Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,72% (47)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,44% (30)
Одну российскую
    21,88% (28)
Ни одной
    17,97% (23)

Поиск на сайте

Морские конвои: боевое крещение

Боевое крещение
Архангельск
Мурманск
Отношения союзников
Сотрудничество
Значение конвоев


Меня звать Кузнецов Миша - в то время. Мне было 15 лет. Корабль наш назывался "Краснознаменный лидер Баку". В бригаде эсминцев мы где-то у острова Медвежий архипелага Шпицберген встречали союзников - англичан, американцев.

Мы сохраняли корабли, которые союзники вели от берегов Англии до Медвежьего. Здесь мы вливались в конвой и брали ответственность на себя.

У нас, честно сказать, было благородное соревнование: каждый корабль, который мы приняли от союзников под свою охрану, должен дойти до наших берегов в сохранности.

Мы обычно брали корабли и проводили сюда в Архангельск. А союзники под своей охраной проводили в Кольский залив. Мы где-то у Териберки или около Кельдина разбивались на две группы: одна шла в горло Белого моря, а другая - в сторону Мурманска.


Я получил там боевое крещение. Я помню тот день с точностью до часа - воскресенье, 13 сентября 1942 года, 12 часов 15 минут пополудни. Нас предупредили, что мы будем атакованы. И действительно - на горизонте появились от 40 до 50 торпедных катеров. Это было волшебное зрелище.

Мое место на корабле называлось "обезьяний островок" - такой участочек на мостике. Моя задача - управлять огнем. Я помню, как я стоял там, и небо над головой было красным от разрывов. Я не испытывал никакого страха, но всё-таки, видно, нервничал. И от этого я так сильно закусил нижнюю губу, что кровь потекла по подбородку.

Я смотрел на красные точки над головой, но мне и в голову не приходило, что одна из них может быть предназначена для меня.


Меня зовут Иван Иванович. Я в 1943 году на практике был юнгой. То есть мы зиму учились, а навигацию полностью плавали. Я впервые видел английских моряков в то время. Интересно было. Словесно друг друга не понимали, но в основном понимали. Для нас форма новой казалась - первый раз видели.

Интересовались - мы подростки были и еще не особенно знали о людях, которые служили в военном флоте в других государствах. Нам даже за наркомовскую водку, которая была положена, давали шоколад.


Галина Григорьевна Лушева. Я всю жизнь живу в городе Архангельске. Во время войны я была студенткой Архангельского лесотехнического института.

Первый год войны был очень тяжелым, голодным. У меня умер папа - можно сказать, что почти от голода. Норма хлеба у нас была 400 граммов, иногда 200. Мы сдавали кровь, чтобы получить больше норму хлеба. И, я помню, такая счастливая была, когда была студенткой института и сдала кровь - и нас напоили сладким чаем.

Время было, конечно, очень трудное, но веселиться умели...

Мы, расставаясь с ними, плакали. Обнимались, целовались, благодарили друг друга... Особенно плакали и страшно боялись обратного пути более пожилые англичане и американцы.


Главное за неделю