Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

4. Изменение соотношения сил между английским и американским монополистическим капиталом

Всё вышесказанное показывает, что в экономической войне Англии и США после первой мировой войны американские мо­нополии упорно теснили английские. В буржуазной печати всё чаще склонялись слова «закат Британской империи».

В этот же период в результате концентрации богатств в руках небольшой кучки людей особенно усилилась экономи­ческая мощь американских монополий.

К началу экономического кризиса 1929—1933 гг. в Соеди­нённых Штатах насчитывалось 200 корпораций (не считая банковские), которые имели активов больше чем на 100 млн. долл. каждая. Общая сумма их активов составляла свыше 81 млрд. долл. Среди них 15 крупнейших корпораций и 8 фи­нансовых компаний имели более 1 млрд. долл. активов каждая.

В то же время число всех зарегистрированных небанковских корпораций превысило 300 тыс. и их капитал достиг 165 млрд. долл(1). Следовательно, менее чем 0,1% всех корпораций вла­дели почти 50% активов всех корпораций.

Более четверти века тому назад, накануне русско-японской войны, в США имелось всего 10 трестов с капиталом более 100 млн. долл. каждый. Все 318 крупных трестов того времени обладали общим активом в 9 млрд. долл.

В 1929 г. только чистая прибыль всех нефинансовых амери­канских фирм составила почти 9,5 млрд. долл. Таких фирм насчитывалось более 450 тыс., но 62% прибыли, или 6 млрд. долл., падало на долю всего 1 000 корпораций. 200 из этой 1 000 корпораций в свою очередь присваивали 43% всей чистой прибыли, т. е. более 4 млрд. долл.(2).

Причины ослабления английского империализма и усиле­ния американских монополий носили не конъюнктурный харак­тер, а вытекали из глубоких органических изменений, совершав­шихся в экономике этих стран.

Со вступлением капитализма в эпоху общего кризиса основ­ное противоречие капиталистической системы производства резко обострилось во всём капиталистическом мире, но с осо­бой силой это обострение сказалось в Англии. Территориальное сокращение сферы господства капитализма в результате от­падения России от капиталистической системы особенно отра­зилось на английском империализме, поскольку Лондон дли­тельное время являлся финансовым и посредническим центром мира.

Кризис колониальной системы империализма, являющийся составной частью общего кризиса капитализма, с самого начала с особой силой ударил по английскому империализму, являвшемуся по преимуществу империализмом колониальным. Ленин отмечал, что английский капитализм существует в осо­бенности за счёт бесчеловечной эксплуатации сотен миллионов колониального населения. Он указывал в 1917 г., что Англия представляет собой «государство, которое владеет большей ча­стью земного шара, государство, которое стоит на первом месте по богатству, которое создало это богатство не столько трудом своих рабочих, но, главным образом, эксплуатацией необъятного количества колоний, необъятной силой английских банков, сложившихся, во главе всех остальных банков, в ничтожную по числу — каких-нибудь три, четыре, пять — группу банков-гигантов, распоряжающихся сотнями миллиардов рублей и рас­поряжающихся ими так, что без всякого преувеличения можно сказать: нет кусочка земли на всем земном шаре, на который этот капитал не наложил бы свою тяжелую руку, нет кусочка земли, который не был бы опутан тысячами нитей английского капитала»(3).

Национально-освободительная борьба порабощенных анг­лийскими монополиями колониальных и зависимых стран, раз­вернувшаяся под влиянием социалистической революции в России, расшатывала самые устои английского империа­лизма.

Превратившись в страну рантье, в страну, экономика кото­рой крайне зависима от внешней торговли, в страну с техни­чески относительно отсталой промышленностью, Англия в то же время оказалась неспособной в должной мере приспосо­биться к условиям бешеной конкурентной борьбы на мировых рынках.

В её экономической жизни воцарился застой. Все признаки загнивания капитализма, достигшего своей последней стадии, проявлялись в Англии особенно резко.

Американский империализм, также сильно загниваю­щий изнутри и взрываемый социальными противоречиями, обладал, однако, тогда более широкой экономической базой, чем английский, и в то время сохранил ещё несколько больше возможностей однобокого развития. Это давало ему возмож­ность одерживать верх в конкурентной борьбе с английским монополистическим капиталом.

Людские ресурсы Соединённых Штатов втрое превышали людские ресурсы Англии. США обладали в метрополии несравненно более широким внутренним рынком, большими ресурсами промышленного и аграрного сырья и продоволь­ствия. Англия, являвшаяся в течение двух веков мировой фа­брикой, мировым банкиром и важнейшим посредником в миро­вой торговле, всё ещё собирала огромную дань со всего мира; исключительно важную роль значительное время играла про­мышленная монополия Англии, которую она завоевала в XIX в. вследствие своей передовой в то время промышленности. Но в силу закона неравномерного развития в эпоху империализма английская промышленность оказалась не в силах сохранить своё передовое положение в капиталистическом мире и свою монополию. Американская промышленность, используя новые источники энергии, большие ресурсы сырья, неограниченные — благодаря иммиграции — резервы рабочей силы, используя слабую организованность рабочих и эксплуатируя их при помощи всё более интенсивной потогонной системы, перегнала английскую промышленность не только по своим размерам, но и по уровню технического развития. К 1929 г. национальное богатство США примерно в 4 раза превысило национальное богатство Великобритании. Если индекс промышленной про­дукции в 1913 г. взять за 100, то в 1929 г. в США он достиг 170, а в Англии снизился до 99(4).

По подсчётам американских правительственных органов, мощность первичных двигателей в США составляла в 1928 г. 800 млн. лош. сил, или в 4 раза больше, чем в Англии(5). Мощ­ность электромоторов в промышленности США в 1929 г. соста­вила более 35 млн. лош. сил, в промышленности Англии — лишь более 10 млн.(6).

Но дело заключалось не только в этом четырёхкратном общем превосходстве энерговооружённости американской промышленности. Уже в середине 20-х годов в Америке выра­батывалось электроэнергии в 2,5 раза больше на душу насе­ления, чем в Англии. По американским оценкам (из сравни­тельного исследования восьми главных отраслей промышлен­ности в обеих странах), в 1928 г. США обладали на каждого рабочего в полтора раза большим количеством лошадиных сил, чем Англия.

Американские монополии, прикрываясь лживой демагогией о «высоком американском уровне жизни», превратили рабочих в наёмных рабов, эксплуатируемых с непревзойдённой жесто­костью. О действительном положении американских рабочих несколько красочных строк написал Людвелл Денни, книга которого «Америка завоёвывает Британию» является циничным панегириком американского империализма. Денни пишет: «По всей стране местные власти издают незаконные постановления, направленные против рабочих. Господствует система террора и убийств рабочих шерифами и наёмной полицией частных ком­паний, особенно в угольной, железоделательной и текстильной промышленности, не говоря о систематических нарушениях конституционных гражданских прав рабочих, которые совер­шаются чиновниками и предпринимателями»(7).

Вследствие усиления капиталистической потогонной си­стемы, превращавшей рабочего США в «робота», в американ­ской промышленности, по официальным данным, средняя вы­работка на одного рабочего увеличилась со 104,5 в 1919 г. (1899 г. = 100) до 149,5 в 1927 г. В Англии за этот же период средняя выработка на рабочего повысилась незначительно.

Всё это привело к большому ослаблению конкурентоспо­собности Англии на внешних рынках, от которых она сильней­шим образом зависела.

Только ввиду возможности экспортировать большую часть продукции по выгодным ценам Англия сохраняла способность ввозить огромное количество сырья, необходимого для её про­мышленности, и продовольствия для населения.

В результате одряхления английского капитализма, отно­сительной отсталости технического уровня английской промыш­ленности, более быстрого развития её империалистических соперников — США и Германии — и совокупности всех других условий новой обстановки, создавшейся после первой мировой войны, монополия английской внешней торговли также ото­шла в область предания. Ещё во время войны 1914—1918 гг. США, оттеснив Англию, заняли первое место в капиталисти­ческом мире по товарному экспорту. В 1929 г. Англия, экспорт которой составил 3,5 млн. долл., была отодвинута на второе место и в общем обороте внешней торговли. Она уступила пер­вое место Соединённым Штатам, экспорт которых достиг 5,2 млрд. долл. В целом в 1929 г. США производили 47% всей продукции капиталистического мира, Англия — только 9,8%.

По мере развития общего кризиса капитализма всё выше поднималась волна национально-освободительного движения в колониях и полуколониях. Рост освободительного движения в колониях особенно чувствительно отражался на интересах английского империализма, поработившего наибольшее коли­чество колониального населения. Англия тратила огромные средства на борьбу с национально-освободительным движением, и всё же позиции её в колониях из года в год расшатывались и ослабевали.

(1) Berte and Means, The Modern Corporation and Private Property, New York, The Macmillan Company, 1934, p. 19, 28.

(2) Ibid., p. 37.

(3) В. И. Ленин, Соч., т. 24. стр. 367.

(4) См. «Новые материалы», стр. 191.

(5) «Report of the Commission on Recent Economic Changes», 1929, p. 31.

(6) См. «Новые материалы», стр. 191.

(7) L. Denny, America Conquers Britain, London — New York 1930, p. 45. Некоторые цифры и данные, приведённые в книге Денни, исполь­зованы нами в этой главе.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю