Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Операціи на среднемъ Дунаѣ.

Подготовка переправы на среднемъ Дунаѣ.—Сосредоточеніе турецк. броненос-цевъ.—Планъ мин. заграждевій.—Ватареи.— Раздѣленіе отряда гвард. экипажа.— Парапанское мин. загражденіе.—Атака 8-го іюня турецк. парохода и значеніе ея.—Попытка постановки мин. загражденія въ прав. рукавѣ Дуная.—Раздѣленіе флотиліи.—Окончаніе Парапанскаго загражденія.—Устройство мин. загражденія у м. Карабіи.—Атака 11-го іюня у Фламунды и значеніе ея.—Мин. загражденіе у Фламунды.—Стратег. ошибки при устройствѣ мин. загражденій на средн. Ду-наѣ.—Моряки на переправѣ у Зимницы.—Покушеніе тур. судовъ 16-го іюня.— Мѣры для отраженія непр. судовъ.— Спдавъ мостов. матеріала изъ Ольты къ Зимницѣ.

Для переправы главныхъ силъ русской арміи былъ избранъ участокъ средняго Дуная между Систовымъ и Никополемъ. Намѣ-ченный раіонъ требовалъ для своего обезпеченія отъ покушеній ту-рецкихъ судовъ такихъ ясе точно операцій, какія произведены были съ этою же цѣлъю на нижнемъ Дунаѣ, т. е. устройства батарей и минныхъ заграледеній, а, въ случаѣ благопріятныхъ обстоятельствъ, и уничтоженія непріятельскихъ судовъ посредствомъ минныхъ атакъ.

Переправа на среднемъ Дунаѣ представляла, впрочемъ, особен-ныя затрудненія, въ числѣ которыхъ не послѣднее мѣсто занимало сосредоточеніе на этомъ участкѣ рѣки почти всѣхъ турецкихъ бро-неносцевъ, вытѣсненныхъ снизу цѣлымъ рядомъ минныхъ заграж-деній.

Для огражденія пункта переправы отъ нападеній непріятель-скихъ судовъ рѣшено было, прежде всего, поставить мины у о. Мечка (противъ д. Парапанъ) и у д. Карабіи (выше впаденія въ Дунай р. Ольты), а затѣмъ, по мѣрѣ возможности, усилить ихъ новыми ли-ніями и такимъ образомъ еще болѣе стѣснить раіонъ крейсерства турецкой флотиліи.

Вмѣстѣ съ тѣмъ приступлено было къ возведенію береговыхъ осадныхъ батарей у Журжева, Парапана, Турну-Магурелли и Ка-рабіи.

Всѣ работы по устройству минныхъ загражденій на среднемъ Дунаѣ поручены были капитану 1-го ранга Новикову, въ распоря-женіе котораго поступили суда изъ отряда гвардейскаго экипажа.

Этотъ отрядъ въ полномъ составѣ прибылъ изъ с. Парканы (на Днѣстрѣ) въ Бухарестъ 23-го мая и здѣсь раздѣлился на двѣ части:

1) 10 паровыхъ катеровъ, 8 гребныхъ судовъ и 1 водолазный ботъ, при 25 грушевидныхъ и 60 гальваническихъ минахъ, прослѣдовали подъ непосредственнымъначальствомъкап.-лейт. Тудера до стапціи Фратешти (послѣдняя передъЖуржевомъ), откуда, избѣгая нескром-ныхъ взоровъ многочисленныхъ турецкихъ шпіоновъ и огня ру-щукскихъ батарей, свернули на проселочную дорогу и прибыли на биндюгахъ (подводахъ) въ д. Мало-де-Жосъ на берегу Дуная; 2) во-семь гребныхъ судовъ и 4 десантныхъ (кожуховыхъ) бота, при 50 грушевидныхъ и 60 гальваническихъ минахъ, подъ командой лейт. Астромова, отправились въ г. Слатину (на р. Ольтѣ).

Такое раздѣленіе флотиліи имѣло цѣлыо: во-первыхъ, достиг-нуть одновременной постановки минныхъ загражденій у Мечки и у Карабіи, что, какъ видно будетъ далыпе, не удалось; и во-вто-рыхъ, доставить людей и средства для заготовленія и спуска въ Ду-най мостовыхъ плотовъ.

Окончивъ всѣ сборы, первый отрядъ вечеромъ 7-го іюня вы-шелъ изъ Мало-де-Жосъ по назначенію, въ слѣдующемъ порядкѣ:

«Шутка»—лейтенантъ Скрыдловъ и инженеръ-механикъ пра-порщикъ Болеславскій, «Мина» — мичманъ Персинъ и инженеръ-механикъ подпоручикъ Луговой, «Кремль»—лейтенантъ Астро-мовъ(1), «Первенецъ» —мичманъ Ниловъ, «Грейгъ»—мичманъ Ѳео-досьевъ, «Не тронь меня»—кап.-лейт. Тудеръ, «Опытъ»—лейте-нантъ баронъ Штакельбергъ, «Генералъ-Адмиралъ»—мичманъ Ка-чаловъ, «Петръ Великій»—лейтенантъ Хвостовъ, «Варягъ»—гар-демаринъ Аренсъ; капитанъ 1-го ранга Новиковъ находился на «Первенцѣ». Всѣ паровые катера, кромѣ двухъ первыхъ (быстро-ходныхъ}, вели на буксирѣ гребныя суда съ минами и ихъ принад-лежностями.

Чтобы добраться до о. Мечки, флотиліи предстояло пройти 14 верстъ по рѣкѣ Камѣ и 2 версты по Дунаю. Между тѣмъ передъ са-мымъ выступленіемъ ея изъ Мало-де-Жоса нанятый заблаговре-менно лоцманъ струсилъ и сбѣжалъ. Правда, офицерами произве-дено было нѣсколько предварительныхъ развѣдокъ для ознакомле-нія съ предстоявшимъ плаваніемъ, но ихъ было слишкомъ недоста-точно и большинству командировъ фарватеръ остался совершенно незнакомъ. Это важное обстоятельство отразилось крайне неблаго-пріятно на исходѣ всей операціи, такъ какъ вслѣдствіе частыхъ остановокъ въ пути, отрядъ подошелъ къ назначенному мѣсту не ночью, какъ это нужно было, а совсѣмъ засвѣтло, въ ясное солнеч-ное утро. По мѣрѣ выхода изъ Камы катера попадали подъ учащен-ный ружейный огонь съ возвышеннаго турецкаго берега и за-нимали свои мѣста по диспозиціи между о. Мечкой и полузатоп-леннымъ румынскимъ берегомъ. На бѣду еще, отрядъ лишился во время перехода двухъ паровыхъ катеровъ, которые должны были вернуться въ Мало-де-Жосъ для исправленій(2), что, конечно, въ свою очередь, не могло не повліять на результатъ предпринятой операціи.

Для прикрытія нашихъ работъ отъ непріятельскихъ покушеній выслана была еще наканунѣ на о. Мечку команда 15-го стрѣлко-ваго баталіона и взводъ уральскихъ казаковъ, подъ начальствомъ лейтенанта Подъяпольскаго; катерамъ же «Шутка» и «Мина» Но-виковъ приказалъ находиться внѣ линіи и держаться у нижней око-нечности о. Мечки, въ полной готовности къ отраженію непріятель-скихъ судовъ.

Обѣ эти мѣры оказались весьма полезными. Изъ Рущука по-явился вскорѣ турецкій колесный пароходъ и, видимо, не рѣшаясь прямо напасть на стоявшіе неподвижно и занятые своей работой катера, прошелъ сначала въ правый рукавъ Дуная. Здѣсь его встрѣ-тилъ Подъяпольскій друлшымъ залпомъ, заставившимъ его попя-титься и заднимъ ходомъ выйти изъ-за острова. Наступилъ удоб-ный моментъ для атаки парохода минными катерами. Къ сожалѣ-нію, у «Мины» испортилась машина и выручить отрядъ выпало на долю одной «Шутки».

Въ 8 часовъ утра она выскочила изъ своей засады и дала пол-ный ходъ. Нѣсколько минутъ спустя, она подошла къ пароходу и ударила его своимъ носовымъ шестомъ близъ праваго кожуха. Взрыва однако не послѣдовало, такъ какъ проводники оказались перебитыми. Между тѣмъ положеніе беззащитной и прижимаемой теченіемъ къ пароходу «Шутки» становилось крайне опаснымъ, тѣмъ болѣе, что въ носовой части катера обнаружилась сильная течь, паръ въ котлѣ сталъ замѣтно падать, а командиръ, ишкенеръ-механикъ Болеславскій и бывшій охотникомъ художыикъ Вереща-гинъ оказались ранеными. Но, наконецъ, «Шуткѣ» удалось дать ходъ и отойти отъ своего перепуганнаго врага. Пароходъ поспѣшно направился къ Рущуку, откуда между тѣмъ шелъ ему на помощь мопиторъ. Дѣло могло принять для всей нашей флотиліи весьма дурной оборотъ. Однако, и мониторъ оказался не лучше парохода, и, допустивъ пробитую во многихъ мѣстахъ «Шутку» безнаказанно проскочить у него подъ носомъ, ушелъ обратно къ Рущуку.

Этимъ и закончилась собственно первая половина такъ назы-ваемаго Парапанскаго дѣла. Лихая атака лейтенанта Скрыдлова, несмотря на свою неудачу въ смыслѣ уничтоженія противника, за-щитила флотилію отъ нападенія турецкихъ судовъ и дала ей воз-можность выполнить свою опасную и трудную работу. Всего было поставлено на главномъ фарватерѣ 5 грушевидныхъ минъ. Послѣ этого отрядъ собрался у румынскаго берега для отдыха и подкрѣп-ленія силъ.

Время между тѣмъ шло и солнце стояло уже очень высоко, когда рѣшено было приступить къ самой опасной операціи постановки минъ по ту сторону о. Мечки. Съ этою цѣлью туда отправлены были 5 катеровъ, изъ которыхъ каждый долженъ былъ поставить одну грушевидную мину. Но турки заняли весь берегъ густою цѣпью и открыли по нашимъ шлюпкамъ такой убійственный огонь съ самой близкой дистанціи, что о загражденіи рукава при такихъ условіяхъ нечего было и думать; изъ всего отряда вошли въ рукавъ только 2 катера: «Первенецъ» и «Варягъ», причемъ первый изъ нихъ успѣлъ сбросить въ воду свою мину саженяхъ въ 50-ти отъ не-пріятельскаго берега и потерялъ двухъ человѣкъ ранеными. А между тѣмъ все дѣло продоллсалось какихъ нибудь 10 — 15 минутъ.

Пришлось, такимъ образомъ, по неволѣ отложить эту операцію до наступленія ночи, тѣмъ болѣе, что непріятель сталъ, повидимому, готовиться къ серьезному отпору, по крайней мѣрѣ на сухомъ пути.

Въ это время изъ Парапана, отдѣленнаго отъ мѣста расположе-нія флотиліи 4-хъ верстнымъ болотомъ, спѣшно прибылъ гене-ралъ М. Д. Скобелевъ, въ сопровожденіи полковниковъ Стру-кова и Мольскаго, капитана Сахарова и нѣсколькихъ казаковъ. Генералъ бѣжалъ по кочкамъ, поддерживаемый двумя казаками, то-ропясь предупредить моряковъ объ угрожавшей имъ опасности. Оказалось, что со стороны Рущука шелъ къ Мечкѣ турецкій отрядъ изъ 2-хъ баталіоновъ пѣхоты и нѣсколлькихъ полевыхъ батарей, что было хорошо видно съ возвышенной парапанской батареи.

Терять времени, очевидно, не приходилось и флотилія, раздѣ-лившись на двѣ части, разошлась въ противопололшыя стороны. Капитанъ 1-го ранга Новиковъ съ 5-ю катерами ушелъ вверхъ, для устройства загражденія у Карабіи; а капитанъ-лейтенантъ Тудеръ съ остальными двумя—внизъ, въ Мало-де-Жосъ, для дальнѣйшихъ за-тѣмъ работъ у Мечки.

Гребныя суда, какъ стѣснявшія движеніе паровыхъ катеровъ, были вытащены поспѣшно на берегъ, при собственноручной помощи незабвеннаго М. Д. Скобелева и его спутниковъ. Это вниманіе и теплое участіе знаменитаго «Бѣлаго Генерала» къ морякамъ, являясь лучшимъ выразителемъ нравственнаго единенія и взаимной выручки между различными родами оружія на войнѣ, произвело самое пре-красное впечатлѣніе на всѣхъ чиновъ морского отряда.

Въ самый разгаръ этой дружной совмѣстной работы появилась на гребнѣ турецкая батарея и своими выстрѣлами уничтожила нѣ-сколько шестерокъ, которыхъ не успѣли еще вытащить и спрятать.

Итакъ, первая попытка заградить Дунай ниже намѣченнаго для переправы пункта оказалась не особенно удачной.

Винить въ этомъ непріятеля было-бы несправедливо, такъ какъ онъ, въ сущности, весьма вяло противодѣйствовалъ русской флоти-ліи и только отчасти воспользовался сдѣланными ею промахами.

Послѣдніе должны были, конечно, отразиться на безопасности переправы, что, какъ увидимъ ниже, и случилось въ дѣйствитель-ности.

Такъ называемое Парапанское минное загражденіе должно было служить единственнымъ серьезнымъ препятствіемъ для находив-шихся въ Рущукѣ или ниже его турецкихъ судовъ, которыя взду-мали-бы помѣшать нашей переправѣ у Зимницы. Однако съ такимъ важнымъ значеніемъ этой операціи не были достаточно сообразо-ваны принятыя для ея осуществленія мѣры. А именно:

1) Фарватеръ отъ д. Мало-де-Жосъ до о. Мечки не былъ доста-точно изслѣдованъ и обставленъ предостерегательными знаками, на что двухъ-недѣльнаго пребыванія отряда въ этомъ пунктѣ было довольно. Полагаться же на лоцмановъ въ военное время было дѣ-ломъ, во всякомъ случаѣ, весьма рискованнымъ.

2) Незнакомство съ очень капризнымъ фарватеромъ, замаски-рованнымъ къ тому же сильнѣйшимъ разливомъ, повело къ чувстви-тельнымъ задержкамъ въ пути и создало для предстоявшей опера-ціи крайне неблагопріятную обстановку.

3) Предвидя такую перемѣну еще во время слѣдованія по р. Камѣ, нужно было отказаться на этотъ разъ отъ своего намѣренія и, вер-нувшись въ Мало-де-Жосъ, олшдать тамъ наступленія сумерекъ.

4) Если же начальникъ отряда рѣшилъ пренебречь измѣнивши-мися обстоятельствами и во что бы то ни стало осуществить свой первоначальный планъ, то было-бы выгоднѣе начать съ болѣе опасной и трудной его части, т. е. съ загражденія ближайшаго къ турецкому берегу рукава Дуная. И во всякомъ случаѣ, эту работу необходимо было произвести тотчасъ же послѣ загражденія главнаго русла, а не терять напрасно ни одной минуты на несвоевременный отдыхъ, стоившій отряду потери двухъ человѣкъ ранеными, нѣсколькихъ разбитыхъ шлюпокъ и, самое главное, неудачнаго исхода всей опе-раціи.

Для довершенія послѣдней пришлось впослѣдствіи употребить еще цѣлыхъ 9 дней или, вѣрнѣе, ночей, и только съ 16-го на 17-е іюня, т. уже послѣ переправы, это минное загражденіе было при-ведено въ соотвѣтствовавшій его назначенію видъ, при содѣйствіи 2-хъ паровыхъ катеровъ и 5 гребныхъ судовъ подъ начальствомъ лейтенантовъ Подъяпольскаго и Барташевича и мичмана Мельниц-каго. Завѣдываніе же минной станціей возложено было на подпо-ручика л.-гв. сапернаго баталіона Злобииа.

Послѣ двухъ-суточнаго плаванія, полнаго всякихъ тревогъ и и столкновеній съ непріятельскими судами, отрядъ Новикова бла-гополучно прибылъ вечеромъ 10-го іюня къ острову Волчьему, про-тивъ с. Фламунды, и расположился подъ его лѣвымъ берегомъ на отдыхъ(3).

Оставивъ тутъ свой отрядъ и поручивъ мичману Нилову и гар-демарину Аренсу атаковать всякое непріятельское судно, которое пыталось бы пройти мимо Фламунды вверхъ и могло бы такимъ образомъ помѣшать устройству верхняго миннаго загражденія, кап. 1 ранга Новиковъ съ остальными офицерами отправился въ Карабію и въ эту же ночь поставилъ тамъ первую линію минъ. Ра-боты производились съ пяти гребныхъ судовъ, доставленныхъ сюда на подводахъ еще 6-го іюня съ Ольты мичманомъ Арцеуловымъ и закончились 12-го іюня. Всего было поставлено у Карабіи 30 минъ: 25 грушевидныхъ—въ двѣ линіи, и 5 гальваническихъ—въ одну.

Тѣмъ временемъ, 11-го іюня произошелъ у Фламунды бой между нашими катерами и турецкимъ броненосцемъ.

Въ 5-мъ часу пополудни показалось со стороны Систова не-пріятельское судно. Оно шло среднимъ ходомъ почти вплотную къ правому берегу, пробираясь вверхъ. Когда оно приблизилось къ нашему отряду на 500 — 600 саженъ и крайнее лѣвое орудіе 15-й конной батареи, ноставленное для его прикрытія, сдѣлало первый выстрѣлъ, катера выскочили изъ-за острова и бросились въ атаку.

Первымъ шелъ катеръ «Мина», подъ командой гардемарина Аренса, какъ имѣвшій, кромѣ двухъ буксирныхъ минъ, и шестовую мину.

За нимъ слѣдовалъ катеръ «Шутка», подъ командой мичмана Нилова, съ однѣми буксирными минами(4), и, наконецъ, въ ре-зервѣ находился катеръ «Первенецъ», подъ командой унтеръ-офи-цера Гурьяна Иванова, съ обыкновеннымъ шестовымъ вооруже-ніемъ.

«Мина», приблизившись къ непріятельскому судну настолько, что можно было ясно различать лица перепуганныхъ и суетив-шихся турокъ, замѣтила у него съ правой стороны какой-то подо-зрительный шестъ и, принявъ его за минный, немного приспусти-лась, чтобы нанести ударъ выше правой кормовой раковины. Въ это время катеръ успѣлъ уже получить 6 картечныхъ пробоинъ съ лѣваго борта, потерять одного человѣка раненымъ и, что самое важное, лишиться своего главнаго оружія—носовой мины. Тяже-лый желѣзный шестъ съ цѣлою сѣтыо добавочныхъ крѣпленій былъ сбитъ снарядомъ, рухнулъ въ воду и тотчасъ же очутился, конечно, подъ днищемъ катера. Это обстоятельство едва не погубило его и, во всякомъ случаѣ, крайне неблагопріятно отразилось на его даль-нѣйшихъ маневрахъ.

Освободиться отъ этой страшной обузы, отнимавшей ходъ и поворотливость у катера, подъ сосредоточеннымъ огнемъ непрія-теля было немыслимо. А между тѣмъ паръ въ котлѣ упалъ съ 160 до 24 фунтовъ и выброшенная съ лѣваго борта буксирная мина заворачивала носъ катера влѣво, ставя его поперекъ теченія. Въ такомъ состояніи катеръ «Мина» не имѣлъ уже возможности на-гнать противника и долженъ былъ уступить свое мѣсто «Шуткѣ».

Мичманъ Ниловъ не заставилъ себя ждать и тотчасъ же подо-шелъ къ носу броненосца съ цѣлью подвести подъ него свою лѣ-вую буксирную мину, но, замѣтивъ и здѣсь такой же подозрительный шестъ, спустился по правому борту и обрѣзалъ(5) корму бро-неносца въ такомъ близкомъ разстояніи, что правая буксирная мина прошла отъ нея въ какой-нибудъ сажени. Было бы, однако, совершенно безполезно взрывать ее при такихъ обстоятельствахъ, такъ какъ дѣйствительность взрыва, прежде всего достигается не-посредственнымъ соприкосновеніемъ мины съ днищемъ судна, и даже взрывъ вплотную у прямостѣннаго борта или кормового под-зора даетъ весьма незначительный эфектъ. Неудача же «Шутки» объясняется, главнымъ образомъ, трудностью маневрированія съ буксирными минами на такомъ сильномъ теченіи, причемъ въ дан-номъ случаѣ весьма неповоротливый катеръ стѣсненъ былъ еще не-пріятельскими минными шестами и близостью турецкаго броне-носца отъ своего берега. Послѣднее обстоятельство даже едва не погубило «Шутки», такъ какъ она, не успѣвъ извернуться, съ пол-наго хода вылетѣла на берегъ за кормой броненосца. И только съ большими усиліями (гв. эк. матросъ Антиповъ соскочилъ даже на турецкій берегъ, чтобы, въ помощь машинѣ, столкнуть катеръ), подъ прикрытіемъ мѣткаго ружейнаго огня съ «Мины», ей удалось сняться съ мели, послѣ чего оба катера, съ необходимыми предо-сторожностями, вернулись на прежнее мѣсто стоянки. Къ сожалѣ-нію, «Первенецъ» не поддержалъ своевременно остальныхъ кате-ровъ, что объясняется отчасти его сравнительной тихоходностью, отчасти же отсутствіемъ на немъ офицера.

Напуганное атакой и поврежденное нѣсколькими удачными вы-стрѣлами нашей батареи, турецкое судно, оказавшееся впослѣд-ствіи броненосной канонеркой «Подгорицей»(6), изо всѣхъ силъ (даже паръ валилъ изъ предохранительныхъ клапановъ) спѣшило въ Никополь. При сдачѣ этой крѣпости русскимъ войскамъ 4-го іюля «Подгорица» и другая однотипная съ ней канонерка «Шко-дра» попали въ наши руки и исправленныя и переименованныя въ «Никополь» и «Систово», съ большою пользою служили затѣмъ на Дунаѣ подъ русскимъ военнымъ флагомъ(7).

Такимъ образомъ, минная атака 11-го іюня, не уничтоживъ не-нріятельскій броненосецъ, заставила его, однако, искать убѣжища подъ защитой никопольскихъ батарей и тѣмъ самымъ значительно облегчила нашимъ минерамъ установку минъ у Карабіи и Фла-мунды.

Послѣдняя операція производилась уже всѣми судами отряда, собравшимися у Фламунды 13-го іюня. Къ нимъ присоединились еще три паровые катера, доставленные сюда наканунѣ Тудеромъ на подводахъ изъ Мало-дё-Жоса.

Работы начались вечеромъ 13-го іюня и окончились въ ночь съ 14-го на 15-е іюня, причемъ катера подвергались по временамъ артилерійскому и ружейному огню напріятеля. но турецкія суда, повидимому, не рѣшались ихъ тревожить. Всего было поставлено между Волчьимъ островомъ и румынскимъ берегомъ 36 гальвани-ческихъ минъ, въ двѣ линіи, и между о. Бѣяни и турецкимъ бере-гомъ — 3 грушевидныхъ.

Впослѣдствіи, уже послѣ переправы, это загражденіе дополнили новымъ, состоявшимъ изъ 36 грушевидныхъ минъ и поставленнымъ ниже перваго.

Итакъ, ко времени нереправы, избранный для нея участокъ Ду-ная былъ огражденъ съ обѣихъ сторонъ минами, по при этомъ не было принято, повидимому, во вниманіе различіе обстановки. Сверху могли угрожать переправѣ всего 6 непріятельскихъ судовъ: 3 броненосныя канонерки, 2 неброненосныя канонерки и 1 паро-ходъ. Изъ нихъ 2 броненосныя лодки остались между загражде-ніями, въ Никополѣ, а остальныя суда находились выше Карабіи. Внизу же, между Гирсовскимъ и Парапанскимъ минными заграж-деніями, держалась цѣлая турецкая флотилія изъ 11-ти судовъ, въ томъ числѣ 1 мониторъ, 2 броненосныя лодки, 3 неброненосныя ка-нонерки и 5 пароходовъ. Казалось бы, что такому неравномѣрному распредѣленію морскихъ силъ непріятеля должны были бы соот-вѣтствовать и направленныя противъ нихъ оборонительныя мѣры. Въ дѣйствительности же, на верху поставлено было два загражденія (у Карабіи и Фламунды) изъ 66 минъ, а внизу только одно (у Па-рапана), изъ вдвое меньшаго числа минъ, причемъ первыя 4 грушевидныя мины были поставлены въ турецкомъ рукавѣ Дуная у Мечки только въ ночь съ 14-го на 15-е іюня, т. е. въ самый раз-гаръ переправы(8). Слѣдовательно, въ самый критическій моментъ этой важнѣйшей операціи она вовсе не была обезпечена снизу отъ нападенія 11-ти турецкихъ судовъ.

Въ переправѣ нашихъ главныхъ силъ у Зимницы моряки при-нимали весьма дѣятельное участіе, соразмѣрное, впрочемъ, съ ихъ скудными средствами(9).

Пароходъ «Аннета» вышелъ изъ Фламунды 15-го іюня въ 3 ч. утра, съ двумя баржами на буксирѣ. Грекъ лоцманъ, какъ и слѣ-довало ожидать, бѣжалъ и кап.-лейт. Тудеру пришлось самому про-бираться въ Зимницу, куда онъ прибылъ около 6-ти часовъ утра.

Пароходъ съ баржами перевозилъ въ одинъ рейсъ 2 баталіона пѣхоты; а всего 15-го іюня онъ перевезъ болѣе 20 тысячъ человѣкъ. Первое время транспортировка шла подъ огнемъ Систовской бата-реи, причемъ двѣ гранаты разорвались на одной изъ баржъ и за-жгли ее; другая баржа тоже была пробита, а осколкомъ гранаты поврежденъ правый кожухъ парохода и контужено 3 человѣка, въ томъ числѣ шкиперъ (завѣдывающій судовымъ имуществомъ) штабсъ-капитанъ Ивановъ.

Нѣсколько позже,къ пароходу присоединились 3 паровыхъ ка-тера. Они перевозили раненыхъ, передавали приказанія и буксиро-вали понтоны; ночью же занимали брандвахтенные посты выше и ниже пункта переправы, оберегая ее отъ покушеній непріятель-скихъ судовъ.

Такое покушеніе и произошло дѣйствительно 16-го іюня.

Едва катера вернулись на утро къ мѣсту переправы, для необ-ходимыхъ исправленій и пополненія запасовъ, какъ изъ-за острова Вардена (верстахъ въ 6-ти ниже Зимницы) показались подозрительные дымки и поднялась тревога. Катера посланы были немед-ленно на встрѣчу непріятелю. Это были: «Петръ Великій» (мич-манъ Ѳеодосьевъ), «Опытъ» (мичманъ Персинъ), и «Генералъ-Адмиралъ» (гардемаринъ Аренсъ). Они встрѣтили въ правомъ ру-кавѣ Дуная, между о. Варденомъ и турецкимъ берегомъ, колесный пароходъ и мониторъ, которые, несмотря на сильный артилерійскій и ружейный огонь, открытый съ берега нашимъ Варденскимъ отря-домъ, продолжали среднимъ ходомъ подниматься вверхъ порѣкѣ. Вне-запное же появленіе изъ-за мыса миноносныхъ катеровъ и рѣшитель-ное наступленіе ихъ для атаки привело, очевидно, въ замѣшатель-ство турецкихъ командировъ. Сдѣлавъ по шлюпкамъ нѣсколько без-вредныхъ выстрѣловъ, непріятельскія суда повернули назадъ и вскорѣ скрылись изъ виду.

По счастью, на этотъ разъ тѣмъ дѣло и кончилось. Но, если бы турки рискнули прорваться къ мѣсту переправы, то они могли бы надѣлать намъ не мало хлопотъ. Врѣзавшись въ массу перегружен-ныхъ понтоновъ и прикрываясь ими отъ огня русской полевой арти-леріи, они успѣли бы вѣроятно перетопить ихъ и въ то же время перебить множество людей на обоихъ берегахъ, особенно же на низменномъ и ничѣмъ не защищенномъ румынскомъ.

Такимъ образомъ, турецкія суда могли бы или совершенно уничтожить нашу переправу и заставить насъ возобновить ее съ несравненно болѣе значительными жертвами, или же, по крайней мѣрѣ, настолько повредить ей, что непріятель успѣлъ бы собраться съ силами и сбросить въ Дунай успѣвшія переправиться черезъ него русскія войска.

Ничего нѣтъ удивительнаго поэтому, что вѣсть о появленіи «мо-нитора» съ быстротою молніи облетѣла армію и произвела удру-чающее впечатлѣніе. Немедленно были приняты мѣры для отраже-нія непріятельскихъ судовъ, въ случаѣ прорыва ихъ къ мѣсту пе-реправы. Независимо отъ сосредоточенныхъ для этого на румын-скомъ берегу 9-ти-фунтовыхъ орудій, были, по приказанію началь-ника переправы ген.-маіора Рихтера, сформированы изъ командъ гв. экипажа двѣ абордажныя партіи и размѣщены на 10-ти желѣзныхъ понтонахъ. А на пароходъ «Аннету» тоже посадили особую команду матросовъ, которая вмѣстѣ съ нѣсколькими охотниками уральской казачьей сотни образовала, такъ называемую, на судахъ стрѣлковук> партію. Начальство надъ всей этой импровизированной и далеко не грозной эскадрой вручено было капитану 1-го ранга флигель-адыотанту Шмидту.

Врядъ ли можно было серъезно смотрѣть на эту новую и не-бывалую еще армаду. А въ случаѣ столкновенія съ нею, турки развѣ лишній разъ убѣдились бы въ безпечности своихъ противни-ковъ, не позаботившихся снабдить свой единственный на среднемъ Дунаѣ пароходъ хотя бы какимъ-нибудь артилерійскимъ вооруже-ніемъ.

Этою же безпечностью, главнымъ образомъ, объясняется и са-мый фактъ появленія турецкихъ судовъ у Вардена. Пароходъ, по всей вѣроятности, скрывался между Парапанскимъ загражденіемъ и Зимницей. По крайнейм ѣрѣ, онъ еще утромъ 15-го іюня прини-малъ дѣятельное участіе въ перестрѣлкѣ съ нашими войсками, о чемъ въ свое время и доносилъ командиръ Брянскаго полка. Но на такой важный фактъ не было обращено доляжнаго вниманія и начальство, узнавъ изъ этого донесенія, что наши артилеристы «заставили непріятельскій мониторъ отойти вглубь Варденскаго рукава», очевидно вполнѣ успокоилось и не нриняло никакихъ мѣръ для разысканія и уничтожепія этого «монитора», какъ обык-новенно называли на Дунаѣ всякое военное судно.

Настоящій же мониторъ «Хизберъ» вышелъ изъ Рущука вече-ромъ 15-го іюня и, пользуясь недостаточнымъ загражденіемъ пра-ваго рукава Дуная у Мечки, пробрался черезъ него и на слѣдующій день утромъ, вмѣстѣ съ пароходомъ, появился у Вардена.

Въ первый моментъ мы были поражены этимъ сюрпризомъ, хотя казалось-бы, предвидѣть его было не трудно. А затѣмъ, когда опас-ность миновала, порѣшили, что ея вовсе и не было, такъ какъ весь этотъ переполохъ оказался будто-бы фальшивой тревогой(10).

Въ тотъ же день 16-го іюня было приступлено къ наводкѣ пер-ваго или «нижняго» моста. Матеріалы какъ для него, лакъ и для устроенія впослѣдствіи «верхняго» моста заготовлялись въ Слатинѣ, спускались по р. Ольтѣ въ Дунай и проводились мимо никополь-скихъ батарей къ Зимницѣ.

Сплавъ и проводка всѣхъ этихъ мостовыхъ принадлежностей возложены были на капитана 1-го ранга Новосильскаго, въ распо-ряженіе котораго поступили: одна рота гв. экипажа, подъ началь-ствомъ лейтенанта Глазенапа, и команда брон. фрегата «Севасто-поль», подъ начальствомъ капитанъ-лейтенанта Зубова.

Для большаго удобства и безопасности, собранные въ устьѣ Ольты понтоны и плоты были раздѣлены на нѣсколько эшелоновъ. Первый изъ нихъ, въ составѣ 100 деревянныхъ понтоновъ, вышелъ вечеромъ 14-го іюня, подъ командой Новосильскаго, находившагося вмѣстѣ съ Глазенапомъ на послѣднемъ понтонѣ. На головномъ же понтонѣ, состоявшемъ подъ командой лейтенанта Ломена, слѣдовалъ начальникъ инженеровъ генералъ-маіоръ Деппъ и командиръ 5-го сапернаго баталіона полковникъ Свищевскій. Въ Фламундѣ эшелонъ этотъ поступилъ подъ начальство Великаго Князя Алексѣя Алексан-дровича и въ слѣдующую ночь прибылъ по назначенію.

Въ ту же ночь прошелъ второй эшелонъ, подъ начальствомъ Зубова; и, наконецъ, въ ночь на 16-е число—третій эшелонъ съ мичманомъ Мельницкимъ во главѣ. Такимъ образомъ доставленъ былъ весь матеріалъ для перваго моста и 19-го іюпя постройку его -удалось закончить.

Вскорѣ затѣмъ началась доставка принадлежностей для второго, верхняго моста. Она продолжалась съ 25-го іюня по 6-е іюля и потребовала семь эшелоновъ. Проводка ихъ къ Зимницѣ поручена была лейтенантамъ Е. Макарову и Мякинину и мичманамъ Марты-нову, Косовичу, Паулину, Мельницкому и Арцеулову и, подобно пер-вой операціи, происходила подъ огнемъ непріятеля.

Второй мостъ былъ готовъ 28-го іюля. Послѣ постройки мостовъ, въ которой моряки принимали посильное участіе, въ ихъ дѣятель-ности на среднемъ Дунаѣ наступило какъ-бы нѣкоторое затишье, по крайней мѣрѣ въ смыслѣ боевомъ. Но какъ разъ именно въ это самое время на нижнемъ Дунаѣ затѣвалась весьма смѣлая и ориги-нальная экспедиція противъ Сулина.

(1) Прибылъ изъ Олатина, сдавъ команду другому офицеру.

(2) На «Грейгѣ» потекъ котелъ, а «Кремль» назначенъ былъ сопровождать поврежденный катеръ.

