Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Командиры-фронтовики. Кого и за что любили мальчишки в бескозырках.

Командиры-фронтовики. Кого и за что любили мальчишки в бескозырках.

Что было характерным для командиров "маленьких моряков"? Общей для большинства стала непривычная задача - "отогреть души детей. Особо трудно было воспитателям, офицерам и старшинам военно-морского флота, никто из них не имел ни подготовки, ни опыта воспитания столь юных военных моряков", - отмечает Владимир Константинович Грабарь.



Справились с нею они по-разному, о чем можно прочитать, например, в дневнике нахимовца Леоненко, непритязательные оценки именно "маленького моряка". Нас же, как и Вас, естественно, интересуют подробности. Слово Роберту Борисовичу Семевскому:

"Обучали нас ВМП прекрасные морские офицеры, причём почти все они прошли фронт на кораблях ВМФ и были в большинстве своем именно морскими офицерами, воспитанными на старых морских традициях ещё Российского флота. Удивительно, но они, как на подбор, все были красивы, ладно и лихо носили морскую форму, речь их, пересыпанная морскими терминами, была интересна и при повседневном общении, и когда они рассказывали своим ученикам о морской службе, кораблях и походах. Особую симпатию у многих вызывали два лихих моряка: «морской волк» М.М.Рожков и «бородач» В.Ф.Шинкаренко. Впрочем такую же симпатию, уважение и любовь снискали и многие из командиров рот и воспитателей первых 6-и выпусков: В.К. Лемешев, Г.М. Карпеченко, В.И. Туркин, Н.А. Климович, Р.Ф. Зуль-Карнаев, лейтенант Афанасьев, капитан-лейтенант Б.Н. Иванов, старшина 1 статьи, а затем лейтенант А.И. Волков, С.Ф. Федоренко, И.Н. Репкин, М.А. Сафронов, В.М. Серафимович и многие другие.

Вглядимся в лица тех, чьи фото тех лет имеются в нашем распоряжении.



Рожков М.М. Шинкаренко В.Ф. Карпеченко Г.М. Туркин В.И.



Волков А.И. Зуль-Карнаев Р.Ф. Федоренко С.Ф. Рябкин А.А.

К сожалению, в настоящее время нет ни одной фотографии Лемешева Виталия Константиновича, того, кто рапортовал в фильме "Счастливого плаванья" герою Николая Черкасова, Климовича Николая Андреевича, Иванова Бориса Назарьевича, Репкина Игоря Николаевича, Сафронова Михаила Андреевича, Серафимовича В.М. У последнего неизвестно даже имя и отчество, только инициалы. Надеемся, что "еще не вечер", кто-либо из нынешних или будущих читателей обладает нужными сведениями и предоставит их. Признательны будем мы и все, кому не безразлична история нахимовских училищ, то есть судьбы выпускников в контексте истории флота, страны, мира.

Хотя фото Афанасьева, проработавшего в ЛНВМУ недолго, около двух лет, не сохранилось, и даже его имя и отчество неизвестны, в писаной истории училища у него уже почетное место благодаря наблюдательности и уму выпускника ЛНВМУ 1951 года Богдановича Виктора Абрамовича. Его судьба, кстати, и судьба его отца заслуживают отдельного очерка. В нем следует рассказать, почему в блокадном Ленинграде моряки называли его Абрам Невский. Делаем еще одну "насечку" в плане работы редакции и будущих публикаций. А сейчас слово Богдановичу младшему: "... У Афанасьева, по-видимому, не было подтверждения о среднем образовании, хотя он был боевым офицером. Будучи у нас воспитателем, он заочно упорно и настойчиво учился. Неоднократно он просил меня помочь ему и в математике, и в русском. Я это делал с удовольствием. Мы с ним не обсуждали никаких моральных и нравственных вопросов. Но от него я понял и взял две заповеди: первая, учиться можно у любого; и второе, говорить, «не знаю» нужно всегда, когда не знаешь чего-либо."

Поскольку, надеемся, эти заповеди, сохраняющие актуальность, будут взяты на вооружение кем-то из наших читателей, можно будет утверждать, что лейтенанту Афанасьеву есть место и в современной истории.



Атмосфера взаимоотношений.

В любой области деятельности есть как те, кто "любит театр в себе", так и "любящие себя в театре" (К.С. Станиславский). Ставящих на первое место дело, которому служат, как правило, больше. Именно к этому большинству принадлежали командиры-фронтовики. Нарушение обычного порядка, изменение соотношения первых и вторых, как правило, свидетельствует о начале ухода "империй и маленьких государств" в историческое небытие.

Еще одна, "интегральная" характеристика командиров-фронтовиков содержится в стихотворении нахимовцев второго выпуска ЛНВМУ 1949 года Александра Генкина и Вячеслава Солуянова, опубликованном в сборнике "Пятьдесят лет спустя":

"На уровне и мы старались быть,
Пришлось и дисциплину «полюбить»,
И ветры - бейдвинд, галфинд, фордевинд -
И парусов «Надежды» лабиринт.
Весь ритуал, до «весла на валек!»
Изучен нами вдоль и поперек.
Но опыт не приходит сам собой.
Наш самый первый шаг - «от стенки»-
Помог нам сделать волк морской -
Крутой, но справедливый Шинкаренко.

Уж он любил по-флотски пошутить
И разгильдяя приструнить.
И туг же острые рождались перлы...
На «Бакштаге», в какой уж раз - не в первый -
Лев Купче в карцере сидит.
Вдруг в темноте, в трубе скрипит:
«Я - Зяка! Голос мой узнал, навевно?
Ты, Лева, очень хочешь поку... ить?»
Но Лева этот голос знал
И «Зяку» с чувством посылал...
Снять напряжение, повеселить народ,
Реакцию Питонов ведал наперед
И метил белоручке "в огород":
«Эй, боцман, что там за г.... плывет ?»
Кап два Рожков - блестящий офицер. Мундир с иголочки, побрит, надушен,
И все же режет слух и вянут уши.
Он, кроме блеска и изысканных манер,
К пикантным выражениям не равнодушен.
О многом нам напомнят имена:
Морозов, Сологуб, Ткаченко,
А мичман Пестов! В наши времена
Был боцманом на шхуне Шинкаренко!"

Нам кажется, что уважающий себя морской офицер не имеет права, походя и всуе, по примеру небезызвестных героев, "рисовать вселенскую смазь", употребляя, например, термин "политрабочие". На разных этапах роль и вес тех, кто выполнял идеологические (воспитательные) функции менялась. Попытки выразить своеобразие их деятельности в период Великой Отечественной войны, в послевоенный период, в период борьбы за паритет с вероятным противником, в годы, когда повсеместным становилось "гниение", в том числе и командиров, той самой "рыбьей головы", с которой все начинается, с помощью таких примитивных понятий неплодотворно и даже вредно. Для духовного и душевного здоровья.



Атмосфера взаимоотношений.

Начальник политического отдела Ленинградского Нахимовского училища Морозов Петр Степанович, глазами нахимовцев первых выпусков, "маленького моряка" и людей, подводящих итоги прожитых лет, успешно пройденных путей. И в оценке прямого начальника.



Дневник воспитанника 1-й роты 12 класса Игоря Леоненко.

"21.02. Была торжественная часть в клубе. Кап. 2 Морозов, наш замполит, сделал «разухабистую» речь по случаю 30-летия Красной Армии..."

Сафронов В. В. Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951. СПб 2001.

"Замполит - редкий политработник, самозабвенно преданный училищу и делу нашего воспитания. Мягкий и внимательный к каждому, он был для многих как родной отец."

Нахимовец Василий Иванушкин. О себе. Записки для сборника "Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951." СПб 2001.

"Мы возвращались с матерью домой. Было холодно, шел дождь, а мать была легко одета, я видел, как она ежилась от холода. На плетне, мимо которого мы проходили, я увидел шаль, и, схватив ее, предложил матери накрыться. «Ты ее сюда вешал, сынок? - спросила мать. Нет. Тогда повесь ее на место». Это был первый наглядный урок в моей жизни.
Второй урок я получил уже в Нахимовском училище от контр-адмирала Изачика, капитана 1 ранга Морозова, капитана Туманова, преподавателя русского языка Вознесенского.
Эти уроки позволили мне в дальнейшем сформировать для себя кодекс чести."

К сожалению, генерал-лейтенант Иванушкин не уточняет, в чем именно состоял урок, преподнесенный ему Морозовым, но это был, вне сомнения, поступок, ибо по принципу "делай, как я сказал", честь не воспитывают, скорее, бесчестье, "пофигизм".

Богданов Михаил Васильевич. "Академия юных моряков". - "Ленинградская Панорама". № 7, 1989 год.

"Наверно, нет ничего удивительного в том, что Н.Г.Изачик умел подбирать себе помощников. Чем-то неуловимым был похож на Изачика начальник политотдела училища капитан 2 ранга Петр Степанович Морозов. Он пришел в училище с Северного флота, Петр Степанович Морозов был откомандирован со знаменитого крейсера «Максим Горький».



Чернышев А.А., Кулагин К.Л. От "Кирова" до "Кагановича". Советские крейсера Великой Отечественной. "Арсенал коллекция", Яуза, Эксмо, Москва, 2007 год. Дважды Краснознаменный Балтийский флот. — М.: Воениздат, 1990.

С выходом сухопутных войск на ближние подступы к основным узлам сопротивления противника — Красному Селу и Ропше — артиллерия Краснознаменного крейсера «Киров» (командир капитан 1 ранга С. Д. Солоухин, заместитель командира по политчасти капитан 2 ранга Ф. Е. Воспитанный) и крейсера «Максим Горький» (командир капитан 1 ранга А. Г. Ванифатьев, заместитель командира по политчасти капитан 3 ранга П. С. Морозов) парализовала пути сообщения отходящей петергофско-стрельнинской группировки врага.

Кстати, Воспитанный Филипп Елисеевич - отец ленинградского нахимовца выпуска 1948 года Воспитанного Валентина Филипповича. По одной из версий прозвище "питон" произошло с использованием этой достаточно непривычной для слуха фамилии. Читаем у Владимира Константиновича Грабаря: "Быстро появились клички и прозвища. И в конце концов родилось своего рода «тотемное» самоназвание нахимовцев. Они стали называть себя «питонами». Впервые сочетание слов «воспитанники-воспитоны-питоны» зафиксировано в стихотворении А. Генкина (2 рота), написанном в 1947 году. Но, по мнению его друга В. Солуянова, это прозвище появилось гораздо раньше. Его, по созвучию со своей фамилией, получил Валентин Воспитанный, зачисленный в старшую (1-ю) роту в 1944 году. Звание «питон» – очень почетное. Позже Нахимовское училище, в параллель «системе» (так назывались на морском жаргоне высшие военно-морские училища) получило неофициальное, почти географическое, вызывающее уважение название – «Питония». Оно, несмотря на все запреты, пережило десятилетия."

Вернемся к политработнику Морозову. 22 марта 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе против фашистских захватчиков крейсер "Максим Горький" награжден орденом Красного Знамени.

Петр Степанович был замполитом у командира крейсера Ванифатьева Алексея Герасимович, в дальнейшем вице-адмирала. 16 августа 1945 года капитан 2 ранга Морозов Петр Степанович награжден полководческим орденом, - Нахимова 2-й степени.

Федоренко Сергей Федорович начал свою благую службу в училище в 1944 году в звании старшины первой статьи, а закончил капитаном третьего ранга. О нем, к счастью, мы можем рассказать подробнее. Его неординарность впечатлила многих нахимовцев и запечатлена строками воспоминаний.


"Они были первыми" Н.П. Соколов.
"Увольнение
- Увольняющимся до построения пять минут! Броуновское движение в кубриках и коридорах ускоряется, лихорадочно наводятся последние штрихи приготовления к увольнению.
- Увольняющиеся в город, в одну шеренгу становись!
Старшина роты Федоренко придирчиво осматривает внешний вид каждого воспитанника.
- Бычевский, опять брюки на клинья натягивали?
- Сычёв, покажите иголку с нитками. - Сыч снимает бескозырку, показывает.
- А белая где? Идите, намотайте.
- Горбачёв, опять бескозырка блином! Замените.
- Козловский, снимите правый ботинок, покажите носок...
Приближается ко мне. Надуваю живот. Проходит... И вдруг, - раз, - не оборачиваясь, движением руки назад, хватает меня за бляху ослабшего после выдоха ремня, и перекручивает её!
- Соколов, сколько можно говорить, подтяните ремень!
О каждом из нас всё знает старшина роты. Потому, что любит нас. Мы знаем это. И платим ему тем же. (У старшины первой статьи Сергея Федоренко, в отличие от взводных старшин, не было прозвища).
- Стражмейстер, два шага вперёд марш! - Олег стоит, не двигается, потому, что сделать это, значит, выпустить оттянутые назад и зажатые между ног клеша, - Лишаю вас увольнения! Идите, переоденьтесь. - И вдогонку: А брюки принесите сюда. Я жду.
- А вы, Серов, почему в строю? У вас же двойка.
- Так это по танцам.., - пытается разжалобить старшину отличник Серега, но никудышный танцор, - Это не программный предмет.
Старшина, продолжая осмотр, философствует.
- Танцы такой же предмет, как и все. И, может оказаться потом, не для всех, конечно, для некоторых, более, чем программным...
Федоренко любил пофилософствовать перед строем, подтрунить по случаю над кем-нибудь.
- Не улыбайтесь, Чубич! Кстати, если ещё раз будете замечены в городе с концами, накажу!
Возвращается Стражмейстер с брюками в руках. Федоренко растягивает их, показывает строю.
- Видите, вшиты клинья. Прошлый раз я их разрезал. Так он их сшил «обратно», - И каламбурит. - Да вы мастер, оказывается, Стражмейстер! Принесите ножницы. Они в канцелярии на столе. - И через минуту разрезает клинья, но уже не по прямой, а зигзагами, по затухающей синусоиде. - Посмотрим, что теперь вы будете делать? - Глаза смеются. (Не сразу, потом, я припомнил: это он, Сергей Федоренко, тогда, перед списками принятых в училище, спросил меня, почему я не радуюсь, что меня приняли).
Несколько поредевшая, за счёт выведенных из строя, шеренга смыкается. Раздаются увольнительные записки. Радостно отбивая шаг, строй покидает коридор. А лишенные увольнения долго ходят за старшиной, предлагая свои услуги по наведению порядка в ротных помещениях, пока тот, наконец, не сжалится и не заменит им неувольнения нарядами на работы, каждому по серьёзности полученного им замечания - выдраить все унитазы в гальюне, натереть паркетный пол в канцелярии, надраить всю медь в роте (питьевой бачок, пожарный гидрант, дверные ручки и прочее), выполнив и сдав которые, провинившиеся с задержкой на час или два, получают от старшины индульгенцию и с лёгким сердцем, без всякого «зуба» на него, радостно скатываются вниз по лестнице к выходу в желанную свободу! В роте остаются двоечники и нарушители дисциплины, наказанные командиром роты или офицерами-воспитателями. Их удел - занятия, кино и жратва «от пуза» за счёт уволившихся до корректировки накрытия стола по ротной рапортичке."

Адмирал, сын адмирала, Юрий Леонидович Коршунов был зачислен в Тбилисское НВМУ, а закончил в 1948 году Ленинградское нахимовское училище. В своей книге "Воспоминания и размышления о службе, жизни, семье" он пишет:


"Что же касалось остального — коллектива, порядка, сложившихся традиций — они мало отличались от тбилисских. Отношения с воспитателями были такими же теплыми, я бы сказал, взаимно доверительными. Мы любили своего командира роты Григория Максимовича Карпеченко и обожали старшину роты Сергея Федоровича Федоренко. Отношения с последним были совершенно неформальными. С. Ф. Федоренко мог, например, вызвать к себе провинившегося нахимовца, бросить ему пару боксерских перчаток, надеть перчатки сам и, скомандовав: «Защищайся!», слегка извалтузить провинившегося. Причем это не несло в себе ни капли издевательства".

Федоренко С.Ф. справа. Москва. Центральный аэродром им. М.В. Фрунзе.

Сафронов В. В. Ленинградские нахимовцы – четвертый выпуск. 1944 – 1951. СПб 2001.

"В каждом классе или взводе был офицер-воспитатель и его помощник - старшина, пришедший с флота, были еще и старшины рот. Они были и требовательны, и внимательны, учили нас военным порядкам по большому счету строгости и бегали с нами в пятнашки. При всем при том мы частенько обходились с ними жестоко. Мы любили, как родного, нашего командира роты Григория Максимовича Карпейченко (он стал нашим после того как выпустил ребят первого выпуска в 1948 г, с которым вместе все знала о нас и помогала ему его жена милая Тамара Федоровна). Они относились к нам как к своим детям. А ведь особого образования он не имел. Много лет спустя мы хотели к юбилею организовать его представление к награде и пошли на его работу (после увольнения он работал где-то в охране или в снабжении). Его руководители не могли поверить в то, каким уважением и какой репутацией он пользовался. У нас он был на своем месте. Мы встречались с ним уже и адмиралами, и генералами, он все о нас знал и помнил. Каждый из нас мог бы назвать наиболее близких ему воспитателей: Туманова и Осипенко, старшин Мишу Сафронова и Сергея Федоровича Федоренко, Ивана Дунду … Здесь в списке их имена и некоторые фотографии. Почти всех уже нет на свете - добрая им память от нас."



Капитан-лейтенант Федоренко С.Ф. принимает зачет у нахимовца Андрея Силина. 1963 год, озеро Нахимовское.

Вот и еще одно "волшебное" слово высказано: "они были на своем месте"...

Выражались уважение, признательность, любовь и забота об отцах-командирах по-разному. Одним из впечатляющих стал поступок нахимовцев первого выпуска, о нем сообщил летописец выпуска, Николай Павлович Соколов:

"Сычев Станислав Владимирович... Три года назад сделал большое дело - через записанные им на магнитофонную плёнку взаимные приветствия и добрые слова поддержки друг друга, связал двух тяжело больных дорогих для нас людей - старшину нашей роты С.Ф. Федоренко и начальника училища Н.Г. Изачика. Сегодня, когда их уже нет с нами, плёнки эти, как и видеофильм, снятый Лёней Корякиным-Черняком во время нашей последней встречи в июне 1996 года с Изачиком у него на квартире, являются уже историческим материалом.

А где же подробности о начальнике училища, Изачике Николае Георгиевиче, о нем до сих пор только упоминания, а именно в них, в подробностях, по мысли Вольтера, скрывается "Бог истории". О нем в следующем сообщении.



Изачик Н.Г. с нахимовцами - участниками Великой Отечественной войны.

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Начало. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 2. Война. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 3. Нахимовское.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Для поиска однокашников и общения с ними попробуйте воспользоваться сервисами сайта www.nvmu.ru.
Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Иосфин, Аркадий
02.02.2009 10:54:41
RE: Командиры-фронтовики. Кого и за что любили мальчишки в бескозырках.
Интересно, когда появились белые канты на шинельных нахимовских погонах ? Вензели тоже изменились, стали проще, без лишней загогулины внизу буквы "Н". Отличное качество фотографии (самой верхней), но что это за сооружение справа на набережной? Дебаркадер? Если на заднем плане большой дом и домик Петра, то это ленинградские нахимовцы. Как бляхи горят!
По поводу прозвища старшего Богдановича - Абрам Невский. Орденом Александра Невского №1 был награжден командир батальона морской пехоты 154-й морской стрелковой бригады старший лейтенант Рубан И.Н.
0
Оля
26.02.2009 17:29:50
RE[2]: Командиры-фронтовики. Кого и за что любили мальчишки в бескозырках.
Добрый день. Меня зовут Ольга, я - внучка Лемешева Виталия Константиновича.
Приятно было, набрав в поисковике его инициалы, выйти на этот сайт.
С удовольствием предоставлю любую необходимую информцию.

fruto@list.ru


Главное за неделю