Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

6. Новая экспансия германского империализма на Дальнем Востоке

Первая мировая война основательно подорвала позиции германского империализма на Дальнем Востоке. Германия ли­шена была там своих территориальных владений, политическое влияние её было сведено почти к нулю, чрезвычайно ослабели там германские экономические позиции.

В течение полутора десятка лет после первой мировой войны немцы занимались в странах Дальнего Востока глав­ным образом восстановлением своих экономических позиций. В Китае германские инвестиции в 1931 г. вновь достигли суммы в 87 млн. ам. долл. С ещё большим успехом немцы продвигали свои товары в Китай, Индонезию, Филиппины, Японию. Герман­ская доля во внешней торговле Китая достигла в 1930 г. почти довоенного уровня (4,2%), а весь экспорт в Азию вырос в пол­тора раза против экспорта 1913 г. (804 млн. и 550 млн. марок). Но этим в основном и ограничивалась в то время деятельность немцев в дальневосточных странах.

Германская активность на Дальнем Востоке значительно усилилась после захвата власти гитлеровцами. Фашистская Германия быстро усилила свой военно-экономический потенциал вследствие помощи США и Англии. «Конечно, США и Англия, помогая Германии подняться экономически, имели при этом в виду направить поднявшуюся Германию против Советского Союза, использовать её против страны социализма»(1).

В целях осуществления своих сумасбродных планов миро­вого господства гитлеровская клика в частности решила создать сильную опору и на Тихом океане. Выбор пал на гоминданов­цев и Японию.

Начав со ставки «на двух лошадок» — японский империа­лизм и гоминдан, гитлеровская клика постепенно вынуждена была сосредоточить внимание главным образом на одной из них. Краеугольным камнем германской политики, основным объектом её и главнейшим в то же время орудием на Тихом океане стала Япония. Но именно в отношении Японии особенно чётко проявилась циничная гитлеровская политика двуликого Януса. Наряду с расистскими бреднями против японского на­рода германская пресса и радио, дипломаты и политики стали обращаться к Японии с медовыми речами о «родстве япон­ского и германского духа», о «благородстве японцев», о «вели­кой миссии Японии» и т. д. и т. п. В этом не было ничего уди­вительного. Мыслимо ли было, чтобы гитлеровская Германия сумела приобрести влияние в империалистической Японии, сделать её своей опорой на Дальнем Востоке, заключить с ней союз, если бы германский посол в Токио генерал Отт стал по­вторять в японском министерстве иностранных дел слова Гит­лера о «жёлтой расе»? Или же если бы германские агенты в Японии стали толковать о необходимости истребления «жёл­той расы» и установлении всемирного господства «единственно благородной германской расы»? Гитлеровская клика, выпол­няя волю германских монополий, вела сложную политическую игру на Дальнем Востоке.

По адресу Японии и гоминдановского Китая была направ­лена трескучая геббельсовская пропаганда. Вопреки доктрине «высшей расы», вопреки презрительным высказываниям Гит­лера и Геббельса, Розенберга и Риббентропа о «расе полу­обезьян», способных только «подражать арийцам», гитлеров­ские пропагандисты стали превозносить гоминдановцев и японцев, в особенности последних.

Гитлеровская пропаганда встретила весьма благоприятную почву в Японии среди дзайбацу и других авантюристических и агрессивно настроенных элементов японских господствующих классов. После заключения в ноябре 1936 г. так называемого аитикоминтерновского пакта Гитлер торжествовал. Фашист­ское правительство объявило, что Германия вышла из внешне­политической изоляции. А главное—Гитлер теперь имел воз­можность играть японским козырем в Лондоне и Париже, в Вашингтоне и Риме. Кроме того, германский империализм вновь стал восстанавливать своё политическое влияние на Ти­хом океане. Япония стала опорой и орудием германского поли­тического влияния на Дальнем Востоке.

Чтобы закрепить и усилить своё влияние в Японии, гитле­ровская Германия стала помогать ей в создании авиационной й химической промышленности, посылая экспертов и ин­структоров, продавая оборудование и машины и предоставляя японцам даже некоторые секретные патенты. В это время большое количество брошюр и статей, предназначенных для японского потребления, было написано о «германо-японской дружбе», «общности духа» и «общности интересов».

Максимально активизировав свою политику в отношении империалистической Японии, гитлеровская Германия усилила свою всестороннюю деятельность и в других странах Дальнего Востока, где она, однако, сталкивалась с интересами японского империализма.

Как Германия, так и Япония вывозили на мировые рынки большое количество предметов широкого потребления. И та и другая страна производила товары невысокого качества, продавала их по низким ценам, рассчитанным на одни и те же слои потребителей. Поэтому японские и германские экспортёры свирепо конкурировали между собой. Германские и японские фирмы торговали мануфактурой и галантереей, пи­вом и мылом, посудой и стеклом, велосипедами, электриче­скими и резиновыми изделиями, бумагой и красками, тканями и игрушками, они вели между собой ожесточённую борьбу. В частности сильнейшее соперничество происходило в Китае, в Голландской Индии, на Филиппинах, в Таи и в других азиат­ских странах. В 1936 г. германский ввоз в Китай достиг 16 % всего китайского импорта. В то же время Германия всячески старалась извлечь из своих торговых отношений с Японией максимальную пользу за счёт Японии. Покупая большое коли­чество соевых бобов в Маньчжоу-го, Германия взамен потре­бовала обеспечения соответствующего рынка для её товаров в самой Японии. Предоставляя в 1937 г. своему «союзнику» краткосрочные кредиты (первый заём — 35 млн. иен) под по­ставки соевых бобов, Германия настояла на оплате высокого процента в размере 5,5 в год.

Гитлеровская Германия орудовала и в странах Юго-Восточ­ной Азии. В Голландской Индии проживало 9 тыс. германских подданных. Из них 3 тыс. мужчин было интернировано после нападения Гитлера на Голландию. Эта армия шпионов и ди­версантов всё же успела организовать среди местных голланд­цев группу «национал-социалистов» в качестве германской «пятой колонны». До войны в Европе гитлеровцы легко про­никали и в Бирму под видом представителей предприятий гер­манской цветной металлургии, которые импортировали руды бирманских цветных металлов.

Но в наибольшей степени интересы японского и германского империализма сталкивались в Китае. После захвата власти в Германии фашистами германские концерны при участии гитлеровского правительства развили в Китае большую эконо­мическую деятельность. Кредитуя гоминдановскую клику под гарантией берлинского правительства, крупнейшие германские фирмы стали заключать контракты на строительство в Китае заводов и фабрик, на сооружение железных дорог и развитие воздушного транспорта.

Специальный концерн в составе фирмы Отто Вольфа, «Гер­манских сталелитейных заводов» («Дейче штальверке») и Не­мецко-Азиатского банка занялся железнодорожным строитель­ством. Первый контракт на Чжецзян-Цзянсийскую железную дорогу был подписан летом 1934 г. В следующем году были заключены договоры на постройку Юйшань-Пинсянской, Хунань-Гуйчжоуской и других железнодорожных линий. Фирма Круппа занялась сооружением военного завода. Полуправи­тельственный концерн «Хапро», направив в 1936 г. в Китай генерала Рейхенау, заключил контракт на предоставление Китаю займов для постройки сталелитейного завода в Цзянси. В следующем году эта же фирма обязалась поставить Китаю оборудование и материалы для металлургического завода в Чучжоу. Немцы строили также заводы в провинции Аньхой, предоставили китайским фирмам заём на разработку медных копей и т. д.

По приблизительным подсчётам, ко времени нападения Японии на Китай в 1937 г. германские займы и кредиты, пре­доставленные с 1933 г. Китаю, достигли почти 50 млн. ам. долл. (125 млн. марок). Главным образом на этой основе герман­ский экспорт в Китай возрос с 70 млн. марок в 1933 г. до 170 млн. в 1937 г. Германский экспорт в Китай, удвоившись против 1933 г., составлял почти 3% всего германского экспорта. Поскольку крупные кредитные и торговые операции заключа­лись на основе «меновой торговли», более чем вдвое вырос и импорт Германии из Китая (40 млн. и 90 млн. марок). Гер­мания забирала от половины до трёх четвертей всего китай­ского экспорта вольфрама, значительное количество шерсти и другого сырья.

Созданная ещё в 1931 г. «Люфтганзой» авиационная компа­ния «Евразия» (49% акций принадлежало «Люфтганзе», 51%—нанкинскому правительству) эксплуатировала линию Шанхай.— станция Маньчжурия. Немцы являлись полными хозяевами этой компании. После оккупации Маньчжурии японцы заставили «Евразию» отказаться от этой линии; тем не менее компания в Китае быстро развивала свою деятельность. Ко времени вторжения Японии в Китай в 1937 г. немецкие са­молёты обслуживали воздушные пути: Шанхай—Нанкин — Ченчжоу — Сиань — Ланчжоу — Баотоу; Бейпин — Ченчжоу; Сиань — Ченду — Куньмин. Компания владела также 22 радио­станциями в Китае.

«Евразия» особенно усилила свою деятельность под влия­нием общей активизации германской политики в Китае. За пять лет (с 1932 по 1936 г.) количество пассажиро-километров и перевезённых пассажиров возросло в 10 раз, количество переве­зённого груза — больше чем в 20 раз(2).

Вся эта германская деятельность в Китае создавала конку­ренцию не только англичанам и американцам, но и японским экономическим интересам и шла вразрез со всей японской по­литикой.

Японцы косо смотрели и на военно-политическую деятель­ность германских военных советников и инструкторов в гомин­дановской армии. Немецкий полковник Бауэр прибыл в Китай в качестве специального посланца Гитлера ещё в конце 1927 г. Но его миссия не увенчалась успехом. Через некоторое время в Нанкине появился старый член гитлеровской партии подпол­ковник Крибель. Его сменил генерал-лейтенант Ветцель. Под руководством Ветцеля находилась уже большая группа герман­ских военных советников. Наконец, с 1934 г. по июль 1938 г. германских советников в. китайской армии возглавлял генерал Фалькенгаузен. Два раза в Китай приезжал генерал Сект.

Лишь после неоднократных и настойчивых требований япон­ского правительства германские советники были отозваны Бер­лином (по истечении года с начала большой войны Японии против Китая). Но и после этого, вплоть до начала войны в Европе, когда поневоле прекратилась морская связь Германии с Дальним Востоком, Германия продолжала продавать Китаю оружие и военные материалы для войны с Японией, ведя по своему обыкновению двойственную политику как в отношении Китая, так и в отношении Японии. Этой двойственностью объяс­нялась и «миротворческая», посредническая деятельность гер­манского посла в Нанкине Траутмана в 1937 г. Гитлеровская клика была заинтересована в том, чтобы агрессия Японии поскорее была направлена непосредственно против СССР, США и Англии и чтобы японские вооружённые силы не увязли надолго в Китае.

(1) И. В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 35.

(2)




Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю