Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 1.

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 1.

Ранее были опубликованы "Подводные трактористы", глава из книги. Продолжим знакомить наших читателей с творчеством контр-адмирала А.Т.Штырова.




«КОМАНДИР КОРАБЛЯ НЕ МОЖЕТ ОТСТУПИТЬ ОТ ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАЧИ, кроме случая, когда сложившаяся обстановка настолько изменилась, что поставленная задача теряет свое значение».
Корабельный Устав ВМФ СССР статья 146. «Обязанности командира корабля»


«Платон мне друг, но истина дороже».

Сократ

ПРОЛОГ

В марте 1994 года в «царском зале» Белорусского вокзала Москвы молодое, но активно пробивающееся через конкурентно-рыночные джунгли военно-патриотическое издательство «Андреевский флаг» устроило рекламное шоу, именуемое «презентацией».
На презентации присутствовали «известные» в текущей истории, малоизвестные и неизвестные читающей публике лица. Всего персон до 200.
К «известным» относились: бывший Главнокомандующий ВМФ адмирал флота В.Чернавин, действующий начальник Главного штаба ВМФ адмирал В.Селиванов, космонавт и дважды Герой Советского Союза В.Севастьянов, дочь прославленного маршала Мария Жукова, писатели России В.Карпов, В.Солоухин, писатель-публицист Ю.Власов, кинорежиссер-публицист С.Говорухин, кинорежиссер С.Бондарчук, председатель Союза российского дворянства князь А.Голицын, писатель-маринист Н.Черкашин и прочие.
Прочих «известных» представляли: пресс-секретари (монахи) митрополитов Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна, Волоколамского Питирима, сыновья великого писателя Л.Леонова и великого художника Д.Поленова. Сказались «не могущими быть», но приветствующими почтенное собрание: жена писателя В.Пикуля (по причине ее нездоровья), генерал-знаменосец Парада Победы В.Варенников (по причине «отдыха» в исправдоме, рекомом в простонародье «Матросской тишиной»), маршал С.Ахромеев (по причине убытия на Троекуровское кладбище).


К малоизвестным и неизвестным относились «запасные и отставные» генералы, адмиралы, актеры и певцы, казачьи атаманы, бизнесмены из «новых русских», а также лица, пожелавшие «остаться в тени».
Одним словом, «патриоты-государственники», радетели за возрождение (здоровое, конечно) великой России.
Всяких там «красных» (от Н.Андреевой), «розовых» (от Г.Зюганова), «коричневых» (от А.Баркашова), «желтых» (от В.Жириновского) и «голубых» (от Е.Гайдара) не было.
На шумной презентации монахи вкушали не хуже мирян; милейшая Мария Жукова поведала в микрофон, как нонешние радикалдемки «поливают помоями» отца-героя Великой Отечественной; экс-главком ВМФ Чернавин зачитал отрывок из «развал-программы» первого директора ЦРУ США Алена Даллеса; знаменитость Солоухин, причмокивая сытыми губами и слегка взрыдывая, прочел свои новые стихи, из которых явствовало, что по всея Руси - одни могилы, могилы, могилы; известная сопрано прорыдала скорбь по умирающей России; режиссер Говорухин поведал кое-что из расстрельных воспоминаний октября 1993 года.
- А этот плохо кончит, - заметил один из «непьющих» с цепким взглядом и чем-то плоским под мышкой.
- Ну почему же? - с хмельной наивностью возразил ему один из потребляющих, привалившись к плоскому предмету.
Наконец, из неизвестных к микрофону выпихнули кряжистого старикана в ширпотребовском костюме.
- А этот... кто такой? - спросил непьющий.
- Этот? А это мамонт подводного флота, - словоохотливо разъяснил потребляющий.
- А-аа!




Ниже повествуются фрагменты из бытия «мамонта подводного флота» - от «ледникового» (сталинского) периода до нынешних времен широкого половодья «демократии» и бурного роста «общечеловеческих ценностей». С 1951-го по 1997 год - почти какие-то полвека. В истории человечества - это искорка от костра, в индивидууме - целая жизнь.
Литературный псевдоним автора - Сунгариец (Сун), для этой цели он обнахалился взять агентурную кличку, данную некоему Борису Пояркову (советскому разведчику, работавшему в 1938-1941 годы на «подставу» японской разведке в Манчжурии, пытавшейся найти выход на командующего ОКДВА маршала В.Блюхера). Завербованный ведомством Кендзи Доихара, Сунгариец здорово-таки насолил японскому Генштабу, но в последующем канул в небытие (то ли из-за длинной руки японских спецслужб, то ли в застенках НКВД). Имя это было забыто.
В редкие периоды душевных откровений многие слушающие задавали сакраментальный вопрос: «А почему вы не расскажете обо всем этом?»
В самом деле, почему? Годы уходят, многое из «области тайн» разрешено временем...
Настоящие записки и являются слабой попыткой осветить кое-что из области ранее неведомого, рассказать о флотской жизни, не приукрашенной политизацией «обыденщины и героики» службы и не перевранной современными «бандитами от пера».

