«Единый день экспертизы по анти-БПЛА»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Боевые действия на Русском Северном морском театре в Первую мировую войну

Боевые действия на Русском Северном морском театре в Первую мировую войну

     11 ноября 1918 года   закончилась Первая мировая война, или как ее   тогда называли - Великая война.  Советская Россия вышла из войны еще  3 марта 1918 года,   подписав сепаратный мирный договор.  

   Началом участия в  Первой мировой войне для России считается  1 августа 1914 года.

. По всей стране наблюдался тогда патриотический подъем. Люди шли добровольцами на фронт, в крупных городах проводились демонстрации, имели место немецкие погромы. Жителями империи были высказаны намерения вести войну до победного конца.

   На фоне общенародных настроений Санкт-Петербург был переименован в Петроград.

   Несмотря на большой перевес Германии в военно-морских силах, флот России в ходе этой войны смог успешно противостоять флоту Германии, успешно реализовал ряд наступательных операций, не позволив флоту Германии достичь ни одной из своих оперативно-тактических целей

    У России в этой войне были свои цели, одной  из которых было установление контроля над Босфором и Дарданеллами, а также присоединение Анатолии к Российской империи.

     Главной  задачей Черноморского флота было обеспечить  полное господство на Чёрном море, чтобы надежно защитить стратегически важные объекты у моря, прикрыть фланг Кавказской армии, обеспечить переброску войск и припасов морем. Одновременно нарушить судоходство Турции вдоль её Черноморского побережья. При появлении турецкого флота у Севастополя, русский флот должен был его уничтожить.

   Кроме того, Черноморский флот готовился провести Босфорскую операцию – по захвату пролива Босфор, силами Черноморского флота и десантных подразделений.  Но этому помешала Февральская революция 1917 года.

    16 декабря 1917 года военные действия на Черном море были прекращены и между русским и германо-турецким морским командованием заключено перемирие.

    В целом, в период  Первой мировой войны Черноморский флот  выполнил стоящие перед ним задачи.

    (Более подробно о действиях ЧФ   написано в статье “О действиях Черноморского флота России в Первой мировой войне”, размещенной в моем блоге).

    Главным театром военных действий для флота России стала Балтика.

   Основная  задача, которая стояла перед Балтийским флотом это препятствие   прорыва    германского флота к Петрограду.

   Балтийский флот под руководством адмирала Н. фон Эссена осуществил своевременную мобилизацию, развертывание и постановку минных заграждений. Центральная минно- артиллерийская позиция, образованная   между островом Норген и мысом Порккала-Удд, стала основой оборонительного рубежа   флота.

  Но обрекая себя на запирание в восточной части Балтики,  флот, тем не менее, действовал активно и результативно. Путем постановки минных заграждений, а также действиями эсминцев   и подводных лодок Балтийский флот препятствовал поставкам из Швеции для Германии стратегического сырья и материалов, что в условиях начавшейся войны на истощение имело стратегическое значение.

    18 июля 1914 г., за пять часов до объявления всеобщей мобилизации, минные заградители «Ладога», «Нарова», «Амур» и «Енисей», под прикрытием главных сил флота, начали постановку мин. На постановку заграждения из 2129 мин ушло четыре с половиной часа.

   В последующие годы Центральная минная позиция неоднократно усиливалась. Всего к концу 1917 г. здесь было выставлено свыше 11 тысяч мин,

   В 1915 году был оборудован новый оборонительный рубеж- Передовая минная позиция, где было установлен более 8 тыс.мин.

   В ночь с 28 на 29 октября 1916 г. на минах Передовой позиции подорвались и затонули 7 из 11 эсминцев  10-ой флотилии германского флота.

    У немецких моряков это событие получило название "черный понедельник". И немцы надолго прекратили свои действия на Балтике.

     Всего за время войны корабли Балтийского флота выставили 38932 мины. На них подорвались 69 кораблей противника, 48 из них погибли.

  Это потери только боевых кораблей, без потерь судов торгового флота Германии  и ее союзников.

   Балтийский флот потерял в боевых действиях 2 крейсера, 8 эскадренных миноносцев и 7 подводных лодок.

   Лишь после Февральской революции 1917 году, когда флот России был ослаблен  революционной смутой, немцы предприняли успешную операцию по захвату островов в Рижском заливе и   12 октября 1917 германский флот начал операцию по захвату островов Моонзундского архипелага.

По Брест-Литовскому мирному договору  российский флот должен был оставить базы  в  Финляндии и Эстонии. Согласно договору, все российские корабли подлежали переводу в отечественные порты или разоружению на месте. Так возникла угроза потери морских сил на этом морском театре, основное ядро которых было сосредоточено в Гельсингфорсе.

   В течение марта-апреля 1918 г. состоялся Ледовый   поход кораблей Балтийского флота.  Этим были спасены для России 226 кораблей и судов, в том числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев и миноносцев, 12 подводных лодок переведенные  в Кронштадт.

    А что же происходило  на северном морском театре России период Первой мировой войны?

    С началом Первой мировой войны для России возникла жизненная необходимость обеспечить постоянный подвоз из стран-союзниц различных грузов для снабжения фронта, а также увеличить вывоз в эти страны экспортных товаров

   Однако, наиболее удобные морские сообщений для России на Черном море и Балтике оказались прерванными из-за ведущихся там боевых действий.

    Уже в самом начале войны Россия заказала в Англии, США. Франции и других союзных и нейтральных странах 6 млн. винтовок, 20 тыс. пулеметов, 3200 самолетов, 20 тыс.автомобилей, 25 тыс. мотоциклов, 400 паровозов, 13 160 вагонов. Кроме того Россия ввозила и другое оборудование и товары, а сама экспортировала лес, хлеб, мясо, пушнину, цветные металлы и пр.

    Практически все эти грузы могли перевозиться только морем. Из двух оставшихся морских театров - Дальневосточного и Северного - наиболее удобным был Северный, с портом Архангельск.

   Отсюда грузы могли быть доставлены на фронты в 3-4 раза быстрее, чем при транспортировке из Владивостока.

     Но северные морские коммуникации не были оборудованы. Поэтому правительству пришлось принять ряд срочных мер к  обустройству  морских коммуникаций, проходящих через Баренцево и Белое моря и обеспечению их надёжной охраной.

     Это потребовало переоборудования Архангельского порта, увеличения длины причальных линий, постройки складов, углубления подходов к причалам. Узкую колею железной дороги Архангельск – Вологда срочно стали перешивать на широкую колею, что было закончено к январю 1916 г. В Кеми стал строиться глубоководный порт, а в Сороке – глубоководная пристань.

    В июне 1914 г. в Петербурге было образовано Управление по строительству Мурманской железной дороги. Уже в конце осени приступили к изысканиям.

    1 января 1915 г. на докладе министра путей сообщения появилась резолюция Николая II о постройке железной дороги от Петрозаводска до одной из лучших бухт Мурманского побережья.

    Началось сооружение железной дороги, которая должна была соединить Мурманск с Петроградом. Ввиду военной обстановки строительство дороги проходило ускоренными темпами.

    Круглосуточно велись работы одновременно с двух направлений - со стороны Петрозаводска и Кольского залива.

   В целом за время сооружения  этой  железной дороги  в 1915–1916 годах  в работах участвовали почти 138 тысяч человек. Из них 80 тысяч доставили к месту работы из европейской части России, 7 тысяч – из Финляндии, 10 тысяч – из Китая. На работах использовали и австро-венгерских военнопленных.

   30 ноября 1916 г. состоялось открытие сквозного движения на Мурманской магистрали, протяженностью около 1,5 тыс. км, построенной в условиях Первой мировой войны за всего 20 месяцев!!.

   Вновь вернулись времена строек Петра Великого на огромных северных пространствах.

     21 сентября 1916 г. в присутствии министра путей сообщения и морского министра состоялась закладка города, названного Романов-на-Мурмане (с 1917 г. – Мурманск). Он строился по плану, разработанному управлением Мурманской железной дороги.

   Здесь же было решено строить и Кольскую военно-морскую базу.

     В  1914 году  в порт Архангельск было доставлено 533 тыс. т различных грузов, экспортировано в Европу свыше 1 млн т, в основном зерна и других сельскохозяйственных товаров.

   Суда пока следовали без охранения, и в результате от действий немецкого подводных   лодок  торговый флот понёс потери - погибло 3 судна.

   Определяющую роль в событиях на северном морском театре военных действий, прежде всего в охране морских перевозок,  сыграла Флотилия Северного Ледовитого океана, формирование которой пришлось на годы  Первой мировой войны.

    К началу Первой мировой войны единственным военным кораблем на Севере, не считая гидрографических судов, было посыльное судно “Бакан”,построенное   на Невском механическом заводе в 1896 года.

   Зимой оно базировалось в Либаве, а летом несло охрану рыбных промыслов в Северном Ледовитом океане. Для пресечения незаконной промысловой деятельности иностранных судов “Бакану”, разрешалось не только применять артиллерию, но и преследовать нарушителей вплоть до сопредельных территориальных вод соседних держав.

  Практически с этого судна “Бакан”, водоизмещением 885 тонн и вооруженного четырьмя пушками (две 47-мм и две 37-мм) и началась история создания военной Флотилии Северного Ледовитого океана.    “Баканом” командовал капитан 2-го ранга Сергей Матвеевич Поливанов.

    Получив из Морского генерального штаба телеграмму о начале войны, он  сразу задержал 9 германских торговых пароходов, следовавших вдоль Мурманского побережья на запад,  и  конвоировал их, приведя в Архангельск.

    По  его инициативе деятельного командира «Бакана» для затруднения продвижения кораблей противника были выключены маяки на побережье и снято навигационное ограждение.

   Вместе с «Баканом» дозорную службу несли вооруженные пароходы, а с 1915 г. и гидрографические суда «Таймыр» и «Вайгач».

    Они были первыми специально спроектированными экспедиционными судами ледового плавания.  построенные в 1909 году в Петербурге  для Гидрографической экспедиции Северного ледовитого океана 1910-1915 года.     «Таймыр» и «Вайгач» пришли в Архангельск  3 сентября 1915 года,  завершив свое беспримерное 14 месячное плавание,   впервые  пройдя из Владивостока по всему  Северному морскому пути России,  начатое  еще 5 июля 1914 года, перед  самым началом Первой мировой войны.

  ( В 1918 году  "Вайгач"  в   Енисейском заливе наткнулся на не отмеченную на карте  подводную скалу и затонул.  “Таймыр”  нес свою службу  на Севморпути  до 1954 года).

    По указаниям  Морского генерального штаба на побережье Баренцева и Белого морей началось спешное развертывание дополнительных пунктов наблюдения за морскими течениями, изменяемостью ледяного покрова и движением льдов.  На острове Моржовец, мысах Канин Нос и Святой Нос были введены в строй три радиостанции. Именно они обеспечивали надежную связь всей системы наблюдательных постов со штабом начальника охраны водного района  

    Для обороны устья Северной Двины  были размещены  75-мм артбатареи на острове Мудьюг.

    Спустя год после начала войны, в августе 1915 года    произведена  первая постановка   так называемого крепостного минного заграждения в количестве 130 донных мин инженерного ведомства.    Минная станция, с которой они могли быть приведены в действие, располагалась также на острове Мудьюг.

     Отметим,   что  такое же  крепостное минное заграждение было установлено  в районе Севастополя     в августе 1914г,  в котором  выставили 330 мин и проложили  около 365 км минного  магистрального  кабеля.

 Эти минные заграждения у берегов российских  морских крепостей выставлялись не флотом, а инженерными частями сухопутных  войск, охранявшими  морские крепости.   Минные заграждения приводились в  действие (в боевое положение) через магистральные кабели с   береговых минных станций.

   16  октября 1914 года    на Севастополь совершил  набег крейсер “Гебен”,  с эсминцами “Ташоз” и  “Самсун”  и произвел  артобстрел Севастополя.    При отходе  крейсера «Гебен»  он попал на это минное заграждение, но произошла  задержка   с вводом  его в боевое положение, связанная с тем, что в это время  через него проходил   минный заградитель “Прут”, шедший в Севастополь. Благодаря этой задержке  крейсер  “Гебен”, при маневрировании, зайдя на крепостное минное заграждение, находившееся  не в боевом положении, около 10 минут находился на нем и ушел с него,  не получив повреждений.  

    После вступления России в войну, морское министерство, не имея на Севере настоящих военных кораблей и не создав тут ещё в довоенный период никакой обороны, обратилось за помощью к Англии.     Спекулируя на  просьбах о военной помощи, англичане прочно обосновались на Русском Севере. Даже после Октября  1917 года  и заключения Брестского мирного договора они долго не собирались уходить оттуда.

     В 1914 году такая помощь носила случайный характер,  она состояла в основном  в эпизодических посещениях Белого моря двумя английскими военными кораблями, которые  осуществляли охрану коммуникаций Архангельск – Александровск.

    В 1915 году  англичане прислали  легкий крейсер  “Iphigenia” и “Intrepid”,Позднее  также был направлен отряд английских тральщиков. Все эти корабли  получили название Британской арктической эскадры и базировались  возле деревеньки Йоканьгский погост, ныне это  Гремиха -  Островной. С наступлением зимы 1916 года большая часть эскадры перебазировалась в Мурманск.    Командовал этой эскадрой   контр-адмирал Кемп Томас Уэбстер.

 (В августе 1918 года  этот адмирал  стал  во главе  союзной  британско-американской эскадры из 17 кораблей, которая   появилась у острова Мудьюг. На острове имелись всего 2 береговые батареи. и 35 матросов-артиллеристов.    Отвергнув ультиматум о сдаче в плен, защитники острова вступили в неравный бой. Для захвата острова был высажен десант.   Это  было началом  англо-американской интервенции  Севера).

    Однако,  присутствие эскадры англичан  в 1915 году   совсем не помешало немецкому вспомогательному крейсеру «Метеор» проникнуть в северную часть Белого моря и поставить у западного побережья,  в районе мыса Святой Нос минное заграждение из 10 банок, по 27–30 мин в каждой.

   В результате 29 мая 1915 года подорвался и затонул английский пароход “Арендаль”.

    Это вынудило принять срочные меры для обеспечения безопасности доставки грузов в Архангельск. Было усилено наблюдение за подходами к горлу Белого моря и Архангельску. К дозорной службе привлекли ряд русских торговых судов. Для очистки фарватеров от мин срочно приступили к организации партии траления.

   С появлением столь явной минной угрозы судоходству между Кольским заливом и Архангельском  возникла  необходимость создать промежуточную базу флота.  Для этого выбрали  Йоканьгскую  бухту (где уже базировались англичане), занимающую  выгодное положение на подходах к горлу Белого моря. Предполагалось, что именно там будут базироваться военные суда, несущие дозор,  а также  партия траления будущей Флотилии Северного ледовитого океана.

   Специальных тральщиков на Белом море не было, поэтому для траления пришлось привлечь по мобилизации 12 частных пароходов. За границей приобрели шесть норвежских и английских траулеров и китобоев.

    Россия также   запросила  у английского  адмиралтейства  тральщики.     В конце июня 1915 года  в Белое море прибыли шесть английских тральщиков, а затем еще два.

    Были переоборудованы под тральщики рыболовные траулеры «Север», «Восток», «Юг» и «Запад», которые  выполняли боевое траление в районе Горла Белого моря. Сначала  в качестве тралов использовались обыкновенные тросы; с их помощью вылавливались и уничтожались якорные мины. В дальнейшем их оснастили настоящими тралами, присланными с Балтийского флота.

     К концу 1915 г. партия траления имела в своем распоряжении 18 тральщиков.

     До декабря 1915 г. русские и английские тральщики уничтожили 218 мин и  провели за тралами 198 судов.

    В целом, несмотря на минную опасность,   объем стратегических  грузоперевозок  в 1915  стал  рекордным.      Северные порты России - Архангельск, Кемь, Сорока   приняли более 1 млн. 200 тыс. тонн  грузов, а из России на экспорт ушло более 10 млн. пудов пшеницы, около 3 млн. пудов сливочного масла, около 5 млн. т.  пеньки и льна.

     Как видим, и в войну Русь- матушка хорошо кормила  своих западных союзников,  получая от них оружие, боеприпасы  и   различную технику.  

    Немецкое командование, стремясь парализовать северные морские сообщения России, летом 1915 г. направило сюда подводные лодки.

   Они произвели минные постановки в районе  маяка Орловский (Терский берег Кольского полуострова), поставив там     36 мин, и на участке между маяком Городецкий на мысе  Городецкий и Иоканьгской бухтой, поставив там  две банки по  36 мин.

    О минных заграждениях стало известно лишь после того, как на них в октябре 1915 года подорвались несколько пароходов, а также  и английский вспомогательный крейсер «Арланц»,  (бывший трансатлантический пароход вместимостью 15 044 брт), шедший из Архангельска в Англию, хотя его и сопровождали  английские тральщики.  Крейсер удалось спасти.

     За все время до конца навигации 1915 года на немецких  минах подорвались 10 пароходов, 2 парусных судна и 2 английских военных корабля.

    В июне 1915 года для защиты подступов Александровска была произведена установка 75-мм морской батареи двух орудийного состава.

     Своим рождением этот городок был обязан бухте, которая   при Петре I называлась  просто “Гавань”, позднее стала именоваться  как “Катерингавань” или  “Екатерининская гавань”.

   Освоение Екатерининской гавани  началось в 1723 году, когда император подписал  указ об организации Кольского китоловного промысла.     С 1803 года она являлась основной базой Беломорской китобойной компании. В 1899 году были официально открыты новый административный центр края - город Александровск  на Мурмане и порт.

    Осенью 1914 г. началась организация ледокольной флотилии, чтобы продлить навигацию на Белом море до 9-10 месяцев в году.     . Россия стала приобретать за границей ледоколы и ледокольные пароходы.

    Всего за время войны было куплено и построено 20 таких судов (6 морских ледоколов, 7 портовых ледоколов и 7 ледокольных пароходов).

    Первым был приобретен у канадского правительства ледокол (ледорез) “Эрл Грей”, переименованный в “Канаду”, затем c 1921 стал называться   “Литке”.

    Судно прибыло в Архангельск 9 октября 1914 г. С помощью этого ледокола в первую зимнюю навигацию удалось провести во льдах 146 грузовых пароходов и продлить навигацию на Белом море до  января 1915 г., пока   на “Канаде“  не случилась  авария.

   Затем в Канаде  были приобретены ледокольные пароходы “Линтроз” (“Садко”), “Брюс” (“Соловей Будимирович”, затем переименован  в   “Малыгин” ) и ледокол “Минто” (“Сусанин”). Все они прибыли на Север в 1915 году.

   Из портовых ледоколов приобрели  в Канаде ледокол «Горн», в Норвегии – ледокол “Мильнер”.

    В мае 1915  года “Горн”   прибыл в Архангельск. Направлявшийся же из Норвегии  в Архангельск “Мильнер”,   в январе 1915 года  в Белом море был затерт  льдами и брошен норвежской командой. Лишь весной его вынесло на чистую воду,  после чего в  апреле  русский ледокольный катер привел его в Александровск.

     Были  приобретены  специальные грузовые пароходы  ледового класса с усиленной прочностью корпуса и ледокольным образованием форштевня.

     В 1915 г. в Англии был куплен пароход “Айсланд” (переименован в “Семен Челюскин”).

    В  Канаде  куплены пароходы “Беотик” (“Георгий Седов”), “Адвенчур” (“Семен Дежнев”), “Бонавенчур” (“Владимир Русанов”) и “Беллавенчур” (“Александр Сибиряков”).

    Все эти пароходы прибыли в Архангельск в конце 1915 г.

    Многие  из них  затем  долгие годы затем служили  в Советской Арктике и  получили широкую известность:

 -  “Георгий Седов”  прославился своим  героическим ледовым дрейфом   в 1937-1940г.г.,   продолжавшимся  812 дней;

-  “Александр Сибиряков”  в  1932 году впервые преодолел Северный морской путь с одной зимовкой  от Владивостока до Архангельска.   25 августа 1942 года у острова
Белуха он погиб в неравном бою с немецким тяжёлым крейсером “Адмирал Шеер”;

 -  “Владимир Русанов”   работал  в Арктике до 1967 года;

-  “Литке”   в  1932 году впервые в истории арктических плаваний совершил  в одну навигацию сквозной поход с Дальнего Востока на запад. Работал в Арктике до 1958 года.

     “Садко” 21 июня 1916 г. наскочил в Кандалакшском заливе на подводный камень и от пробоины в корпусе затонул. Он был поднят в 1933 г. и затем восстановлен.

   “Семен Дежнев”    в декабре 1918 г. пропал без вести во время рейса из Англии на Мурманск.

  «Семен Челюскин» 13 января 1917 г. взорвался в порту Архангельска.

   Так что в   “челюскинской эпопее”   1934 года  участвовал   уже другой пароход “Челюскин”, который был  построен в Дании в 1933 году.

  13 февраля 1934 года  в Чукотском море  он был раздавлен  льдами. Находившиеся  на его борту к тому моменту люди, перешли  во временный лагерь на льдине. Началась эпопея по их спасению. Тогда и появилась новая государственная награда в СССР- Герой Советского Союза, которой первыми удостоились семеро летчиков, спавших челюскинцев.

    Поскольку сооружение портов в Мурманске, Кеми и Сороке шло медленно, то Архангельск оставался основным портом на Севере, через который  шли все  грузы в течение всей  войны. Зимой порт замерзал, поэтому и пришлось  Правительству России срочно заказать за границей мощные ледоколы.

     Уже в 1915 г. в  Канаде были заказаны ледоколы  “Илья Муромец” “Святой Александр Невский” и “Козьма Минин”,   “Князь Пожарский”.  Помимо них на верфях Англии заказаны пять портовых ледоколов (№№ 5, 6, 7, 8, 9).

   Но ледоколы строились очень долго.  “Илья Муромец”, заказанный ранее для Владивостокского порта,  прибыл на Север  только в конце 1916года .  “Козьма Минин” и “Князь Пожарский”  прибыли на Север  в феврале 1917 года.,  а “Александр Невский” - в 1922 году.

    Также  Морским министерством был заказан в Англии ледокол «Святогор» ( впоследствии переименован в знаменитый ледокол “Красин”),   приобретен строившейся в Канаде ледокол «Микула Селянинович».

  Оба судна прибыли в Архангельск в 1917 году.    Создание ледокольной флотилии обеспечило достаточно  беспрепятственную доставку срочных грузов в Архангельский порт.

    Первая мировая война резко изменила значение Архангельска, сделав его после многих десятилетий забвения, после времен Петра Первого,   вновь «окном в Европу».

    Обстановка требовала скорейшего решения вопроса о формировании на Русском  Севере  отдельной военной флотилии.    В 1915 г. Морской генеральный штаб промедлил с реализацией этого проекта и вернулся к нему лишь в начале 1916 г., разработав всё же план строительства морских сил на Севере.

В начале 1916 года был сформирован Отряд судов обороны Кольского залива, Начальник  отряда - капитан 1 ранга В. Н. Кротков.  В него вошли:  переоборудованные из торговых и промысловых судов вспомогательные  крейсера “Колгуев” и “Василий Великий” (в апреле  1916 года погиб у полуострова Рыбачий), тральщик “Восток”, гидрографическое судно “Харитон Лаптев”. Также в отряд вошел  минный заградитель “Уссури”, который под командованием капитана 2-го ранга М. Е. Чепелева совершил переход из Владивостока,  через Средиземное море в Александровск на  Мурмане.

   В этом  отряд   были включены  английский крейсер «Ифиджения» и  английская партия траления.

   Флотилия Северного ледовитого океана (ФСЛО) - оперативное объединение российского флота на Северном морском театре военных действий была  сформирована согласно Высочайше утверждённому приказу от 19.07.1916 года.

Первым Командующим Флотилией Северного Ледовитого океана стал  вице-адмирал А. П. Угрюмов (19.07.1916–15.12.1916), затем флотилией в разное время  до февраля 1920 года командовали: вице-адмирал Л. Б. Кербер,  контр-адмирал С. А. Посохов контр-адмирал Н. Э. Викорст,  контр-адмирал Л. Л. Иванов.

     Общее руководство военно-морскими и транспортными организациями на Севере  осуществляло Управление  Беломорско ‑ Мурманским районом при Морском министре, возглавлявшееся помощником начальника Морского генерального штаба капитаном 1 ранга графом А. П. Капнистом

     Флотилия комплектовалась в основном за счет кораблей, переведенных с Тихого океана (Сибирская военная флотилия) и переоборудованных торговых судов.

      С Дальнего Востока на  Север в начале 1916 г. начали  перебрасываться броненосцы  “Чесма” ( бывший “Полтава”),  “Пересвет”  и  крейсер «Варяг», затопленные в 1904 году во время русско-японской войны,  поднятые и восстановленные японцами, а затем закупленные морским министерством России за 15 млн. золотых рублей.

    Экипажи для этих кораблей были присланы с Балтийского и Черноморского флотов. Но корабли пришлось  после японского ремонта вновь ремонтировать перед их дальним походом.  Они смогли покинуть Владивосток только в июне 1916 года.      Кораблям предстояло в условиях Первой мировой войны  пройти путь протяженностью свыше 15 тыс. миль.

    22  декабря  1916 года “Пересвет”   (командир -капитан  1-го ранга К. П.Иванов)   после выхода из Порт-Саида  взял курс на Мальту, примерно через час в 10 милях от берега броненосец наскочил на поставленное германской  подводной лодкой  минное заграждение и погиб. Удалось спасти 720 из 800 моряков команды русского крейсера.  Предполагали, что    крейсер могла потопить торпеда немецкой подводной лодки.

      “Варяг”  прибыл в Кольский залив в ноябре 1916 г.,  а “Чесма” – в январе 1917 г.  При этом “Варяг” после длительного перехода нуждался в срочном ремонте. На Севере не было ремонтной базы, поэтому корабль направили в Англию, где его собирались перевооружить со 152-мм на новые 130-мм орудия.

      Летом 1917 г. в Заполярье прибыл русский крейсер «Аскольд», который до этого действовал вместе с флотом союзников на Средиземном море.

     В первой половине 1916 г. переход на Север из Владивостока совершили миноносцы «Властный» и «Грозовой».

     Ввиду появления во второй половине 1916 г. на северном театре германских подводных лодок,  и явно недостаточной помощи английского флота в ноябре 1916 года  было решено перевести на Север из Сибирской флотилии еще четыре миноносца: “Капитан Красовский”, “Лейтенант Сергеев”, “Бесшумный” и “Бесстрашный”, которые прибыли в Александровск  28 августа 1917 года.  Перешел вместе с ними также  транспорт-мастерская «Ксения»,

   С конца августа 1916 г. стали прибывать новые тральщики, построенные по заказу России в Англии. Это были суда типа английского тральщика «Бомбардир», водоизмещением 520 т. Они имели ледовый пояс и ледокольное образование форштевня. Всего заказано 12 таких тральщиков.

   В качестве посыльных судов за границей покупались яхты и пароходы.

   В 1916 г. во Франции приобретена американская яхта «Лизистрата» зачисленная во Флотилию под наименованием посыльного судна “Ярославна”.   Были куплены также яхты «Горислава» (постройки 1899 г.), «Соколица»  постройки 1901 г.), «Рассвет» (постройки 1896 г.), «Восход» постройки 1896 г.), «Порыв» постройки 1908 г.), «Единение» (постройки 1913 г.). Все они использовались  как посыльные суда.

    В июне 1915 года  Морской Генштаб принял  решение о перебазировании подводных лодок №1 и №2  на Белое море в Архангельск

   Подводные  лодки  №1 и 2  спущены  на воду  в  августе  1914 года в Петербурге. Зачислены   в состав Дивизиона подводных лодок особого назначения.  Это были “карликовые”, 35 тонного  водоизмещения  подводные лодки, с  экипажем 11 человек, глубиной погружения 30 метров.  

    После транспортирования  на  ж.д.  платформах  и  баржах    4 августа 1915   лодки  прибыли в Архангельск. Базировалась на село Взглавье в устье Северной Двины.

    В октябре 1915 года подводные лодки №1 и №2 начали переход на буксире  в Кольский залив.  При  буксировке    во время шторма ПЛ №2 была сорвана  с  буксира  парохода  “Сергей  Витте”  и потеряна. Обнаружили  ее в лагуне Святоносской бухты с очень большими повреждениями.  Была  исключена из списков флота, а подводную лодку №1 возвратили в Архангельск.

В июне 1916 года лодку № 1 погрузили на палубу парохода “Семен Челюскин”  и перевезли в Александровск.  Она была   зачислена в Отряд обороны Кольского залива. Лодка стояла  у борта  плавмастерской “Ксения” и сохранялась  для обеспечения  подготовки подводников  экипажей заказанных в США подводных лодок проекта “АГ”.  

   Подводная лодка  №1  затонула  26 апреля 1917 года во время шторма, получив пробоину от  стоявшей рядом    ПЛ  “Дельфин”,  но была поднята  и признана негодной к эксплуатации.

  ( Коротко о подводных лодках проекта  “АГ”.      Фирма   США "Электрик Боут Компани"  взялась поставить для российского флота к лету 1916 года  5 ПЛ системы "Холланд"  c надводным водоизмещением 355 т.    Американская сторона бралась построить эти корабли на своей верфи в Ванкувере и доставить их в разобранном виде во Владивосток, а затем их намечалось направить на Север.

  Но все  эти  5 ПЛ зачислили по предложению командующего Балтийским флотом вице-адмирала В.А.Канина в списки ПЛ Балтфлота с литерно-цифровыми обозначениями "АГ-11", "АГ-12", "АГ-13", "АГ-14" и "АГ-15" ("АГ" означало "Американский Голланд").      Эти  лодки   участвовали в боевых действиях на Балтике в 1917 году.

  В сентябре 1917 года не вернулась из боевого похода ПЛ "АГ-14"  (командир -старший лейтенант А.Н. фон Эссен, сын бывшего командующего Балтийским флотом адмирала Н.О. фон Эссена).

   Судьба остальных ПЛ также оказалась трагической - 3 апреля 1918 г. во избежание захвата германскими войсками все 4 ПЛ пришлось взорвать вместе с транспортом "Оланд" в гавани Ганге (полуостров Ханко) из-за невозможности вывода их в море в условиях тяжелой ледовой обстановки и отсутствия ледокола).

 . 4 июня 1916 года по железной дороге из Владивостока в Котлас доставили подводную лодку “Дельфин”.

Подводная лодка “Дельфин” (первое ее название - "Миноносец №150")  - первая российская подводная лодка из официально зачисленных в списки кораблей Российского флота.  Из Котласа лодку на барже доставили в Архангельск,  затем  на буксире парохода “Сума” привели в Александровск.

   В сентябре 1916 года «Дельфин» прибыла в распоряжение флотилии Северного Ледовитого океана. Но и эта лодка практически  простояла.   Она  имела  практически полный износ  большинства механизмов,  была  зачислена в состав  учебных и  затем списана на разделку.

  3 мая 1917 года Командующий флотилией Северного Ледовитого океана уведомлял Морской генштаб:  “Полагаю считать подводные лодки “Дельфин” и № 2 непригодными для боевой службы на Севере”.

    В целом весьма   неудачно  закончилась попытка создания на Севере первого отечественного соединения подводных  лодок. Эти подводные лодки  не были приспособлены к плаванию и боевым действиям на Севере.     Не помогла и вошедшая в состав флотилии осенью 1917 г. подводная лодка  «Святой Георгий», построенная в Италии, в Специии по заказу  Морского  министерства.

    Старший лейтенант  Иван Ризнич  (бывший командир  подводной лодки №3, которая была  переброшена с Балтики на Дунай)  был назначен командиром этой подводной лодки по представлению Командующего Черноморским флотом вице-адмирала Колчака.

. На этой подводной  лодке И.И. Ризнич со своим экипажем  совершил беспрецедентный переход длиной 5000 миль из Специи в  Архангельск через два океана, пять морей, дважды попадая в серьёзный шторм и один раз попав под атаку немецкой подводной лодки.    Но и эта ПЛ оказалась бесполезной. Из-за конструктивных  особенностей ее невозможно было использовать в условиях севера.

   Иван  Иванович  Ризнич заслуживает особого упоминания, он один из пионеров российского подводного флота.

   И.И. Ризнич  по праву может считаться в России подводником №2, вслед за  первым командиром первой российской подводной лодки «Дельфин» капитаном 1-го ранга Михаилом Беклемишевым, у которого он некоторое время был старшим помощником.

   И.И. Ризнич  родился 18 января 1878 года в Киевской губернии.    Деталь из его родословной:    Его дед  Иван Стефанович  Ризнич  был женат на  графине  Полине Ржевуской - сестре  Эвелины Ганской, ставшей женой О.Бальзака, так  что     И.И.  Ризнич  приходится  внучатым племянником великому французскому романисту  О. Бальзаку.

  Окончив  в 1895 году Морской  корпус,  он начал службу  в Черноморском флотском  экипаже.  Через четыре года - вахтенный начальник на эскадренном броненосце «Синоп», затем ревизор на минном крейсере “Гридень”, ревизор и водолазный офицер на крейсере 1 ранга “Память Меркурия”.

  В 1907 года   И.И.Ризнич  переходит  в только что созданный учебный отряд подводного плавания.

   В конце 1907 года капитан-лейтенант А.С. Колчак сделал в Санкт- Петербургском морском кружке весьма нашумевший доклад «Какой нужен России флот?»,  где    доказывал,  что подводным лодкам нет и не может быть места в составе флота морской державы, а у военного применения подводных лодок нет никакого будущего.

    В жесткую полемику с ним вступил лейтенант И.И. Ризнич, выступивший в той же аудитории с лекцией «Подводное плавание и его значение для России». Его поддержали командиры подводных лодок С.Н. Власьев и М.М. Тьедер, и другие,  аргументировано доказывающие роль и значение подводных лодок в войне на море.

   Они в результате были уволены с флота, а остальные  получили “высочайший” выговор от Николая II  за то,  что “вмешиваются в прерогативы им не принадлежащие”.

    С началом Первой мировой войны призванного из запаса лейтенанта Ризнича назначили командиром ПЛ №3  и одновременно  начальником дивизиона подводных лодок  особого назначения,  куда входили ПЛ  №1, №2 и №3.

   В 1916 году ПЛ №3  И.И. Ризнича  перебрасывают на Дунай.  И вот   именно этого человека выдвинул командующий Черноморским флотом вице-адмирал Колчак для рискованного дела – перегона малой подводной лодки из Италии в Архангельск.  Он видимо не забыл полемику с И.И. Ризничем в 1907 году.

   Самый  главный  труд И.И.  Ризнича - “Основы управления подводной лодкой”.   В нем в частности впервые введены и  закреплены команды, которые и до сих пор используются в управлении подводной лодкой: “По местам стоять. К всплытию!”, “По местам стоять. К погружению!”, “Продуть балласт”, “Осмотреться в отсеках” и другие.

   В начале 1917 года Флотилия СЛО насчитывала 94 боевых и вспомогательных кораблей.

   Основными соединениями  флотилии были Отряд крейсеров, отдельный дивизион  миноносцев, дивизион траления, дивизион судов специального назначения, дивизион подводных лодок, дивизион охраны водного района Архангельского порта и отряд ледоколов.

  Личный состав  флотилии составляли  11,4 тыс. офицеров и матросов, до 2 тыс. солдат и до 2,5 тыс. ратников морского ополчения (вспомогательные службы). В   Александровске разместился гарнизон из 150 чел.

  Однако,  после Февральской революции 1917 года на Флотилии стала падать  дисциплина,  было  арестовано  достаточно много      офицеров, что  не могло не сказаться  на действиях Флотилии, активность которой намного уменьшилась. Российские военные моряки на Севере уже начали испытывать трудности с питанием, обмундированием и денежным довольствием.  

    Казалось, русский флот основательно подготовился к боевым действиям в северных широтах, однако внутренний враг оказался куда как более коварным, нанеся удар в спину своей воюющей стране.     В первых числах марта 1917 года был образован Архангельский Совет рабочих и солдатских депутатов.

   На кораблях и в частях начали создаваться судовые и солдатские комитеты,  началась  “демократизации флота”, революционная смута. Масштаб уничтожения морских офицеров на Севере в феврале 1917 года  не превзошел таковые в Кронштадте и Гельсингфорсе, но сильна была  общая напряженность и нервозность.

  Военная кампания  1916 годе  ознаменовались одним трагическим для Флотилии Северного ледовитого океана  и всего Русского Севера событием.

     Как  сообщал Морской Генеральный штаб:

 - “1 часу пополудни 26  октября 1916 года в Архангельске произошёл взрыв на пароходе “Барон Дризден”,  имевшем груз  боевых припасов и стоявшем у пристани Бакарицы. От взрыва рухнули некоторые из соседних жилых бараков и начались пожары.     Во время катастрофы погиб пароход “Барон Дризден” и повреждён стоящий рядом другой пароход “Эрлфарфор”; кроме того, были повреждены некоторые портовые средства.  Число раненых и обожжённых достигает 650 человек и убитых около 150 человек.

  Начато следствия для исследования причин взрыва на пароходе “Барон Дризден”,  причём власти уже в настоящее время имеют серьёзное основание предполагать наличие злоумышленников, организованных германскими эмиссарами”.

  Что произошло на самом деле в Архангельском порту,  с пришедшим из Нью-Йорка, одним из крупнейшим отечественным пароходом,  водоизмещением 7 тысяч тонн, до сих пор неизвестно.

   На борту судна находились доставленные из-за океана около 19 тысяч пудов взрывчатки, почти 24 тысячи пудов бездымного американского пороха, 50 тысяч фугасных гранат, 25 тысяч детонаторных трубок для снарядов и 548 баллонов жидкого хлора.

   Летом 1916 года, в связи с транспортировкой значительного контингента русских войск во Францию и на Балканский театр военных действий через северные порты  было  отправлено свыше 42 тыс. солдат и офицеров.

     Для перевозки использовались в основном французские и английские транспорты. Они выходили из Архангельска группами, по 3-4 парохода в каждой группе.От острова Мудьюг до меридиана мыса Святой Нос транспорта сопровождали русские тральщики, а далее они шли под охраной посыльных судов  Флотилии Северного Ледовитого. Французские военные корабли  должны были встречать транспорты у мыса Нордкап и конвоировать до портов назначения. Но это не выполнялось, и французские корабли встречали транспорта  уже  на подходах к своим портам Брест и Сен-Лазер.

     В  1916 году  из Архангельска  было направлено  37  воинских транспортов,  к счастью   все  они  благополучно прибыли к месту назначения

    В ходе войны Флотилия обеспечила достаточно эффективную противолодочную оборону и охрану морских перевозок в зоне своей ответственности,    прежде всего это стало возможным введением системы конвоев, которая стала  широко практиковаться с осени 1916 года.

     Конвоирование торговых судов осуществлялось от норвежской границы почти до самого Архангельска.  До меридиана мыса Святой Нос и от острова Сосновец до Архангельска  транспорты сопровождались русскими кораблями; в Горле Белого моря, между меридианом мыса Святой Нос и параллелью острова Сосновец - английской партией траления.

  Такая организация конвойной службы сохранялась на Севере почти до конца войны. В качестве кораблей эскорта использовались вспомогательные крейсеры, миноносцы, посыльные суда и тральщики.

   Как видим,  это было прообразом будущих арктических конвоев на Севере в годы Второй мировой войны.

     В 1916 германским подлодкам удалось потопить лишь 31 судно из 1582,  прошедшим  по русским  коммуникациям.

     К началу Первой мировой войны, военный флот Германии, насчитывал всего 28 подводных лодок.

     Но  после того как  подводная лодка U-9,  в Северном море 22 сентября 1914 года  за три часа  пустила  на дно три британских крейсера (“Абукир”, “Хог” и “Кресси”),  в Германии развернулось массовое строительство новых подводных лодок.     Всего  за  Первую мировую  войну немцы построили 341  подводную  лодку, а 138 лодок остались недостроенными.

    На первом этапе войны, боевые действия немецкие подводники  вели по  международным правилам, прописанным  Гаагской конвенцией, которые запрещали атаковать торговые и пассажирские суда без предупреждения, но   1 февраля 1917 года германский император Вильгельм II приказал Морскому Генштабу  начать неограниченную подводную войну. Всего за 1917 год немецкими подлодками было потоплено более 6 миллионов тонн тоннажа.

    В сентябре 1916 года немецкое командование направило на Север флотилию подводных лодок в составе «U-28», «U-43», «U-46», «U-48», «U-56» и «U-75», Несколько  позже прибыли также «U-195» и «U-196».

  Они развернули активные боевые действия  против судоходства России и ее союзников  на участке между мысом Нордкап и Кольским заливом.  Минные заградители U- 75 и U-56  выставили мины,  на которых  у  мыса Городецкого   погиб транспорт “Ковда”.

    Подводная  лодкой U-43 у мыса  Слетнес   потопила  норвежский  пароход «Дания», а в 50 милях от Териберки атаковала и потопила пароход Добровольного флота “Тургай”.      В тот же день в 100 милях от мыса Святой Нос  лодка U-46 потопила русский пароход «Эрика», шедший с грузом угля в Архангельск.

   Маскируясь под рыбачьи суда, германские подводные лодки в надводном положении носили паруса и топили торговые суда даже артиллерийским огнем.

   И пока не была введена система конвоев,  немецкие подводные лодки успели в течение двух недель  потопить 14 транспортов.

   Но были успехи и у кораблей Флотилии СЛО.  

   20 сентября 1916 года эсминец  “Грозовой”, под командованием лейтенанта М.М. Коренева. конвоируя транспорта, в районе Варде обнаружил немецкую подводную лодку U-56 и потопил ее артиллерийским огнем.

   24 сентября 1916 г. «Властный”, которым командовал лейтенант С.А. Бутвиловский,  и гидрографическое судно «Вайгач» вышли из базы на поиск немецких лодок, обычно подстерегавших русские суда недалеко от входа в Кольский залив.

  В районе мыса  Цып-Наволок  были обнаружены  две подводные лодки, Для маскировки они шли в надводном положении с поднятыми парусами. Комендоры “Властного”  поразили  одну из лодок, которая  с загоревшимися парусами  погрузилась.  

  В январе 1917 г. у Мурманского берега Кольского полуострова снова появилась подводный минный заградитель   «U-76», пытавшийся проникнуть в Кольский залив и поставить у Александровска–на-Мурмане минное заграждение.

  Но русский тральщик «Т-30», шедший, как и  подводная лодка без огней,   таранил лодку, не успевшую уйти на погружение.     Лодка стала заполняться водой, некоторое время она шла в надводном положении, но затем  14 января по решению командира была затоплена у норвежских берегов, а экипаж  снят  норвежским катером и доставлен на берег.

    23 сентября 1916 года немецкой подводной лодкой U-48 был захвачен и приведен в Вильгельмогафен  пароход Добровольного флота “Сучан”,  шедший  из Нью-Йорка в Архангельск,  имея на борту 6800 т снарядов и взрывчатки.  У парохода  “Сучан”  интересная история. Это бывший немецкий товаро-пассажирский пароход «Spezia».

  После начала первой мировой войны  он был задержан русскими властями в бухте Золотой Рог во Владивостоке, включен в состав Сибирской флотилии  и переименован  в “Сучан”,  затем  передан Добровольному флоту для вновь открываемой линии между Владивостоком и портами США. И вот он снова оказался у немцев.

    В 1917 г. на северных коммуникациях союзных караванов действовали 4  немецкие подводные лодки. На их счету потопленным оказался 21 пароход общей вместимостью 54 тыс. брутто-регистровых тонн.

    Основной район, где, как и в 1916 г. охотились германские субмарины, находился между Кольским заливом, мысами Слетнес и Нордкап.

   Первой жертвой германских подводных лодок весной 1917 г. на Севере стал русский транспорт «Ганслей», потопленный недалеко от острова Седловатый.  Затем они уничтожили еще несколько судов.

   28 и 29 марта   «U-75» на подходах к Кольскому заливу выставила три минные  банки.   Однако,  все они были обнаружены русскими тральщиками и вытралены.

     В августе  1917 года подводная  лодка U-28  остановила английский пароход «Олив Бренч», загруженный боеприпасами. Команда на шлюпках покинула пароход. Лодка, подойдя на близкое расстояние, открыла артиллерийский огонь по пароходу. Второй снаряд попал в трюм с боеприпасами, взрыв судна был настолько сильным, что и сама подводная лодка U-28 получила повреждения и затонула.

     В 1917 г. в Архангельске  произошла новая трагедия.       Второй раз за Первую мировую войну произошёл  взрыв, аналогичный тому, что потряс город 26 октября  1916 года.

.     В Архангельском порту,  у причала № 8 на Экономии 11 января 1917 года  бросил якорь ледокольный пароход “Семён Челюскин”, на борту которого находилось около 2200 тонн взрывчатки.   Рядом  с «Семёном Челюскиным» стояли грузовые пароходы «Байропеа», «Кильдин», «Каменец-Подольск»,«Красноярск», «Бонт-Неви». Огромное количество вооружения, больше 38 тысяч тонн военных грузов – бездымного пороха, динамита, ящиков с патронами, снарядами и минами хранилось и на береговых складах.

    13 января раздался взрыв огромной силы. Пароход «Семён Челюскин» взлетел на воздух, опрокидывая соседние суда. Британский  пароход «Байропеа», вспыхнул факелом, раскололся на две части и тут же затонул.     Сотни жителей остались без крова, убитых и раненых насчитывалось более 500 человек.

.     Пожары на Экономии продолжались неделю. Пылали кварталы домов, бараки,  пакгаузы. За несколько дней ранее обжитой и промышленный район Архангельска - Экономия превратился в настоящее пепелище.    Назначенная по Высочайшему распоряжению комиссия для расследования взрывов на Экономии  снова не нашла виновных. Диверсанты видимо умело смогли замести свои следы.

   Был снят с должности  главноначальствующий г. Архангельска и района Белого моря вице-адмирал Корвин-Кербер и  ряд других офицеров.

     Событиями конца 1917 г. закончились основные военные действия России на северных морских коммуникациях.    Три с лишним года в водах Баренцева и Белого морей в основном действовали подводные лодки противника.

    Созданная в годы Первой мировой войны  Флотилия СЛО в целом выполнила свою боевую задачу, обеспечив проводку судов зимой через льды Белого моря в Архангельский порт, охрану и защиту грузовых и транспортных пароходов от нападений немецких подводных лодок.

    За время войны по северным морским коммуникациям в обоих направлениях прошло 3580 транспортов, на которых было перевезено в Россию различных грузов 5 475 тыс. тонн  и вывезено за границу 4463 тыс. тонн.

    Немецкому флоту так и не удалось существенно нарушить судоходство России и ее союзников на Севере. Россия.  

      Всего Россия  и союзники потеряли за время войны на этом Северном театре  61 транспорт (46 потопили германские подводные лодки, а 15 погибли на минах).     Это составило лишь 1,6 процента общего количества судов, прошедших по Русскому Северу  в  Первую мировую войну.

    Потери в составе самой Флотилии были незначительны  и вызваны были в основном навигационными  причинами.  Например,  тральщики  Т-!0 и Т-18  выскочили на камни во время шторма, подводная лодка №2 утеряна в шторм при буксировке. Флагманский корабль партии траления “Вера”  и  шесть тральщиков затерло льдами в горле Белого моря, спасен  был только  один, а остальные погибли.

    После Октября 1917 года  и выхода  Советской республики  из Первой мировой войны Север России потерял свое значение для военного снабжения, но вскоре стал  одним из фронтов гражданской войны.

В годы Гражданской войны Флотилия  СЛО входила в состав вооружённых сил Северной области.

    К осени 1919 в составе ФСЛО  действовали Северо‑Двинская речная, Онежская озёрная и Печёрская транспортная флотилии, морские блиндированные поезда “Адмирал Колчак” и “Адмирал Непенин”, Морской стрелковый полк и десантные роты.

    Архангельский военный порт осуществлял тыловое обеспечение войск Северного фронта.    Морские силы Флотилии использовались для снабжения приморских районов Севера, осуществляли транспортные операции и связь с Сибирским правительством адмирала Колчака.     Гидрографические экспедиции Флотилии подготовили условия для послевоенного освоения Северного морского пути.

После окончания Гражданской войны на Севере  Флотилия  СЛО,  потерявшая целый ряд кораблей  из-за  не возврата    их  союзниками, которым они были переданы правительством  Северной области во временное пользование или на ремонт (крейсер “Аскольд”, миноносцы “Властный”, “Грозовой”, а также несколько ледоколов и др.), была преобразована  в Беломорскую военную флотилию.


Главное за неделю