Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

8. Поддержка империалистами США и Англии японской агрессии в Китае

Помощь английских и американских монополий японскому империализму в войне против Китая выражалась прежде всего в виде неограниченного снабжения Японии стратегическим сырьём и военными материалами. Эта помощь сыграла огром­ную роль в первоначальной военной агрессии Японии в Китае. Американская печать неохотно, но всё же признала в своё время этот факт. Журнал «Анналс» писал в октябре 1938 г.: «...Из всех экономических факторов имеется один, который Ки­тай никак не мог предвидеть. Китайский народ не мог предпо­лагать, что Америка станет помогать Японии в этой войне. Соединённые Штаты отправляют в Японию больше стратегиче­ского сырья, чем во все остальные страны мира».

Принятый конгрессом закон «о нейтралитете США» факти­чески оказался законом «о помощи агрессорам». Он сыграл немалую роль в деле содействия японской агрессии. Даже га­зета «Нью-Йорк тайме» признавала: «Под видом нейтралитета этот закон устанавливает такую политику, которая в некото­рых случаях оказывает помощь Японии и лишает нашей по­мощи Китай. Этот закон предоставляет иностранным государ­ствам право решать, с кем мы должны вести торговлю»(1).

Ещё конкретнее выразился бывший государственный секре­тарь США Стимсон. Он заявил осенью 1937 г.: «В настоящее время японский агрессор получает поддержку со стороны США и Британской империи. Однако мы не просто помогаем Японии. Наша помощь настолько эффективна и велика, что без неё японская агрессия была бы немыслима и прекратилась бы очень скоро»(2).

Действительно, Соединённые Штаты стали главным воен­ным поставщиком японского империализма с самого начала вторжения японских войск в Китай. Поэтому сама американ­ская печать заявляла, что японцы захватили столицу Китая в 1937 г. только вследствие американской экономической помощи. Американский публицист Гарри Пакстон Ховард в статье «Бу­дущее Дальнего Востока» писал: «Японцы не смогли бы в 1937 г. заставить китайцев очистить Нанкин, если бы не актив­ная экономическая помощь со стороны Соединённых Штатов». Тут же Ховард признаёт огромную роль, которую американ­ская политика сыграла в развитии японского милитаризма вообще. «Снабжение Японии военными материалами для веде­ния агрессивных войн началось не в 1937 г... Поистине, на протяжении нескольких поколений Соединённые Штаты яв­лялись жизненной экономической силой японского милита­ризма»(3).

Дальневосточная политика мюнхенцев целиком соответство­вала их порочной и враждебной народным массам общей внеш­неполитической линии. В соответствии с этой линией англий­ский министр Галифакс пытался в ноябре 1937 г. в Оберзальцберге договориться с Гитлером о самом тесном англо-германском сближении. Историческая справка Совет­ского информационного бюро «Фальсификаторы истории» ука­зывает, что «Галифакс от имени английского Правительства ещё в 1937 году сделал предложение Гитлеру о присоединении Англии, а вместе с тем и Франции к «оси Берлин — Рим»»(4).

Гитлер полагал, что удобнее шантажировать и использовать поддержку английских консерваторов, не вступая с ними в слишком тесные отношения. В этих расчётах он не обманулся. Захват Чехословакии был им осуществлён при прямой поддер­жке правительств Англии и Франции, Товарищ Сталин, разо­блачая провокационную политику англо-французских империа­листов, указал, что «немцам отдали районы Чехословакии, как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом...»(5).

Только за 1937 год (преимущественно за вторую половину этого года, когда Япония вторглась в Китай) американские нефтяные тресты доставили в Японию 35 млн. баррелей нефти. Значительная её часть была перевезена из США на склады японских военных ведомств на американских же танкерах.

В 1937 г. Япония ввезла для своей военной промышленности из США и Британской империи 2 млн. г железного и стального лома — в 4 раза больше, чем в 1936 г. В том же 1937 г. США продали Японии станков и машин, главным образом для воен­ных заводов, более чем на 150 млн. иен. В 1938 г. США продали Японии ещё больше нефти, железного и стального лома, ма­шин и станков, автомашин, самолётов, свинца, меди, чем в 1937 г.

В 1939 г. американский экспорт стратегических материалов и оборудования в Японию ещё больше увеличился. В 1939 г. американцы оборудовали японские авиазаводы «Кавасаки» своими новыми станками. Американские специалисты, коман­дированные фирмами «Локхид» и «Дуглас», прибыли в Японию в мае 1939 г. для консультации по вопросам массового произ­водства самолётов. Американцы участвовали в строительстве японских военных аэродромов, Американский экспорт в Японию в 1939 г. превысил 232 млн. долл. и равнялся 7,3% всего экспорта США. Ввоз США из Япо­нии в том же году достигал 7% всего ввоза(6).

Помимо экспорта военных материалов в Японию крупные американские фирмы доставляли военно-стратегические мате­риалы также в Маньчжурию — прямо на склады Квантунской армии, нацеленной против Советского Союза. Это вынужден был отметить даже государственный секретарь США Хэлл. По данным департамента торговли США, экспорт военно-стратеги­ческих материалов из США в Маньчжурию в 1937 и 1938 гг. увеличился более чем в 5 раз по сравнению с 1936 г. Только через Дайрен было ввезено американских военных материалов на 16 млн. долл. в 1937 г. и на 17 млн. долл. в 1938 г. против 3,5 млн. долл. в 1936 г.(7).

Китайская печать в своё время немало иронизировала над случаем, происшедшим на реке Янцзы. В стоявший там аме­риканский крейсер «Августа» попал снаряд, но американцы оказались не в состоянии установить, кем был дан выстрел — китайцами или японцами. Эксперты обнаружили на осколках снаряда американскую марку, но такими снарядами Соединён­ные Штаты снабжали и Японию и Китай.

Крупнейшие американские монополии, контролируемые Морганом, Рокфеллером и Фордом, например «Стальной трест», «Стандард ойл», «Дженерал моторе», «Форд», «Дуглас эйркрафт» и др., являлись главными поставщиками японских агрессоров. Печать утверждала также, что Морган и Форд в эти годы предоставили крупные кредиты Японии, покупали акции японских военных займов.

Орган американской крупной буржуазии «Джорнэл оф ком-мерс» открыто занял позицию, поощрявшую японскую агрес­сию. Ещё в начале японского вторжения в Китай редактор ино­странного отдела этой газеты констатировал: «Нынешние огромные закупки Японией различных товаров и в частности нефти произвели благоприятное впечатление на непосредствен­но заинтересованные отрасли промышленности США. Эти отрасли промышленности проявили большую готовность рас­сматривать создавшуюся ситуацию с точки зрения японских интересов»(8).

США оставались также важнейшим рынком для японских товаров, поглощая более 40% японского экспорта (не считая страны «ненового блока»).

Американские капиталисты стремились к ослаблению как Китая, так и Японии. Это явствовало из высказываний участников конференций, созванных в различных городах США так называемым Тихоокеанским институтом. Среди участников этих конференций были банкиры и промышленники, представители вооружённых сил и правительственных ведомств, профессора и журналисты. Подавляющее большинство из них выражали опасения по поводу угрозы чрезмерного усиления Японии; они признавали, что победа Японии над Китаем вовсе нежела­тельна с точки зрения американских интересов, но они подчёр­кивали также нежелательность чрезмерного ослабления Япо­нии и полного поражения этой страны.

Японские империалисты использовали американцев в своих попытках давления на китайское правительство, имевших целью заставить его капитулировать на выгодных для Японии условиях. Об этом довольно откровенно рассказал корреспон­дент «Нью-Йорк тайме» в Китае Абенд.

13 октября 1938 г. Абенда посетил в Шанхае японский изда­тель и публицист Бунсиро Судзуки. Заявив что он посланец премьер-министра Коноэ, Судзуки предъявил документы, под­линность которых была подтверждена японским послом в Китае Тани. Судзуки сообщил, что Коноэ якобы хочет закончить войну с Китаем и заключить мир без ведома японской армии.

На другой день Абенд написал письмо Чан Кай-ши, в кото­ром изложил предложение Коноэ, устно переданное ему Суд­зуки. Письмо было отправлено через ханькоуского корреспон­дента «Нью-Йорк тайме» 19 октября. Ответ из Ханькоу был получен по радио 20 октября через адмирала Ярнелла и при посредстве американской канонерки. Чан Кай-ши принял пред­ложение Коноэ. Судзуки выехал в Токио якобы за официаль­ными документами. 25 октября Ханькоу был занят японцами. Убедившись в готовности Чан Кай-ши пойти на переговоры, ко­торые означали по сути дела капитуляцию, и решив, что Китай совсем ослаб, японцы возобновили военную агрессию с целью полностью захватить страну(9).

В то же время американская торговля с неоккупирован-ными областями Китая выражалась в совершенно ничтожных цифрах. Подавляющая часть американского импорта в Китай с осени 1937 г. направлялась в порты, оккупированные япон­ской армией, и, таким образом, опять-таки попадала в японские руки. Во всяком случае эта часть импорта не имела никакого значения для военной экономики неоккупированного Китая. Весь американский экспорт как в оккупированные, так и в не-оккупированные области Китая в 1938 г. составлял всего 35 млн. долл., а экспорт в Японию — 240 млн. Долл.

Столь же неприкрытую политику пособничества японской агрессии вела и Англия, несмотря на вторжение Японии в Центральный Китай, в сферу интересов английских монополий В апреле 1938 г. адмирал Домвил опубликовал в журнале «Фортнайтли» статью, в которой откровенно заявлял: «Лучше открыто сказать Китаю, что ему не следует рассчитывать на поддержку с нашей стороны, чем продолжать политику поощ­рения ложных надежд, которые ни к чему не приведут... По моему мнению, ничто так не поможет восстановлению мира на Дальнем Востоке, как наша дружественная и устойчивая по­зиция по отношению к Японии».

Как уже выше было отмечено, орган английской военщины журнал «Квортерли ревью» высказывался в 1938 г. не менее прямолинейно за соглашение с Японией на счёт Китая.

Английское правительство и английские монополии и про­водили свою политику в этом духе. Англия заключила в част­ности соглашение с Японией о китайских таможнях весной 1938 г., предоставляла тоннаж для перевозки японских войск и военных грузов в Китай. Англия ничего не сделала для того, чтобы связать строившуюся в Юньнани китайскую железную дорогу с сетью бирманских дорог и облегчить перевозку грузов в Китай. Она являлась вторым после США поставщиком воен­но-стратегических материалов для японской военщины. Её ди­пломаты пытались уговорить китайское правительство пойти на компромисс с японским империализмом. Всё это входило в политику английских консерваторов — той силы, «...которая может разрушить и обязательно разрушит Британскую империю»(10).

По соглашению о китайских таможнях англичане обяза­лись передавать доходы таможен в оккупированных областях Японии, лишая таким образом Китай одного из источников фи­нансирования его оборонительной войны и обращая этот источ­ник на финансирование японской агрессии. Доход японских оккупантов с таможен в 1938 г. составил уже около 100 млн. иен. В том же 1938 г. экспорт стратегических материалов из Британской империи в Японию составил около 20% всего япон­ского импорта этих материалов(11). (Из США было ввезено в том же году 67% всего импорта военных материалов.) До 40% всего японского экспорта (исключая страны «ненового блока») шло в Британскую империю.

Из тоннажа в 1,8 млн., использованного Японией в декабре 1937 г. для переброски войск и военных материалов в Китай, половина принадлежала иностранцам, в том числе англича­нам — 466 тыс. т. Весьма большое количество английского тоннажа фрахтовалось японцами и в 1938 г. Тем самым англий­ские пароходовладельцы оказали существенную помощь япон-ским агрессорам.

В погоне за прибылями английские банкиры финансировали даже торговые операции, которые Япония вела с другими участниками блока агрессоров — с Германией и Италией. Японцы продавали им соевые бобы и другую продукцию своей колонии Маньчжоу-го.

Крупнейшие в Северном Китае Кайланские угольные копи, контролируемые английским капиталом, с осени 1937 г. снаб­жали углем главным образом японских оккупантов в Китае. Лондонские банки предоставили этим копям в 1938 г. заём в 1 млн. ф. ст. для расширения их производства. Это являлось финансированием японской агрессии в Китае. Разумеется, англичане, урывая максимальную прибыль где только воз­можно, наживали в первые годы японо-китайской войны круп­ные барыши. Ведя политику пособничества агрессорам в Ев­ропе, они такой же курс проводили и на Тихом океане.

Вся «мюнхенская политика» приводила к усилению япон­ского нажима на Англию. Одновременно такая политика усили­вала негодование и вражду к английским правящим кругам в китайском народе и во всём мире. Наличие крупных англий­ских интересов в Китае неизбежно порождало острые противо­речия между Англией и Японией. Япония систематически вы­тесняла из Китая английские товары. Доля Англии в импорте Китая, оккупированного и неоккупированного, составила в 1937 г. 12%, в 1938 г. — 8, в 1939 г.— 6%.

Англия, так же как и Соединённые Штаты, отказывала Ки­таю в какой-либо реальной помощи.

Рупор английских империалистов в Китае, журналист Вуд-хэд, писал осенью 1938 г., что Китай должен капитулировать, а Англия должна категорически заявить, что никакой помощи Китаю она оказывать не думает. «Может быть, истина, как это часто бывает, звучит слишком жестоко, — заявил Вудхэд, — но мир на Дальнем Востоке может быть заключён значи­тельно раньше, если мы откажемся поддерживать иллюзии Китая о возможности получить помощь с нашей стороны»(12).

Ему вторил в Лондоне Линдлей, советник премьер-министра Чемберлена, бывший английский посол в Японии, открыто оправдывавший японское нападение на Китай.

Вследствие пособничества Англии и США японской агрес­сии японский империализм не только не шёл на компромисс с этими империалистическими державами, но ещё энергичнее про­должал итти по линии наименьшего сопротивления. Создава­лась всё большая угроза американским и английским империа­листическим интересам не только в Китае, но и во всём западном бассейне Тихого океана. Даже в области инвестиций не только Сити, но и Уолл-стрит уже имели крупные интересы в этой области земного шара.

Американские инвестиции в странах Тихого океана в 1937—1939 гг. составляли около 1 500 млн. ам. долл. — более 10% всех американских инвестиций за границей. По странам они распределялись следующим образом: Филиппины — 400 млн. долл., Австралия и Новая Зеландия — 400 млн., Япо­ния — 200 млн., Китай — 250 млн., остальные страны Юго-Восточной Азии (главным образом Голландская Индонезия) — 250 млн. долл.

Торговый оборот США с Восточной и Юго-Восточной Азией, включая Индию, в 1937 г. составлял 1 480 млн. ам. долл. (1 100 млн. долл. в 1936 г.) и превышал оборот американской торговли с Латинской Америкой, составлявший 1 240 млн. долл.(13).

Дальний Восток, включая Японию и Индию, поглощал пе­ред войной 16% всего американского экспорта и давал 27% им­порта, что вместе составляло 20% американской внешней тор­говли. (Однако на душу населения всех дальневосточных стран это составляло не более 1 долл., тогда как канадско-американ-ская торговля составляла около 70 долл. на каждого жителя Канады.)

Укрепившиеся в приморских областях Китая с помощью американцев и англичан японские империалисты в конце 1938 г. уже открыто начали вытеснять американскую и англий­скую коммерческую деятельность из этой полуколонии. Япон­ский министр иностранных дел Арита заявил 19 декабря 1938 г.: «Необходимость требует, чтобы экономическая деятель­ность прочих держав в Китае подверглась некоторым ограни­чениям, диктуемым требованиями национальной обороны и экономической безопасности тех стран, которые группируются вокруг нового порядка в Восточной Азии».

В частности мрачные перспективы угрожали английскому, судоходству. Английские пароходы обычно перевозили не ме­нее 40% всего морского грузооборота Китая. Англичане зара­батывали на японских военных перевозках, но они явно должны были лишиться этой весьма выгодной статьи своей прежней деятельности.

Тем не менее США и Англия продолжали придерживаться прежнего курса, оказывая содействие японскому агрессору.

(1) «New York Times», March 6, 1939.

(2) «New York Times», October 6, 1937.

(3) Harry Paxton Howard, The Future of Far East, International Postwar Problems, September 1944.

(4) «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», стр, 24.

(5) И. В, Сталин, Вопросы ленинизма, стр. 572.

(6) Общие данные о том, какую огромную долю в американском экспорте в Японию с начала войны против Китая составляли стратегические мате­риалы, приведены в книге «Борьба за Тихий океан (Японо-американские противоречия)», 1947, стр. 123, 213, 216, 245, 257.

(7) «New York Times», March 7, 1939.

(8) «The Oriental Economist», September 1937.

(9) Н. Abend, Pacific Charter, New York 1943, p. 261—269.

(10) И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 292.

(11) «Times», July 13, 1939.

(12) «Peking and Tientsin Times», November 9, 1938.

(13) "Statistical Abstract of the United States", 1938, p. 460—463.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю