, пытаясь оказать вооруженное сопротивление прибывшему с обыском отряду чекистов.
Интересна судьба В.С. Макарова- сына знаменитого русского вице- адмирала С.О. Макарова.

Вадим Степанович Макаров родился в 1892 году, когда его отец - контр-адмирал Степан Осипович Макаров состоял в должности главного инспектора морской артиллерии. В 1906 году он поступил в младший общий класс Морского корпуса в С. Петербурге, и через шесть лет обучения окончил это учебное заведение четвертым в списке успеваемости из ста тридцати четырех человек. В мае 1912 года Вадим Макаров был произведен в корабельные гардемарины, и в числе лучших воспитанников осенью этого же года был направлен в учебное плавание на крейсере «Россия».
Через полгода, в октябре 1912 года, он получил назначение на корабль Балтийского флота, носящий имя его отца - крейсер "Адмирал Макаров", на котором ему пришлось служить около двух лет, в том числе и участвуя в сражениях Первой мировой войны.
Вот как напутствовал своего сына, еще подростка, С.О. Макаров, привожу его письмо :

«Дорогой мой сыночек!
Это мое первое письмо, посланное именно тебе, а не в отрывках в письмах к маме, как бывало ранее. Ты уже подросток, почти юноша, но я обращаюсь к тебе с другого конца России уже как к взрослому мужчине.
Вадим, тут идет жестокая война, очень опасная для Родины, хоть и за пределами ее границ. Нет, не временный перевес неприятеля в силах тревожит меня. Русский флот, ты знаешь, творил и не такие чудеса. Но я чувствую (о чем ты пока никому не скажешь!), что нам - и мне в том числе - словно бы мешают. Не адмирал Того, нет, а как бы сбоку подталкивают, как бы подкрадываются сзади. Кто? Не знаю. Душа моя в смятении, чего я никогда не испытывал. Начинаю уже чего-то улавливать, но смутно пока. Вот Верещагин Василий Васильевич что-то мне пытается объяснить, но сбивчиво, как все эти художники и поэты (ты им не очень верь, публика эта шальная! Доверяй только людям основательным!). Вот такое у меня настроение, сынок. Но знаешь пока об этом ты один. Молчи, как положено мужчине, но запомни.
И еще. Объясню уж тебе, почему адресуюсь помимо нашей любимой мамы. Запомни на всю жизнь: на женщин никогда нельзя перекладывать тяготы нашей мужской доли. Иной болван и трус может заявиться домой чуть ли не в слезах и супруге своей с порога: вот на войну посылают вроде…стоит ли…Что скажет тут любящая мать, жена, сестра? «Ни за что, погибнешь, ты у нас один, уклонись уж как-нибудь!» Ну, по-женски понятно, что с них взять. Но настоящий мужчина должен явиться домой бодрым и сказать: ну, дорогая, собирай меня в дорогу, тут на границе веселое дело предстоит! Она поплачет, соберет тебя и успокоится, положившись на волю Божию.
Обнимаю тебя, сынок. Учись старательно, помогай маме и сестре. Бога бойтесь. Царю служите.
Твой Макаров-старший. Порт-Артур, 31 марта 1904 года».


Это письмо, а также письмо П.С. Макарова своей супруге- Капитолине Николаевне, я нашел в материалах Николаевских краеведов, собирающих информацию о своих знаменитых земляках.
Ведь П.С. Макаров- уроженец г. Николаева. Сохранился его дом, где он родился, на нем установлена мемориальная доска. На набережной реки Ингул в этом городе ему установлен памятник. Улица, где расположен этот дом (бывшая Католичская) и Кораблестроительный институт в Николаеве носят имя вице-адмирала Макарова. (Не знаю, правда, как сейчас, не переименовала ли их незалежная Украина..., но до 2008 года, когда я был в Николаеве, все эти названия еще были).
Оба письма написаны П.С. Макаровым рано утром 31 марта 1904г. на броненосце «Петропавловск».

