Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 5.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 5.

В первые же дни нам, наверное, преподали кое-что из основ воинской жизни. Научили, как надо было ходить в строю, а это на первых порах кажется непростым делом. Рассказали, какие бывают воинские звания. По званию, как и по возрасту, мы на флоте были самыми младшими. Научили, как отдавать честь. И не у всех это получилось сразу. Первый месяц мы ходили без ленточек. 30 сентября сходили в баню, как перед боем, надели чистое белье. А 1 октября нас построили на верхней палубе крейсера «Аврора», и начальник училища контр-адмирал Г.Е. Грищенко вручил каждому ленточку с золотыми якорями и такой же, как у всех, надписью «Нахимовское училище». С этого момента мы стали полноценными нахимовцами.
И в ближайшие выходные нас отпустили в первое увольнение. Вот тут-то и проявилась еще одна разница между нами – географическая.
Было три основных группы: ленинградцы, москвичи и иногородние. Разница существенная: ленинградцев забирали родители каждые выходные дни, москвичи срывались домой на праздники и каникулы. Те и другие спорили, чей город лучше. Несколько человек ленинградцев жили совсем рядом, на Петроградской стороне, и даже могли показать свои дома. Иногородним же сначала приходилось долго объяснять, где находится их город или село.



Володя Грабарь (слева) и Витя Крылов среди участников парада войсковых частей Кронштадтского гарнизона. 1 мая 1959 года.

Родители нас забирали в увольнение под роспись. Нередко брали с собой иногородних друзей. Так было заведено с первых дней истории училища. И вот ведь как бывало. Семья Полынько из пяти человек проживала в типичной ленинградской коммуналке в 9-метровой комнате. И все-таки Володя взял с собой домой еще и москвича Юру Проценко. И это – обычная картина тех лет.
Сами мальчишки делили себя совсем по-другому, по принципам, бытующим в каждой ватаге. Товарищи здесь отличались друг от друга: характером (драчливый – недрачливый), успеваемостью (соображает – не соображает), а главное тем, кто как умеет дружить. И тут оценка одна: либо ты - верный друг, либо - предатель. Вот эту ватагу и пытались привести в цивилизованный вид наши командиры.

***

Нашу роту принял капитан 2 ранга Кондрат Филиппович Осипенко. По общему признанию нам с командиром повезло. Перед войной, как и большинство студентов, он был призван на курсы по подготовке командных кадров. Лейтенантом назначен на Беломорскую военную флотилию командиром 76,2 мм артбатареи сторожевого корабля «Литке» (бывшего ледореза), воевал в высоких широтах Арктики.



Несколько раз старый ледорез выполнял и сугубо боевые задания, например, в январе 1942 г. конвоировал поврежденный новый линейный ледокол "И. Сталин". А 20 августа и сам был атакован вражеской субмариной U-456, но сумел избежать торпед. Было известно, что летчики и подводники противника настойчиво охотятся за советскими ледоколами, без которых были бы невозможны нормальные перевозки стратегических грузов по заполярным морям. Тем не менее за всю войну немцам так и не удалось не только потопить, но и надолго вывести из строя ни одного. - "Ф. Литке"/"III Интернационал"/"Канада"/"Earl Gray", ледорез

За то, что первым обнаружил немецкую подводную лодку и тем сорвал атаку противника, он получил первый орден «Красной Звезды», а за участие в проводке кораблей на Дальний Восток - второй. В Нахимовском училище Кондрат Филиппович с 1949 года. Крепко сбитый приветливый русачок, на спокойном славянском лице - характерный нос седлообразной формы с раздвоенным кончиком. Всегда сдержан. Но, судя по тому, как он в несколько затяжек выкуривал беломорину, это спокойствие давалось ему нелегко. Наш набор был для него далеко не первым, он был опытным воспитателем и добрым человеком, требовательным, но справедливым командиром. Показывая пример (делай, как я), он однажды вышел на зарядку после сделанных всем накануне очень болезненных уколов. К тому же был хорошим математиком, учился в университете. В общем, во всем у него чувствовалась педагогическая закваска и опыт работы в училище. Все это позволяло ему руководить ротой без надрывов.
На 25 нахимовцев одного взвода (класса) по штату полагался офицер-воспитатель в звании капитана 3 ранга. Наши были пока что ещё старшими лейтенантами. Будто специально, их распределили по взводам в соответствии с их собственной величиной. В первый – крупный В.А.Невзоров, во второй – полноватый В.В.Тарбаев, в третий – худощавый Б.А.Кузнецов.
Им было по 27 лет, никаких педагогических знаний или хотя бы опыта воспитания чужих детей у них не было. В.А. Невзоров (1930 г.р.) ранее служил на Центральном полигоне на Новой Земле, участвовал в испытаниях ядерного оружия. В.В.Тарбаев был командиром БЧ-2 эсминца «Озаренный» на Северном флоте, а Б.А.Кузнецов, нахимовец 2-го выпуска, после окончания ВВМУ им. Фрунзе из-за ослабленного зрения служил на берегу в различных высших училищах: Североморском ВВМУ в Архангельске и 2-м Балтийском ВВМУ в Калининграде. В 1955-1957 годах он уже служил в Нахимовском училище. Затем был переведен в 1-е Балтийское ВВМУПП.