(3) Здѣсь не лишнее будетъ указать на то, что, благодаря неизбѣжнымъ перемѣнамъ въ личномъ составѣ, находившійся въ отрядѣ инженеръ-поручикъ морск, строительной части Яблочковъ неожиданно очутился въ роли командующаго катеромъ «Генералъ-Адмиралъ», который вмѣстѣ съ «Первенцомъ» (м. Кача-ловъ) и «Варягомъ» (гард. Аренсъ) едва не погибъ подъ выстрѣлами турецкаго парохода 8-го іюня у о. Батина. Этотъ отважный офицеръ (братъ извѣстнаго изобрѣтателя электрической свѣчи) участвовалъ затѣмъ въ Ахалтекинской экспе-диціи. Тамъ онъ получилъ георгіевскій крестъ и тамъ же нашелъ славную смерть.

(4) Потерянный въ бою 8-го іюня носовой желѣзный шеетъ представлялъ на-стодько сложный апаратъ, что замѣнить его своими средствами не было воз-можности.

(5) брѣзать корму или носъ судна—пройти отъ него въ очень близкомъ разстояніи, вплотную.

(6) Свѣдѣнія о ней помѣщены въ приложеніи 4-мъ.

(7) Благодаря личному вниманію Великаго Князя Алексѣя Алексапдровича, ту-рецкія суда эти были въ 5-ти-недѣльный срокъ приведены въ полную боевую го-товность, что потребовало не мало усилій. Лодки стояли на мели, съ обгорѣвшими палубами, пробитыми котлами и разрушенными каютами. Машины были въ до-вольно исправномъ видѣ, недоставало только нѣсколькихъ принадлежностей, ко-торыя и были выписаны изъ Марселя. Работы производились машинной командой фрегата «Свѣтлана», подъ руководствомъ старш. механика поруч. Мошнина. На ладкоетѣнныхъ) въ казематѣ и по одному 3-хъ-фунтовому нарѣзному на па-лубѣ. Къ нимъ было теперь добавлено по четыре нашихъ 4-хъ-фунтовыхъ даль-нобойныхъ орудія. Артилерію устанавдивалъ корпуса морской артил. гв. эк. шт.-капит. Деряжинекій, состоявшій затѣмъ судовымъ артил. офицеромъ на лодкѣ "Никополь".

(8) Капитанъ 1-го ранга Новиковъ въ отчетѣ, представленномъ послѣ кам-паніи въ П. инж. упр., ошибочно утверждаетъ, что работа эта была будто бы окончена 13-го іюня (Воен.-уч. арх., № 6097). Это противорѣчитъ донесеніямъ ближайшихъ исполнителей его приказаній, лейтенантовъ Подъяпольскаго и Вар-ташевича. («М. Сб.» 1902 г., VII «Загадочный эпизодъ»).

(9) Первоначально сформированный въ Кишиневѣ отрядъ гв. экипажа при-знанъ былъ недостаточнымъ и въ подкрѣпленіе ему прислано было изъ Петер-бурга: 1) 27-го мая—852 н. чина и 28 офицеровъ, подъ командою фл.-адъют. капитана 1-го ранга Шмидта, и 2) 4-го іюня—остальной гв. экипажъ, 504 н. ч, и 28 офицеровъ, подъ командой ф.-а. капитана 1-го ранга Головачева. Въ со-ставѣ послѣдняго отряда находился Великій Князь Константинъ Константиновичъ. Для сформированія этихъ отрядовъ пришлось разоружить фрегаты «Севастополь». и «Свѣтлану» и яхты гв. экипажа.

(10) Интересующіеся подробностями этой странной исторіи найдутъ ихъ въ спе-ціальномъ изслѣдованіи моемъ, помѣщенномъ въ № 7 «Морского Сборника» 1902 года, подъ заглавіемъ «Загадочный эпйзодъ послѣдней турецкой кампаніи». Дополненіемъ къ нему можетъ служить историческая справка г. А. Бѣломора («Нов. Вр.» 1902 г. № 9469), въ которой, между прочимъ, говорится слѣдующее: «Несомнѣнно, броненосецъ изъ Рущука прошелъ въ Систово и былъ у Вардена, хотя также несомнѣнно и то, что два фарватера Дуная были заграждены пара-панскими минами. Къ несчастью, никто изъ ставившихъ загражденія не зналъ, что между островомъ Мечка и турецкимъ берегомъ существовалъ третій фарва-теръ, прикрытый очень низменнымъ островкомъ, сливавшимся съ турецкимъ берегрмъ Дуная. Фарватеръ этотъ очень узокъ и идетъ вдоль самаго берега. Можно, какъ говорится, рукой подать съ судна на берегъ, и, несмотря на это, фарватеръ довольно глубокъ. Вотъ этимъ-то фарватеромъ турецкій броненосецъ и прошелъ невредимо къ Систову, хотя ничего тамъ и не сдѣлалъ».
Это указаніе г. Бѣломора заслуживаетъ, конечно, вниманія. Фактическая «торона Варденскаго дѣла, насколько было возможно, освѣщалась и въ преж-нихъ моихъ работахъ («В. Сб.» 1879 г. № 10 и «М. Сб.» 1883 г. № 12), и не такъ давно нашла себѣ новое подтвержденіе въ обстоятельной статьѣ участника г. Косенко «Вой съ бропеносцемъ» («Рус. Инв.». 1902 г. № 173).

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю