Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

О полете В.М. Молотова на бомбардировщике ТБ-7 в Англию и США в 1942 году, об открытии Второго фронта и операции “Бодигард”

О полете В.М. Молотова на бомбардировщике ТБ-7 в Англию и США в 1942 году, об открытии Второго фронта и операции “Бодигард”

В этом году исполнилось 75 лет полету В.М. Молотова в Англию и США для переговоров о заключении соглашений о сотрудничестве в войне с фашистской Германией и открытию Второго фронта.
В 1942 году в войне с фашистской Германией ситуация для Советского Союза начала складываться довольно драматически. Наши войска потерпели поражение в Крыму и под Харьковом. Немецкие войска начали стремительно продвигаться на запад, к берегам Каспия и верховьям Кавказа.
В этих условиях СССР начать добиваться от союзников открытия Второго фронта в 1942 году, чтобы отвлечь с Восточного фронта часть немецких дивизий.
С этой целью весной 1942 года В.М. Молотов по указанию И.В. Сталина направляется в Англию, а затем и в США для переговоров о заключении соглашений о сотрудничестве в войне с Германией и об открытии Второго фронта.
Перелет В.М, Молотова в Англию и США осуществлялся на военном самолете - бомбардировщике ТБ-7.
Сам перелет нашей делегации во главе с В.М. Молотовым в 1942 году из Москвы в Англию и затем в США во время войны с Германией и те задачи, которые были решены в результате можно по праву считать историческими. Более подробно о перелете будет рассказано ниже.
Главными задачами советской делегации В.М.Молотова было согласова¬ние единой коалиционной стратегии — обсуждение жизненно важной проблемы открытия второго фронта в 1942 г., укрепле¬ние антифашистской коалиции, и подписание договора с Великобританией о дружбе и военном сотрудничестве и Соглашения с США.
И.Сталин телеграфировал У.Черчиллю: «Я уверен, что данный договор будет иметь величайшее значение для укрепления дружественных отношений между нашими двумя странами и Соединенными Штатами
В ходе этих переговоров 26 мая 1942 года в Лондоне был заключен договор между СССР и Англией «О союзе в войне против гитлеровской Германии и ее союзников в Европе и о сотрудничестве и взаимопомощи после войны».
Стороны обязались оказывать друг другу взаимную помощь в войне. Статьи договора, посвященные послевоенному периоду, предусматривали сотрудничество СССР и Англии в деле сохранения безопасности и экономического процветания в Европе, взаимопомощи в случае нападения Германии или объединившейся с ней страны .
7-я статья Договора гласила: «Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон обязуется не заключать никаких союзов и не принимать участия ни в каких коалициях, направленных против другой Высокой Договаривающейся Стороны».
Договор заключался сроком на 20 лет. Но 7 мая 1955 г. Советское правительство аннулировало этот договор в связи с грубым нарушением его условий Великобританией.



Подписание договора между СССР и Великобританией о союзе в войне против Германии.
Сидят (слева направо): И. М. Майский (посол СССР в Англии), В. М. Молотов, А. Иден, У. Черчилль. Лондон, май 1942 г.


11 июня 1942 г. в Вашингтоне было подписано Соглашение между США и СССР «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии». Такие соглашения Соединенные Штаты подписывали со всеми странами, получавшими помощь по ленд-лизу.



Президент США Франклин Рузвельт и В.М. Молотов в период подписания Соглашения между СССР и США.
Вашингтон июнь 1942г


Также в ходе переговоров с Англией и США было принято Совместное Коммюнике, опубликованное 12 июня 1942 года, в котором указывалось, что «достигнута полная договорённость в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году».
Однако в 1942 году вместо создания второго фронта в Европе англо-американские войска высадились в Северной Африке и провели Северо-Африканскую десантную операцию (операция "Факел";). Открытие второго фронта было перенесено на 1943год. Но и в этот год второй фронт не был открыт. Союзные войска, проведя Сицилийскую десантную операцию в 1943 году, отвлекли от восточного фронта лишь не более 6–7% сил вермахта.
Советский Союз продолжал нести главное бремя войны.
Наши союзники два года под разными предлогами оттягивали открытие Второго фронта, пока не увидели, что фашистская Германия может быть разгромлена и без их участия.
На Тегеранской конференции 1943 года наши западные союзники обязались открыть Второй фронт в мае 1944 года.
Высадка союзных войск в Нормандии – операция “Оверлорд, проводившаяся с 6 июня по 31 августа 1944 года стала самой крупной десантной операцией в истории. В ней приняли участие около 3млн. человек.
6 июня 1944 года считается официальной датой открытия Второго фронта.
До настоящего времени остается достаточно мало известным фактом, что операция “Оверлорд” и Белорусская наступательная операция “Багратион” (23 июня – 29 августа 1944года) - крупнейшая операция Красной армии на завершающем этапе войны, были связаны между собой договоренностями, достигнутыми в ходе Тегеранской конференции (29 ноября – 1 декабря 1943 года).
В решениях этой конференции было сказано, что “…военные штабы трех держав должны держать тесный контакт друг c другом в отношении предстоящей операции в Европе и согласовать план мистификации и обмана противника в отношении этих операций…”.
Реализация этих решений Тегеранской конференции началась в самом начале 1944 года.
Все мероприятия по дезинформации и мистификации осуществлялись в соответствии с планом операции получившей название “Бодигард”.
В разработке этого плана и его реализации, наряду с британским и Объединенным англо-американским штабами, принял участие и Генеральный штаб Красной армии.
Но впоследствии участие Генерального штаба в этой операции нашими союзниками, как и другие операции союзников во Второй мировой войны с нашим участием, было забыто…
Например, в воспоминаниях генерала Д. Эйзенхауэра, руководившего высадкой союзнических войск в Нормандии, отсутствует даже упоминание об участии Генштаба Красной армии в разработке плана стратегической дезинформации противника при подготовке этой операции.
Не упоминал об этом и У.Черчилль в своей оценке событий по открытию Второго фронта.
Процесс разработки плана операции “Бодигард” и усилия английской и американской разведки по его реализации освещались во многих работах английских и американских историков (А. Браун Хитрости операции “Бодигард”, У. Брюэр “Обманывая Гитлера. Нормандская уловка”, О.Плетт “Бодигард” Тайный план, который обеспечил день “Д””, -2004г. и др.)
Но в них также не было никакого упоминания о причастности Генерального штаба Красной армии к разработке плана этой операции и упоминания о соответствующих решениях Тегеранской конференции.
Но что удивительно и наши историки молчали об этом до недавнего времени. А мы ведь постоянно твердим о борьбе с фальсификацией истории и умалении роли СССР в победе над фашистской Германией.
Спрашивается, почему такие важнейшие моменты нашего военного сотрудничества с союзниками во Второй мировой войне проходят мимо наших докторов и профессоров военной истории, которых развелось бесчисленное количество…
Только совсем недавно вышли книги В.И. Лота “Неизвестный “Багратион” и “Операция “Бодигард”: Потерянный след””, где впервые рассказывается о взаимодействии советских и английских разведывательных служб при подготовке проведения операций "Оверлорд" и "Багратион", что позволило ввести в заблуждение немецкую разведку и создать благоприятные условия для начала этих операций.
Это взаимодействие позволило ввести высшее германское командование в заблуждение относительно начала наступления союзников и советских войск в ходе летней кампании 1944 года, скрыть подготовку англо- американских войск к форсированию пролива Ла-Манш, успешно начать наступление войск Красной армии на советско-германском фронте, там, где противник этого не ожидал.
Целью проведения операции “Бодигард” было скрытие от противника реального места проведения десантной операции союзников, времени начала операции и состава сил, которые должны были принять участие в открытии второго фронта.
Проект плана операции “Бодигард” начал разрабатываться в Лондоне в начале января 1944 года специальным подразделением - Лондонская контролирующая секция (LCS), сформированным по указанию премьер-министра У. Черчилля.

План операции “Бодигард” предусматривал проведение одновременно 35 дезинформационных операций оперативно-тактического уровня.
Главной из них являлась операция “Фортитьюд” (“Стойкость”), которая в свою очередь разделялась на «Фортитьюд-Север» и «Фортитьюд-Юг». Предусматривались также операции «Титаник», «Лунный свет», «Вендетта», «Медная голова»… и др.
Реализация плана “Бодигард” осуществлялась по трем основным направлениям:
- Распространение ложных сведений о времени и месте высадки экспедиционных сил союзников;
- организация визуального обмана разведки противника путем создания в определенных районах Британских островов ложных признаков сосредоточения войск и военной техники, концентрации плавучих и иных транспортных средств;
- взаимодействие с Генеральным штабом Красной армии.
К распространению ложных сведений привлекались даже люди, игравшие роли двойников видных английских военачальников.
Так Клифтону Джеймсу, служившему в британской армии, и который был очень похож на фельдмаршала Бернарда Монтгомери, в ходе операции “Медная голова” было поручено изображать его в поездках в Гибралтар и Северную Африку, в то время как сам Монтгомери находился в Англии и готовил высадку сухопутных войск в Нормандии.



Фельдмаршал Б. Монтгомери ( слева) и Клифтон Джеймс-его двойник (справа)


Как видим сходство просто поразительное.

“Появление” Монтгомери в Гибралтаре и Африке должно было убедить германское командование в том, что удар будет нанесен со стороны Средиземного моря, с юга Франции, а вовсе не с севера.
25 мая 1944 года К. Джеймс вылетел в Гибралтар на личном самолете премьер-министра Уинстона Черчилля.

На приеме в его честь в резиденции губернатора Гибралтара Джеймс красочно рассказывал о «плане 303» — захвате Франции с юга. И естественно немецкий агент, который вполне мог присутствовать в резиденции в числе гостей, отправил эту информацию в Берлин. На что и был расчет этого мероприятия.
Затем К.Джеймс все на том же самолете У. Черчилля улетел в Алжир, где несколько дней публично появлялся с командующим войсками союзников на Средиземном море Генри Уилсоном. В Алжире он находился до дня «Д»- дня высадки в Нормандии
Вся операция «Медная голова» (Copperhead) заняла пять недель.
(В 1954 году К. Джеймс написал книгу «Я был дублером Монти», по которой был снят фильм).


Карта операции “Бодигард”


При выборе места высадки англичанам также пришлось пойти на хитрость.
Исследовать побережье оккупированной немцами Франции было невозможно, т.к. оно было занято немцами.
И тогда британское радио обратилось к гражданам с просьбой высылать в редакцию открытки и личные фотографии из довоенных отпусков на нормандском побережье Франции. Будто бы эти фотографии войдут в экспозицию музея искусства и археологии Эшмола в Оксфорде. Потом эти фотографии внимательно изучали в штабе, для выбора места высадки.

Сотни специально подготовленных людей сутками сидела у микрофонов, имитируя радиопереговоры и запуская в эфир дезинформацию. Одним из мест, куда союзники хотели оттянуть немецкие силы, было побережье Норвегии. И эти люди бесконечно обсуждали в эфире суровый климат и катание на лыжах.
Бессмысленные диалоги улетали в немецкие штабы, где их дотошно изучали, составляли отчеты и делали выводы.
В результате этой дезинформации тысячи немецких солдат, были переброшены в Норвегию, в район Тронхейма.
Конечно, помимо этого действовали и настоящие агенты. Все это называлось операцией «Фортитьюд-Север».
В операции «Фортитьюд-Юг» ее участники должны были убедить противника в том, что основной удар произойдет в районе Кале — в трех сотнях километров от нормандских пляжей и в сорока километрах от британского Дувра.
Вся операция “Фортитьюд” должна была обеспечить реализацию следующих целей:
- убедить немецкое командование, что основное вторжение в Нормандию будет проводиться в районе пролива Па-де-Кале или Норвегии, а сосредоточение войск в Южной Англии является лишь отвлекающим маневром, а основные действия развернуться в Бельгии и Норвегии;
- что летом 1944 года союзники намерены нанести решительный удар на Балканском направлении.

8 февраля 1944 года в Генеральный штаб Красной армии, в Управление специальных заданий Генштаба (начальник - генерал-майор Н.В. Славин), руководившим деятельностью советских военных миссий за рубежом, поступило от английского посольства письмо - обращение к советскому командованию о принятии участия в разработке плана “Бодигард”, а также Меморандум, в котором был изложен замысел этого плана.
12 февраля было получено такое же обращение от американской военной миссии в Москве.
И начались работы по согласованию этого плана и разработка мероприятий нашего Генштаба по его реализации.
1 марта 1944 года представителями советского и англо-американского командования был подписан протокол “Об утверждении плана “Бодигард”.
После подписания этого плана В.М. Молотов доложил И.В. Сталин о готовности Генштаба к реализации “плана мистификации и обмана противника”, который одобрил замысел операции.
Разведывательное управление Генштаба Красной армии (ГРУ ГШ) разработало направления по которым было необходимо провести мероприятия по дезинформации германского верховного командования. При этом предполагалось демонстрировать подготовку вторжения совместно с британскими войсками в Норвегию и обозначить реальную подготовку к широкому наступлению Красной армии на Балканах.
Непосредственно проект плана участия нашего участия в операции ‘Бодигард’ разрабатывался ГРУ ГШ (начальник генерал-лейтенант Ф.Ф. Кузнецов) и Разведывательным управлением Главного Морского Штаба ВМФ (начальник – контр-адмирал М.А. Воронцов).
К концу марта 1944 года РУ ГМШ ВМФ представило мероприятия, которые планировалось провести силами Черноморского и Северного флотов в апреле- мае 1944 года для введения в заблуждение противника на северном и южном флангам советско-германского фронта.
Так дезинформационные мероприятия на Черноморском флоте предполагали, что в указанные сроки начнется “сосредоточение транспортных и десантных средств в портах Поти и Батуми”.
Целью этого сосредоточения якобы является подготовка крупной десантной операции силами флота и войсками Красной армии для внезапной высадки на Черноморское побережье Болгарии и Румынии с целью удерживания вражеских сил на Балканах.
Была организована утечка сведений “об ускоренном ремонте десантных средств и техники…, сосредоточении армейских частей, численностью до 2-х пехотных дивизий в районе Поти и Батуми”, а также о сосредоточении на “территории портов и вблизи их армейских переправочных средств и армейских инженерных и саперных частей, и организована подготовка к строительству временных причалов”.
Были организованы тренировочные посадки выделенных частей Красной армии на корабли флота и десантные средства, полеты разведывательной авиации для фотографирования побережья Болгарии, усилен радиообмен десантной группы со штабом флота, подготовка навигационных данных по водам Болгарии, описания ее побережья и передача этих данных на корабли которые должны были участвовать в “десантной операции”.

Был также разработан перечень мероприятий по плану “Бодигард” для Северного флота (Командующий флотом адмирал А.Г. Головко).
Но в отличие от Черноморского флота все усилия Северного флота, направленные на демонстрацию подготовки к десантной операции должны были сопровождаться реальными действиями.
Предлагалось наносить авиационные бомбовые удары по объектам на побережье Северной Норвегии, организовать совместные учения выделенных для десантной операции сил Северного флота и Карельского фронта, сосредоточить войска численностью до одной дивизии в Мурманске и районе бухт Кольского залива.
Командующему Карельским фронтом (Командующий фронтом генерал армии К.А. Мерецков) были направлены указания о создании версии, которая должна дойти до противника и убедить его в том, что летнее наступление Красной армии начнется не ранее конца июня 1944 года.
Кроме того, Командующим Карельским фронтом и Северным флотом было поручено заставить противника поверить в версию предполагаемого наступления Красной армии на Северную Финляндию и Норвегию, во взаимодействии с англо-американским дивизиями, якобы группирующимися с такими же задачами в Шотландии и Северной Ирландии – до шести дивизий и Исландии - одна дивизия.
Эта версия должна быть распространена путем передачи необходимых сообщений через агентов противника, находящихся в распоряжении “Смерш”, распространения слухов и “утерей” документов партизанами.
Генеральный штаб Красной армии в качестве объектов нападения наметил Петсамо, Киркенес и Берлевог.
Уже 26-28 апреля 1944 года авиация Северного флота наносила непрерывные бомбовые удары по району Берливог, с задачей подавления батарей и огневых точек противника. В налетах участвовало 28 бомбардировщиков , 16 штурмовиков и 50 истребителей.
Кроме того, был нанесен удар по Кибергнес четырьмя Ил-2 и 12 истребителями.
24 апреля 1944 года Командующему Северным флотом поступило указание:
“…В целях дезинформации противника надлежит совместно с Карельским фронтом демонстрировать подготовку к десантной операции на Северное побережье Норвегии, в районе Берлиог. Для десанта Командующим Карельским фронтом будет выделено 3-4 стрелковых батальона, которые должны с частями морской пехоты пройти совместные учения по подготовке к десантной операции…”.
Это указание выполнено, была проведена посадка 3-х батальонов 14 армии Карельского фронта на транспортные средства, с выходом кораблей в море.
Силами Северного флота была произведена постановка мин на выходах из ближайших баз противника, произведена высадка разведгрупп на побережье от Вадсе до Берливог, деятельность разведывательной авиации достигла максимальной интенсивности. Усилился радиообмен между радиостанциями флота и общевойсковых армий.
Разведотделом Северного флота была передана противнику ложная информация, что в Шотландию вылетели советские офицеры армии и флота для координации действий в Северной Норвегии.
Все мероприятия Северного флота и Карельского фронта проводились целенаправленно и в нарастающем темпе, активно демонстрируя подготовку к вторжению в Северную Норвегию.
В период проведения дезинформационных мероприятий весной 1944 года на побережье Норвегии, от полуострова Варангер до Тромсе, активно действовали разведывательные и диверсионные группы Северного флота.
Такая боевая активность сил Северного флота и Карельского фронта являлась как бы подтверждением подготовки советским командованием, совместно с британским войсками, операции вторжения в Норвегию во второй половине 1944 года.
Начальник РУ Генштаба генерал-лейтенант Ф.Ф. Кузнецов 7 июля 1944 года сообщил в британский генеральный штаб:
“Советское командование считает необходимым довести до Вашего сведения информацию о выполнении плана “Бодигард”, касающуюся демонстрации подготовки наступления на Скандинавский полуостров во взаимодействии с англо-американским войсками…. Проводимые мероприятия советским командованием свидетельствуют об эффективном воздействии на противника…”.
С мая 1944 года осуществлялись дезинформационные мероприятия и по дипломатической линии Наркоматом иностранных дел СССР и британским внешнеполитическим ведомством.
Министерству иностранных дел Швеции были направлены ноты, которыми предлагалось предоставить право заправки горючим самолетов союзников, которые могли сделать вынужденную посадку на шведской территории. Английское правительство запросило разрешение завести на территорию Швеции необходимое количество авиационного горючего. Это также не могло остаться незамеченным для немецких агентов в Швеции, которых в этой стране, соблюдавший нейтралитет в войне, было более чем достаточно.
Обо всех этих действиях сообщалось командованию армии союзников.
Постоянно поддерживались соответствующие контакты Генштаба и командования армии союзников по операции “Бодигард”.
Ниже приводится одно из последних посланий британской военной миссии в Москве от 25 июля 1944 года относительно выполнения плана “Бодигард” и продолжения взаимодействия по этому плану.




22 августа 1944 года главе британской миссии в Москве был направлен ответ РУ ГШ, согласованный с начальником Генштаба маршалом А.В. Василевским и одобренный В.М. Молотовым.
Этим письмом завершилась полугодовая переписка РУ ГШ с британским командованием, посредством британской миссии в Москве, в рамках взаимодействии по плану “Бодигард”.
В этом письме доводилось до сведения английской стороны, что “…советский Генеральный штаб полностью согласен с политикой сковывания возможно больших сил противника в Скандинавии, Италии и иа Балканах … В проводимых Советским Правительством мероприятиях и боевых действиях на летний период 1944 года продолжают осуществляться меры, предусмотренные планом “Бодигард”.
Участие советской стороны в плане “Бодигард” осуществлялось до конца 1944 года.

Мероприятия, проводившиеся при взаимодействии генеральных штабов вооруженных сил СССР Великобритании и США по плану “Бодигард” ввели германское верховное главнокомандование в заблуждение, скрыли место время и состав сил англо- американских войск, и позволили осуществить форсирование Ламанша там, где противник этого не ожидал. Противник был также введен в заблуждение относительно замыслов летних операций на восточном фронте ( операция “Багратион”) и западном фронте.

В своем послании от 6 июня 1944 года И.Сталин информировал У. Черчилля:
“Ваше сообщение об успехе начала операции “Оверлорд” получил. Оно радует всех нас и обнадеживает относительно дальнейших успехов.
Летнее наступление советских войск, организованное согласно уговору на Тегеранской конференции, начнется к середине июня на одном из важных участков фронта… “. (Имеется ввиду операция “Багратион”)
Таким образом, СССР не просто просил и настаивал на открытии Второго фронта (операция “Оверлорд”), но и активно помогал своим союзникам в открытии Второго фронта, участвуя в операции “Бодигард” .
И об этом следовало бы почаще напоминать нашим бывшим союзникам по антигитлеровской коалиции, которые постоянно пытаются принизить решающую роль СССР в победе над фашизмом во Второй мировой войне.
А теперь о перелете В.М. Молотова на переговоры в Англию и США на бомбардировщике ТБ-7 в 1942 году, в результате которых были официально оформлены наши взаимоотношения с союзниками в общей борьбе с фашистской Германией и подписано совместное Коммюнике о создании Второго фронта в 1942 году..
Главный маршал авиации А.Е. Голованов, командующий авиацией дальнего действия, рассматривая несколько вариантов полета в Лондон и Вашингтон, выбирал самый короткий по расстоянию и времени путь. Полет через Аляску слишком долог.
Был выбран казалось-бы самый парадоксальный вариант: лететь без сопровождения истребителей на дальнем бомбардировщике из Москвы в Лондон, а потом через Исландию и Канаду — в США. Голованов считал эту трассу наиболее подходящей и безопасной потому, что даже если немецкая агентура каким-то образом узнает о готовящемся визите советского руководителя в Англию и США, то вряд бы такой они могли бы предположить такой маршрут перелета высокой правительственной делегации через территории, занятыми немцами.


Маршрут полета ТБ-7 в Англию и США


Для полетов решили использовать наиболее мощный по тем временам хорошо проверенный скоростной высотный четырехмоторный тяжелый бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8).
Этот самолет создан в ОКБ А.Н. Туполева, конструктором самолета был В.М.Петляков. В 1938 году состоялся первый полет самолета и затем было начато серийное его производство под названием ТБ-7.
После гибели В.М. Петлякова в 1942 году самолет стали называть Пе-8.
По дальности полета и бомбовой нагрузке самолет даже в первые годы Второй мировой войны не имел конкурентов среди подобных машин, включая и знаменитый американский Б-17, названный «летающей крепостью». При полной заправке топливом максимальная дальность полета серийного самолета ТБ-7 выпуска 1941 г с двумя тоннами бомб составляла: с двигателями АМ-35А - 3600 км, с М-40 или М-30 - 5460 км, с М-82- 5800 км.
Практический потолок -12000 метров.
Скорость -400км/час
Экипаж боевого самолета состоял в зависимости от назначения из 8-11 человек.

Вот отзывы специалистов об этом самолете:
- Генерал-майор авиации П. Стефановский, летчик-испытатель ТБ-7: «Многотонный корабль своими летными данными превосходил на десятикилометровой высоте все лучшие европейские истребители той поры»;
- Генерал-майор авиации В. С. Шумихин: «На высотах свыше 10 тысяч метров ТБ-7 был недосягаем для большинства имевшихся в то время истребителей, а потолок 12 тысяч метров делал его неуязвимым и для зенитной артиллерии»;
- Авиаконструктор В. Б. Шавров: «Выдающийся самолет. На ТБ-7 впервые, раньше, чем в США и Англии, были подняты пятитонные бомбы». Пятитонная бомба была сброшена с ТБ-7( Пе-8) на Кенигсберг 29 апреля 1943 года;
- Профессор Л. Л. Кербер: «…Недоступный на максимальном потолке своего полета ни зенитным пушкам, ни истребителям того времени ТБ-7 был самым сильным бомбардировщиком в мире»;
- Американский военный историк Джон Тейлор: «На высотах 26250–29500 футов его скорость превосходила скорость германских истребителей Ме-109 и Хе-112».
Самолётом такого типа периода Второй мировой войны, превосходящим ТБ-7, был только американский стратегический бомбардировщик B-29.
Но он был разработан в 1942 году.


Дальний бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8)


Так что были у нас перед войной с Германией современные самолеты, превосходящие западные образцы.
Бомбардировщик ТБ-7, бортовой номер № 42066, выделенный 746 полком авиации дальнего действия тщательно проверили, заменили один из двигателей, вместо бомб установили дополнительные баки с горючим, что позволило увеличить дальность полета. Установили кислородные баллоны, ведь полет должен был проходить постоянно на высоте около 10 000 метров.
В центральном отсеке установили пассажирские сидения. Все пассажиры летели в меховых комбинезонах, их снабдили кислородными приборами. Температура за бортом доходила до минус 40°С, в “пассажирском салоне” было также холодно.
Перед полетом В.М. Молотова был проведен пробный полет ТБ-7 в Англию.
Для этого полета был составлен смешанный экипаж из 12 человек, состоявший из летчиков полярной авиации и военных летчиков.
Командиром экипажа назначили майора С. Асямова, на счету которого было уже несколько десятков вылетов на этом самолете. Вторым пилотом был назначен майор Э. Пусэп, имевший на счету 30 ночных дальних боевых вылетов для нанесения ударов по объектам в тылу Германии.
28 апреля 1942 года ТБ-7, пилотируемый майором С. Асямовым, взлетел и как ожидалось через 7 часов 10 минут 29 апреля, в 4 часа утра по Гринвичу благополучно приземлился в Англии, на аэродроме Тилинг.

Но затем, как пишет в своей книге “Дальняя бомбардировочная. Воспоминания Главного маршала авиации” А.Е.Голованов, случилось непредвиденное:
…В 6 часов 25 минут семь человек, включая четверых из состава экипажа, на приготовленном для них самолете вылетели с аэродрома Тилинг в Лондон, где и приземлились в 9 часов 05 минут, о чем мы получили сообщение из посольства в Англии.
О благополучном прилете нашего экипажа в Англию мною было доложено Сталину. Мы были довольны тем, что наши предположения оправдались. Но наша радость оказалась преждевременной. Видимо, в Лондоне те, кому следует, узнали об истинном назначении прилета нашего самолета.
На следующий день майор С. А. Асямов в сопровождении членов нашей военной миссии полковника Пугачева, инженера 2-го ранга Баранова и помощника военного атташе по авиации майора Швецова в 9 часов утра вылетел из Лондона в Тилинг на английском самолете типа «Фламинго».
На самолете, кроме наших товарищей и четырех членов английского экипажа, находились офицер связи воздушного министерства Вильтон и офицер связи подполковник Эдмондс, оба — разведчики. Самолет благополучно прибыл в Тилинг, а затем вылетел в Ист-Форчун (как впоследствии сообщило воздушное министерство, для осмотра аэродрома и самолетов). Из Ист-Форчун самолет вылетел в Лондон.
В районе Йорка, в 200 милях от Лондона, с ним произошла авария, в результате которой все десять человек, находившиеся в самолете, погибли.
…. Стало очевидно, что некоторые высокопоставленные лица в Великобритании знали о готовившейся встрече руководителей нашего государства с президентом Соединенных Штатов Америки и явно не желали ее….
.. Поскольку пресечь или отдалить эту встречу обычными дипломатическими путями (а этих путей в дипломатии всегда имеется великое множество) уже оказалось невозможным, эти лица пошли на крайние меры, надеясь если не сорвать, то во всяком случае поелику возможно оттянуть ее. Ведь эта встреча должна была решить вопрос об открытии второго фронта в Европе в 1942 году, к чему склонялся президент США Рузвельт против чего категорически возражал премьер Великобритании Уинстон Черчиль.
…Все было сделано по всем правилам искусства: погиб экипаж английского самолета, погибли два представителя английского государственного ведомства. Для расследования происшествия назначена специальная комиссия, в которой предложено принять участие и нам. Простые люди в Англии могли искренне поверить в происшедшее несчастье. У нас такой веры не было...
…Известие о гибели Асямова произвело сильное впечатление на Сталина. Он долго молчал, а потом, покачав головой, сказал:
— Да, хорошие у нас союзники, ничего не скажешь! Гляди в оба и во все стороны. — Вновь помолчал и спросил: — Ну что же нам теперь делать? Встреча с Рузвельтом должна обязательно состояться! Вы еще что-нибудь можете предложить?
— Могу, товарищ Сталин, — ответил я, так как вопрос этот нами уже был продуман. — Летчик Пусэп, находящийся сейчас в Англии, является командиром корабля. Он полярный летчик, привыкший по многу часов летать на Севере без посадки, да и во время войны ему приходилось подолгу быть в воздухе, поэтому он один приведет самолет домой. Здесь мы пополним экипаж, и можно будет отправляться в путь.
— Вот как! А вы уверены в этом?
— Да, уверен, товарищ Сталин.
— Ну что же, действуйте!
Велико было удивление англичан, когда тяжелый четырехмоторный бомбардировщик с одним летчиком (этим летчиком был майор Пусеп-sad39) поднялся в воздух, лег курсом на восток и через несколько часов благополучно приземлился на своем аэродроме...
Вскоре после возвращения самолета я был у Сталина. Он спросил, можно ли лететь к Рузвельту, и, получив утвердительный ответ, дал указание готовить самолет для полета в Вашингтон. Взглянув внимательно на меня, сказал, что в Америку полетит Вячеслав Михайлович Молотов.
— Этого никто не должен знать, — продолжал Сталин. — Чем быстрее будет организован полет, тем лучше. Ответственность за этот полет лежит лично на вас”.


Майор Э. Пусэп


К 10 мая 1942 года самолет ТБ-7 был подготовлен к вылету.
Э.К. Пусэпу очень пригодился опыт полярного летчика. Еще в 1937 году Пусэп участвовал в поисках пропавшего в Арктике летчика Сигизмунда Леваневского. Вместе с известнейшими полярными летчиками он прокладывал трассы над просторами советского Севера.
В экипаж майора Э.К. Пусэпа вошли второй пилот В.М. Обухов, штурманы С.М. Романов и А.П. Штепенко, бортовой техник и его помощник А.Я. Золотарев и С.Н. Дмитриев, стрелок носовой башни И.П. Гончаров, радисты Б.Н. Низовцев и С.К. Муханов, воздушные стрелки Д.М. Кожин, П.В. Сальников, Г.Ф. Белоусов и В.И. Смирнов.

19 мая на аэродром прибыл В.М. Молотов и сопровождающие его лица в количестве девяти человек.
Всех одели в меховые комбинезоны, выдали парашюты и кислородные приборы, проинструктировав как всем пользоваться. Стрелок–радист Д. Кожин должен был каждые 15 минут проверять состояние пассажиров, чтобы они не спали при надетой кислородной маске и случайно не перегнули подающую кислород резиновую трубку.
В 18ч. 40 мин. 19 мая самолет поднялся в воздух с аэродрома Быково, пересек линию фронта и территорию оккупированную немцами, а также два моря – Балтийское и Северное. Летели на предельной для самолета высоте, в кислородных масках. Чтобы не подвели двигатели, их поочередно отключали, чтобы дать им отдохнуть.
Приземлились на знакомом по прошлому полету аэродроме Тилинг. После церемонии встречи В.М. Молотов и члены делегации направились на автомашинах в город Данди, а оттуда на поезде в Лондон.
Переговоры по подписанию Договора с Англией проходили трудно.
У. Черчилль категорически отказывался подписывать договор, в который были включены территориальные проблемы о принятии наших послевоенных границ с Польшей и Румынией и о признании за нами территории Прибалтики.
Только после снятия с разрешения И.Сталина территориального вопроса договор 26 мая 1942 года был подписан Молотовым и Иденом.
Тем не менее, У.Черчилль не подписал Коммюнике о создании Второго фронта в 1942 году.
Но он был вынужден подписать этот документ позже, когда Молотов вернулся вновь в Лондон из США с Коммюнике, подписанным Рузвельтом.
Хотя при этом не изменил себе и “подсунул свинью”, в виде “Памятной записки”, в которой указал, что британская сторона не считает себя связанной обязательствами, изложенными в Коммюнике.

В ночь с 27 на 28 мая 1942 года ТБ-7 вылетел в США.
Полет ТБ-7 в США согласно ранее разработанному маршруту должен был пройти через Исландию и о. Ньюфаундленд.
Самолет ТБ-7 благополучно приземлился на аэродроме в Рейкьявике.
Следующая посадка должна быть на Ньюфаундленде. Англичане настойчиво рекомендовали экипажу приземлиться на аэродроме Гандер.
Однако один американский летчик, оказавшийся в то время в Рейкьявике, сказал Пусэпу: «Я знаю, кто с вами летит. Не стоит лететь на Ньюфаундленд, куда вам советуют британцы, — там всегда туман и вы можете разбиться. А в Гус-бее удачный климат, там вы точно удачно сядете». И он показал на карте месторасположение американской базы Гус-бей.
Э.Пусэп вспоминал: «Летели мы по трассе, которую утвердило командование, но летели осторожно и я убедился, что американский летчик был прав. Отвернув самолет от туманов, я сел в солнечном Гус-бее, что было полной неожиданностью для англичан».
После вылета из Гус-бее наш самолет сопровождал до Вашингтона (при полете через Канаду) американский В-17.

29 мая во второй половине дня ТБ-7 приземлился в Вашингтоне.
Переговоры в США прошли успешно.
11 мая 1942 года Посол СССР в США Максим Литвинов и Госсекретарь США Кордел Халл подписали Соглашение между Советским Союзом и США «О принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии».
Также было подписано Коммюнике, в котором указывалось, что «при переговорах была достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году».



Американские офицеры рассматривают советский бомбардировщик ТБ-7 (Пе-8), доставивший в Вашингтон делегацию во главе с В.М. Молотовым

Американцы восторженно высказывались о нашем самолете и высоким мастерством его пилотов.
Восхищенный профессионализмом и мужеством советских летчиков президент США Франклин Рузвельт выразил желание встретиться, поблагодарить и лично пожать руки членам экипажа бомбардировщика.

Возвращение назад было также по этому маршруту.
Как вспоминал Э. Пусэп, англичане предложили экипажу возвращаться не прежним маршрутом, а через Африку и Иран. И когда В.М.Молотов обратился к Пусэпу, чтобы узнать его мнение, то он ответил ему, что в это время года над пустынями Северной Африки держится высокая температура, и моторы просто не выдержат.
Как видим англичане еще раз предприняли попытку “подложить свинью”.
Возвращение из Америки оказалось ещё труднее, самолёт попал в сложную метеорологическую обстановку между Ньюфаунлендом и Гренландией. Началось его обледенение, пропала связь. Летели вслепую.
Но благодаря мастерству штурмана А. П. Штепенко, которого сослуживцы звали “навигационным «богом», самолет ни разу не уклонился от правильного курса.
Утром 13 июня ТБ-7 благополучно приземлился на Центральном аэродроме в Москве.

Так 75 лет назад закончился этот по праву исторический и весьма рискованный в условиях войны перелет ТБ-7 в Англию и США, в ходе которого были подписаны важнейшие документы по нашему сотрудничеству с союзниками в войне с фашистской Германией.
20 июня 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза майору С. Асямову (посмертно) майорам Э. Пусэпу, С. Романову и А. Штеменко. Остальные члены экипажа также были удостоены государственных наград.


Главное за неделю