1996 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ СОСТАВИТЕЛЯ



Составитель ветеран Военно-Морского Флота капитан первого ранга Новиков Валерий Сергеевич на презентации книги.
Дорогой друг! Уважаемый читатель! Если ты держишь в руках эту книгу, значит, тебе интересна история твоей Родины и судьбы людей ей служивших. Произведения этого сборника относятся к различным жанрам и к различным периодам истории XX века. Исключительным явлением в отечественной маринистике предстает и личность самого автора. В отличие от признанных корифеев К.М.Станюковича, Л.С.Соболева, В.В.Вишневского, А.Т.Штыров не имел дворянской родословной, а следовательно, и фундаментального общего образования. Всего достигал своим умом, «горбом» и руками, писал, находясь на службе, и был не только «свидетелем» описываемых событий, но! - многолетним непосредственным участником оных, на командных должностях и с полнотой ответственности за свои действия. Он не учился в академиях и литературных институтах, его не «курировали» мастера литературы и однокашники из Генштаба. Возможная субъективность в изложении и оценках определяется не мнениями и взглядами авторитетов, а делом, которое он делал и результатами этих дел. Именно поэтому так называется эта книга, взгляд на жизнь, дела и людей через... увеличительный оптический прибор подводной лодки.
О художественных достоинствах творчества А.Т.Штырова говорит факт многократных обращений российских кинематографистов с предложениями сделать фильмы по его произведениям, в т.ч. и художественные. Но!., не оказалось «презренного металла» ни у литератора, ни у киношников. Однако премия «Золотой кортик» и Почетный диплом Союза журналистов России все-таки украсили художественную биографию седого моряка. Признанием творческих заслуг автора являются и уж совсем экзотические награды: нагрудный знак ГРУ Генштаба ВС СССР «Летучая мышь» (за правду о специальных операциях ЦРУ США) и золотой знак «Командир подводной лодки» (от группы почитателей, пожелавших остаться неизвестными).
Составитель учел критические замечания и конструктивные предложения читателей, и автор любезно согласился дополнить ранние публикации фактографическим материалом, что поможет читателю глубже понять суть описываемых событий. Этой же цели - почуять «запах» ушедшей эпохи - служат и графические материалы, в т.ч. фотографии из личного архива автора и из архивов его коллег-подводников. Неравнодушный читатель обязательно услышит ностальгические ноты. Да, в те времена и начальники, и обстановка были жесткими, а по большому счету и жестокими (за аварии и гибель кораблей не только снимали с должностей, но и судили, и расстреливали), были и подлецы, демагоги и бездельники-карьеристы; были жуткие бытовые условия у моряков и их семей. Вместе с тем были и служили люди, в абсолютном большинстве порядочные, честно и самоотверженно, скромно и без громких слов исполнявшие свой долг. Несмотря на явно заметную автобиографичность, эта книга не об авторе, а о них, честных служителях великой Родине, тем более что их становится все меньше. Это на ваш суд, дорогой читатель.


НЕМНОГО ОБ АВТОРЕ



Анатолий Тихонович Штыров родился 6 марта 1929 года в городе Петровске Саратовской области, рано остался без отца и сполна хлебнул жестокой нужды военного лихолетья. Отличаясь редкой тягой к книгам, уже в 6-летнем возрасте читал местным мужикам газеты (тексты которых помнит и сейчас). Первые стихотворные опыты начал в четвертом классе.
По приказу И.В.Сталина в 1944 году в стране открылись военно-морские подготовительные училища, и в одно из них - Горьковское - попал Анатолий. Там же «самопальным» способом научился бегло читать по-французски. В 1947 году ухитрился попасть в поле зрения «органов» и за «вольнодумство в стихах и антисоветские настроения» был исключен из комсомола. Сильно пахло печально знаменитой 58-й статьей, но... нашлись умные люди - был пощажен по возрасту и редкой успеваемости. Урок усвоил, литературные таланты скрывал долго и тщательно.
По окончании подготовительного училища поступил и в 1951 году окончил Высшее военно-морское училище им. Адмирала С.О.Макарова. Офицерскую службу начал на соединении подводных лодок на Камчатке, а всего на Тихоокеанском флоте прослужил почти 40 лет. Половину из них - на дизельных подводных лодках, в т.ч. 8 лет командиром.
Для молодых читателей необходимо сказать, что этот исторический период представлял собой наиболее ожесточенный этап холодной войны, тот этап, на котором у нашей страны не было никаких военно-технических преимуществ. Автор совершил изрядное количество походов на разведку и боевую службу в различные районы тихоокеанского ТВД, неоднократно попадал и успешно выходил из экстремальных ситуаций, зачастую близких к гибельным. Именно поэтому составитель счел необходимым привести в этой книге мнения компетентных специалистов по фактам служебной деятельности автора.
В период так называемого Карибского кризиса (1962 год) вторым командиром ПЛ участвовал в сложнейшем боевом походе к восточному побережью Японии (в условиях жестоких осенне-зимних штормов и военной неопределенности). В 1963 году командиром ПЛ совершил поход в район учений сил 7-го флота ВМС США, некоторые подробности этого похода описаны в повести «Приказано соблюдать радиомолчание». В 1969 году скоропостижно ушел «старшим» на ПЛ для разведки ВМС Китая (повесть «Подводные трактористы»).