Класс, в котором учился Борис Афанасьевич Кузнецов. 1949 год. Слева направо, первый ряд (сидят): В.Саковский, О.Штражмейстер, С.Жданов, В.Сергеев, Ю.Захаров; второй ряд: Б.Никонов, В.Курдюмов, Э.Круковский, В.Зюзенков, преподаватель математики И.Э.Дымов, Б.Кузнецов, Э.Ноль, Е.Мусин, Е.Соколов, В.Васильев; третий ряд: С.Лебедев, В.Заморенов, Л.Ивлев, Ф.Пятышев; четвертый ряд: В.Новожилов, Л.Поленов, Ю.Левковский, В.Петров, Л.Маслов, И.Сидоров, В.Большаков. Во время Карибского кризиса Б.А. Кузнецов находился на подводной лодке у берегов Америки (награжден орденом Красной Звезды).

Офицеры-воспитатели были молодыми еще людьми, и порой сами получали те взыскания, которые и получают в 27 лет. Но мы знали их совсем с другой стороны. Они повсюду были с нами: играли в футбол, катались на катке, заливаемом зимой на спортивной площадке, в лагере ловили рыбу, купались в озере. Они же учили нас и гребле, и хождению под парусом, и строевому шагу, и как обиходить себя: погладить брюки, пришить погончики на рабочее платье, постирать «гюйс». Это были современные, хорошо образованные, начитанные молодые люди. И наши взаимоотношения лишь отдаленно напоминали военные и больше походили на игру в войну. К ним обращались по всем вопросам.
А вопросы у одиннадцатилетних ребят были самые разные. Кто-то заскучал по дому. Кому-то чего-то не хватило, и обиженный защитник родины хныкал. Мише Голубеву не досталось булочки, и он сквозь слезы загыкал. Почти также он и смеялся, за что и получил прозвище Гыша. Именно так начинался у нахимовцев путь к командирскому мостику. Но тот случай с булочкой ему припоминали и, когда он был уже флагманским штурманом дивизии атомных подводных ракетоносцев и, когда стал заместителем начальника отдела Оперативного управления Главного штаба ВМФ. Но все это – позже.
А тогда - во всем надо было разбираться офицерам-воспитателям. Должность у них была такая - сложная и очень ответственная.



Флагманский штурман дивизии ПЛ капитан 2 ранга М.Голубев беседует со своими бывшими офицерами-воспитателями во время встречи выпускников. Слева направо: В.В.Тарбаев, М.Голубев, В.А.Невзоров. 26 мая 1985 года.

Валерий Антонович Невзоров - высокий, крупный, начинающий полнеть красивый мужчина. Невозмутимый, немного флегматичный, он казалось, все воспринимал как должное. Вот он потребовал от Борисова Б.А. (а был еще и Борисов Б.П.) пришить к шинели вешалку. Тот ответил, что пошлет шинель домой – там пришьют. До этого Борисов уже самовольно ушел с урока, подрался с нахимовцем, и грубо требовал от преподавателя, чтобы ему поставили положительную оценку по геометрии. Созрел, фрукт! Да, бог с ним. И Валерий Антонович уходил в пустующий актовый зал и подолгу играл там на фортепиано.
Валерий Антонович учил, как вести себя в коллективе: делай что хочешь, но не мешай при этом окружающим; считайся с мнением коллектива, но имей свое. Он приобщал мальчишек и к «военной мудрости»: «любая кривая вокруг начальства короче прямой мимо него». Эти свои наставления он подкреплял внушающим уважение видом. У Валерия Антоновича фуражка была с такими огромными полями, что под ними, как под навесом можно было прятаться от дождя. А на пальце постоянно болталась на цепочке блестящая зажигалка – редкостная по тем временам вещь.



У Владимира Васильевича Тарбаева на голове была лысина и довольно значительная. Однажды вечером, перед отбоем в спальном корпусе с участием наших офицеров-воспитателей была устроена очередная куча-мала. Выбирались из этой кучи все разгорячённые и возбуждённые: у кого был оторван погон, у кого потерян ботинок, и внешний вид у всех был далек от понятия о морском лоске. Так вот, пока Владимир Васильевич приводил свои оставшиеся волосы в порядок, Вовка Ерошкин по кличке Блоха возьми да спроси его: «Володя, (вот почему-то в памяти сохранилось, что Ерошкин и Заслонкин звали своего воспитателя по имени), а ты с каких лет босиком ходишь?». Не поняв подначки, тот начал что-то вспоминать под дружный хохот молодых прикольщиков (так сейчас говорят), уж те-то быстро докумекали, что имел в виду Блоха.
И это притом, что у Тарбаева был довольно крутой нрав и, если кто-то не понимал слов, он мог в качестве воспитательной меры приложиться журналом по хребту, – вспоминает А. Моисеев, - но, несмотря ни на что, он был уважаем нами. Поражала его эрудированность – после отбоя при синем ночном освещении он рассказывал об исторических событиях, или морских сражениях. А днем во время сампо (самоподготовка – сленг.) пояснял свой рассказ рисунками на доске. Кроме того, он не хуже преподавателя мог объяснить материал или помочь решить задачу по любому предмету. В классе его любили и уважали, и все же в силу легкомыслия «подгаживали» ему. Однажды его закрыли в классе, и он куда-то опоздал. А в марте 1959-го произошел несчастный случай. Валера Иванов и Миша Стародубцев переносили в спальный корпус горячую воду в питьевом бачке, уронили его и ошпарились. Воспитатель получили выговор. А по совокупности всех случаев ему задержали присвоение очередного воинского звания.
О воспитателе 3-го взвода рассказывает В. Калашников. Борис Афанасьевич Кузнецов был всегда аккуратен, в чистой рубашке и отглаженных брюках. За своей формой он в то время следил и такого же отношения к ней требовал и от нас. Борис Афанасьевич курил сигареты «Аврора» за 14 копеек или «Ароматные» за 15 коп.



Коллекционные советские сигаретные пачки. Музей "20-й век".

У него, как у заядлого курильщика, соприкасающиеся стороны указательного и среднего пальцев правой руки были желтого от никотина цвета. Как все коренные ленинградцы, «болел» он, конечно же, за «Зенит». Однажды мы всем классом ходили на стадион им. С.М.Кирова на футбольный матч (стадион им. В. И. Ленина у Тучкова моста в то время еще только достраивался). Так вот этот худой, скорее щуплый, невысокого роста, остроносый старший лейтенант в морской форме чуть ли ни выпрыгивал из собственной тужурки во время острых моментов на футбольном поле. Так переживают, обычно, открытые и добродушные люди. Или вот совсем простой случай, – дополняет М. Хрущалин. - Уже не помнится, кто привез в лагерь пневматическое ружье. И Борис Афанасьевич увлеченно лежал на животе около лужи и вместе с нахимовцами упражнялся в меткости при стрельбе по цели – запущенному в лужу паруснику из куска коры. Однажды, в классе, наверное, седьмом, когда его семьи не было дома, мы (с кем-то ещё из нахимовцев нашего класса) помогали оклеивать обоями его комнату в доме на проспекте Ю.Гагарина. Надо сказать у него в гостях побывали многие ребята и по самым разным поводам. Часто он брал с собой иногородних или сирот. Сам выросший без отца он понимал, что надо делать.



Только одна лодкаБ-4 под командованием капитана 2 ранга Р.Кетова сумела оторваться от преследования. Командир группы ОСНАЗ этой лодки капитан-лейтенант Б.А.Кузнецов был награжден орденом Красной Звезды. - Р.С.Аникин. Кубинская эпопея 1962 года. Записки командира группы ОСНАЗ Б-36 пр.641. - Краснознаменное ордена Ушакова 1-й степени соединение подводных лодок Северного флота. Серия "На службе Отечеству", выпуск 2, 2003 г.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю