Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    40,24% (33)
Ни одной
    20,73% (17)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,73% (17)
Одну российскую
    18,29% (15)

Поиск на сайте

Игорь Козырь. По следам "Наутилуса". Неудачный поход

Планы похода обрели экономический фундамент. Что касается научной и технической базы экспедиции, то энтузиастам предстояло решить массу проблем, располагая для этого крайне ограниченной информацией. Положение полыней и разводий в акватории Северного Ледовитого океана носило случайный характер, и нужно было подумать, как их обнаружить в подводном положении, и что делать, если плавание подо льдом окажется слишком долгим, принимая во внимание ограниченную дальность хода тогдашних субмарин.

Однако планы Уилкинса привлекли внимание двух опытных подводников – офицера ВМС США Слоана Данненхауэра и 62-летнего конструктора, пионера подводного кораблестроения, Саймона Лейка, давно уже мечтавшего о создании арктической субмарины. Не без их участия Уилкинсу удалось заполучить в аренду у ВМС США списанную подводную лодку О-12 конструкции Лейка. Следует заметить, что вначале им была предложена однотипная O-13, но суеверные покорители Арктики предпочли ее "сестричку" с более счастливым номером. Первичный осмотр корабля поверг Уилкинса в уныние. Палубный настил и механизмы покрывал толстый слой грязи и масла, с подволоков стекали потоки конденсата. Трудно было представить, что такой корабль возможно подготовить к плаванию в отведенные для этого ограниченные сроки. Еще труднее было понять, как можно провести в таких условиях несколько месяцев в арктическом море? Становилось понятно, почему военные моряки смотрели на них как на сумасшедших.


Экипаж "Наутилуса"

Сотрудничество с Лейком оказалось не столь плодотворным, как ожидалось. Амбициозному конструктору хотелось воплотить в металле все свои изобретения, связанные с его представлениями об арктической субмарине. Некоторые из них явно противоречили здравому смыслу и практическому опыту. К тому же все это стоило денег и времени при дефиците того и другого. Предстояло, в частности: обшить верхнюю часть надстройки досками и закрепить на них полозья, чтобы субмарина могла перемещаться непосредственно подо льдом, скользя по его нижней поверхности; усилить прочный корпус в носовой части с помощью стальной плиты, закрывающей крышки ненужных торпедных аппаратов, а также с помощью цементных стяжек и деревянных стоек; установить выдвижной бушприт с гидравлическим амортизатором (для смягчения возможных ударов о подводные торосы); разместить в надстройке мощные лампы, обеспечивающие наблюдение под водой за состоянием ледяного покрова, для чего была предусмотрена специальная камера с иллюминаторами из сверхпрочного стекла; и наконец – разместить три полых ледяных бура, рассчитанных на толщину льда до 3 метров. Один из таких "патентовых" буров, диаметром около 70 см, выполнял роль телескопической рубки и должен был обеспечить выход экипажа на ледяную поверхность. Два других предназначались для обеспечения работы дизеля и зарядки аккумуляторных батарей при плавании подо льдом. Уилкинсу было совершенно очевидно, что конструкция буров на редкость неудачна. Он даже не хотел оплачивать работы по их установке, но, согласно заключенному между компаньонами договору, технические вопросы относились к прерогативе Лейка. В то же время на борту лодки появилось довольно много полезных новшеств, включая акустический эхолот, электрическую лебедку для отбора проб воды и грунта на большой глубине, аппаратуру для гравиметрических, спектрометрических и фотометрических измерений.


"Наутилус"


Схема "Наутилуса"

Объем работ оказался настолько велик, что первоначальная смета увеличилась втрое. Часть недостающих средств Уилкинс получил, выступая с лекциями, популяризирующими цели и задачи предстоящей экспедиции. В ответ на критические замечания оппонентов, среди которых оказался даже автор идеи покорения Арктики на подводной лодке Стефанссон, Уилкинс выпустил книгу "Подо льдом". Ее содержание должно было опровергнуть аргументацию скептиков, некоторые их которых утверждали, что экспедиция Уилкинса носит исключительно рекламный характер, и его субмарина никогда не выйдет в море.

Несмотря на все трудности и непрерывные усилия по добыванию денежных средств ремонт субмарины удалось завершить до завершения арктической навигации. Леди Уилкинс выполнила обязанности крестной матери и нарекла корабль - в присутствии наблюдавшего за происходящим внука Жюля Верна - "Наутилусом". Имя, кстати, было выбрано Лейком, а не Уилкинсом. Сэр Хьюберт, сумевший прочитать "Двадцать тысяч лье под водой" лишь несколько месяцев назад, без воодушевления относился к тому, что его проект вызывает ассоциации с этим научно-фантастическим произведением.


"Наутилус"

Вышедший в море 4 июня 1931 года "Наутилус" с самого начала похода преследовали неудачи. По всей видимости, сказались последствия сухого закона, из-за чего во время традиционной процедуры, сопутствующей спуску корабля на воду и обретению нового имени, бутылку шампанского пришлось заменить коробкой, наполненной кубиками льда…

Во время перехода через Атлантику у субмарины вышли из строя оба двигателя, и остальную часть маршрута она последовала на буксире у американского крейсера "Вайоминг". Лишь через два месяца, упустив наиболее благоприятное время для осуществления похода и возможность встречи с "Цеппелином", на борту которого находился советский ученый Рудольф Самойлович, "Наутилус" добрался до Норвегии, где его дожидалась научная группа экспедиции под руководством известного норвежского ученого Харальда Свердрупа. Роль безнадежно опоздавшего на рандеву с "Цеппелином" "Наутилуса", пришлось взять на себя советскому ледокольному пароходу "Малыгин", а за почтой, доставленной дирижаблем отправилась шлюпка, в которой находились известный советский полярник Иван Папанин и перебравшийся в Советский Союз Умберто Нобиле, ставший на родине козлом отпущения за неудачу экспедиции на "Италии".


"Наутилус" во льдах

Не обошлось без "русского следа" и на самом "Наутилусе": младшим машинистом субмарины оказался выросший в Ванкувере Ставраков – сын русского промышленника, занимавшегося на протяжение многих лет торговлей на Камчатке и побережье Северного Ледовитого океана. 14 августа "Наутилус" подошел к границе паковых льдов и приступил к осуществлению научной программы экспедиции, продвигаясь постепенно на север. Трудно представить, в каких условиях приходилось жить членам экипажа на борту лодки, подвергшейся такой радикальной реконструкции. По воспоминаниям научного руководителя экспедиции Свердрупа, лежать в своей койке он мог только плашмя; стоило поднять голову, как она упиралась в шпангоуты. Проходы между койками, столом и инструментами были так узки, что не могли разойтись два человека. Величайшим бедствием стала невероятная влажность в отсеках. Сон в верхних койках сопровождался мелким дождем, палубы были постоянно скользкими, документацию заливал конденсат. Кают-компании на борту "Наутилуса" не было, участники экспедиции питались прямо на крошечном камбузе, и часы приема пищи следовали один за другим. Однако уже во время первого погружения выяснилось, что хитроумные приспособления для подледного плавания, ради которых пришлось пожертвовать комфортом экипажа, совершенно недееспособны, за исключением разве что специальных шлюзов, через которые осуществлялись гидрографические работы и спуск водолазов. Но основная проблема заключалась в том, что из строя вышли горизонтальные рули, без которых подводная лодка не могла погружаться и маневрировать на глубине. Руководители экспедиции были убеждены, что такая серьезная неисправность могла возникнуть только в результате саботажа некоторых членов экипажа. После несколько неудачных попыток загнать субмарину под ледяной покров, завершившихся появлением течи в корпусе, частичным выходом из строя аккумуляторных батарей и всех ледовых буров, не оставалось ничего как вернуться в Берген. Погода ухудшалась с каждым днем, но все же Уилкинс решил приступить к выполнению научной части экспедиции и попытаться сделать как можно больше промеров и океанографических станций у кромки льдов. Свердрупа удивляла выносливость Уилкинса, принимавшего участие в выполнении этих работ. Он мог по несколько часов лежать под лебедкой на палубе, заливаемой холодной водой, помогая ученым отбирать пробы воды и грунта. Погодные условия становились настолько сложными, что руководители экспедиции, оставшиеся на берегу стали настаивать на скорейшем возвращении лодки. Уилкинсу ничего не оставалось делать, как повернуть к Шпицбергену, откуда субмарина совершила последний переход к Бергену. На этот раз Уилкинса и участников экспедиции никто не встречал цветами и овациями.


"Наутилус" идет во льды. Видны выдвижной бушприт с гидравлическим амортизатором и усиленная деревом надстройка

Согласно решению командования ВМС США "Наутилус" был затоплен на глубине около 250 метров недалеко от Бергена. В последний путь его сопровождали несколько моторных лодок и яхт местных жителей. Членов экипажа среди присутствующих не было.


Затопленный "Наутилус" с экрана гидролокатора бокового обзора

Экспедиция оказалась неудачной, тем не менее, "Наутилус" стал первой подводной лодкой, погрузившейся под воду в Северном Ледовитом океане, а научной группе удалось выполнить значительный объем работ. В том числе впервые в мире провести фото- и киносъемку подо льдом и получить первые образцы грунта морского дна в этом районе Мирового океана. Считается также, что именно в этом походе водолазы с тяжелым снаряжением сделали первые погружения в Арктике.

Неудача не обескуражила Уилкинса, но его попытки найти единомышленников и спонсоров для новой экспедиции оказались безуспешными. Последний раз сэр Хьюберт оказался в Арктике в 1937 году, когда советское правительство обратилось к американцам за помощью в поисках пропавшего без вести экипажа советского пилота Леваневского, намеревавшегося совершить перелет по маршруту Москва – Северный полюс – Аляска – Нью-Йорк. Шесть месяцев напряженных поисков не дали никаких результатов. Тем не менее Уилкинс вместе с другими участниками поисковых работ удостоились благодарности советского правительства и приглашения в Москву. Вместе с ним была приглашена и леди Уилкинс, но, поскольку не смогла приехать, получила в подарок портрет Сталина.

Только в 1958 году опыт экспедиции Уилкинса оказался востребован в ходе подготовки первых походов атомных подводных лодок ВМС США к Северному полюсу. На борту одной из них успел побывать незадолго до своей смерти и сам полярный путешественник. Под впечатлением увиденного, узнав о намерении подводников продолжить покорение Арктики, сэр Хьюберт обратился к командованию ВМС США с просьбой развеять его прах над Северным полюсом, что и было исполнено экипажем подводной лодки "Скейт" в 1959 году.


Хьюберт Уилкинс и Харальд Свердруп у батометров Нансена

Вот как выглядела эта печальная церемония по словам ее участников. На льду был сооружен столик из ящиков, покрытый зеленым сукном. На столе стояла урна с прахом Уилкинса. Тридцать членов экипажа "Скейта" выстроились по обе стороны столика. На перископах и антеннах лодки развивались флаги Великобритании, Австралии и Соединенных Штатов. Два человека с зажженными красными фальшфейерами стояли рядом с командиром лодки Калвертом, прочитавшим несколько страниц из корабельного молитвенника, а затем выступившим с краткой речью, в которой воздавалось должное заслугам Уилкинса перед человечеством. Мерцающий и переливающийся свет фальшфейеров, пробивавшийся сквозь метель, придавал сцене прощания характер мистического обряда. После окончания молитвы один из офицеров извлек урну с прахом покойного, а затем в сопровождении командира и двух факельщиков отошел на расстояние около 30 метров от "Скейта". Под троекратный оружейный салют с носовой надстройки субмарины прах Уилкинса был развеян над арктической пустыней. В 20.00, оставив на льду флаг и памятный знак, "Скейт" ушел под воду…


Хьюберт Уилкинс за печатной машинкой на борту "Наутилуса"

О драматических перипетиях похода "Наутилуса" рассказал собравшимся 1 сентября на борту ледокола "Красин" представителям научного и морского сообщества Санкт-Петербурга американский историк и океанограф доктор Стюарт Нельсон, посвятивший этой экспедиции книгу с интригующим названием "Саботаж в Арктике". Ему довелось также стать научным руководителем глубоководной экспедиции, обнаружившей останки легендарной субмарины на дне норвежского фьорда. Предполагается, что 1800 цифровых фотографии "Наутилуса" и 8 часовой видеофильм, снятый в ходе поисков легендарной субмарины с использованием глубоководного подводного аппарата JAGO, принадлежащего Институту Макса Планка, и опытного образца новейшего гидролокатора бокового обзора (HUGIN 1000) ВМС Норвегии, послужат основой для создания специальной экспозиции в Морском музее Бергена, рассказывающей об истории лодки и ее походе к Северному полюсу.


Стюарт Нельсон и JAGO


Стюарт Нельсон со схемой "Наутилуса" в JAGO

"Для меня большая честь, - обратился к присутствующим доктор Нельсон, - рассказать о моей новой книге и открытиях, сделанных во время работы над ней, таким заинтересованным и благодарным слушателям, среди которых можно увидеть не только представителей хорошо известных во всем мире организаций, таких как институт Арктики и Антарктики или Российское географическое общество, но и совсем молодых людей – студентов-первокурсников Санкт-Петербургского Гидрометеорологического университета, только начинающих свой путь в науку. Надеюсь, что наше знакомство, состоявшееся благодаря гостеприимству музея-ледокола "Красин" и поддержке со стороны Генерального консульства США, ААНИИ и общественной организации "Полярный конвой" послужит дальнейшему укреплению дружеских и научных связей между учеными наших стран".


Стюарт Нельсон на борту "Красина"

Оглавление
Назад


Главное за неделю