Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

4. Захват Соединёнными Штатами Гаваев и части Самоанских островов

Более успешно, чем на Дальнем Востоке, американские экспансионисты развёртывали в этот период свою агрессию на островах Тихого океана.

Англия вынуждена была в конце концов примириться с пол­ным вытеснением её с Гаваев и с превращением этих островов в тихоокеанскую цитадель США. В 1875 г. США принудили гавайского короля заключить договор, по которому последний предоставил американцам исключительные привилегии и обя­зался никому другому таких привилегий не давать, а также не допускать отчуждения какой-либо третьей державой гавайской территории. В 1884 г., при возобновлении этого договора, США навязали гавайскому правительству обязательство предоста­вить Соединённым Штатам гавань Пирл-Харбор для сооруже­ния там морской базы. Американский генерал Шофилд поста­вил вопрос о приобретении этой гавани ещё в 1873 г. Амери­канское правительство таким образом встало на путь захвата Гаваев и превращения их формально и фактически в американ­скую колонию.

Лондонское правительство в то время продолжало ещё со­противляться монополизации Гаваев американскими колониза­торами. В 1887 г. в связи с ратификацией в конгрессе США договора 1884 г. Англия совместно с Францией заявили про­тест против предоставления гавайским правительством Пирл-Харбора Соединённым Штатам и снова предложили опублико­вать от имени США, Англии и Франции декларацию с обяза­тельством трёх держав гарантировать независимость Гаваев. Лондон таким образом пытался отстоять интересы англий­ского капитала. Американское правительство отказалось при­нять участие в такой декларации. Его представители на Гаваях энергично интриговали, стремясь создать условия, благоприятные для аннексии островов Соединёнными Шта­тами.

В начале 90-х годов группа гавайцев во главе с вновь воцарившейся королевой Лилиокалани предприняла новые по­пытки сохранить независимость своей страны. В связи с этим американский посланник Стивене в феврале 1892 г. категори­чески рекомендовал американскому правительству ускорить аннексию островов. Он ссылался на то, что ввиду ненависти гавайцев к американским захватчикам Англия в создавшейся Обстановке может решающим образом укрепить свор позиции,

В январе следующего года американские резиденты на Га­ваях создали своё «правительство», объявив королеву низло­женной. Их новую агрессивную активность стимулировал за­кон, принятый конгрессом США в 1890 г., лишивший гавайских сахарозаводчиков и плантаторов тех привилегий в США, кото­рыми они пользовались ранее, и предоставивший особые преимущества отечественным сахарозаводчикам. Американские капиталисты, вложившие свои средства в сахарное производ­ство на Гаваях, считали, что единственный путь к спасению от банкротства — это включение Гаваев в таможенную границу США. Придя им на помощь, американский военный корабль «Бостон» высадил на гавайский берег отряд моряков с артил­лерией. Командир корабля водрузил американский флаг над столицей Гаваев. Новое «правительство» отправило в Ва­шингтон делегацию для заключения соглашения об аннексии Гавайских островов Соединёнными Штатами. За несколько дней «соглашение» было выработано американским прави­тельством, и президент Гаррисон 15 февраля направил текст «соглашения» в сенат для ратификации. Англия, однако, не признала новое гавайское «правительство», состоявшее из аме­риканцев. Королева Лилиокалани тоже стала жаловаться, что это «правительство» создано в результате прямой агрессии американских войск.

Правительство нового президента, демократа Кливлэнда, поняло, что при этих условиях захват Гаваев носит слишком грубый характер, и вернуло из сената документ об аннексии. Лишь при следующем президенте, республиканце Мак-Кинли, когда правительство США вступило на путь ещё более откро­венной империалистической политики, захват Гаваев был офор­млен решением конгресса, и аннексия вступила в силу после подписания этого решения президентом 7 июля 1898 г.

В результате проникновения американских захватчиков на Гаваи туземное население почти полностью было уничтожено. Когда в конце XVIII в. первые американские суда бросили якорь в гавайских гаванях, туземное население составляло около 400 тыс. человек. В начале 30-х годов прошлого века гавайцев осталось лишь 130 тыс., в начале 60-х — менее 70 тыс. и ко времени аннексии — лишь 30 тыс. человек. Так в итоге деятельности американских «культуртрегеров» погибали целые племена и народы.

Характерно, что важнейшим мотивом, которым идеологи американского империализма открыто обосновали аннексию Гаваев, было укрепление американских позиций на Тихом океане против Японии и Англии.

Адмирал Белькнап, подготовляя в январе 1893 г. обществен­ное мнение США к захвату Гаваев, писал: «Дайте только бри­танскому льву запустить лапу в группу Гавайских островов, и Гонолулу вскоре будет превращен в одну из важнейших твердынь британской мощи. Пусть доктрина Монро протянет свою длань и не остановит её, пока Гаваи не будут крепко зажаты в кулаке»(1).

Сенатор Генри Кабот Лодж, один из лидеров наиболее агрессивной империалистической группы в США, заявил с трибуны сената, что Гаваи — единственное место, «которого ещё не достигла рука Англии». В одной из своих статей он писал: «Мы установили рекорд в деле захватов, колонизации и экспан­сии, которого в XIX веке не превысил ни один народ...» Он при­зывал американскую буржуазию продолжать политику агрес­сии в ещё более широких размерах. «Над территорией от Рио Гранде и до Арктики, — заявил он, — должен развеваться только один флаг... Ради нашего коммерческого преобладания на Тихом океане мы должны иметь под своим контролем Гаваи и сохранить наше влияние на Самоа»(2).

Теоретик американской морской экспансии капитан (впо­следствии адмирал) Махэн не раз отмечал исключительно боль­шое стратегическое значение Гаваев, необходимость контрмер против английской экспансии и английского соперничества и якобы также против возможной в будущем китайской «угрозы»., Он тоже настаивал на скорейшей аннексии островов, мотивируя это тем, что «рост производства в США требует экспансии»(3).

Когда комиссия конгресса в 1898 г. изыскивала мотивы для оправдания аннексии Гаваев, го в первую очередь указывалось, что благодаря этому можно будет обеспечить для США страте­гический контроль над Тихим океаном. При этом напоминалось, что совсем недавно Англия в ущерб интересам США пыталась получить от гавайского правительства монопольное право на сооружение кабельной станции на одном из гавайских остро­вов. После того как Соединённые Штаты начали войну против Испании, империалисты аргументировали требование об аннек­сии Гаваев ещё и военной необходимостью. Мак-Кинли, него­дуя на некоторую медлительность конгресса, заявлял: «Мы нуждаемся в Гаваях ещё больше, чем мы нуждались в Кали­форнии. Это наше «божественное предназначение»»(4). Осуще­ствляя любой территориальный грабёж, истребляя и пора­бощая население захватываемых территорий, американские буржуа и их политические приказчики неизменно, возведя очи к небу, вопили о своей «цивилизаторской миссии» и бормотали о боге, под которым подразумевали золотого тельца.

Иначе, чем на Гаваях, сложились англо-американские отно­шения в связи с захватом Соединёнными Штатами базы на Островах Самоа. Проникновение США на Самоа также носило явно антианглийский характер. Но поскольку здесь большую роль играл третий претендент на Самоа — Германия, противо­речия с которой в этот период становились всё более важными для Англии, то, борясь с ней, Англия в конечном счёте действо­вала заодно с США (хотя в этой политике и были колебания), причём Англия стремилась выдвинуть на первую линию фронта американцев. За это она в конце концов была вынуждена за­платить США группой Самоанских островов.

Американские колонизаторы особенно заинтересовались островами Самоа в связи с появившимся в 1871 г. проектом создания пароходной линии Сан-Франциско — Австралия, т. е. в связи с самыми первыми шагами американской экспансии в сторону Австралии. Посланный с соответствующим заданием на острова Самоа морской офицер Мид в начале 1872 г. принудил вождя туземцев на острове Тутуила подписать его требо­вание о предоставлении гавани Паго-Паго Соединённым Шта­там. Этот документ был столь явной фальшивкой, что даже сенат США нашёл неудобным утвердить его. Но американцы энергично стали интриговать среди туземцев, стремясь восста­новить их против англичан и немцев, которые в свою очередь занимались интригами друг против друга и против американ­цев. Специальный уполномоченный США полковник Стейнбер-гер в 1874 г. подсунул некоторым вождям самоанцев для подписи составленное им обращение к американскому президенту, в котором было написано, что, «зная об отеческой заботе Соединённых Штагов об индейцах», самоанские вожди «просят аннексировать острова и оказать им такую же любовь и заботу, как индейцам».

Впоследствии авантюрист Стейнбергер, назначив одного из вождей «королём» Самоанских островов, сам занял пост премьер-министра и заявил, что острова находятся под протек­торатом США. В результате волнений среди туземцев и проте­стов Англии, а также узнав, что уполномоченный Вашингтона, авантюрист Стейнбергер, для видимости действуя в ин­тересах США, на деле вступил в соглашение с немцами и содействует их проникновению на острова, правительство США согласилось отозвать его с Самоа. Позднее, в 1877 и 1878 гг., когда некоторые местные вожди по настоянию анг­лийских колонизаторов предложили аннексию островов Анг­лией, американский консул в ответ вновь поднял американский флаг над Апией, главным городом Самоа.

Действия консула в создавшейся международной обста­новке не были поддержаны Вашингтоном, но в том же 1878 г. американское правительство снова изготовило документ — «до­говор» о предоставлении США гавани Паго-Паго. Кроме того, в «договор», подписанный 16 января 1878 г., был включён пункт о том, что США предоставляется право посредничества в случае возникновения конфликтов между Самоа и какой-либо дер­жавой. Англия и Германия поспешили заключить с Самоа ана­логичный договор. Но американские экспансионисты прилагали все силы, чтобы превратить Самоа в своё монопольное владе­ние. Об этом, свидетельствует, например, заявление, сделанное в 1880 г. коммодором Шофельдом: «Приобретение Аляски и Алеутских островов, договоры с Японией, Гаваями и Самоа являются лишь составной частью политики, в результате кото­рой Тихий океан в недалёком будущем станет экономической вотчиной Америки»(5).

Соединённым Штатам пришлось, однако, выдержать ещё це­лый ряд весьма серьёзных дипломатических боёв, прежде чем облюбованные ими в качестве аванпостов в южной части Ти­хого океана острова стали американским владением.

В 1884 г. самоанский король Малитоа, действуя по требова­нию английского консула, обратился к королеве Виктории с просьбой включить Самоа в число британских колоний.

Хотя трения между Англией и Германией из-за ряда незахваченных ещё великими державами тихоокеанских островов разгорались всё сильнее, они временно были прекращены в 1886 г. сговором о разделе важнейших спорных объектов. На основе этого раздела Германия сообщила США, что она считает Самоанские острова находящимися под германским протектора­том. Англия в те годы явно предпочитала видеть Самоанские острова под господством Германии, а не США. Это соответство­вало её тогдашней временной политике сближения с Германией и использования её в своих интересах, а также имело целью на­травить Германию и США друг на друга. Немецкий консул Штейбель в 1885 г. поднял в Апии германский флаг. Американ­ский консул Гринбаум в ответ объявил Самоа американским протекторатом и поднял американский флаг. Оба правительства направили друг другу протесты, а затем объявили, что их кон­сулы действовали без инструкций и превысили свои полномо­чия. Американский статс-секретарь Бэйард предложил созвать в Вашингтоне конференцию трёх держав по вопросу о Самоа. На этой конференции, происходившей летом 1887 г., США предложили поставить острова под тройственный контроль, стремясь таким образом преградить дорогу монополизации Са­моа Германией. Англия, однако, поддержала Германию, пред­лагая ограничиться назначением немецкого советника при ко­роле Самоа. Конференция не привела ни к каким результатам.

После этого положение на Самоа резко обострилось. Немцы, опираясь на местных вождей, превращенных ими в своих мари­онеток, стали действовать на архипелаге, как в своём протекто­рате. Американцы, интригуя против них, поддерживали группу подкупленных ими антигерманских вождей. Империалисты спровоцировали между самоанцами кровопролитную войну. Но теперь Англия, основные противоречия которой с Германией вновь обострились, тоже стала выступать против германских притязаний на Самоа.

К 1889 г. в гавани Апиа стояли уже три германских, три аме­риканских и один английский военный корабль. С кораблей вы­саживались на берег вооружённые отряды, которые в той или иной степени принимали участие в вооружённой борьбе, причём стороны стремились нанести ущерб имуществу соответственно немецких или американских резидентов.

Между Германией и Вашингтоном произошёл обмен проте­стами, составленными в резких выражениях. Конгресс США ассигновал 500 тыс. долл. «на расходы по защите американских прав на Самоа» и 100 тыс. на сооружение порта в Паго-Паго. Часть американской буржуазной печати угрожала Германии войной.

