Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

Стихи о море и моряках

Аура утра, экстазы зари

Аура утра, экстазы зари,
Море под светом денницы горит.

Вольная воля вместилась в простор,
Просто исторгнув природы восторг.

Как не поверить в реальность богов
В этом величье, где даль без оков,

Нет где границы и нет где краёв,
Явь где прекрасней восторженных снов.

Прибой, провалами чернея

Прибой, провалами чернея,
Всё рокотал и рокотал,
Как будто била батарея
В уступы неприступных скал,

Где разместились стаи птичьи,
Считая крепостью жильё.
Они поверили в величье
Тех скал, надёжно где житьё,

Где недоступен ты врагам,
Волне тяжёлой недоступен
И потому весёлый гам
Вплетали в басовитый бубен.

Неистовый прибой весь в пене, как скакун

Неистовый прибой весь в пене, как скакун,
Пытается достичь, занять простор средь дюн.

Казалось бы, легко, ведь нет преград из скал,
Но лишь песок один, седой, как аксакал.

Но нет, тщета, тщета, мечта недостижима,
Отброшена волна простором, как пружиной.

И вновь всё тот же вид и те ж потуги тщетны.
Бежит волна, бежит, а дюны безответны.

Прибой ворчит, вздыхая тяжко

Прибой ворчит, вздыхая тяжко,
Прибой измучился, бедняжка,
Ломиться в берега извивы,
Волной врываться в гладь залива
Из года в год, из века в век,
Волной взмывая вниз иль вверх.

Неужто он второй Сизиф,
Хотя совсем и не спесив?
Он раб и ветра и луны
И потому-то так уныл,
И потому, вздыхает тяжко.
Таким, как он, не знать поблажки.

Впечатление от каждого дня отпуска

Вьются волны, как кудель,
Отмель, белую постель,
Покрывая мягкой пеной.

Ветер лижет соль морскую,
Брызги резво атакуя.
Он не любит быть степенным.

Солнце море амальгамой
Кроет многоцветья гаммой.
Монохром не по душе.

Чайки криками простор,
Подчеркнуть чтоб свой восторг,
Оглашают в вираже.

А я слушаю, внимаю,
Птичью стаю понимаю,
Понимаю резвость бриза

В лени сладкой, полудрёме,
Что, конечно, тоже ёмко,
Как безделье, я им признан,

Признан сонной этой жизнью,
От которой я в восторге
Благотворно и бесспорно
Возле самой моря кромки,
Где горланят чайки громко,
Где волна и ветер нежный,
Можно жить прикрывши вежды.

А я так и поступаю.
Баю-баю, баю-баю,
Я в шезлонге засыпаю.

Волны, как стадо бизонов

Волны, как стадо бизонов,
Бьются о скалы со звоном
Лбами, как будто из стали,
Статью, пришедшей из дали.

Бьются упорно и долго.
Камни встречают их колко,
Выставив острые грани.
Волны ж таранят и ранят.

Что им гранитная гордость,
Если в запасе есть времени твёрдость.
И потому-то, победу пророча,
Точат утёсы да точат,
Ухают, грозно грохочут,
Словно безумцы хохочут.

Ракушки блещут словно бриллианты

Ракушки блещут словно бриллианты
В сиянии прерывистом селены,
И берег, выделяясь пенным кантом,
Себя считает украшением вселенной.
А он ведь прав, по-своему, но прав,
Ведь он действительно есть украшенье ночи,
Которая спокойствие приняв,
Взирает на пейзаж, что беспорочен.
Здесь нету лишнего, один покой окрест,
Который с радостью несёт не тяжкий крест.

Не быть чтобы морю невзрачным

Не быть чтобы морю невзрачным,
Медузы, как звёзды прозрачные,
Его украшают глубины,
Словно живые льдины,
Которые в водах не тают,
А стаями тихо летают
В просторе синем трёхмерном,
В пространстве великом безмерном.
И белы они, словно иней
Покрыл их горбатые спины,
А море рождественской сказкой
Сияет полднем прекрасным.

Волна зелёной драпировкой

Волна зелёной драпировкой
Красу глубин скрывала ловко,
Но выставляла напоказ
Нежнейший малахит для глаз,
Что складкой исходил лениво
В часы разгульного прилива
И не стеснялся подчеркнуть
Оттенков изумрудных суть.

Да, был хорош морской покой,
Что травяной блистал волной,
Безмолвно расстилаясь шёлком
Под тихий, тихий ветра шёпот.

Солнце, как мастер, большой ювелир

Солнце, как мастер, большой ювелир,
Золотом света гладь моря покрыл.
И превратился простор голубой
В ртутью блестящий простор водяной.
Как амальгама, шедевр Фаберже,
Радуют волны на всём рубеже,
На протяженье меж небом, землёй
Истым изыском, красой неземной.

Волна, змеёю извиваясь

Волна, змеёю извиваясь,
Шипела, пеною бросаясь,
Считая, верно, что ужасна,
Хотя была прекрасно страстна,
Изящна красотой природной
И мощью водной благородной.
Она ничто не разрушала,
Лишь зной свирепый остужала,
Даря и влагу, и прохладу,
Как бесподобную усладу,
Хоть и в шумливой упаковке
И с театральною сноровкой,
И, даже, несколько игриво,
Хоть и была при том сварлива.

Луна издельем Фаберже

Луна издельем Фаберже
Серебряным светилась светом,
И рассыпалось, как драже
Сиянье в колыханье ветра.
Сиянье прыгало в ночи
По мягкой ряби над волнами.
Молчала ночь, ведь день почил
Воспоминаньем между нами

Море играло симфонию страсти

Море играло симфонию страсти,
Берег лаская волною атласной,
Что в переливах сияющей пены
Пела невнятно, хотя вдохновенно,
Пела задумчиво, с тихой кручиной.
Хоть для печали какая причина?
Кажется нет, но волну ведь не спросишь:
- Что же ты брызги, как слёзы выносишь?
И не получишь ответ на секрет,
Как получился столь сложный букет,
Где совместились любовь, да печаль,
Что привнесла бирюзовая даль.

Океана дыхание вечное

Беспечально, легко и беспечно
Океана дыхание вечное
Набегает на берег волной,
Остужая полуденный зной,
Что и бриз охладить-то не может,
Хоть порывами берег тревожит,
Но не грубо, а ласково нежно,
Словно синь, что уходит в безбрежность,
Замыкая и воды и небо
Красотою, что попросту небыль,
Ведь не может сойтись океан
С небесами, сомкнувши всё в кант.

Словно безумец, напившийся вдрызг

Словно безумец, напившийся вдрызг,
Рвёт гладь морскую на тысячи брызг
Ветер, контроль потеряв совершенно.
Воет, стенает, гудит вдохновенно,
Пену морскую, как вату терзая
Зло и упорно, пощады не зная.
Ярится, ярится столь беспардонно,
Словно самим сатаной окрылённый.
А ведь недавно был ласков да мил,
Нежность свою всему миру дарил.
Что это значит? Юдоль или роль?
Просто отсутствует мысли контроль.
Есть бесконтрольной анархии власть,
Что позволяет дурачиться всласть.

Играют волны, как дельфины

Играют волны, как дельфины,
Горбатя гладь морской воды.
Для них милее нет доктрины,
Чем волновать на все лады
Простор без края, без границы,
Простор, доступный всем ветрам.
Волнам найдётся, чем гордиться,
Их мощь сравнима небесам.
Такая ж грозная стихия,
И та же мощь, и та же стать,
И с лёгкостью перипетии
Глобально могут создавать.
Но и покой ведь нужен тоже,
Как ласка, нежность и любовь
И волны катят осторожно
Не причиняя людям боль.

Колеблется море лениво

Колеблется море лениво,
Под солнцем блестя чешуёй
В покое безмолвно красивом,
Как в панцирь одетой водой.

А с неба лазорево-чистый
Исходит божественный свет
На мир, что в покое неистов
И, даже, на ласку стал щедр,

На ласку тепла и безделья,
Что сон навевает на всех,
Где все существа словно зельем
Опоены, будто на смех.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... 7 След.


Главное за неделю