Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Системы внутренней связи для ВМФ

Новая система связи
поможет
даже в борьбе
за живучесть корабля

Поиск на сайте

Стихи о море и моряках - Сообщения с тегом "лето"

  • Архив

    «   Апрель 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      

Ветер ласкался котёнком игривым

Ветер ласкался котёнком игривым,
Храбро лохматил волн пенные гривы,
Что набегали с упорством суровым,
Даже пытались пугать скалы рёвом.
Бриз же их пыл остужал весьма смело,
Только касаясь чуть косм поседелых.
Волны смущались – дитя ведь резвится,
Что же шуметь-то напрасно и злиться:
Он ведь ласкуша, он сущий ребёнок.
Волны ж от века не знали гребёнок.
Так или эдак, всегда ведь лохматы,
Всклочены вечно их гривы, как вата,
Вечно они постоянно в движении.
Как к шалуну не иметь снисхождения
Им, что суровы, могучи да грозны?
Быть недовольными к детям курьёзно.

На веранде у моря

Мягкий тембр ласкающей волны
Убаюкивал разнеженное лето,
Создавая восхитительные сны
В атмосфере беззаботности и лени.

Даже месяц, кажется, застыл
Где-то там, внизу, у горизонта,
Где он, словно лодочка проплыл
Заторможено, неторопливо, сонно.

Даже звёзды, как манящие гирлянды
В небе нам светили в пол накала,
Придавая скромность страстным взглядам,
Придавая страсти губкам алым.

Не клонило нас, конечно, в сон,
Я тобой был просто восхищён
В этой близости под медленный мотив,
В этот вечер, что неповторимо был красив.

Сонаты Грига

В сонате Грига в летний вечер
Звучала грусть, звучала вечность,
Как в тихом шелесте волны,
Что не боялась старины.
Ну что для океана время?
Да что угодно, но не бремя.
Лишь мы ловили каждый миг
И в этом помогал нам Григ,
Его сонаты, фортепьяно,
И запах лета чуть-чуть пьяный
От богатейшей пышной флоры,
Что приглушала все аккорды,
Даря интим неторопливый
В наш вечер, полностью счастливый.

Многоточие

Звучал оркестр неторопливо,
Всё было так интимно мило,
Где лёгкий бриз ласкал прохладой
Под звук волны, её рулады,
Что ворковали вдохновенно
Над полосой прибоя пенной.
И волос твой – медовый локон,
Так возбуждал, как будто током
Заряжен был огромной силы,
А ты шептала: «Здесь так мило».
И звёзды из бескрайней дали
В согласье с чувствами мерцали,
А мы, как странники вселенной,
Во власти чувства, вдохновенно
Вбирали радость южной ночи
В миру манящих многоточий.

Море плескалось прелюдией тихой

Море плескалось прелюдией тихой,
Волны скользили по берегу дикому,
Солнце светило свободно, беспечно
В мире, где время застыло навечно.
Так нам казалось и так нам хотелось.
Правила нами слегка обалделость,
Всё превращая в плывущий мираж,
Даже в безлюдье пустующий пляж.
Мы не грустили, как Ева с Адамом
И не теряли мы времени даром,
Хоть и не думали бога гневить,
Просто хотелось друг друга любить
В мире, где есть первобытности прелесть,
Где никого боле знать не хотелось.

Море смотрелось банальной картиной

Море смотрелось банальной картиной,
Брызгая бликами аквамарина,
Брызгая пеной молочной и снежной,
Рвал её ветер задиристый, нежный,
Рвал не жестоко, а просто задорно.
Он по натуре немножечко вздорный.
Море ж сверкало картиной банальной,
День был обычный, был день беспечальный.

Прибрежный бульвар

Прибрежный бульвар в духоте южной ночи
Оазис желанный, он жизнью клокочет.

Здесь толпы народа лениво, неспешно
Гуляют, вдыхая бриз ласковый, нежный.

И это не странно, что многим не спится,
Милее той ночи, навряд что приснится.

И ходит народ – не сомнамбулы, нет,
Их море прельщает, а в нём лунный свет.

Волна с полуденною ленью

Волна с полуденною ленью
Чуть увлажняла на мгновенье
Горячую от зноя гальку
И с тихим страхом, вперевалку
Вновь отступала вглубь, обратно,
Где так вольготно и отрадно,
Где нет палящего кошмара,
Где не восходишь в небо паром,
Где глубоко и где покой,
Где не достанет жгучий зной.

Море сияло огромным сапфиром

Море сияло огромным сапфиром.
Блеск васильковый довлел над всем миром.

Даже суровые рваные скалы
Синькой синели, сапфиром сияли.

В сказке, как будто весь мир оказался.
Мне он, однако, лишь блеклым казался

Рядом с твоими глазами индиго.
Цвет их и был для всего парадигмой,

Был эталоном и был настоящим,
Всё ж остальное, как тень - приходящим.

Светит море лазурью

Светит море лазурью
В унисон небесам,
День сияет глазурью
Так, что больно глазам.

И солёные брызги
Хороши на губах:
Аппетитны, как брынза,
Скоротечны, как взмах,

Взмах испуганной птицы
В полусонном раю,
Где густые ресницы
Я на вкус познаю

Волна с пластичностью танцора

Волна с пластичностью танцора
И с силой, полною задора
На сцену из блестящей гальки
Взлетает, вьётся, как спиралька,
Шипя, как кобра иль шаман,
Но злость и колдовство – обман.

Она рассыпчатою пеной,
И не скрывая тихой лени,
Назад неспешно отступает.
Волна, как кошечка играет.
А что же ей не порезвиться?
Все в мире любят веселиться.

День седьмой

Игриво, в темпе менуэта,
Волна плескала жарким летом,
А вдалеке дельфинов банда
Кружила в темпе сарабанды.

Лишь мы на пляже в отдалении
Лежали, предаваясь лени.
Я любовался не дельфином,
Ты для меня была картиной.

Был нашей встречи день седьмой
И ты сказала: «Милый мой».
От пары слов простецкой фразы
Я ощутил прилив экстаза.

И тихий день сюитой страсти
Ворвался в душу в одночасье.
Сияло солнце. День седьмой.
И был я счастлив, что не свой.

Море играет луной, как мячом

Море играет луной, как мячом,
Но отражению всё нипочём,
В ряби рассыпалось, в брызгах сверкая
И превратилось в тропу, убегая
За горизонт, где сверкание звёзд
Строит навстречу серебряный мост.
Брызги и звёзды сомкнутся едва ли.
Это не суть романтической дали.
Главное, есть мизансцена для сказки,
Сказки, где явь и мечта не химера – оазис.

Волна зелёной драпировкой

Волна зелёной драпировкой
Красу глубин скрывала ловко,
Но выставляла напоказ
Нежнейший малахит для глаз,
Что складкой исходил лениво
В часы разгульного прилива
И не стеснялся подчеркнуть
Оттенков изумрудных суть.

Да, был хорош морской покой,
Что травяной блистал волной,
Безмолвно расстилаясь шёлком
Под тихий, тихий ветра шёпот.

Волна, змеёю извиваясь

Волна, змеёю извиваясь,
Шипела, пеною бросаясь,
Считая, верно, что ужасна,
Хотя была прекрасно страстна,
Изящна красотой природной
И мощью водной благородной.
Она ничто не разрушала,
Лишь зной свирепый остужала,
Даря и влагу, и прохладу,
Как бесподобную усладу,
Хоть и в шумливой упаковке
И с театральною сноровкой,
И, даже, несколько игриво,
Хоть и была при том сварлива.

Колеблется море лениво

Колеблется море лениво,
Под солнцем блестя чешуёй
В покое безмолвно красивом,
Как в панцирь одетой водой.

А с неба лазорево-чистый
Исходит божественный свет
На мир, что в покое неистов
И, даже, на ласку стал щедр,

На ласку тепла и безделья,
Что сон навевает на всех,
Где все существа словно зельем
Опоены, будто на смех.

Прибой гитарой семиструнной

Прибой, гитарой семиструнной,
Звучал в ночи горячей, лунной,
Где берег, не остыв от зноя,
В томленье ожидал покоя,
В томленье ожидал прохлады,
Мурлыча грустные рулады,
Когда окатыш жаркой гальки
Стонал в ночи почти астрально.

Но люди знали, скоро, скоро
Прохлада снизойдёт на горы,
На акваторию залива,
Что солнце жгло весьма ретиво.

И потому-то весь бульвар
Внимал созвучию гитар,
Что исполнял прибой усердно,
Плеская волнами размеренно.

Страницы: 1 | 2 | След.


Главное за неделю