Бисмарк, не желая в создавшейся международной ситуации слишком обострять отношения с США, которых к тому же по самоанскому вопросу поддерживала теперь Англия, предложил в начале 1889 г. созвать новую конференцию. Перед началом конференции произошло событие, приведшее к уничтожению военных кораблей Германии и США в районе Самоа. В сере­дине марта 1889 г. на Апию налетел тайфун, потопивший или выбросивший на скалы все американские и германские военные корабли. Только английскому кораблю удалось покинуть гавань и уйти в открытое море.

На Берлинской конференции, состоявшейся в июне 1889 г., между США, Германией и Англией была заключена конвенция, согласно которой устанавливался кондоминиум трёх держав над Самоа. Это означало, что все три великие державы будут впредь совместно грабить этот маленький архипелаг.

Хотя ни одна из сторон не была удовлетворена этим компро­миссом, кондоминиум трёх держав над Самоа просуществовал десять лет. Разумеется, конвенция о кондоминиуме не могла предотвратить дальнейшие политические интриги и диверсии, в результате которых туземные вожди, являясь марионетками той или иной империалистической державы, почти непрерывно вели междоусобные войны. В результате население Самоа частью истреблялось, частью терпело страшные лишения вслед­ствие взаимных драк агрессивных держав.

В 1899 г. новый президент США, республиканец Мак-Кинли, вновь послал военные корабли к Самоанскому архипелагу. Аме­риканский адмирал Кауц вмешался в спровоцированную са­мими колонизаторами междоусобную войну на Самоа, обстре­ливая противников США с кораблей и высылая туда вместе с англичанами военные экспедиции. Государственный секре­тарь США предложил Англии и Германии послать на острова тройственную комиссию. Прибыв в Апию весной 1899 г., комиссия держав-захватчиков ликвидировала там королевскую власть и установила перемирие между консулами США, Англии и Германии и их марионетками, местными вождями. Вслед за тем германское правительство предложило Вашингтону поде­лить острова. К концу 1899 г. три державы согласились на сле­дующем: США получают остров Тутуила с гаванью Паго-Паго и другие мелкие острова Самоанской группы, лежащие к во­стоку от 171° западной долготы. Германия получает все осталь­ные Самоанские острова и в качестве компенсации признаёт английским владением острова Тонга и часть Соломоновых островов, кроме того, она идёт на некоторые другие уступки Англии по колониальным вопросам. Тройственное соглашение о Самоа было окончательно подписано 2 декабря 1899 г.

Ленин в «Тетрадях по империализму» характеризовал борьбу из-за Самоа как одно из важных событий в междуна­родной политике великих держав после 1870—1871 гг. Он писал: «1889: Грабеж островов Самоа (совместно Англией, Гер­манией и Соединенными Штатами)... 1899: «Трения» между Германией, Англией и Соединенными Штатами из-за Самоа. Угрозы войной. Конфликт. Договор о «дележе» этих островов: 14 ноября 1899»(6).

Таким образом, США, лицемерно играя сначала роль «за­щитника» независимости и суверенитета Самоа, закончили че­рез два десятка лет их разделом и аннексией, выступив в по­следний период империалистической борьбы за Самоа совместно с Англией против Германии. В это время весь комплекс англо-германских противоречий уже настолько созрел, что лон­донское правительство находило целесообразным итти на неко­торые уступки США, чтобы общими усилиями ограничивать аппетиты германского соперника на Тихом океане.

В это же время сильнее начали выявляться противоречия между США и Германией, двумя особенно быстро развивав­шимися странами монополистического капитала. Промышлен­ные изделия этих стран не только конкурировали на внешних рынках, но и проникали через таможенные барьеры соперника в его вотчину. США и Германия соответственно применяли всё более драконовские таможенные ограничения, что вызывало взаимное недовольство.

(1) «Boston Негаld», January 30, 1893. Цит. по Dulles, р. 187.

(2) «Forum», March 1895. Цит. по W. Millis, The Martial Spirit, Boston 1931, p. 27.

(3) A. T. Mahan, The Interest of America in Sea Power, Boston 1898. Hawaii and our Future Sea Power и другие статьи.

(4) Ch. Olcott, The Life of William Mc-Kinky, Boston 1916, vol. I, p. 379.

(5) Gelber, "The Rise of Anglo-American Friendship, Oxford 1938, p. 27.

(6) В. И. Ленин, Тетради по империализму, 1939, стр. 620.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю