«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Новые мифы о “Геракле”

Новые мифы о “Геракле”

      Эта статья    является продолжением темы, начатой в статье   “ О мифах и фантазиях историка А.Исаева о штурме Зееловских высот”, размещенной в моем  блоге ранее.

      В том году мы отметили 75 лет Победы в Великой Отечественной войне.  

      Историческая память об этой войне, о том,   какой дорогой ценой была завоевана    Победа, о подвиге нашего народа, должна сохраняться в поколениях людей.

   Но историческая память не всегда объективна  и правдива,  так как порой она формируется  на основе политического заказа, мифов и домыслов, выпячивая одни события и личности, замалчивая и не замечая другие. А когда выступления главы государства на темы истории становятся для ряда историков “руководством” к действию, то это, как говорят, начинается уже совсем другая история…

    Примером этому могут послужить  Истории Великой Отечественной войны, изданные при Хрущеве и Брежневе.

    За 75 прошедших лет у нас три раза издавалась “История Великой Отечественной войны”.

     Первая – шеститомная  история,   начала издаваться при Н.С. Хрущеве с 1957 года. и “отцом Победы” в ней был Н.С. Хрущев

     В 1982 году при Л.И. Брежневе вышла 12-ти томная “История Второй мировой  войны”, в которой “отцом   Победы” стал Л.И. Брежнев.

     В 2015 году, к 70- летию нашей Победы в Великой Отечественной войне,  была завершена работа 12-томным    трудом  “Великая Отечественная  Война 1941-1945г.г.”.( далее- “ВОВ 1941-1945г.г.”)

     Не поленился и подсчитал по “Именному указателю” отдельных   томов “ВОВ 1941-1945 г.г.” сколько раз некоторые руководители   или военачальники в них упоминаются.

    Наиболее  часто упоминаемым в этом Труде     человеком является И.В.Сталин.    В первом томе И.Сталин упомянут 120 раз, во втором томе - 145 раз, в третьем томе- 60 раз, в четвертом томе –49 раз, в пятом томе– 48 раз. Все остальные, в том числе и Г.К.Жуков,   значительно меньше.

      Вот Вам и   ответ на вопрос - кто был главным организатором и руководителем одержанной нами Победы - Верховный Главнокомандующий, Маршал Советского Союза И.Сталин!   И в этой войне победил наш народ и советская система, созданная Сталиным.

       На мой взгляд показано очень правильно, что маршала Г.К Жукова   не представляют в “ВОВ 1941-1945 г.г.” как “Отца   Победы”, только благодаря которому наша страна победила нацистскую Германию.

      Надо отметить, что в США история Второй мировой войны издана в 99 томах, а в Японии даже в 110 томах!!!

       Хочется надеяться, что когда-нибудь и у нас откроют,  наконец, все архивы и напишут  подробную   Историю этой священной для нас Войны!

        Маршал Советского Союза  Г.К.  Жуков один из плеяды знаменитых полководцев Второй мировой войны, человеком с незаурядным военным талантом и с характером, необходимым для ведения войн и победы в них. Но вместе с тем, совершил много ошибок и просчетов, и оплачены они были большой кровью.

         Он   был крупной исторической личностью, но конечно, далеко не во всем походил на этот почти " святой" образ, который из него вылепили, а был весьма неоднозначной фигурой нашей истории.

         Советское мифотворчество сделало Г.К.Жукова главным символом Победы, “Спасителем России”, “Георгием Победоносцем”, своего рода “памятником и идолом” этой Победы. Мы, как язычники, впали в это идолопоклонство,

         Одним из таких “идолопоклонников” Г.К. Жукова является военный историк А.Исаев, что особенно проявилось в его книге “Мифы и правда о Маршале Жукове” .

          Начну с  того, что сам автор о себе пишет в этой книге:

       “- «Вообще, когда называют книгу «правда о чем-то», меня это сразу настораживает. Если автор позиционирует себя как носителя абсолютного знания, то он, либо не слишком умен, либо относится не к ученым, а к агитаторам-пропагандистам».

         Интересно, назвав свою книгу “Мифы и правда…”,   к   какой категории из здесь перечисленных   автор себя относит…?!

         К категории не “слишком умных”, или к “агитаторам-пропагандистам”?

          Его книга полна экзотическими предположениями и литературно оформленными фантазиями, этакий исторический новояз, но видимо это сейчас в ходу, и этот историк постоянно мелькает на различных каналах TV. К тому же он достаточно “писучий”, я насчитал более 50 его книг.

          Вот что автор  пишет о Г.К. Жукове :

-“Его судьба - это воплощенный в жизнь древний миф о Геракле. Ему было суждено уничтожить устрашающую «лернейскую гидру» (в древнегреческой мифологии  змееподобное многоголовое чудовище – sad39) танковых соединений вермахта.    Он держал на своих плечах «небесный свод» сдерживающего наступление группы армий «Центр» на Москву Западного фронта….     Проведенный им штурм Берлина стал «советской атомной бомбой», доказавшей миру могущество легионов Красной армии”       и т.д и т.п.

         Вот отсюда и появилось название - “Новые мифы о “Геракле”.

         Если принять позицию, изложенную А. Исаевым в его книге, то создается впечатление, что в Великой Отечественной войне у нас был только Г.К. Жуков. О всех остальных военоначальниках,  с которым он сталкивался, практически ничего не сказано, ему они просто мешали осуществлять его планы.  И по А.Исаеву “вызывали у него злость и досаду, что не видели очевидных вещей, понятных ему самому”,     путались под ногами, как, например, И.С. Конев в Берлинской операции.

         Приведены весьма нелестные, даже циничные характеристики некоторых, например:

     - “И.С. Конев не понимал законы войны так, как это было дано понимать Г.К. Жукову”;

     -   “Cфера умственных интересов генерала М.Г. Ефремова (Командующий 33 армией в дни сражения под Москвой, погибший    в окружении- sad39) лежала где-то вне плоскости военного дела....”

              А вот Маршал  А.М.Василевский о М. Г. Ефремове говорил так: “При одном только упоминании этого имени нужно снимать шапку…”

            Приведу некоторые  восторженные эпитеты, которыми награждает А. Исаев Г.К. Жу кова:

        - “… он с 1939 года кризис-менеджер на полях сражений…”;.

.        - “В ходе халхинголовских боев Жуковым были допущены только “шероховатости”;

        - “ …он был полководцем, способным фехтовать армиями и дивизиями лучше своих    коллег”;

        - “…с первых дней войны демонстрировал понимание того, как следует наносить контрудары”;

        -   “…жаль, что невозможно было клонировать Г.К. Жукова и поставить во главе каждой армии и дивизии…”.   Тогда по А.Исаеву   не было бы тяжелых наших поражений 1942 года;

        - “Артиллерийское наступление было его детищем и визитной карточкой”;

        - “назначение Георгия Константиновича на трудные участки фронта означало снижение потерь за счет его квалификации»;

         - “…Штурм хорошо укрепленной полосы немцев на Зееловских высотах Г.К. Жуков организовал так, что остается только снять шляпу и сказать: «Какой же вы хитрый, дяденька, Георгий Константинович!”;

          -- “ простой и гениальный план Жукова по вводу в сражение танковых армий (на Зееловских высотах- sad39) был всесторонне продуманным и отвечал обстановке”.        и пр.пр.

             Героизация Г.К. Жукова, при которой его заслуги существенно преувеличиваются, привела к тому, что   в тени оказались многие заслуженные полководцы и военачальники Второй мировой войны - К.К.Рокоссовский, А.М.Василевский.   Не говоря  о таких командующих фронтами, как: Маршалы Советского Союза И.С.Конев, Р.Я. Малиновский, Ф.И. Толбухин, Л.А. Говоров, К.А.Мерецков, А.И. Еременко (маршал с 1955 г.), И.Х. Баграмян (маршал с 1955 г.), генералы армии Н.Ф. Ватутин, И.Д. Черняховский и другие крупные военачальники времен войны...

             А ведь за время войны командующими фронтами побывали 43 маршала и генерала (четыре из них погибли – генерал армии Ватутин, генерал армии Апанасенко, генерал армии Черняховский, генерал армии Кирпонос), командармами побывали 325 военачальников, 30 из которых погибли.

             Например, генерал армии Иосиф Родионович Апанасенко, незаслуженно забытый крупный военачальник, с января 1941 года командовал войсками Дальневосточного фронта. Именно И .Р .Апанасенко сформировал и направил по указанию Ставки ВГК под Москву уже в октябре 1941 мотострелковые, танковые дивизии, морские стрелковые бригады моряков. Причем это было сделано так, что японская разведка даже не обнаружила этого. А взамен отправленных дивизий формировал новые под теми же номерами, которые отправлялись позже.

            В апреле 1943 года после личной просьбы к И. Сталину был назначен Зам. Командующего Воронежским фронтом.

            Во время боёв под Белгородом 5 августа 1943 года был убит.

           Адмирала флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова (Нарком ВМФ всю войну 1941-1945 г.г.)  “благодарные” потомки, в год 75-летия нашей Победы, даже не вспомнили  во время Военно-Морского парада в Петербурге. А ведь именно благодаря ему,   мы получили этот праздник. Вот так мы помним историю и чтим настоящих ее героев.

            Маршал А.М. Василевский  Он был «мозгом» всех крупнейших советских стратегических операций. Вот как И.Сталин ценил А.М. Василевского;

           - 15 октября 1942 года назначает Василевского (всего лишь генерал-полковника!) своим заместителем;

          - 18 января 1943 года Сталин присваивает Василевскому звание генерала армии;

         - 16 февраля 1943 года Сталин присваивает Василевскому звание маршала Советского Союза.

             А. М. Василевский c 22 июня 1942 года  по февраль 1945 г. - начальник Генштаба,

            Именно А.М. Василевский сыграл одну из ключевых ролей в организации    обороны Москвы,  готовил план контрнаступление под Москвой,  разработал план и  координировал контрнаступление  под  Сталинградом, координировал действия Воронежского и Степного фронтов в Курской битве, руководил планированием и проведением операций по освобождению Донбасса, Правобережной Украины и Крыма.

          Под командованием маршала А.М. Василевского (после смерти И.Д. Черняховского) войска 3-го Белорусского фронта штурмом взяли Кёнигсберг и разгромили Земландскую группировку немецких войск в Восточной Пруссии.

Как Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке. руководил действиями наших войск по разгрому Квантунской армии в 1945 году.

         Награжден, как и Г.К.Жуков,   двумя  “Орденами Победы”.

         Вспоминает сын А.М.Василевского:

     - “.во времена Н.С. Хрущева, когда он потребовал, чтобы отец   прилюдно признал, что И.С. Сталин военными операциями руководил по глобусу и отец отказался, то его сразу же отправили в отставку”.

            Маршал К.К. Рокоссовский.

    Говоря о нем, следует сказать, что он, как полководец,   командующий фронтом, не проиграл ни одного сражения. 16 армия под командованием Рокоссовского приняла на себя основной удар немцев в ноябре 1941 году под Москвой.     Ему, как Командующему Донским фронтом, принадлежит основной успех в Сталинградской битве.

    Вспоминает Главный маршал авиации А.Е.Голованов:

    - “ ..: Вряд ли можно назвать другого полководца, который бы так успешно действовал как в оборонительных, так и в наступательных операциях прошедшей войны. Обладая даром предвидения, он почти всегда безошибочно разгадывал намерения противника, упреждал их, и, как правило, выходил победителем….Я не слышал, чтобы Верховный называл кого-либо по имени и отчеству, кроме Б. М. Шапошникова, однако после Сталинградской битвы Рокоссовский стал вторым человеком, которого Сталин стал так называть...».

     К.К. Рокоссовский, как Командующий Центральным фронтом – основной автор победы наших войск в Курской битве, а как Командующему 1 Белорусским фронтом ему принадлежит главная роль в подготовке и осуществлении   крупнейшей в операции “Багратион” по освобождению Белоруссии.

    И этот перечень его побед можно продолжать и продолжать. Немцы боялись его и прозвали «генерал-кинжал» за молниеносные рассекающие удары прорыва обороны.
   Но для наших идеологов и пропагандистов К.К. Рокоссовский,   говоря современным языком, был “не наш”.

     И это, видимо, началось после того как И. Сталин переместил его с Командующего   1 Белорусским фронтом, который первым вышел на дальние подступы к Берлину и уже готовился к будущему его штурму, на   2-й Белорусский фронт.

    Как считают, Сталин не захотел, чтобы Берлин брал поляк,  и полководцем, принявшим капитуляцию немцев, стал Г.К. Жуков.

.    Сам К.К. Рокоссовский все это понимал и говорил в 1950 году, будучи министром Нацобороны Польши, что “для русских я всегда был поляк, а для поляков - русский”.

       Несмотря на это, он   очень далеко «послал» Хрущева с его предложением написать что-либо гадкое о Сталине.  За это пострадал очень быстро.    Его,  как и Василевского, отправили на пенсию, сняв с поста замминистра обороны, но он не отрекся от Верховного. Хотя у него было много причин обижаться на И.Сталина.

     Причем, о снятии с поста заместителя министра ему даже не сообщили. Когда он приехал на службу, то в его кабинете сидел уже маршал Москаленко, который и сообщил ему о решении снятия с поста.

    Таким образом, два выдающихся полководца,   грубо говоря, были “задвинуты в угол”, за то, что не отреклись от Сталине.

   Но  Г.К.Жуков, в отличие от Василевского и Рокоссовского,   на потребу Хрущеву,  начал винить Сталина во всех неудачах войны.

     Вот что он пишет в своих мемуарах о И. Сталине:

  - «…. К сожалению,  приходится отметить, что И.В. Сталин накануне и в начале войны мало интересовался деятельностью Генштаба. Ни мои предшественники,   ни я не имели случая с исчерпывающей полнотой доложить И.Сталину о состоянии обороны страны и о возможностях нашего потенциального врага..». (Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления”. М. 2003 г.).

   Насколько эта   информация достоверна, а не полное вранье,  можно судить по времени пребывания перед войной  Г.К. Жукова и С.К. Тимошенко  в кабинете Сталина,  по Журналу посещений   его кабинета.

     Например, только в июне 1940 года Нарком обороны С.К. Тимошенко провел в кабинете И.Сталина 22 часа 35 минут, Начальник Генштаба Б.М. Шапошников 17 часов 20 минут.

     Г.К. Жуков, с момента назначения на должность Начальника Генерального штаба, т.е. с 13 января 1941года и до 21 июня 1941 года, провел в кабинете   И. Сталина 70 часов 35 минут. И что, за это время он не мог доложить о состоянии обороны??1

     А  вот, выдержка из проекта намеченного выступления Г.К. Жукова на Пленуме ЦККПСС 1956 г.  (Пленум не состоялся), представленного им  Н.С.Хрущеву:

  -“…Сталин, не зная в деталях положения на фронтах и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий, которые по сложившейся обстановке надо было проводить…”

     С 1955 года Г.К. Жуков - ярый борец с культом личности, Как писал в воспоминаниях Адмирал Н.Г. Кузнецов:

    - “Вся накопившаяся к Сталину неприязнь, как распрямляющаяся пружина, чувствовалась в эти дни во всем поведении Жукова. Он как бы стремился наверстать потерянное время и славу….Сталин правильно и вовремя заметил опасные стремления Жукова приписывать все себе…”.

      Никто не отрицает известных заслуг Георгия Константиновича Жукова в достижении нашей Победы в Великой Отечественной войне.   Так же, как трудно отрицать многие другие черты его характера: талант военачальника, волю, решительность,   непомерную жестокость, самодурство, зазнайство, амбициозность, тщеславие, отсутствие щепетильности, которые ставились ему в вину и из-за которых он и пострадал и попал в опалу.

     Поэтому какого-то одинакового отношения к Г.К. Жукову, также как и к И.В. Сталину, у всех и во все времена не  было,   и нет. Его, то возносили до небес, как   величайшего полководца, якобы  не знавшего поражений и приведшего нас к Победе, умаляя при этом достоинства и заслуги наших других военачальников, то превращали в невинную жертву сталинского произвола.

       После смерти И. Сталина, во времена Л.И. Брежнева,   и начал создаваться национально-былинный образ “победителя - одиночки” - Г.К.Жукова.

      На протяжении десятилетий весь партийно-советский пропагандистский аппарат формировал в сознании наших граждан, не очень-то считаясь с фактами, образ «единственного непобедимого» полководца: «Маршала Победы», «Где Жуков, там Победа»

      Образ "Маршала Победы", доставшийся массовому сознанию в наследство с советских времен, был во многом сформирован создателями киноэпопеи  "Освобождение", в 1969-1971 годы, “Битва за Москву”, “Война на западном направлении”    и другими фильмами тех годов. Когда смотришь эти фильмы, то создается впечатление, что всем и везде руководил  Г.К. Жуков, а остальные военоначальники просто при этом присутствовали.

      Даже   бывший Президент Академии военных наук генерал армии М.Гареев говорил в одном из интервью:

    - “При всем моем преклонении перед Жуковым я против такого термина - «маршал Победы». Это несправедливо! Не один он одержал победу. У нас был и Верховный Главнокомандующий, были и другие маршалы….”

      Здесь полностью присоединяюсь к этому мнению М. Гареева!.

      Восхваление Г.К. Жукова порой превосходило все разумные пределы, вплоть до утверждений, что он не проиграл ни одного сражения.

       В   газете “Красная звезда” от 03.08. 1996 г. было предложено учредить звание Генералиссимуса России и посмертно присвоить его Г.К. Жукову, а член Союза журналистов В. Дебердеев предлагал причислить Г.К. Жукова к лику святых.

       Но, отдавая дань памяти Г.К. Жукову, не следует терять чувство меры, а необходимо думать об историческом здравомыслии.

      Твердо укоренилась легенда о непобедимости и непогрешимости осуществления военных операций, проводимых маршалом Г.Жуковым.

      Он сам о себе создал эту легенду, написав мемуары “Воспоминания и размышления”, первое издание которых вышло в свет при его жизни

      По этим мемуарам Г.К. Жуков всегда, с самого начала войны правильно оценивал обстановку, но ему не верили, одерживал только победы, а все поражения были по вине других.

     Всегда твердили, что на каких бы участках фронта не появлялся маршал Жуков, там была только Победа?!!!

      Но в действительности так ли было на самом деле…..?

      Начнем с Халкин-Гола.

       Вот, например, что во время событий на Халкин-Голе Маршал Б.М.Шапошников (Нач.Генштаба) указывал Жукову:

    - «Вы жалуетесь на неподготовленность 5-й мотомехбригады и головного полка 82-й стрелковой дивизии, что они под атакой японцев обратились в бегство, бросая технику и оружие. Но ведь вы ничего не сделали, чтобы исподволь ввести их в бой, «обстрелять», дать комначсоставу и бойцам «принюхаться» к бою, обстановке. Вы эти части бросили наряду с другими в атаку, на них сделали ставку и хотели с их помощью уничтожить противника».

      В отчете Генштаба по обобщению опыта боевых действий на Халхин-Голе сказано:

   - «…Действия  командования Первой Армейской Группы во главе с генералом Жуковым… не отвечали требованиям военной науки … Не было взаимодействия родов войск… Артиллерия не взаимодействовала с пехотой… Жуков игнорировал технические средства связи и использовал для этой цели только офицеров штаба... Иногда в штабе оставались только командующий со своим начальником штаба. ... Необходимо сказать, что только благодаря Штерну мы одержали победу над японцами ... Штерн, которому подчинялся Жуков, радикально вмешивался в управление войсками и исправлял грубые ошибки Жукова». ( ВИА №5(53).

      Командарм 2 ранга Г.М. Штерн  координировал действия всех сил и за бои на Халкин –Голе был удостоен звания Героя Советского Союза, также как и Г.К.Жуков.

     Кроме того, он отменял и приговоры, вынесенные Г.К. Жуковым без суда и следствия о расстреле офицеров и солдат.

    Но в 1941 году   Г.М. Штерн был  арестован и расстрелян,    и его руководящая роль в победе на Халхин-Голе  была забыта. Остался один Г.К. Жуков.

    Как вспоминает генерал П. Григоренко (участник событий на Халкин-Голе) сразу после этих событий коллектив офицеров-операторов из штаба фронтовой группы и 1-ой армейской группы подготовил большой отчет, в котором детально разобраны боевые действия,    раскрыты недостатки в подготовке войск и офицерских кадров. Отчет был представлен в Генштаб.  Г.К. Жуков в то время уже командовал Киевским военным округом.

     Пока Отчет готовилась к печати, Жуков получил назначение Начальником Генштаба.      Он .прочитал его  и вынес резолюцию :

     - «Они там не были и ничего не поняли. В архив».

       Так отчет, вскрывший  на этих событиях  пороки в боевой подготовке и организации войск, которые выявились и войне 1941-1945 г.г., оказался  упрятанным  от ее изучения..

     В тоже время  некоторые выводы  были сделаны весьма ошибочные, в том числе и самим Г.К.Жуковым.      Например,  один из главных выводов, сделанных после Халкин-Гола, был тот, что массированность танковых атак (с нашей стороны участвовало около 500 танков, из которых потеряно больше половины - sad-39) способна заменить артиллерию и взаимодействие с пехотой.

     Именно после этого у нас появились громадные, плохо управляемые монстры - мехкорпуса, с громадным количеством  танков и другой техники – бронеавтомобили, противотанковые и зенитные орудия, автомобили и пр,пр.  (в их  штат входила и моторизованная дивизия).   Ярым сторонником создания мехкорпусов перед войной стал Г.К.Жуков. К началу войны было создано 30 мехкорпусов.

      Но уже трехнедельный опыт боев с немцами, с 22 июня 1941 года показал:

 - “ … наши механизированные корпуса, как слишком громоздкие соединения, малоподвижны, неповоротливы и не приспособлены для маневрирования, не говоря уже о том, что они являются очень легко уязвимой целью для неприятельской авиации. Ставка считает, что при первой возможности в обстановке военных операций следует расформировать мехкорпуса,   выделить из них танковые дивизии как отдельные единицы с подчинением их командованию армии, а моторизованные дивизии превратить в обычные стрелковые дивизии, имеющие при себе танки, обратив освободив­шиеся грузовики на создание армейских автобатов, необходимых для пере­броски войск с участка на участок и подвоза боеприпасов. (Директива Ставки ВГК № 01 от 15 июля 1941 года).

    Мехкорпуса  были расформированы..

   А по  историку А.Исаеву, в отличие от выводов Генштаба,    выходит, что “Артиллерийское наступление было его (Г.К. Жукова- sad39) детищем и визитной карточкой” и что “в ходе халхинголовских боев Жуковым были допущены только “шероховатости”.

      Вот такой первый миф о “Геракле’.

     Деятельность   Г.К.Жукова,   как начальника Генерального Штаба, и о том, что сделал Генштаб и лично его начальник, чтобы не произошла трагедия начального периода войны - это отдельная и большая тема,  но   выглядят в ней Г.К. Жуков  как одни из  виновников этой трагедии,  и   ассоциируется с поражениями первых месяцев войны.

       Вот только два   совсем маленьких примера его деятельности, как Начальника Генштаба перед войной. Вспоминает А.М. Василевский:

  - "Несмотря на все наши настояния, до войны нам не разрешили даже организовать подземный командный пункт, подземное рабочее помещение. Только в первый день войны, примерно в то же время, когда началась мобилизация, в это время во дворе 1-го Дома Наркомата обороны начали ковырять землю, рыть убежище."

     Как видим,   Генштаб не имел даже защищенного командного пункта. Спрашивается: куда смотрел Начальник Генштаба?

     Генерал армии Штеменко:

     - “Топографическая служба Генштаба перед войной не позаботилась о снабжении наших войск картами собственной территории”.

    А   кто был в этом интересно виноват, если ни Начальник Генштаба?!

    Впоследствии,    Г.К.Жуков   пытался  оправдаться  за начальный период войны:

    -  ничего не мог поделать, во всем был виноват Сталин,   который якобы “боялся войны”,  связал Наркомат обороны и Генштаб «по рукам и ногам”, приводя достаточно позорное для военного руководителя  заявление:   «кто захочет класть свою голову….  когда Сталин   в любой  момент мог снять трубку, и сказать про него: “Ну-ка, Берия, возьми его к себе в подвал!”

      Как всегда Л.Берия оказался крайним.

      Начнем с деятельности Г.К.Жукова по его непосредственному руководству боевыми действиями наших войск с начального периода войны.

      Историк  А.Исаев в своей книге  пишет следующее:

     -  “Жуков с первых дней войны демонстрирует понимание,  как следует наносить контрудары…”.

        Тогда и начнем с первых контрударов.

      23 июня 1941 года Г.К. Жуков направляется на  Юго–Западный фронт для координации действий наших войск по отражению немецкого вторжения как представитель Ставки Главного командования (впоследствии Ставка Верховного Главнокомандования), которая и была создана в этот день - 23 июня 1941 г.

        Именно во время пребывания Г.К.Жукова  на Юго-Западном фронте 23 -27 июня 1941 года, по его настоянию и был организован контрудар в районе Дубно, Луцка и Ровно,   где произошло крупнейшее танковое сражение в истории  войн - танковый Армагеддон    Он одобрил принятые М. П. Кирпоносом решения по нанесению фланговых контрударов,

      “В этом сражении 1941 года сошлись наши  5 мехкорпусов, (созданные после Халкин-Гола- sad39),  которые объединяли 24 танковые и моторизованные дивизии  -  3695  советских танков,  в том числе 841 новых танков KB и Т-34 и   628 немецких танков 1-ой немецкой танковой группы, которой командовал генерал Э. Клейст. У немцев средние танки T-III и T-IV составляли не более половины, а другую половину — устаревшие T-I и T-II”. (ВОВ 1941-1945 г.г. том 1)..

     Приказы из штаба фронта, где в это время находился Г.К. Жуков,   гнали наши мехкорпуса вперед. Командованием фронта принимались  решения, которые  вызывали  дезорганизацию контрударов механизированных соединений.

     Наши войска, имевшие на данном участке фронта подавляющее техническое превосходство, из-за отсутствия должного управления оказались не в состоянии перехватить стратегическую наступательную инициативу и изменить ход боевых действий в свою пользу.

.   Вдохновитель этого  контрнаступления генерал армии Г.К. Жуков,  видя,  как танковые корпуса завязли, и стало понятно, что контрнаступление не удается, 27 июня отбыл в Москву,  но “перед отъездом потребовал  еще раз от М.П. Кирпоноса нанесения решительного контрудара всеми силами” (ВОВ 1941-1945 г.г. том 1).

     Виновниками этого тяжелейшего поражения оказались Командование Юго-Западным фронтом и его Командующий генерал – полковник М.П. Кирпонос.

К 1 июля 1941 года мехкорпуса Юго-Западного фронта были практически уничтожены.    Общие наши потери в танках за эти дни составили 2648 танков (85 %) против немецких 260 танков.

     Тем не менее,  определенные потери немецким армиям  были нанесены,  нашим войскам удалось несколько сдержать наступление немецких войск. Они не только нанесли им  определенные потери и заставили себя уважать, но и выиграли время, замедлилось     наступление   немцев на Киев.

     Вот таков первый  контрудар   “Геракла” - Г.К, Жукова .

      28 июня 1941 года немцами был взят Минск.

      В Белостокском – Минском котле (22 июня – 8 июля 1941 г.)  немцы взяли  в плен более 320 тысяч человек.

      28 июля 1941 года был  оставлен Смоленск..

29 июля 1941 года  И. Сталин смещает  Жукова с должности Начальника Генштаба и 30 июля приказом Ставки ВГК № 00583 назначает его командующим Резервным фронтом..

      Прав был К.К. Рокоссовский, когда будучи начальником  Г.К. Жукова  в 1930 году, в характеристике на него написал: “На штабную работу назначен быть не может – органически её ненавидит”.

      В самом начале августа 1941 года    под  Рославлем попала в окружение оперативная группа генерала В.Я. Качалова,  сформированная из  трех дивизий 28-я армии  Западного фронта.

    В боях за Рославль, которые закончились 8 августа 1941 года, Красная Армия потеряла более 30000 человек пленными, 250 танков.

   В  конце  июля 1941 года,  в  Уманском сражении (Уманский котел) попадают в окружение 12 армия и 6 армия Юго-Западного фронта (с 25 июля 1941 г. эти армии Директивой Ставки № 00509, которая подписана Г.К. Жуковым,  были  переподчинены Южному фронту, что привело к трагическим последствиям.   Армии, находясь под угрозой окружения,     практически лишились управления,  и 29 июля немцы замкнули кольцо  окружения).

    Командующие 12 армией генерал-лейтенант  П.Г. Понеделин и 6 армией – генерал-майор И.Н. Музыченко попадают в плен. Всего было пленено более  100 тыс. человек. В плен попали   4 командира корпуса, 8 командиров дивизий.

     Целый ряд историков считают (В. Пыхалов, В Сафир и др.), что,  видимо,  главным мотивом снятия Жукова с должности начальника Генерального штаба стали именно эти тяжелые поражения и ошибки Генштаба,  а не приведенные  в мемуарах Г.К. Жукова уверения о том, что отстранение от должности последовало в ответ на  его предложение сдать Киев,  сделанное  29 июля 1941 года, на совещании у Сталина,  которое им  было  названо чепухой,

  (К тому же,   надо отметить, что судя по записям в Журнале посещений,      29 июля 1941 года  Г.К. Жукова в кабинете И.Сталина не было).

  После всех этих тяжелых поражений Красной армии выходит грозный приказ Ставки ВГК №270 от 16 августа «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий».

Согласно этому приказу, каждый командир или политработник был обязан сражаться до последней возможности, даже если войсковое соединение было окружено силами противника; запрещалось сдаваться в плен врагу. Нарушители могли быть расстреляны на месте; при этом они признавались дезертирами, а их семьи подлежали аресту и лишались всех государственных пособий и поддержки.

   В приказе  были огульно обвинены в предательстве командующие 28-й армией генерал-лейтенант В. Я. Качалов, 12-й армией – генерал-лейтенант П. Г. Понеделин, командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Н. К. Кириллов.

  Все перечисленные генералы  Военной  коллегией были  заочно приговорены к расстрелу. Жена генерала Качалова и её мать, как близкие родственники «предателя», были приговорены к лишению свободы сроком на 8 лет каждая.

   Но как выяснилось после войны,   генерал В.Я. Качалов погиб еще  4 августа 1941 г. в боевых порядках войск, выходящих из окружения,  у деревни Старинка. В 1953 году генерал В.Я. Качалов был полностью реабилитирован.

     После возвращения из плена в 1945 году, заочный приговор в отношении генералов  Понеделина   и Кириллова Военной Коллегией Верховного Суда СССР был отменен. Они были также посмертно реабилитированы.

    Что касается группы Качалова, то Г.К. Жуков   подписал  директиву Ставки ВГК от 20 июля 1941 г.ода на создание  4-х  оперативных групп, в том числе и группы Качалова и их развертывание в направлении Смоленска.

     Группа Качалова 23 июля начала боевые действия из района  Рославля в направлении Смоленска. Цель действий всех групп - окружение и разгром немецких войск в районе Смоленска.

    Эта операция не удалась,  и 28 июля Смоленск был оставлен нашими войсками.

    Но и  немцы остановились, . перешли к стратегической обороне  в 350 км .от Москвы.

     30 июля 1941 года Гитлер подписать директиву № 34. о переходе группы армий «Центр» к обороне.

    19 августа 1941 года Г.К. Жуков представил доклад Верховному Главнокомандующему И. Сталину. Может быть  он решил оправдаться   за все эти неудачи,   т .к. совсем недавно был начальником Генштаба и в этой должности нес ответственность за все действия наших войск.

     В этом  докладе  Г.К. Жуков  представил   предложения по мерам противодействия противнику в выходе  на  тылы нашего Юго-Западного фронта.

    Но  часть  доклада  содержала практически донос и внесла свою  весьма существенную  лепту в огульное обвинение вышеназванных генералов,  бросила  тень в измене  на “крупных работников”,  не имея для этого  веских оснований и проверенной информации.

    Вот  что он написал еще  в  докладе от 19 августа 1941 года (опубликован в “Документах Ставки ВГК. Документы и материалы 1941 г”):

  - “…Я считаю, что противник очень хорошо знает всю систему нашей обороны, всю оперативно-стратегическую группировку наших сил и знает ближайшие наши воз­можности.   Видимо, у нас среди очень крупных работников, близко соприкасающихся с общей обстановкой, противник имеет своих людей.

    Видимо, преступную роль в этом деле играют Качалов и Понеделин…. Все говорит за то, что Качалов умышленно перешел на сторону немцев… В танк Т-34, в котором Качалов уехал, он запретил садиться даже своему личному адъютанту…”.

  Именно в танке генерал Качалов и погиб, пытаясь выйти с остатками своей группы из окружения.

    Вот так Командующие  армиями были записаны им в предатели и преступники.

  Как видим, Г.К. Жуков   не стеснялся даже ничем не подтвержденных доносов.  разжигая   тем самым еще более обстановку недоверия, и всеобщей подозрительности, существовавшую в то время. Конечно, слава богу, что этот донос не повлек крупномасштабной разборки с генералитетом в условиях наших тяжелых  поражений в то время.

     Зачем он это сделал,  остается загадкой…Видимо, чтобы указать на “виновников” и тем самым снять вину с себя.

     В начале сентября 1941 года  Г.К.Жуков  силами 24 и 43 армий Резервного фронта фронта проводит контрудар - Ельнинскую операцию, которая считается   первой успешной операцией РККА с начала войны. В этих боях родились гвардейские части РККА.

    100-я  и 127-я  стрелковые дивизии были  переименованы в 1 и 2 гвардейские стрелковые дивизии.

   Но следует отметить, что в ночь с 6 на 7 сентября 1941 года немцы успели скрытно вывести основные силы из Ельнинского выступа.

   Начальник Генерального штаба сухопутных войск Вермахта Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни. Противник ещё долгое время, после того как наши части уже были выведены, вёл огонь по этим оставленным нами позициям и только тогда осторожно занял их пехотой».

      Войскам под руководством Г.К. Жукова  не удалось провести запланированное широкомасштабное наступление и окружение всей немецкой группировки войск. Операция в целом   завершилось неудачей.  В первый же день операции была окружена немцами 109-я танковая дивизия и практически была разгромлена. Дивизию пришлось расформировывать..

    В Директиве Ставки ВГК от 13.09.41 г. четко сформулированы ошибки и неверные действия в ходе завершающей стадии этой операции:

   - “Наступление 24-й и 43-й армий за последние дни положительных резуль­татов совершенно не дает и ведет лишь к излишним потерям,  как в личном составе, так и в материальной части.

     Основные причины неуспеха - отсутствие в армиях необходимых группировок и стремление наступать на всем фронте, недостаточное по силе и времени, и безобразная по организации авиационно-артиллерийская подготовка атак пехоты и танков. Необходимо все впредь прекратить и не допускать неорганизованных и слабо подготовленных артиллерией и авиацией атак пехоты и танков. Шапошников” .

    Обратим внимание на оценку Начальником  Генштаба Б.М .Шапошниковым организации Жуковым   артиллерийской   подготовки  атак пехоты и танков -  как “безобразную”.

    По А. Исаеву же   у Г.К. Жукова:  “Артиллерийское наступление было его детищем и визитной карточкой  Под Ельней   он оттачивал навыки войск в наступлении – работу артиллерии, умение закреплять захваченные рубежи.”

    Но по  мнению Генштаба -  все наоборот.

    Потери советских войск в Ельнинской операции составили  более 30000 человек из 103 000 участвовавших (31 % убитыми и ранеными), потери немцев составили 8—10 тысяч убитыми и раненными

    Тем не менее,  эта операция стала предвестником будущих побед Красной армии.

Лавры победителя достались Г.К. Жукову, а командующий   43 армией Д. М. Селезнёв,  был снят с должности.

     11 сентября 1941 года Директивой Ставки ВГК  № 252  Г.К. Жуков был назначен Командующим Ленинградским фронтом.

    Он прибыл в Ленинград,   когда уже все было практически решено.

     В своих мемуарах Г.К.Жуков указал дату своего прибытия в Ленинград в первом издании - 8 сентября, а во втором- 9 сентября 1941 года, в 13 издании- 10 сентября, да еще придумал записку от И. Сталина к К.Е. Ворошилову о передаче ему командования фронтом. Хотя прибыл он в Ленинград только 12 сентября, в командование вступил 13 сентября, а до 11 сентября еще командовал Резервным фронтом. Но он очень спешил “спасать” Ленинград!

     21 августа 1941 г.  Гитлер подписал директиву, в которой, в частности, говорилось: «Главной задачей до наступления зимы является не взятие Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на Донце и лишение русских возможности получения нефти с Кавказа; на севере — окружение Ленинграда”( ВОВ 1941-1945 г.г. том 1).

      5 сентября 1941 года (после очередного совещания у Гитлера) в дневнике Начальника Генштаба сухопугных войск генерала Гальдера появляется запись:

    - « Ленинград. Цель достигнута. Отныне район Ленинграда будет второстепенным театром военных действий».

     6 сентября 1941г.  Гитлер подписал директиву ОКВ №35 о подготовке к наступлению на Москву. Согласно директиве группа армий «Север» совместно с финскими войсками на Карельском перешейке должна окружить в районе Ленинграда советские войска и не позднее 15 сентября передать группе армий «Центр» свои подвижные соединения 4 -й танковой группы генерала Геппнера и часть соединений 1 -ого воздушного флота.

   С этого момента, отказавшись от штурма города, Гитлер решил задушить Ленинград блокадой.  Основой задачей   группы армий «Север»  стала сохранить блокаду Ленинграда.

       Линия фронта под Ленинградом к этому времени относительно стабилизировалась, шли бои по выравниванию линии фронта,   немецкие войска под Ленинградом стали строить оборонительные рубежи, готовиться к продолжительной осаде города и к русской зиме.

      О штурме Ленинграда Гитлер вновь заговорил только летом 1942 года, после взятия Севастополя и переброски под Ленинград частей 11-ой армии Манштейна из Крыма.

       Г.К. Жуков же, не разгадав замысел немцев, продолжал защищать Ленинград от “штурма”, бросая войска в  бесплодные кровопролитные контратаки.

       “При обороне Ленинграда, начиная   с 10 июля по 30 сентября 1941 года, потери войск фронта, а также Балтийского флота составили почти 345 тыс. человек, из них 214 078 убитыми и пропавшими без вести. За тот же период неприятель потерял около 136 тыс. солдат и офицеров, из них убитыми 34,9 тыс. человек” ( ВОВ 1941—1945 г.г.  том 1. “Основные события войны”).

.  .   В своих беседах с К.Симоновым   Г.К. Жуков рассказывал  сказки, как он приказал Командующему Балтфлотом  вице-адмиралу В.Ф. Трибуцу «разминировать корабли, подвести их ближе к городу, чтобы они могли стрелять своей артиллерией». И многие историки ставят это ему в заслугу?!

     Но еще до прибытия Г.К. Жукова, уже  с  30 августа  корабли Балтфлота, соответствующим образом  расставленные на Неве,   28 раз открывали огонь по береговым целям противника.  

     А сами корабли и не были заминированы.  Директивой Ставки ВГК № 001931  от 13 сентября 1941 года, был только утвержден ”План мероприятий по кораблям и судам на случай вынужденного отхода из Ленинграда”, предусматривающий их уничтожение путем взрывов.

    Тем не менее,   роль Г.К Жукова значительна при организации обороны блокадного Ленинграда.   Он предпринял целый ряд решительных мер вплоть до архижестоких для усиления обороны города, дисциплины и организованности его защитников, перераспределил силы на участках фронта. На наиболее угрожающие участки фронта была переброшена часть войск с Карельского перешейка. Резервные части пополнены отрядами народного ополчения и пр. пр.

       Здесь также уместно вспомнить те телеграммы, которые рассылал Г.К. Жуков в войска, будучи в Ленинграде:

28 сентября 1941 года Жуков отправлял шифрованную телеграмму войскам Ленинградского фронта за № 4976, в которой, в частности предписывалось;

   - «Разъяснить всему личному составу, что все семьи, сдавшихся врагу, будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны…”

   Только после доклада Начальника ГПУ ВМФ армейского комиссара 2 ранга Рогова в ЦК ВКПб Маленкову от 05 октября 1941 года эта изуверская телеграмма была отменена.

- 17 сентября 1941 года, как раз  Жуков издал приказ № 0046 военным советам 42-й и 55-й армий,  в котором требует немедленно расстреливать всех командиров, политработников и бойцов, оставивших рубеж обороны без приказа.

   Целый ряд историков придерживаются мнения, что И.В.Сталин, назначая   Г.К. Жукова на должность командующего Ленинградским фронтом, поставил перед ним задачу прежде всего  деблокировать Ленинград, прорвавшись навстречу 54-й армии Волховского фронта, но он эту задачу не сумел выполнить.

    Вместо этого, например, приказал провести  операцию   по деблокировании. Ораниенбаумского пятачка, с высадкой двух морских десантов – Петергофского и Стрельнинского, запретив при этом проводить артподготовку.

      Здесь опять об  артиллерии -  “визитной карточке”  Г.К. Жукова, по А Исаеву).

     Операция не удалась, а десанты (около 1500 человек.) практически полностью погибли.

     Кстати, именно при Г.К. Жукове были оставлены все пригороды Ленинграда. Уже ослабленная немецкая группа армий “Север” (после передачи 3-й и 4-й танковых групп и 8-го авиационного корпуса в группу  армий “Центр” под Москву) сумела  выровнять линию фронта и  захватить пригороды Ленинграда:  Гатчину - 13 сентября, Красное Село, Петергоф, Стрельна-16, Пулково-17, Павловск, Пушкин -18 сентября.  Сумела захватить все   господствующие над городом высоты.

     Этим немцы  выполнили свою задачу  по полному блокированию города и прекратили активные боевые действия, начали зарываться в землю, готовясь к зиме,   и укреплять осадную оборону.

     Г.К.  Жуков, ошибочно ожидая штурма города, выделил лишь незначительные силы Ленинградского фронта для наступления по прорыву блокады (одну дивизию и бригаду морской пехоты), которых было явно недостаточно, чтобы   пробиться   навстречу   54 армии.

     Но вину за эту неудачу он возложил на  недостаточно  активные действия 54 армии под командованием  маршала Кулика,

     Поэтому называть Г.К.Жукова спасителем Ленинграда,  будет преувеличением.      Город спасли Ленинградцы и его Защитники  своим беспримерным мужеством  и стойкостью.

        6 октября Г.К. Жуков прибыл в Москву  и Директивой Ставки ВГК от 8 октября 1941 г. был назначен Командующим Резервным фронтом

       С 10 октября 1941 года  Западный и Резервный фронт были  объединены в Западный фронт  и генерал армии Г.К.Жуков  командует Западным фронтом.  

       5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой, отбросившее немцев от столицы.     До сих пор не утихают споры, кого считать творцом первого значительного успеха Красной Армии.

     Историк Л. Лопуховский, автор книги «Вяземская катастрофа 41-го года» по этому поводу пишет:

   - «Сторонники и проповедники культа Жукова преувеличивают его заслуги в подготовке и проведении операций и замалчивают грубейшие ошибки, оплаченные большой кровью. Жуков, несомненно, внес большой вклад в организацию отпора врагу под Москвой, но называть его спасителем Москвы было бы большим преувеличением и принижением роли других достойных военачальников  

    Основные решения по созданию обороны на Можайской линии, о переброске к Москве соединений с других участков фронта и выдвижении резервов из глубины страны были приняты до назначения Жукова командующим воссозданным Западным фронтом.

    Генштаб внимательно отслеживал положение на подступах к Москве и немедленно реагировал на изменения в обстановке, направляя резервы на угрожаемые направления. И. В. Сталин в это тяжелое время стал более внимательно прислушиваться к мнению военных».  

  .-  “Еще до вступления в должность командующего Западным фронтом Г. К. Жукова на Можайское направление согласно директиве Ставки стали перебрасываться пять дивизий из 22-й и 29-й армий   из резерва Ставки ВГК.    Одной из первых  под Москву прибыла  с Дальнего Востока  32-я стрелковая дивизия полковника   В. И. Полосухина.  12 октября  она уже заняла оборону на Бородинском поле” (ВОВ 1941-1945 г.г.  том 1.  “Основные события войны”).

    Командиры, воевавшие под началом Г.К. Жукова, отмечали его самоуправство и непомерную грубость по отношению к подчиненным.

    “Сегодня многие историки, занимающиеся битвой под Москвой, отмечают (одни - с упреком, другие  с похвалой) весьма жесткий стиль управления своими войсками генералом армии Г. К. Жуковым. Не вдаваясь в дискуссию, подтвердим, что эта жесткость имела место”  (ВОВ 1941-1945 г.г., том 1.  “Основные  события войны”).

    По словам К.К Рокоссовского, «его жестокость переходила допустимые границы». Другие говорят просто о  его  патологической жестокости.

  Как  командующий 16 армией  К.К. Рокоссовский  отмечал  свои сложные служебные взаимоотношения с Г.К. Жуковым,   как с  Комфронтом,  который   весьма непонятно   формулировал  задачи его армии:

   -  “Сложность заключалась еще и в том, что мне была непонятна основная цель действий войск Западного фронта. И мне, Командующему армией, хотелось знать общую задачу фронта и место армии в этой операции. Такое желание - аксиома в военном деле. Не мог же я удовлетвориться преподнесенной мне Комфронтом формулировкой задачи - „изматывать противника“, осознавая и видя, что мы изматываем,  прежде всего себя”.

      В условиях острого дефицита командных кадров Жуков призывал командиров быть в первых рядах наступающих и личным примером  продвигать части вперед.

     Вот, например, один из приказов  Г.К. Жукова 1941 года командующему 24 армией:

   “…ввиду выявившейся слабости комрот и комбатов ударные роты и батальоны  лично вести в атаку командирам и комиссарам дивизий, полков и особо отобранным лицам старшего  комсостава и высшего.”

    При наступлении под  Ельней: «… Требую от командиров и комиссаров всех степеней быть в первых рядах наступающих частей и своим личным примером продвигать части вперед…» .

    Совсем неслучайно в 1942 году были внесены изменения в боевой устав, где было четко зафиксировано место командира в бою – там, откуда ему удобнее руководить боем.

     По приказам Жукова, далеко не всегда обоснованным, было расстреляно много офицеров, не говоря уже о солдатах.

     Командующий 43-й армией Западного фронта генерал К. Голубев был вынужден обратиться к Сталину с жалобой на Жукова:

   - «На второй день по приезде меня обещали расстрелять, на третий день отдать под суд, на четвертый день грозили расстрелять перед строем армии. В такой обстановке работать было невозможно».

       Во что пишет военный историк  полковник А.Б.Мартиросян  в своей книге  “Трагедия 1941 года”:

 -  “Жуков имел право на расстрел в соответствии с приказом № 270 от 16 августа 1941 г. И не только он один пользовался этим правом. Не только он один проявлял грубость и жестокость.

     Но  одно дело расстрел, к которому, по условиям военного времени, человека приговорили в результате следствия и тем более по суду за конкретное преступное в условиях военного времени деяние, что в рамках законодательства периода войны являлось правомерным. И совсем иное, когда и без следствия, и без суда, запросто так — захотелось командующему для острастки остальных шлепнуть несколько человек, вот он и шлепнул. А вот этим-то Жуков преступно грешил безмерно. За то его и прозвали “мясником” и  “катафалком”..

    Что же касается грубости и хамства генералов, то Сталин видел, что генералитет распоясался донельзя — не будучи в состоянии по-человечески, нормально решать вопросы, они чуть что, так сразу кулаки в ход пускали, или как минимум таким матом обкладывали подчиненных, что затворы на винтовках заклинивало.

   И именно поэтому ещё 4 октября 1941 г. Сталин, как Нарком обороны, издал приказ № 0391 «О фактах подмены воспитательной работы репрессиями». Приказ резко осуждал случаи превышения власти, самочинные расстрелы и рукоприкладство со стороны командиров различных уровней по отношению к своим подчиненным”.

     Успех под  Москвой  неразрывно связан с неоспоримыми заслугами лучших командармов — Рокоссовского,  Ефремова, Говорова, Голикова, Болдина, Лелюшенко, . трое из которых впоследствии  командовали фронтами ( Рокоссовский, Говоров, Голиков).

   Важнейшую роль   в победе под Москвой  сыграла   переброска  по указаниям Ставки ВГК из  Сибири, Казахстана  и Дальнего Востока  17 дивизий, 2-х стрелковых бригад, отдельных полков  и батальонов   лыжников, хорошо укомплектованных и обученных.

  “В ноябре 1941 года в тылу Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов были сосредоточены свежие дивизии, прибывшие с Дальнего Востока, Сибири, Урала и из других внутренних областей СССР. На их основе были сформированы 1-я ударная, 26, 10, 61-я армии”. (ВОВ 1941-1945 г.г.  том 1   “Основные события войны”).

      За битву под Москвой  И.Сталин  наградил  орденами Ленина:     командующего  16 армией генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского, командующего 10 армией генерал-лейтенанта Ф.И.  Голикова, командующего   5  армией генерал-лейтенанта  артиллерии Л.А.Говорова,  командующего  50  армией И.В. Болдина,  командующего  2 кавалерийским корпусом  П.А.Белова,  командующего  30 армией Д.Д. Лелюшенко.    Орденом Красного Знамени - командующего 20  армией генерал-лейтенанта  А.А. Власова, именно,  того  самого   генерала  А.А. Власова, перешедшего   впоследствии на сторону немцев.         Но предательство генерала А.А.Власова стало тем грехом, который невозможно искупить!

     В списке  награжденных,  как видим,  нет генерала армии Г.К.Жукова – Командующего Западным фронтом. За эту операцию он  получил лишь медаль «За оборону Москвы», что, согласитесь, странно.

    Почему так  произошло,  существуют разные мнения. Некоторые историки склонны считать, что И.Сталин был очень недоволен  неоднократными обращениями  к нему из Штаба Западного фронта,   с просьбой о  переносе  Штаба фронта подальше от переднего  края обороны. Свидетелем одного из таких обращений, когда И.Сталину звонил  армейский комиссар 2 ранга Степанов,  был Главный маршал авиации А.Е. Голованов. Об этом также вспоминал  генерал армии С.М. Штеменко.

    В  ходе войны  И.Сталин   осыпал Г.К. Жукова наградами, в том числе и двумя орденами Победы.    Но, видимо,  о просьбах переноса  КП фронта  в тыл так и не забыл!?

     “Общие потери советских войск, участвовавших в контрнаступлении под Москвой, составили 370 955 человек, 429 танков, 13 350 орудий и минометов, 140 боевых самолетов. Общие потери у противника, включая раненых и больных, за период контрнаступления составили не менее 300 тыс. человек”( ВОВ 1941-1945 г.г.  том 3).

.    После битвы под  Москвой  казалось, что наступил перелом в войне.    Верховное Главнокомандование  впало  в победную эйфорию.

     5 января 1942 года  в Ставке Верховного Главнокомандования обсудили проект плана общего наступления Красной Армии зимой 1942 года. Сталин считал, что надо переходить в общее наступление на всех основных направлениях — от Ладожского озера до Черного моря.

    К середине января Красная Армия девятью фронтами перешла в наступление на 1000-километровом пространстве,   от  Балтийского до Черного моря.

      Главным было назначено западное направление, где советское командование стремилось полностью и окончательно ликвидировать угрозу Москве.

      Одной из причин этой победной эйфории, вероятно,  мог  послужить и  доклад Командующего Западным фронтом Г.К, Жукова и члена Военного Совета фронта  Н. Булганина     И.В. Сталину о том, что:

  - “…в ходе боев  войсками Западного фронта разбиты 20,12, 13, 43, 53 57 немецкие корпуса в составе 292, 258, 183, 15, 98,34, 259, 260, 52, 17, 137, 131, 31, 290 и 167 пехотных дивизий, 19 танковой дивизии  и 2-ой бригады  СС. Противник под ударами наших войск продолжает отступление в западном направлении..” (ВИЖ № 2 1991 г).

      Из этого доклада,  сделанного,  31 декабря 1941 года, т.е.  накануне обсуждения в Ставке  планов на 1942 год, видим,  что наголову разбиты 16 немецких дивизий  и враг безоглядно бежит.

    Сплошная победная эйфория! Однако этот доклад  не соответствовал действительности!!!

     Как указано в той же статье далее:  “…Перечисленные немецкие соединения  еще долгое время продолжали обороняться и  оказывали сопротивление  Западному фронту…”

    Выходит, что это была дезинформация  для И.Сталина и   Ставки.  Эти  “разгромленные” немецкие дивизии  активно действовали во время проведения советским войсками Ржевско-Вяземской и Ржевско-Сычовских операций 1942 года, в которых мы потерпели поражение и понесли  громадные  потери.

   При этом И. Сталин, будучи уверен, чему, видимо,   способствовали и победные реляции Г.К. Жукова,  в том, что противник на последнем издыхании,  20 января 1942 года вывел  в резерв,  а в феврале перебросил 1-ю ударную армию Западного фронта на Северо-Западный фронт.

     И с 1942 года наши  войска начинают  наступательные операции, которые свели на нет все победы конца 1941 года,   Контрнаступление под Москвой переросло в общее наступление на всем советско-германском фронте.

        Ржевско-Вяземской операция   8 января - 20 апреля 1942 года

      Директива Ставки от 7 января 1942 года предписывала Западному (командующий генерал армии Г.К. Жуков) и Калининскому (генерал-полковник И,С. Конев) фронтам нанести встречные удары на северо-запад и юго-запад, сомкнуться в районе Ржева, Вязьмы и Гжатска и  "окружить, расчленить и уничтожить основные силы группы армий "Центр".

    Г.К. Жуков с 1 февраля 1942 года по директиве  Ставки был назначен Главнокомандующим Западным стратегическим  направлением, с сохранением за ним должности Командующего Западным фронтом.   Таким образом,   он командовал нашими войсками в этой операции и  был    одним из инициаторов нанесения стратегического удара Западного фронта.  

       Вот,  что сам Г.К. Жуков пишет в своих мемуарах,  

   - “Я предлагал И.В. Сталину, так же как и Генштабу,   нанести в первую очередь мощные  удары   с целью  разгрома  ржевско –вяземской группировки противника”.

    Вот это все, что сказано у Г.К. Жукова  в его мемуарах по  поводу  наших тяжелых поражений  на Ржевско-Вяземском  стратегическом направлении в 1942 году, где  он непосредственно руководил войсками,  и мы терпели тяжелейшие поражения.

    Зато много внимания в мемуарах уделено  нашим неудачам 1942 года в Крыму, в районе Харькова, подготовке  к Сталинградской наступательной операции,  в которых Г.К. Жуков не принимал участия,  и его там не было.

    “Решение на  проведение операции (Ржевско-Вяземской-sad39) не отвечало требованиям обстановки. Ни в одном из фронтов не было  создано  сильных группировок. Каждая армия наносила изолированный удар.  Попытка Командующего Западным фронтом Г.К. Жукова осуществить прорыв созданной ударной армией не обеспечивала решение задачи разгрома противника, т.к.  за этой армией никаких средств для развития успеха не было”( Красная звезда 14.03.1997 г.)

   В заключении  оперативного отдела Генштаба  о Ржевско-Вяземской операции отмечено, что:

 - “оперативный замысел операции по внезапному овладению г. Вязьмой, выходом на тылы Гжатско-Вяземской группировки противника…, не соответствовал наличию сил и средств, выделенных для этой цели Западным фронтом.
  …артиллерия не сопровождала танки и пехоту, при атаке противника не вела заградительного огня.. Артиллерийское наступление отсутствовало.”

   ( Как мы помним,  на Халхин - Голе, при Ельне и в Ленинграде   с артиллерией, как  “визитной карточкой”   Г.К. Жукова  по А. Исаеву,  тоже были нелады…)

   В ходе операции советскими войсками были освобождены Московская, Тульская области, часть Калининской области.    Но ее главная цель – уничтожение немецкой группы армий «Центр» – не была достигнута,  и наши потери были    непомерными.

   На расстоянии 150–300 км от Москвы продолжала стоять мощная группировка немецких войск, правда потерявшая с 1 января по 30 марта более 333 тысяч человек.

   Почти полностью погибли наши три армии  и 2 отдельных корпуса. Погибла в окружении  33 армия и ее командующий  генерал М.Г. Ефремов. 19 апреля трижды раненный генерал Ефремов застрелился.

    Сегодня Ржевско-Вяземская операция 1942 г. считается самой кровопролитной операцией  Великой Отечественной войны.

    Официально Западный и Калининский фронты потеряли в операции  777 000 человек,

     “Только безвозвратные потери советских частей в ходе Ржевско-Вяземской операции (8 января — 20 апреля 1942 г.) составили более 272,3 тыс.rчеловек” (ВОВ 1941-1945 г.г.).

    Эта  битва стала одной из самых бесславных страниц в биографиях. Г.К.  Жукова     и  И.С. Конева.

     Но Г.К. Жуков и  И.С. Конев  не  понесли никакого наказания за провал  этой операции. ( Видимо,  здесь сыграли свою роль и наши тяжелейшие поражения 1942 года   в  Крыму и в районе   Харькова.  Слишком многих наших военачальников надо было наказывать. В районе Керчи немцами было взято в плен  наших войск около 150 тысяч человек,  в районе Харькова - 240 тысяч человек)..

    Маршал Рокоссовский назвал эту операцию «наступательной затеей, которая оказалась выгодной только врагу, перешедшему к обороне…,     Выталкивая противника, мы только ослабили себя. К тому же оказались в невыгодном положении: растянули линию фронта, выписав из нее такие невероятные «вензеля», чем предоставили врагу возможность срезать многочисленные выступы, что привело к гибели частей 33-й, 29-й, а впоследствии и 39-й армий”.

     Но   историк А.Исаев, чтобы,  видимо, смягчить  как-то причастность Г.К. Жукова   к гибели этих армий пишет в своей книге  с явным цинизмом  о малой численности этих войсковых соединений, попавших в окружение,:

    -  “Армия  М.Г. Ефремова по численности больше походила на одну комплектную стрелковую дивизию. На 11 марта 1942 г. в составе 33-й армии насчитывалось 12 780 человек…. Численность окруженной группировки 29-й армии составляла на 25 января 1942 г. только около 20 тыс. человек. Из ее состава к 28 февраля 1942 г. вышли к своим примерно 6000 человек, включая 800 раненых”.

      Вот что говорил об этой операции генерал армии .А. Гареев:

    -  “Не получилась операция по окружению и уничтожению Ржевско-Вяземской группировки противника главным образом из-за того, что наступательные операции на исходе Московской битвы продолжали крайне утомленные и слабо материально обеспеченные войска и ряда упущений, допущенных командованием фронтов, в том числе Жуковым” (“Полководцы победы и их военное наследие” М.2004 г.).

        Но А.Исаев  и здесь пытается в сослагательном наклонении  очередным мифом оправдать Г.К. Жукова:

  -    “Ржевско-Вяземскую операцию следует оценить как достаточно результативную. Это несомненная заслуга Г.К. Жукова. Вряд ли кто-то из советских военачальников сумел бы провести столь масштабную операцию с меньшим числом помарок”.

    Первая Ржевско-Сычевская операция, проведенная 30 июля - 1 октября 1942 года стала продолжением   Ржевско-Вяземской операции.

    Цель наступательной операции – разгром 9-й немецкой армии генерал-полковника В. Моделя, оборонявшей выступ под Ржевом и Вязьмой.  Операция  проводилась действиями тех же двух фронтов, которые и проводили Ржевско-Вяземскую операцию:

  - Калининским  фронтом, во главе с генерал-полковником И. С. Коневым и Западным фронтом, под командованием генерала армии Г. К. Жукова, который  руководил всей операцией,  как  Главком  Западного направления.

    Всего участвовало шесть общевойсковых, 2 воздушных армии и 5 корпусов.     Вся эта группировка насчитывала около полумиллиона человек и более 1.5 тыс. танков.

   Весь август и сентябрь 1942 года  советские войска вели упорные бои по захвату сильно укрепленных небольших поселений.

  Наши войска шли в лобовые атаки на хорошо укрепленные позиции без поддержки авиации и артиллерии.

     “Атаки русских проходят по раз и навсегда данной схеме - большими людскими массами. Наступающая пехота компактными группами покидает свои позиции и с большого расстояния устремляется в атаку с криком „Ура"…. Отбитые атаки повторяются снова, не щадя сил и ничего не меняя” .( Бюллетень германского командования "Опыт войны на Востоке", 14 января 1942 года).

      “Непрерывные наступательные бои пожирали людей, как пламя сухую траву… Операции оставались   незавершенными.... А раз так, то они не оправдали затраченных на них сил и средств”.( К.К. Рокоссовский «Солдатский долг»):

    Самое интересное то, что после кровопролитных боев  за малозначимые поселки и деревушки и громадных потерь наших  войск, немцы сами оставляли, с целью выравнивания линии обороны.

       27 сентября 1942 года    Ржев удалось взять, однако подошедшие немецкие резервы очень скоро  выбили наши войска из города.  1 октября 1942 года бои закончились.  

      В   Ржевско-Сычевской операции  наши  потери достигли 300 тыс. человек. Потеря танков составляла более 1 тыс. машин.

      “ Общие безвозвратные потери советских войск в сражениях на ближних и дальних подступах к Москве, продолжавшиеся  203 дня,  составили 926 тыс. человек. Немцам также был нанесен значительный урон — 615 тыс. человек убитыми, пропавшими без вести и ранеными.” (ВОВ 1941-1945 г.г. том 1.  глава  “Поражение вермахта под Москвой”).

     Как пишет А.Исаев:

  -  “Жуков   был полководцем, способным фехтовать армиями и дивизиями лучше своих коллег  Резкие выпады, мешавшие достижению целей противника, были фирменным стилем оперативного фехтования Жукова. Соответственно, его прибытие на находящийся в кризисе или требующий повышенного внимания участок фронта гарантировало Ставке повышенную эффективность действий советских войск на этом направлении и меньшие потери”.

     Да, конечно, наши войска не бежали с поля боя, показывали чудеса храбрости и героизма,   чем  прикрывали   тяжелые  просчеты командования всех степеней. Но они не выполняли поставленной задачи при этом “фехтовании” и несли огромные потери, за счет бесконечной череды контрударов до истощения  своих войск, всегда превышавшие потери противника. Об этом  свидетельствует весь 1941-42 год.

   Наше счастье, что для  этого    фехтования и контрударов,  как  говорил Главный маршал артиллерии  Н.Н. Воронов, “ силы советского тыла   были  неисчислимы..”;

   А вот  историк А. Исаев  на полном серьезе выдает очередной миф о “Геракле” и считает:

    “Вообще, одной из проблем Красной армии зимой 1941/42 г. было то, что Г.К. Жукова нельзя было клонировать и поставить дубли во главе каждой дивизии и армии. Он мог придумывать сколь угодно дерзкие и грамотные ходы, но они наталкивались на непонимание механизма ведения наступления в тактических звеньях..   Несмотря на свою неукротимую энергию и суровый характер, командующий Западным фронтом не мог стоять с наганом в руке над каждым командиром дивизии и командующим армией”.

   Это что по  А. Исаеву -  над Рокоссовским и Говоровым, будущими маршалами и командующими фронтами, и другими командующими армиями  надо было стоять с пистолетом?

   Хоть плачь, хоть смейся после таких перлов историка.

       26 августа 1942 года  Директивой Ставки № 170589   И. Сталин назначил Г.К. Жукова  Заместителем Верховного Главнокомандующего.   Как  будут затем говорить историки:

     - “В  то время  И. Сталин имел двух помощников:  Василевского,   как мыслителя -  для головы  и Жукова- как кулак и погоняло!”

    31 августа 1942 года  Г.К. Жуков прибывает в Сталинград  и пытается организовать контрудар наших войск. Прибыл в Сталинград и Г.М. Маленков

      3 сентября 1942 года И.Сталин направил Г.К. Жукову как представителю Ставки ВГК  в Сталинграде распоряжение Ставки ВГК  №170599, в котором указал:

 - “ Потребуйте от командующих войсками, стоящих к северу и северо-западу от Сталинграда, немедленно ударить по противнику и прийти на помощь сталинградцам. Недопустимо никакое промедление. Промедление теперь равносильно пре­ступлению”.

    После прорыва  к Волге 6-й немецкой армии  и начала боев в самом Сталинграде была сделана попытка восстановить фронт,  для чего правым крылом Сталинградского фронта,  (создан Директивой   Ставки № 994110 от 12 июля 1942 года, когда Г.К. Жуков  командовал  еще Западным фронтом),   наносился удар севернее города.

    Нанесение удара планировалось силами 4 танковой, 24-й, 1 гвардейской и 66-й армий. Перед войсками ставилась задача окружить соединения немецкого 14-го моторизованного корпуса в составе : 3-й и 60-й моторизованных, 16-й танковой и 76-й пехотной дивизий.     В случае успеха операции под угрозой окружения могла оказаться вся немецкая 6 армия Паулюса.

     7 сентября 1942 года  Директивой Ставки № 170601  было переброшено еще четыре дивизии (260 сд, 233сд, 258сд, 273сд), предназначавшиеся для наступления под Воронежем. В связи с этим  операция по освобождению Воронежа была отменена..

     Всего было брошено в бой восемнадцать стрелковых дивизий, около пятисот танков.

     12 сентября 1942 г. Г. К. Жуков  и Г. М. Маленков докладывали в Москву:

- “…вступление в бой армий по частям и без средств усиления не дало нам возможности прорвать оборону противника и соединиться со сталинградцами,..”( ВОВ 1941-1945 г.г. Том 1)

     До 12 сентября наши войска продолжали атаки, штурмуя немецкие позиции в лоб, без артиллерийской и авиационной поддержки, (по А.Исаеву - “визитной карточки” Г.К. Жукова)  заметим, что это уже не первый раз, т.е. своеобразный рецидив).

    Вопреки утверждениям, приведенным, в «Воспоминаниях и размышлениях» Г. К. Жукова, наступление не оказало существенной помощи сражавшейся в Сталинграде  62-й армии. В этот же период немцы захватили южную и половину центральной части города.

     Как видим,  и здесь Г.К. Жукова постигла неудача.

    16 сентября Г. К. Жуков отбыл в Москву.

    В своих мемуарах Г.К. Жуков  описывает свою с А.М. Василевским встречу со Сталиным в ночь с 12 на 13 сентября 1941 года,  во время которой  якобы и возник замысел окружения  6 немецкой армии  под Сталинградом, который   И. Сталин одобрил, но велел держать в строжайшем секрете.

    Но ведь известно, что поражение - всегда сирота, а у победы под Сталинградом после войны появляется много отцов.     Надо отметить, что Г.К. Жуков согласно записям Журнала посещений кабинета  И. Сталина   не был у него 12 и 13 сентября, а   появился  там   только  27 сентября  1942 года,  До 16 сентября  Г.К. Жуков находился вместе с Г. Маленковым под Сталинградом.

      Но как выяснилось в итоге,  первоначальный замысел  и идея  организации контрнаступления под  Сталинградом  принадлежали  Ставке и Генштабу,  Дата первоначального плана  операции  “Уран”-  30 июля 1942 года,   и на этом плане подписи  А.М. Василевского и  полковника Генштаба ( затем генерал-лейтенанта) М.М. Потапова.

   Так что получается, что за весь 1942 год генерал армии Г. К. Жуков не провел ни одной операции, которую хоть как-то можно было бы считать успешной.

   Но впоследствии Г.К. Жуков  припишет себе разработку Планов контрнаступления под  Сталинградом и руководство этим контрнаступлением,  хотя   16 ноября 1942  Г.К. Жуков  убыл из Сталинграда  на Западный фронт, чтобы готовить очередную наступательную операцию (“Марс”), которая закончится  нашей крупной неудачей, и больше в Сталинграде не появлялся.

  А  19 ноября  1942 года началось контрнаступление  под Сталинградом, приведшее к окружению  6 немецкой  армии!

     Но это не помешало Г.К.Жукову   в своих мемуарах написать,  о своем “успешном руководстве  контрнаступлением под Сталинградом”  и подробно о нем рассказывать.   А дочь Г.К .Жукова в своей книге об отце  умудрилась написать даже  такие слова  нем:

     -  “…В ноябре, перед началом победного контрнаступления (под Сталинградом- sad39), когда землю сотряс первый залп мощной артподготовки, он негромко сказал: “Ну, с Богом!...“  

    Заметим, что   в это время Г.К. Жуков находился за две тысячи км от Сталинграда…..

      Вторая Ржевско-Сычевская операция проходила с 25 ноября по 20 декабря 1942 года и проводилась теми же двумя фронтами, что и первая.

    Руководил и координировал действиями наших войск: Калининского (Комфронта  М.А. Пуркаев), Западного (Комфронта  И.С. Конев)   фронтов  и  содействующих им в этой операции  сил опять Г.К.  Жуков,  уже в качестве Зам. Верховного ГК.  Вся операция проходила под кодовым названием "Марс".

Цель операции была разгромить 9 немецкую армию, составлявшую основу группы армий «Центр», в районе Ржев, Сычёвка,

   Для проведения операции “Марс” выделялось  6 армий (20, 31 и 29-я армии  Западного фронта и 41-я. 39-я,  22-я армии Калининского фронта) в общей сложности  более  700 тыс. человек, 1700 (по некоторым данным 3300 танков). 10900 орудий и минометов

   Но  наступление наших войск     окончилось неудачей.

   Вот что пишет американский военный историк Д Гленц:

 -    “ Жуков осуществлял  операцию “Марс” в характерной для него манере. Советские атаки были массированными, он не жалел людских и материальных ресурсов, не учитывал неблагоприятные условия  местности и погодные условия. Стремясь  к победе любой ценой, он  полагался  на нажим по всему фронту  и простой маневр  танковыми и механизированными корпусами. Организованная немецкая оборона изматывала  атакующую  пехоту и отсекала ее от танков. Германское командование постепенно  собирало резервы, необходимые для  контрударов”

   Генерал армии  А .Л. Гетман, (в 1942  году генерал-майор, командовал в операции “Марс” танковым корпусом) вспоминал:

    - “Зная привычку советских полководцев бить раз за разом в лоб,  в одном и том же направлении, Клюге ( Командующий группой армии “Центр) и Модель (командующий  9 немецкой армией) не сомневались в вопрос, куда им подтягивать резервы”;

  - У нас отсутствовало должное взаимодействие с пехотой и надежное  артиллерийское и авиационное обеспечение. Пехота отставала от танков. Недостаточно было организовано подавление вражеских опорных  пунктов, особенно его противотанковых средств огнем артиллерии”.  

  Как видим,  и здесь у Г.К. Жукова   с  артиллерией, как  с его “визитной карточкой  по А. Исаеву,  тоже сплошные промахи.

    Бывший офицер оперативного управления  31 армии Западного фронта генерал-лейтенант Г.Семенов о причинах неудачи вспоминал:

-, “ если к началу наступления на направлении главного удара мы  имели превосходство в силах и средствах,  то из-за  отсутствия  в армии вторых эшелонов,  вскоре после прорыва обороны,   все наши войска  оказались втянутыми в бой,   и дальнейшее наращивание усилий  стало невозможным…”.

      Если командующие фронтами при планировании операции прошляпили и не предусмотрели  вторых эшелонов войск, то где же  был  Г.К. Жуков, который также принимал участие в подготовке и планировании операции?

    Существует версия, что немцев специально уведомили об этой операции  для переброски на этот участок всех имеющихся сил, и отвлечения их от нашего контрнаступления под Сталинградом ( операция  “Уран”) т.е. попытка представить,   что это была якобы “отвлекающая операция”, в результате которой  стало возможным окружение группировки немцев под Сталинградом (операция «Уран»),  за что мы заплатили нашим поражением в операции  “Марс”.

   Однако, следует отметить,  что отвлекающие  операции по времени, как правило,  должны начинаться  раньше основной.

    Наступление под Сталинградом началось 19 ноября 1942 года, а якобы “отвлекающая” операция “Марс” началась только  25 ноября 1942 г.!!

    Кроме  того, следует заметить  даже большую   численность   наших войск и танков :в операции “Марс” -  более 700 тыс. человек, и более 1700 танков,  против 660 тыс.  человек и 1300 танков    в наступлении под Сталинградом (“Уран”).  

    Может ли  быть в отвлекающей операции быть больший  состав сил, чем   в основной??!!!

    Так что эта версия  весьма и весьма спорна.

    Как бы там ни было,  но у  А.М. Василевского, координирующего  действия трех фронтов под Сталинградом и у Командующего Донским фронтом К.К. Рокоссовского  -  громадный успех, а у Г.К.Жукова -  опять  в который раз неудача.

       Потери же частей, участвовавших в операции “Марс”, были просто огромны:

      Общие  наши  потери .по официальным же данным - 215,7 тыс. человек, из них безвозвратные потери 70,4 тыс. человек, 1300 танков, по немецким данным наши потери около полумиллиона человек.  Потери немецкой стороны составили около 40 тысяч человек

      Вот что  пишет  “апологет” Г.К.Жукова  историк А. Исаев, в своей попытке защитить его:

     “В ноябре 1942 г., оставив реализацию плана контрнаступления под Сталинградом другим, он отвечает за подготовленный И.С. Коневым и М.А. Пуркаевым «Марс» и вынужден был наступать на грабли промахов в его планировании, которых сам он вряд ли бы допустил”.

      Но позвольте, господин А. Исаев, ведь Г.К.Жуков убыл  16 ноября, а операция  “Марс” началась 25 ноября.  Если были промахи в планировании операции,  почему он их не увидел и не устранил.  

        Прямо скажем,  весьма неуклюжая попытка  историка защитить Г.К.Жукова.

        Вот что говорит сам  Г.К. Жуков  о причинах этого  поражения  в  своих мемуарах:

   “…Разбираясь в причинах неудавшегося  наступления мы пришли   к выводу, что основной из них явилась недооценка трудностей рельефа местности…  В  данном конкретном случае  не было учтено влияние местности, на которой была расположена немецкая оборона, хорошо укрытая за обратными скатами пересеченной местности  …”

    Вот  ведь как оказывается  -  “не учли влияние местности”!!!???

     И все это после того, как,   начиная  с июня  1942 года,  именно на этой местности шли  кровопролитные  бои  и наши войска  под руководством  Г.К. Жукова, который  верный своей прямолинейной тактике и стратегии,  постоянно бросал их в лобовые атаки,    несли громадные  потери.

   А  генерал армии Г.К. Жуков не может учесть влияние местности,  на которой воюет уже полгода.

   Маршал артиллерии Н.Н. Воронов вспоминал:

  - “Жуков принципиально не признавал никаких оборонительных действий. Где бы он ни командовал, организованная им «оборона» всегда представляла собой непрерывную череду контратак и контрударов до полного истощения своих войск,  и   наше счастье,  что силы советского тыла   были  неисчислимы...».

     В опубликованных документах Ставки ВГК ( Русский архив.  Терра –Terra. Москва. 1996 г.)  нашел очень  интересный  документ,   о том,  как  сам  Г.К. Жуков оценивает  свой метод  вести боевые действия,

    Это его  письмо Члену Военного Совета Ленфронта  А.А. Жданову  в Ленинград  от  2 ноября 1941 года с   просьбой:    “.. с очередным рейсом «дугласов» отправить лично мне 40 минометов 82-мм и 60 минометов 50-мм, за что я и Булганин будем очень благодарны. Вы это имеете в избытке, а у нас этого нет совершенно…”.

      В письме Г.К. Жуков   также пишет:

  -. “ ….Как тебе известно, сейчас действуем на западе — на подступах к Москве. Основное это то, что Конев и Буденный проспали все свои вооруженные силы, принял от них одно воспоминание. К  настоящему времени сколотил приличную организацию и в основном остановил наступление противника, а дальнейший мой метод тебе известен: буду истощать, а затем бить”.

   Некоторый комментарий по письму:

   Валить вину на  своих предшественниках (Конева и Буденного) во все времена считалось неблагодарным и неблагородным  делом.

    Далее, видим   присущее Г.К. Жукову  хвастовство и преувеличенное самомнение - “сколотил приличную организацию и в основном остановил наступление  противника”.  

   Судя   по письму,  “остановил наступление противника”  только  сам Г.К.Жуков,  а не защитники Москвы?!

   Где же были  штаб фронта,   Ставка ВГК, которая как было показано выше, обеспечила еще до  момента его назначения Командующим Западным фронтом  создание и выдвижение  резервных армий для обороны Москвы?! .

   Как видим амбиций и самомнения  уже выше крыши, а  это еще  только 1941 год!.

  Что же говорить о конце войны  и после нее, когда после Победы амбиции его просто захлестнули.

    Относительно  метода  “истощать” противника, как говорил Маршал К.К. Рокоссовский  в то время   "такими   действиями мы изматывали свои войска во много раз больше, чем вражеские. Это изматывание было выгодно противнику, а не нам. Наши силы были уже исчерпаны до предела…”.

   А вот что касается “бить”, то  в   Ленинграде,  Г.К. Жуков, как Командующий  Ленфронтом,  не смог выполнить задачу - пробить кольцо блокады  и соединиться с войсками  54 армии Волховского фронта.

    Он выделил для этого только   уже  понесшую в боях потери 115-ю стрелковую дивизию, и недавно  сформированную,  и  необученную вести бой на суше 4-ю бригаду морской пехоты. Никак не подкреплял  это наступление  введением дополнительных сил,  для развития встречного наступления для соединения с 54 армией   маршала Кулика.    Это было сделано, как он объяснял Начальнику Генштаба Б.М.Шапошникову,  из-за недостатка сил и средств. Г.К.Жуков ошибочно ждал штурма немцев на других участках фронта, которого не было.

       Но практически сразу  после его убытия в Москву силы и средства  нашлись,  и    в середине октября  1941 года,   по приказу Ставки ВГК  на восточные рубежи  Ленинградского фронта,    для  соединения с 54 армией  были переброшены  четыре  стрелковые дивизии   8-ой армии   из Ораниенбаумского  плацдарма,  5 стрелковых дивизий с различных участков Ленинградского фронта,  и  6-ая  бригада морской пехоты.

     К  сожалению,   время уже было упущено и   сыграло  против нас.

   За прошедшие почти полтора месяца, после выхода к Неве и Ладожскому озеру, немцы успели создать вокруг  Ленинграда глубоко эшелонированную осадную оборону  с железобетонными и  земляными сооружениями, прикрытыми минными полями и проволочными заграждениями.

    Поэтому прорвать блокаду мы смогли только 18 января 1943 года

   Прибыв в Москву,   Г.К. Жуков  обращается в осажденный Ленинград с просьбой о высылке минометов, которых  там имеется,  как он пишет, “в избытке”.  Но  когда он  был сам в Ленинграде, то ему  не хватало сил и средств?!.

   Действительно Ленинградцы в условиях суровой блокады производили много оружия и даже поставляли его для защиты Москвы. В  декабре 1941 года  было направлено 100 полковых пушек и 150 минометов.

3 марта 1943 года войска 30-й армии Западного фронта вошли  в пустой город Ржев, в котором оставался лишь арьергард  9-й немецкой армии, создававший видимость присутствия войск.   9 немецкая армии  оставила Ржевско-Вяземский выступ, проведя операцию по  скрытному отводу войск. Это позволило им  перебросить  их в район Курска.

      Только   безвозвратные потери Красной  армии   в ходе  всей  Ржевской битвы 1942—1943 годов составили 605 900 человек, общие потери .около  1.5 млн. человек.

    Битва за Ржев была жестокой  и кровавой мясорубкой  и  не была выиграна.  Основная цель – разгром  9  армии, как основной группировки группы  армий “Центр”  немцев  не достигнута.

Но она имела значение для победы во всей войне,  и  отодвинула  линию фронта от Москвы ещё на 130—160 километров.

      18 января 1943 года  в результате операции “Искра” блокада Ленинграда была прорвана,

       Г.К. Жуков рассказывает в мемуарах  об этой операции подробно, но как всегда и кое- что приписывая себе:

    - “…В начале января 1943 года Ставка поручила  мне  и  К.Е. Ворошилову  координацию действий  Ленинградского  и Волховского  фронтов   по прорыву  блокады Ленинграда..”

    А вот как было в действительности:  

     Директивой Ставки ВГК № 170696  от 2 декабря 1942 года,  за подписью И.В. Сталина,   был утвержден план операции «Искра».   В соответствии с  этой  директивой (п.6)  «координация  действий  Волховского  и Ленинградского  фронтов  поручена маршалу Ворошилову  К.Е».  

    Как видим,  фамилии Г.К. Жукова здесь нет.  

   С   25 декабря  1942 года   при подготовке  операции «Искра» по  прорыву  блокады Ленинграда    К.Е. Ворошилов уже находился   Ленинграде и готовил эту операцию.

    Г.К. Жуков  прибыл в Ленинград только 10 января, а 12  января утром началась операция.  

   18 января 1943 года блокада  Ленинграда была прорвана.

    Но и здесь в истории остался Г.К.Жуков, а  роль   К.Е. Ворошилове скромно умалчивается…  

   В начале 1943 года (февраль - апрель)  Г.К. Жуков координирует стратегическую операцию «Полярная звезда»   Ленинградского,  Волховского  фронтов  и   Северо-Западного фронта, по разгрому немецкой группы армий «Север», и освобождению Ленинградской области

.  Операция завершилась провалом — ни одна из поставленных целей достигнута не была.

   Потери советской армии в операции «Полярная Звезда» убитыми, ранеными,  пропавшими   без  вести  составили около 280 000 человек.   Потери немецкой группы армий «Север»  составили  около 78 000 человек.

   И опять, что мы видим в мемуарах Г.К. Жукова?  Никакого упоминания об этой операции, причинах поражения, как будто ее  и не было!  Он ограничился только упоминанием о том, что   “ в  то время  находился  на Северо-Западном фронте, которым командовал Маршал Советского Союза  С.К.Тимошенко”.

       В то же время подробно расписывает  бои в районе Белгорода и о своем активном участии   в подготовке Курской битвы.

      Здесь хочу   привести слова В.М. Молотова, который   ценил Г.К. Жукова, считал его  и  К.К. Рокоссовского  нашими лучшими  полководцами.

    Но   вот что он пишет о мемуарах  Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления» :  

    « ...Рецензию на эту книгу я писать отказался. В книге Жукова там, где на фронте дела хорошо, это как будто заслуга Жукова и его предложение. Там, где мы терпели поражение и допускали ошибки, якобы виноват Сталин...».

    В разгроме немцев на Курской дуге Г.К.Жуков принимал участие как представитель  Ставки ВГК  на   Центральном, Брянском и Западном фронтах, на Воронежском фронте представителем Ставки был А.М. Василевский.

     Как всегда  и здесь Г.К. Жуков в своих мемуарах  и далее в разных выступлениях несколько преувеличивал свою роль в подготовке плана  Курской операции и ее проведении.

     Так  он пишет,  что 4 июля  1943 года  был в штабе Центрального фронта,  у К.К.Рокоссовского,  и после получения информации от  пленного  немца  о начале немецкого наступления в 3 часа утра 5 июля, на вопрос К.К. Рокоссовского:  

   -“Что делать? Докладывать в Ставку или дадим приказ на проведение контрподготовки?”   Он ответил:   “ Отдавай приказ. Время терять не будем”

   А далее говорит:  “ В  2 часа 20 минут я отдал приказ о начале контрподготовки”.

     Но в действительности   все было иначе.

     Вот что пишет сам К.К. Рокоссовский  в письме Главному редактору Военно-исторического журнала В.А. Мацуленко по поводу  воспоминаний  Г.К Жукова опубликованных  в ВИЖ ( 1967 г .№9):

     -  “В своих воспоминаниях он  широко описывает якобы проводимую им работу  у нас   на фронте в подготовительный период и в процессе  оборонительной операции.

        Вынужден  сообщить с полной ответственностью, с подтверждением, если нужно, живых свидетелей, что изложенное Г.К. Жуковым не соответствует  действительности и выдумано им.

       Находясь у нас в Штабе в ночь перед началом  вражеского наступления,   Г.К. Жуков отказался даже санкционировать мое предложение  о начале контрподготовки, предоставив это решение мне, как Командующему фронтом, Решиться на  это мероприятие надо было немедленно, т.к. на запрос Ставки не осталось времени…”

     Таким образом, Г.К. Жуков самоустранился  от решения вопроса, побоявшись личной ответственности! .

    А.М. Василевский, находясь на Воронежском фронте у генерала Н.Ф.Ватутина,  лично санкционировал приказ на начало контрподготовки.  

       К.К. Рокоссовский  в 02 часа 20 минут  сам отдал этот приказ!!.

       Как впоследствии  стало известно, по показаниям пленных,  это было  всего за десять минут до  планируемого начала артиллерийской подготовки противника!

        Вот какая цена была этого приказа.

       Свое   наступление  немцы начали только в 05.30.

     Далее К.К. Рокоссовский в письме продолжает:  “В   Ставку позвонил Г.К.Жуков примерно около 10 часов 5 июля, доложив по ВЧ в моем присутствии Сталину о том, что Костин (мой псевдоним) управляет войсками  уверенно,  и что наступление противника  успешно отражается. Тут же попросил разрешения убыть ему  к Соколовскому (генерал–полковник С.Д. Соколовский – командующий Западным фронтом – sad39 ).     После того разговора немедленно уехал.    Вот так фактически выглядело пребывание Г.К. Жукова  на Центральном фронте.   В подготовительный к операции период Г.К. Жуков у нас на Центральном фронте не бывал ни разу”.

     Причем Г.К. Жуков отправился на Западный фронт, к Соколовскому, где была оперативная пауза, а на Центральном  фронте решалась судьба сражения, и  был критический момент – выдержат ли наши войска в обороне немецкое наступление или нет.

    И опять защитники Г.К. Жукова  тут как  тут.    

   Вот тот же историк А.Исаев:  «…Утверждения К.К. Рокоссовского об отъезде Г.К. Жукова в первый день операции не подтверждается документально».

  Это уже   недозволенные приемы по «реабилитации» Жукова,  историк явно потерял чувство меры. Что  письмо К.К. Рокоссовского разве не документ??!!!

     В феврале 1944 года Жуков координировал действия 1-го и 2-го Украинских фронтов на Правобережной Украине.

    “В  окружении  оказалась  Корсунь-Шевченковская  группировка врага. Десять его дивизий и одна бригада оказались в котле — всего 59 тыс. человек, 313 орудий и около 70 танков и штурмовых орудий. Ставка, указала  своему представителю Г. К. Жукову на отсутствие подготовленного плана операции по ликвидации окруженной группировки” (ВОВ 1941-1945 г.г. том 1.).

         Вот что  пишет  Маршал Советского Союза М.В.Захаров (в ту пору начальник штаба 2 Украинского фронта):

     "Создалась довольно напряженная обстановка. В этих условиях координировавший действия 1-го и 2-го Украинских фронтов Маршал Советского Союза Жуков не сумел организовать достаточно четкого взаимодействия войск, отражавших натиск врага, и был отозван Ставкой в Москву." ("Красная Звезда", 11 февраля 1964 г.).

    “12 февраля 1944 года общее руководство всеми войсками, привлеченными для ликвидации окруженной Корсунь-Шевченковской группировки, Ставка возложила  на командующего 2-м Украинским фронтом И. С. Конева.” (ВОВ 1941-1945 г.г. том1).

  С октября 1942 года по март 1944 года Г.К. Жуков  непосредственно не командовал войсками фронтов, а  координировал действия командующих фронтами  по указаниям Ставки ВГК, вмешиваясь в действия  командующих фронтов, но при этом не неся персональной ответственности  за действия войск.  В этом случае если успех, то это его заслуга, если  неудача - виноват командующий.

    С    1 марта   по 15 мая 1944 года Г.К. Жуков командовал  1 украинским фронтом, вместо тяжелораненого Н.Ф. Ватутина.

    О первых его шагах в этой новой должности -  непосредственного командования войсками, вспоминает  начальник инженерных войск  1 Украинского фронта  генерал –майор Б.В. Благонравов:

     “ Г.К. Жуков, только вступив в командование, собрал командиров ночью на совещание. Там, на основании кратких докладов, одних он готов был представить к наградам, других снять с должности, третьих отдать под суд, а четвертых просто расстрелять.   При этом Маршал широко использовал непереводимые русские выражения и ко всем обращался исключительно на «ты», хотя на брудершафт прежде ни с кем не пил.    Когда же я попросил обращаться ко мне без мата и угроз, оторопевший маршал выхватил маузер. Я в ответ схватился за парабеллум и сказал, что жду Вашего выстрела.  После недолгой паузы Г.К. Жуков свой маузер спрятал…”.

    Так что  хамство  Г.К.Жукова  действительно легендарно и тут уж никуда не денешься,  и ничем  его оправдать нельзя, разве только недостаточным воспитанием и образованием.

     В конце марта 1944 года в районе Каменец-Подольска попала в окружение немецкая 1-я танковая армия генерала Хубе,  насчитывавщая до 200 тыс. человек в 23 дивизиях, в том числе 10 танковых и 1 моторизованная. В случае ее уничтожения  Гитлер  лишился бы половины танковых сил, находившихся на Восточном фронте.

  Однако,  командование  1 Украинским фронтом во главе с Г.К. Жуковым,  не сумев   правильно определить направление прорыва  немцев, которые начали прорываться в северо-западном направлении, сосредоточили основные силы фронта  в юго-западном направлении. В результате  1 танковая армия немцев вырвалась из окружения,  сохранив основные силы.

  Как полагают многие историки,  если бы прорыв не удался и 1-я танковая армия немцев была бы уничтожена, это бы коренным образом изменило стратегическую обстановку на советско-германском фронте. Вполне вероятно, Румыния бы уже тогда, в апреле 44-го, вышла бы из войны и повернула оружие против немцев.

  Летом 1944 года Г.К Жуков,  как представитель Ставки, координирует действия 1-ого (Маршал И.С.Конев) и 4-ого Украинских (генерал И. Петров)  фронтов во Львовско-Сандомирской операции.  При  успехе  всей операции в целом,   она развивалась  не так,   как было задумана по плану. Не  предусмотрели возможные действия противника при прорыве его обороны. Время операции было затянуто.

  Г.К. Жуков  здесь  даже  признал свою личную  вину как координатора действий фронтов, что было крайне  редко:

  -  "Мы, имея более чем достаточные для выполнения задачи силы, топтались перед Львовым, а я, как координатор действий  двух фронтов,    не использовал  эти силы там, где было необходимо, не сманеврировал ими для успеха более быстрого и решительного, чем тот, который был достигнут". (ВИЖ. 1987, №12).

   16 ноября 1944 года И.Сталин  отстраняет Г.К. Жукова от координации действий фронтов и  назначает Командующим 1 Белорусским фронтом, а К.К. Рокоссовский  переводится на  2 –ой  Белорусский фронт.

      Все последующие  операции, проводимые  1 Белорусским фронтом ( Г.К.Жуков)      совместно с 1 Украинским ( И.С. Конев)  и 2 Белорусским  фронтом (К.К. Рокоссовский)   на завершающем этапе  войны были успешными, и  проводились в условиях  добивания уже поверженного противника,  при абсолютном нашем превосходстве в силах, хотя сопротивление немецких войск было еще очень упорным.

     Приближался конец войны, естественно мы и союзники по антигитлеровской коалиции  думали о взятии Берлина.   После Висло-Одерской операции   продвижение советских  войск на  запад из-за упорного сопротивления немцев несколько замедлилось, нужна была передышка, и мы  остановились в 70-80 км от Берлина.

    Американцы, почти не встречая сопротивления, форсировали Рейн,  и у западных союзников появился шанс войти в Берлин раньше нас.

    Но  после анализа обстановки  и оценки своих  возможных потерь  -  порядка 100000 человек,  Главнокомандующий союзными войсками Д.Эйзенхауэр отказался от штурма Берлина. Несмотря на требования  У. Черчилля,  идти на Берлин решил, он решил,   что это   «слишком высокая цена за престижную цель, особенно если учесть, что нам потом придётся отойти и уступить место другим парням», имея в виду, что часть Берлина  в соответствии   с договоренностями  все равно придется уступить  Советскому Союзу”,

     О своем  решении  еще 28 марта 1945 года  он сообщил И.Сталину.

    11-12 апреля 1945 года американцы   вышли к Эльбе и захватили несколько плацдармов на ее восточном берегу и остановились.

    США хотели выиграть войну с возможно  меньшими человеческими потерями,     вопрос сохранение жизни своих солдат для западных союзников  оказался  главенствующим,  чем  штурм Берлина,  и они от него отказались.

      16 апреля 1945 года началась Берлинская наступательная  операция – завершающая операция Великой Отечественной Войны 1941-1945 г.г.   Она  проводилась с 16 апреля по 8 мая 1945 года силами трех фронтов -   1 Белорусского (Г.К. Жуков), 1 Украинского (И.С. Конев), 2 Белорусского (К.К, Рокоссовский), с участием Войска Польского.

     Ударами 1-го  и  2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов намечалось прорвать оборону противника на Одере и Нейсе, окружить и уничтожить основные силы берлинской группировки и,  выйдя на Эльбу, соединиться с войсками  союзников.

    Численный состав  наших войск в операции  - 2 062 000 человек.

    Советские войска превосходили противника: в личном составе — в 2,5 раза, в артиллерии и танках - в 4 раза, в самолетах - более чем в 2 раза

    “На главном направлении действовали войска 1-го Белорусского фронта, которым командовал маршал Г. К. Жуков, являвшийся одновременно заместителем Верховного Главнокомандующего. Войска фронта наносили три удара. С кюстринского плацдарма наступали четыре общевойсковые и две танковые армии. Уже на шестой день операции они должны были взять Берлин. Севернее и южнее плацдарма атаковали две общевойсковые армии. Отрезав противника от Берлина, им предстояло на одиннадцатый день выйти к Эльбе” (ВОВ.1941-1945 г.г.  том 5).

    Главным  препятствием на пути к Берлину для  1-ого  Белорусского фронта были Зееловские высоты.  Проведенный  штурм этих высот    маршалом Г.К. Жуковым вызывает  до настоящего времен самые противоречивые оценки историков, начиная от  “мясорубки”, под лозунгом  “мы за ценой не постоим”,   заканчивая тем, что это была “гениальная операция”,  которая не допустила  отход 9 немецкой армии  с  этого плацдарма  в Берлин и облегчила  его штурм.

   Одним из тех, кто считает, что это была “гениальная операция”  является историк  А.Исаев. Вот что он пишет  буквально захлебываясь от восторга:

      “…Штурм хорошо укрепленной полосы немцев на Зееловских высотах Г.К. Жуков организовал так, что остается только снять шляпу и сказать: «Какой же вы хитрый, дяденька, Георгий Константинович!”  

    ( Тысячи погибших остались на Зееловских высотах,  и вот перед ними, а не перед Г.К. Жуковым  надо снять Вашу шляпу, господин  А.Исаев, а  лучше склонить голову!  -sad-39).

   --  “ простой и гениальный план Жукова по вводу в сражение  танковых армий был всесторонне продуманным и отвечал обстановке”.

      По плану  операции, утвержденному Ставкой,  Зееловские высоты предполагалось взять ударами общевойсковых армий  1-ого Белорусского фронта,  а  1-ую  гвардейскую  танковую армию М.Е.Катукова и 2-ую гвардейскую армию С.И.Богданова, направить  в обход с севера и северо-востока.

     Но Жуков изменил план Ставки.

      На   Зееловские высоты   Г.К. Жуков, верный   своей любимой  стратегии,  пошел на лобовой штурм - “восток-запад”,   явно  с целью  опередить в овладении лаврами  победителя Берлина своего соперника -  Командующего 1 Украинским фронтом И.С. Конева, войска которого  наступали  с юга.

 Вот это факт “соревнования” защитники Г.К. Жукова, в том числе и А.Исаев,  категорически не хотят воспринимать и всячески его отвергают,  выставляя  основной довод  -  надо было не допустить   отхода  9 немецкой армии  с  этого плацдарма  в Берлин для усиления его обороны  и  усложнения  его штурма.

Подробно о штурме Зееловских высот, оценке его историками и о том,  к какой кровавой “мясорубке” привело решение Г.К. Жукова о вводе в сражение за  высоты   16 апреля  1 гвардейской танковой армии  М.Е. Катукова и 11 танкового корпуса генерала И.И.Ющука на абсолютно не подавленную и глубоко эшелонированную  оборону немцев на высотах,    и те громадные потери, которые мы там понесли,         рассказано в статье “О мифах и фантазиях историка А.Исаева о штурме Зееловских высот”, размещенной в моем блоге.

      Не заметив отвода немецких войск первой линии обороны, артиллерийская подготовка была проведена Г.К. Жуковым  фактически по пустому месту, гигантский огневой удар ушел в песок.

    Вот что представлял   по Г.К. Жукову этот огневой вал на пустое место:

    - 1 млн. 197 тысяч снарядов, это- 2450 вагонов, что составило 98 тыс. тонн металла.,

        Итог этого “гениального”  решения Г.К. Жукова подвел один из главных участников событий на Зееловских высотах - Командующий 1-й гвардейской танковой армии М.Е. Катуков:

   - «… Когда мы вышли к Зееловским высотам, развернулись и устремились вперед, все наши попытки успеха не имели. Все, кто высунулся вперед, моментально горел, потому, что на высотах стоял целый артиллерийский корпус противника (а это мощные пушки Pak-38 (50 мм), Pak-40 (75 мм), 88 мм: Pak-43 (полевые) и Flak-37 (зенитные) и др..), а оборона на Зееловских   высотах сломлена не была…

    Ведь у меня погибло 8 тыс. танкистов, 4 командира бригады, 22 комбата, несколько командиров полков, две сотни танков…”

    Вот такова оценка Маршала бронетанковых войск стратегии “непобедимого Маршала” и его “гениальной” операции!!!

   Директор мемориального центра «Битва на Зееловских высотах» Герд-Ульрих Херманн   в 2005 году на памятных мероприятиях в год 60-летия сражения в интервью «РИА Новости» привел следующие цифры потерь:

     -“При штурме Зееловских высот, который длился с 16 по 19 апреля 1945 года, погибли 33 тысячи советских и 5 тысяч солдат Войска Польского, 12 тысяч военнослужащих вермахта”.

      Безвозвратные наши потери только 1 Белорусского фронта на Зееловских высотах за 4 дня боев, составляют половину от всех безвозвратных потерь   всех фронтов в Берлинской операции!!!.

        Но Г.К. Жуков, как и его апологет историк А.Исаев,  считал, что он поступил правильно и в своих мемуарах пишет:

  , - “когда проанализировал построение войск фронта, то в наших решениях     ошибок не было… Однако, следует признать, что нами была допущена оплошность, которая затянула сражение на один, два дня.    При подготовке операции мы несколько недооценили сложность характера местности в районе Зееловских высот, где противник имел возможность организовать труднопреодолимую оборону ”.

      Обратите   внимание, не “мною”,  а “нами” и всего лишь “оплошность”, и опять - “недооценили характер местности..”

     И сколько человеческих жизней стоила эта “оплошность?!”

     Как выше было показано после неудачной операции “Марс” Г.К. Жуков причиной этого назвал также - “не учли влияние местности”, это там, где бои проходили чуть ли не целый 1942 год!!!

     Так что же,   за два года Войны и кровопролитных сражений    Г.К. Жуков так и не научился учитывать влияние местности?!!

    Где же непревзойденное искусство полководца, как утверждают его ярые защитники?

   Теперь о сбережении солдатских жизней, что защитники Г.Жукова ставят ему в заслугу  

     Вот приказы маршалов Жукова,и Конева,   отданные в один и тот же день- 20 апреля 1945 г., которые подтверждают  их “соревнование” по взятию Берлина, что упорно отрицают защитники Г.К. Жукова:

-    “ Исх.167.    20 апреля 1945г. «Командующим 3-й и 4-й гв. танковыми армиями. Войска Маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин. Исполнение донести. Конев”

- “Исх.10624. 20 апреля 1945 г. 21.50      1-й гвардейской танковой армии поручается историческая задача первой ворваться в Берлин и водрузить знамя Победы. Мною Вам поручено организовать исполнение. Пошлите от каждого корпуса по одной лучшей бригаде в Берлин и поставьте им задачу не позднее 4 часов утра 21 любой ценой ворваться а окраину Берлина и, не медля, донести для доклада т. Сталину и объявления в прессе.   Жуков. Телегин”.

    И опять мы видим у Г.К. Жукова – “любой ценой”.

      Эти телеграммы говорят еще и   том, что факт соревнования между Г.К. Жуковым и И.С. Коневым налицо,

     Факт соревнования подтверждают и следующие слова генерал.-лейтенанта Телегина, члена Военного совета 1 Белорусского фронта, который вспоминал, что у Командующего фронтом Г.К. Жукова  была только одна цель:

  - «...не медлить, не мешкать, искать слабое место... Но если этого места нет — наваливаться массой техники, давить ею. Пускай это будет стоить нам жертв и потерь, но надо как можно быстрее рваться к Берлину.      Да, мы считались с тем, что придется при этом понести потери в танках, но знали, что даже если и потеряем половину, то все же еще до 2 тысяч бронеединиц мы введем в Берлин, и этого будет достаточно, чтобы взять его».

  Теперь очередной миф   А Исаева о “Геракле”;

     .- “Назначение Георгия Константиновича на трудные участки фронта означало снижение потерь за счет его квалификации”.  

        При этом защитники Г.К. Жукова,  утверждая, что у него всегда потери были меньше, чем у других Комфронтами, имели  в виду при этом  потери - в процентах от общей численности войск, которые действительно у Жукова были меньше за счет всегда большей численности его войск.

   Вот так эти историки и “туманят” нам мозги о сбережении солдатских жизней, умалчивая о реальных   потерях, которые у Жукова были больше.

        Московская наступательная операция : т
   - Г.К.Жуков (Западный фронт), войск всего – 748,7 тыс.чел; Безвозвратные потери (БП) - 101,19 чел, что составляет - 13,5% от численности войск.
   - И.С. Конев (Калининский фронт ), войск всего – 192,2 чел ; БП – 27,34, что составляет 14,2 % от численности войск.  

    Итог: у Жукова процент потерь  меньше, реальные же потери почти в 4 раза больше

      Берлинская наступательная операция :
-    Г.К. Жуков (1 Белорусский фронт ), войск всего – 908,5 тыс. чел; БП – 37,61 тыс. чел; что составляет   4,14% от численности войск..
.-    И.С. Конев (1 Украинский фронт), войск всего – 550,9 тыс. чел ;  БП – 27,58 тыс. чел; что составляет   5% от численности войск.
   Итог: хотя у Жукова процент потерь  меньше, реальные же потери почти в 1,5 раза больше

      Так где же реальное  “снижение потерь за счет его квалификации”? !

   . 25 апреля 1945 года части 1 Украинского фронта встретились на Эльбе с частями 1-ой американской армии, которые стояли там уже две недели и не шли на Берлин.   Д. Эйзенхауэр сдержал свое слово и не захотел, как он говорил, жертвовать жизнью американских парней.

    Завершилось полное окружение Берлина, Судьба фашистской Германии была решена, Было только неясно, когда последует полная и безоговорочная капитуляция вермахта. Но это было уже не так важно.

    А гибель наших солдат еще продолжалась.

    За 23 дня, с 16 апреля по 8 мая, потери Красной армии и входивших в ее состав частей Войска Польского составили 361 367 солдат и офицеров, из них безвозвратные потери (убитыми) - 78 300 человек.

     
     На завершающем этапе войны Берлинская операция превратилась в кровавую мясорубку для советских солдат и офицеров при несоразмерно возросших и огневой мощи наших войск, и их военного искусства!.

     Среднесуточные потери наших войск в Берлинской операции составляли 15700 человек это целая дивизия!!!  

   Для сравнения:   Среднесуточные наши потери в наступлении под Москвой — 10 910 человек, под Сталинградом — 6392, на Курской дуге — 11313; в Белоруссии ( операция “Багратион”) — 11262 человек.

        Во что говорит известный историк Ю. Жуков о своем однофамильце:

   - “…На протяжении недели он безжалостно жертвовал тысячами солдатских жизней. Заставлял части 1-го Белорусского фронта вести кровопролитные бои за каждый квартал германской столицы. За каждую улицу, каждый дом. Добился капитуляции берлинского гарнизона 2 мая. Но, если бы эта капитуляция последовала не 2 мая, а, скажем, 6-го или 7-го, можно было бы спасти тысячи наших солдат. Ну, а славу победителя Жуков стяжал бы и так…”.

     Могу согласиться только с одним высказыванием господина   А. Исаева, что. “проведенный Г.К. Жуковым штурм Берлина действительно стал советской атомной бомбой…”,   но по количеству наших потерь в этой операции..

    2 мая в   01.00    рации 1-го Белорусского  фронта получили сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост»      

     Слава полководца,   взявшего Берлин и Рейхстаг и принявшего капитуляцию Германии,   прошла мимо К.К. Рокоссовского и   И.С.Конева, войска последнего директивой Сталина были 28 апреля остановлены у вокзала Анхальтер,   в сотни    метров от Рейхсканцелярии.

    А для Г.К. Жукова загремели медные трубы славы!

- 8 мая 1945 года в 22.43 по центрально-европейскому времени (в 00.43 9 мая 1945 года) в берлинском предместье Карлсхорсте был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии.   От СССР капитуляцию принял и подписал Акт Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.

.- 24 июня 1945 года в Москве,  на Красной площади,  состоялся исторический Парад Победы в честь Победы Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне.

     Парад Победы принимал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Командовал парадом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский.

Вот фрагмент речи Г.К. Жукова на Параде Победы : “…Мы победили потому, что нас вел к победе наш великий вождь и гениальный полководец, Маршал Советского Союза — Сталин!”

      Но после смерти И.Сталина Г.К.Жуков, в отличие от многих других военачальников, начнет его обвинять во всех наших неудачах и неуспехах в войне.

- 7 сентября 1945 года в столице поверженной Германии, Берлине, у Бранденбургских ворот состоялся Парад Победы союзных войск во Второй мировой войне. Командовал парадом английский генерал-майор Эрик Нэйрс (комендант Британского Сектора в Берлине). От  Советского Союза парад принимал маршал Г. К. Жуков -. Главнокомандующий  Группой
советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ).

      Но хорошо известно, что не все выдерживают испытания медными трубами славы, что случилось, видимо, затем с Г.К.Жуковым.  

      Кто знает, может быть, Г.К. Жуков посчитал, что недостаточно оценили   его военные заслуги и он достоин большего. Он, вероятно, был по-прежнему в состоянии эйфории Главного Победителя в войне, что еще усилило    его и так   чрезмерную амбициозность и тщеславие, вседозволенность, отсутствие чувства щепетильности.

    Помните его амбиции в письме А.А. Жданову еще   в ноябре 1941 года, приведенные выше?

В марте 1946 года Г.К. Жуков назначен на должность Главнокомандующего
Сухопутными войсками и замминистра Вооружённых Сил СССР.   В 1946 году маршала Жукова, обвиняют, и далеко не без оснований, в раздувании своих заслуг в победе над Германией.

     Дальнейший    жизненный путь   Г.К. Жукова полон взлетов и падений, обусловленный его полным неумением играть в политические игры..  Для него начались сплошные поражения….

     1 июня 1946 года состоялся Высший Военный Совет под председательством И Сталина,   Н а этом совете Г.К. Жукова обвинили в утере скромности, зазнайстве, амбициозности,  приписывании себе разработку и проведение операций,   к которым он не имел никакого отношения.

     И.Сталин не простил Г.К. Жукову и того, что во время Берлинской операции. он изменил план Ставки, который был сориентирован на политические цели.- как можно быстрее выйти на соприкосновение с союзниками на Эльбе, что было задачей номер один. Жуков не посчитал эту задачу приоритетной и пошел на Берлин в лоб.

    Сам Г.К. Жуков на этом заседании заявил   что “он действительно допустил серьезные ошибки, что у него появилось зазнайство… то он, конечно, не может оставаться на посту главкома сухопутных войск и что он постарается ликвидировать свои ошибки”

     8. Июня 1946 года   по итогам заседания этого Высшего Военного Совета Н.Булганиным и А. Василевским был представлен И.Сталину проект приказа Министра Вооруженных Сил, который был им подписан (Приказ от 09.06.1946 № 009). Этим приказом Г.К. Жуков назначен командовать Одесским военным округом.

     В  1948 году возникло, инициированное И.Сталиным, так называемое “трофейное дело” наших зарвавшихся генералов, которые вывозили из Германии составами имущество и ценности для личного пользования. В эту мясорубку попал и   Г.К. Жуков, вместе со своими друзьями – генералами Телегиным, Крюковым (со своей женой –певицей Л.А.Руслановой), Терентьевым, которых посадили. Освободили их, когда Г.К. Жуков стал Министром обороны, по его личному ходатайству.

      Согласно материалам архивно-следственных дел № 0046 и № 1762 в ходе обысков у генерала В. В. Крюкова и его жены- Л. А. Руслановой были изъяты:

  - автомобиль «Horch 951А», два «Мерседеса», «Ауди», двести восемь бриллиантов, а также изумруды, сапфиры, жемчуг, сто семь килограммов изделий из серебра, сто тридцать две картины русских художников Шишкина, Репина, Серова, Сурикова, Васнецова, Верещагина, Левитана, Врубеля, Маковского, Айвазовского и других и прочие ценности.

    Поэтому удивительно сейчас смотреть ТВ фильм “Жуков”, где их представляют невинными жертвами Сталинского произвола.       Всего  за преступления, связанные с "Трофейным делом" понесли наказание 38 генералов и адмиралов.   Большинство были лишены своих высоких званий и отданы под суд..

    Не вдаваясь в подробности “трофейного дела” Г.К. Жукова, его семи «трофейно-мебельных»  вагонов, задержаных на Ягодинской таможне (вблизи г. Ковеля)  и другого имущества и ценностей, обнаруженных у него на даче, в том числе большого количество книг в переплетах с золотым тиснением, исключительно на немецком языке (при том, что он не знал немецкого),  приведу лишь выдержку из книги Н. Н. Непомнящего “Военные загадки третьего рейха”:

.   - “Не стану умалять полководческую славу маршала Жукова.  Но согласитесь - трудно представить себе возвращение из победных походов Суворова или Кутузова с обозами «личных» трофеев”!!!

       Существует Акт от 3 февраля 1948 года №3726/А  об изъятии у маршала Жукова и передаче Управлению делами Совмина СССР незаконно приобретённого
и присвоенного им трофейного имущества, ценностей и других предметов, а также его признание вины,  направленное А.А. Жданову   по этому поводу от 12 января 1948 года:   «Я признаю себя очень виноватым в том, что не сдал все это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно…».

    Г.К. Жукову было оставлено лишь имущество и ценности, приобретение которых он подтвердил соответствующими счетами    и квитанциями.

     В  этом вопросе   он проявил полное отсутствие щепетильности, что и сыграло против него в послевоенных “политических играх”

      Кстати, обыски по “трофейному делу” были не только у Г.К. Жукова, Обыскивали например и дачу И.Х. Баграмяна в 1948 году, искали “трофеи”, но ничего не нашли.

     Так что не надо выставлять одного Г.К.Жукова,  как единственного и “безвинно пострадавшего”  в этом в этом  трофейном деле.

    4 февраля 1948 года Г.К. Жуков был переведён с должности командующего Одесским военным округом на должность командующего Уральским военным округом.

     Как   впоследствии вспоминала редактор АПН Миркина А.Д., работавшая с Г.К. Жуковым над его мемуарами, когда   она спросила    его: “Почему Сталин отправил Вас в Одессу, а затем в Свердловск ? ”, то Г.К.Жуков ответил: “ Зависть в моей славе..”

     Как видим,     спустя более чем двадцать лет после окончания войны,   тщеславие Г.К.Жукова еще никак не успокоилось.

    Никакой зависти к славе Жукова у Сталина не могло быть по определению, т.к. они с этой точки зрения они были слишком разные величины,   и до славы Сталина Жукову было как до неба.   Сталин ведь в то время, можно сказать, был “Богом” на Земле.

     Вот простой пример, мы мальчишки послевоенного времени, и знать не знали о Жукове, а имя Сталина у всех было на слуху и вызывало восторг.

     О тщеславии Г.К. Жукова говорит и то, что,  несмотря на обилие наград, которыми его удостаивали, он считал, что его в этом плане “обижают”,   и не наградили за успех проведения целого ряда операций, в то время как командующие фронтами получили уже по нескольку наград. Об этом в 1946 году говорил Главный маршал авиации А.А. Новиков, которому он   в ряде бесед высказывал такое мнение.

   Это, видимо, могут подтвердить и слова     адмирала  Н, Г. Кузнецова, по мнению которого    Г.К. Жуков “очень ревностно относился к каждому листку лавра за ожидаемую победу”.

      В 1955 году  Г.К. Жукова   назначают министром обороны СССР, а в 1958 году вновь обвиняют в «бонапартизме» и увольняют с военной службы в отставку,

    Показательно, что в октябре 1957 года, когда на пленуме ЦК КПСС Жукова снимали с поста министра обороны, никто (в отличие от заседания Высшего военного совета при Сталине в июне 1946 года, когда за заступничество в пользу опального маршала можно было поплатиться жизнью) не сделал попытки смягчить критику в адрес Жукова.

      Вот что говорит о Г.К. Жукове Главный маршал авиации Голованов:

“…..Стиль общения с людьми после ухода из жизни Сталина у Георгия Константиновича, к сожалению, не изменился, я бы сказал, он даже обострился, что и привело к тому, что ему пришлось оставить работу. Я был, пожалуй, единственный из маршалов, который посетил его сразу после его освобождения от должности министра обороны, хотя его отношение лично ко мне не было лучшим…”

   Ветеранам службы помниться "жуковская тройчатка", с помощью которой мгновенно решалась судьба офицера или генерала: снять с должности, снизить в воинском звании, уволить со службы (без пенсионного обеспечения).

   Маршал Рокоссовский: «Жуков повелевал, а не руководил».
    Маршал Бирюзов:   "С момента прихода товарища Жукова на пост министра обороны в министерстве обороны создались невыносимые условия.   У Жукова был метод - подавлять".

   То, что Г.К. Жуков после всех разбирательств и признания своего зазнайства   продолжал  приписывать   себе участие в тех операциях и событиях войны, к которым не имел отношения,   свидетельствуют и его мемуары, вышедшие в 1969 году.

    Безусловно, Г.К.Жуков - знаковая и многогранная историческая личность, один из плеяды наших выдающихся полководцев Великой Отечественной войны. и воспринимать его    только позитивно или только негативно, идеализировать, как единственного непогрешимого и непобедимого полководца нельзя.

    Маршал Г.К. Жуков символизировал целую эпоху, и как говорил наш знаменитый писатель – фронтовик Виктор Астафьев был “продуктом своего времени и этим все определено”.

    Маршала Г.К.Жукова создал И. Сталин. Не будь Сталина,   не было бы и Жукова. Он вознес его до небес, а затем,  увидев в нем чрезмерную амбициозность, опустил на землю…

   Но что бы ни было, Маршал Г.К. Жуков в нашей истории занимает видное  место.

   Относительно оценки действий наших командующих фронтами на войне и их успешности, то привожу вот такие данные из книги военного историка А.Б. Мартиросяна “На пути к Победе”:

   -   “За годы войны командующими фронтами побывали 43 маршала и генерала. За период с 5 августа 1943 г. по 9 мая 1945 г. прозвучало 363 салюта в честь побед наших войск. Так вот, на долю войск под командованием Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского   выпала  честь удостоиться 61 салюта...

   В таком количестве, как войскам под командованием Рокоссовского. Москва не салютовала никому!

    Каждый шестой салют - в честь войск под командованием Маршала Рокоссовского!”

    Вот Вам и ответ на вопрос, кто был нашим самым успешным Маршалом- полководцем в Великой Отечественной войне.

    В заключение хотел бы привести слова сына Д. Эйзенхауэра,   Джона, 23-х летнего лейтенанта американской армии, который был вместе с отцом в августе 1945 года во время его официального визита в СССР, по приглашению И.Сталина. Они побывали в  

   На банкете, в Ленинграде,   Г.К.Жуков попросил его произнести тост.

    Молодой человек сказал: «Я слышал, как вы славили лидеров союзных стран, маршалов, генералов, адмиралов и поднимали за них бокалы.    А я хочу предложить тост за самого важного русского всей Второй мировой войны. Господа, прошу вас поднять бокалы за простого солдата Красной армии!»

   На мой взгляд, этот молодой человек еще много лет назад поставил точку в спорах о   звании “Маршал Победы”.

   “Маршалом Победы”    является    самый важный русский всей Мировой войны - простой солдат Красной Армии и никто другой!!

    30 июня 2020 года у деревни Хорошево Ржевского района Тверской области.  Президент России Владимир Путин и Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко открыли Ржевский мемориал Советскому солдату – истинному Маршалу Победы.

 


Главное за неделю