Склонность, а точнее способность к аналитической работе, неординарность мышления и оригинальность принимаемых решений привели А.Т. Штырова в разведку, сначала эскадры ПЛ, а затем в РУ ТОФ. В инициативном порядке разработал методическое пособие для командиров дизельных ПЛ, ранее знаменитый, а ныне прочно забытый «Букварь подводника».
Он же разработал принципы боевого использования ПЛ в прибрежных мелководных районах (когда «врагом №1» считался Китай), что на двухсторонней военной игре высших штабов вызвало скандальную реакцию адмиралов и генералов.
Почти 10 лет был ведущим офицером в системе морской разведки в штабах оперативно-стратегического уровня. За проявленные строптивость и «неподчинение высшим авторитетам» был выдавлен из системы разведки, впоследствии участвовал в планировании боевых операций флота (ОУ штаба ТОФ, начопер Камчатской флотилии ТОФ).
За активную деятельность по раскрытию замыслов и ряда тайных операций ЦРУ и РУМО США на Тихоокеанском театре («Дженифер», «Айви Беллз» и др.) являлся объектом внимания иностранных разведок, о чем узнал при гостевом посещении Китайской Республики Тайвань почти 20 лет спустя. Награжден почетным знаком «Почетный командир ПЛ ВМС Тайваня».
За глубину знаний «вероятных противников в период холодной войны» и умение предельно кратко и четко формулировать их оценку неоднократно отмечался маршалом В.Куликовым; по личному ходатайству маршала С. Ахромеева (тогда начальник Генерального штаба) удостоен звания «контр-адмирал» без каких-либо «мохнатых лап» и академического диплома.
Завершил свою службу Анатолий Тихонович в должности заместителя начальника Военно-морского отдела Ставки ЮЗН в городе Кишиневе в 1989 году. Прилагал много усилий для поддержания боевой и мобилизационной готовности Черноморского флота (в т.ч. и на Средиземноморском ТВД), безуспешно пытался «образовывать» сухопутных генералов по вопросам разновидового взаимодействия на морских и приморских театрах. В Москву вынужден был переехать в 1993 году из-за гонений (в т.ч. физических) румынских фашистов, захвативших власть в Молдавии.
На всех участках и на всех должностях пользовался исключительным авторитетом у подчиненных и коллег и почти всегда - настороженностью и нелюбовью большинства непосредственных начальников. И все по одной и той же причине - высокой компетентности, прямоте и честности. Поэтому среди флотских офицеров имел прозвища: Адмирал от сохи, Динозавр подплава, Последний из могикан. Поэтому не особо впечатляет его наградной «иконостас»: всего три ордена и несколько «песочных» и юбилейных медалей.




Зато флотская общественность к «золотым кортикам», знакам «Командир ПЛ» и «Летучим мышам» присовокупила «Бизертский крест» и орден Сталина. А земляки присвоили высокое звание Почетного гражданина города Петровска.
В личной жизни автора было немало сложностей, мало того что курсантом угораздило влюбиться в красавицу-хохлушку, хоть и дальневосточного «разлива», но очень нравную, а главное - геолога! («Путешествие в страну Колыма»). Вот так они и жили: он в море, а она в поле. Два сына инженера-строителя, две внучки и внук, правнук и правнучка.
Пока здоровье позволяло, Анатолий Тихонович активно работал в ветеранских организациях, с флотской молодежью, сотрудничал с военными СМИ и чурался литературной богемы и очень «заслуженных» ветеранов-адмиралов.
Это о нем высказывались видные флотские военачальники:




Вице-адмирал В.Кругляков, командир 8 оперативной эскадры в Индийском океане (1980 г.): «Такие, как Штыров, и были становым хребтом, на которых держался флот...»

Продолжение следует


Главное за неделю