Это последние письма П.С. Макарова сыну и жене, написанные им при жизни.
В письме сыну П.С. Макаров пишет:
«...Душа моя в смятении, чего никогда не испытывал...».
Неужели он почувствовал, что должно произойти что-то непоправимое??
Это почти мистическое послание...

А вот выдержка из письма П.С. Макарова супруге, в котором он, не желая тревожить супругу, не высказывает никаких тревожных ноток:

«….Моя любимая всегда и везде, пишу тебе рано утром (31 марта- sad39), ибо с рассветом уйдет оказия в Мукден, оттуда переправят прямо с почтой Наместника, дойдет гораздо скорее. Ну, а мы всей эскадрой выходим в море. Прошу тебя не беспокоиться, японцы держатся очень осторожно, эскадренного боя избегают. Видимо, хотят подловить нас на какой-либо оплошности. Не получится, мы сами с усами! Чего-чего, но наши русские, бороды и усы куда гуще их, японских...».


Оба письма, как видим, написаны буквально за несколько часов до смерти С.О. Макарова, который погиб 31 марта (13 апреля) 1904г.. на эскадренном броненосце «Петропавловск».

Броненосец «Петропавловск» утром 31 марта выводил за собой на внешний рейд Порт-Артура эскадру из четырех линкоров, четырех крейсеров и девяти эсминцев.

В 09.39 броненосец «Петропавловск» подорвался на мине.



Гибель эскадренного броненосца «Петропавловск»


Эскадренный броненосец «Петропавловск» затонул в течение всего двух минут. Причина этого в том, что подрыв мины произошел как раз напротив артиллерийского погреба главного калибра — сдетонировал весь боезапас, за ним взорвались котлы.
Вместе с П.С. Макаровым погиб и знаменитый художник В.В. Верещагин, 635 офицеров и матросов. Великого князя Кирилла Владимировича (двоюродного брата Николая II, который в то время был начальником отдела штаба Командующего флотом в Тихом океане вице-адмирала Макарова) подобрали с воды, вместе с ним спасли еще 80 человек экипажа.

Так что это действительные прощальные письма П.С. Макарова.

В 1915 году мичман Вадим Макаров принимал участие в сражении с германскими крейсерами у острова Гогланд и "за мужество и распорядительность, проявленную в бою с германскими крейсерами" был награжден орденом Святой Анны 4-й степени.
В конце 1916 года Вадим Макаров производится в лейтенанты, а через два месяца в стране грянула Февральская революция. Её молодой офицер не принял и в мае 1917 года выехал в служебную командировку за рубеж, получив назначение в русскую морскую миссию в США. Там судьба свела его с сослуживцем его отца - будущим Верховным Правителем России вице-адмиралом А.В. Колчаком.
Эта встреча кардинально изменила дальнейшую судьбу В. С. Макарова. В октябре 1918 года он переезжает из Америки во Владивосток, в Россию, охваченную огнём Гражданской войны и перебирается в Омск к Колчаку, ставшему к тому времени Верховным Правителем. Там он служит в Морском министерстве Правительства Колчака, где занимается переоборудованием гражданских судов в боевые корабли.
В начале 1919 года лейтенанта В. Макарова назначают флагманским артиллеристом Камской флотилии, на кораблях которой он участвует в боях против красных. Тогда же ему присваивают звание старшего лейтенанта.
Но после поражения белых войск в начале 1920 года Вадим Степанович принимает решение окончательно переехать в США. В Россию он больше никогда не вернётся.



Члены русской морской миссии в США (Нью-Йорк). Стоит второй слева лейтенант В.С. Макаров. Сидит в центре- вице-адмирал А.В. Колчак. .

В США В.С. Макаров имел собственный весьма успешный бизнес. Он занимается самыми разными сферами деятельности - проектирует гидравлические подъёмники для станций техобслуживания автомобилей, патентует устройства для усовершенствования артиллерийской стрельбы, разрабатывает алмазное сверло для бурения нефтяных скважин и др. В конце концов, когда общее количество его изобретений стало исчисляться десятками, он создаёт собственную фирму "Makaroff & Со".
Он был хорошим спортсменом и в тридцатые годы прошлого века не только участвовал в многочисленных парусных гонках, но и активно занимался проектированием и усовершенствованием яхт. Собственноручно сконструировал свою знаменитую яхту «USS Vamarie», которая участвовала более чем в десяти крупных океанских регатах и неоднократно приходила к финишу первой. Эта яхта была изготовлена по специальному заказу в Германии. Позже, будучи уже в солидном возрасте, Вадим Степанович подарит эту яхту Морской академии в Аннаполисе, где готовили офицеров ВМС США..

Помимо бизнеса Вадим Степанович Макаров до последних дней состоял в Обществе бывших русских морских офицеров в Америке, которое было создано в 1923 году. Он участвовал во многих акциях этой организации и неоднократно жертвовал немалые личные средства для помощи своим соотечественникам. Являлся одним из организаторов и Вице-президентом известного в США благотворительного Толстовского фонда, основанного в 1939 году младшей дочерью писателя Л.Н. Толстого Александрой Львовной.

Он скончался 2 января 1964 года. Через два года после смерти В. С. Макарова в г. Лейквуде (штат Нью-Джерси), в здании американо-русского историко-просветительного и благотворительного общества «Родина» открылась постоянная экспозиция, названная «Русский морской музей адмирала Степана Осиповича Макарова», созданная на его средства. Впоследствии часть экспонатов этого музея была передана в Центральный Военно-морской музей Санкт-Петербурга.

Вот так вместе с русским Балтийским флотом сражались английские подводники в период Первой мировой войны.

Но не прошло и года как бывшие товарищи по оружию стали противниками.

Как говорил 1 марта 1848 года в своей речи в английской палате общин Генри Пальмерстон:
«...У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы.И наш долг следовать им...».

Вскоре после октябрьских событий 1917 года в России и капитуляции Германии в Первой мировой войне, в конце ноября 1918, английские корабли вошли в Балтийское море, но уже в качестве противников Советской республики.
Началом боевых действий между английским и Балтийским флотом Советской республики можно считать 5 декабря 1918 г., когда на минном поле близ Ревеля (Таллина) подорвался и затонул английский крейсер "Кассандра".
Силы флота Англии на Балтике тогда включали: 1 авианосец, 12 легких крейсеров, 1 монитор с 15-дюймовыми орудиями, 26 эсминцев, 4 канонерские лодки, 7 минных заградителей, 23 тральщика, 10 торпедных катеров, 12 подводных лодок, 35 вспомогательных судов. С воздуха эскадру поддерживало 100 боевых самолетов. Базами английской эскадры на Балтике были Гельсингфорс (Хельсинки) в Финляндии и Ревель (Таллин) в Эстонии.
Для борьбы с англичанами из боеспособных кораблей был создан "Действующий отряд Балтийского флота" (ДОТ), в его составе оказались следующие силы: 1 линкор, 1 броненосец, 1 легкий крейсер, 12 эсминцев, 2 минных заградителя, 8 тральщиков, 6 сторожевых кораблей, 4 подводные лодки, 25 самолетов.

Не вдаваясь в подробности, отмечу, что Балтийский флот Советской Республики достойно проявил себя в противостоянии с английским флотом, свидетельством чего являются примерно равные потери противоборствующих сторон.
У англичан потери : 1 крейсер, 2 эсминца, 5 тральщиков, 6 торпедных катеров, 1 подводная лодка. У Балтийского флота: 1 крейсер, 5 эсминцев, 1 плавбаза, 2 тральщика.

А во Второй мировой войне мы опять были союзниками в борьбе с фашистской Германией и наш Северный флота взаимодействовал с флотом Британии.

Сейчас же наши отношения с Англией вновь переживают далеко не лучшие времена, здесь и «полониевые разборки», антироссийские санкции, активно поддерживаемые Англией, топтание российского флага дебилами- футбольными фанатами Англии, драки между российским и английским болельщиками на чемпионате Европы по футболу во Франции и пр.
Вот такая спираль истории....


Главное за неделю