Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

2. Усиление агрессии гитлеровского блока и антисоветские манёвры правящих кругов Англии и США

Ввиду того, что германская империалистическая агрессия всё больше угрожала также интересам американских монопо­лий, правительство США вынуждено было всё определённее выступать за сближение с Англией. Так, например, предприня­тые президентом Рузвельтом шаги в мае 1940 г. с целью предот­вратить вступление Италии в войну на стороне Германии (письма, адресованные Муссолини) являлись несомненной по­литической поддержкой Англии. Выступления Рузвельта и Хэлла в июне — августе 1940 г. уже означали официальную подготовку присоединения Соединённых Штатов к антигерман­скому фронту и, следовательно, подготовку американо-англий­ского военного блока. Но в то же время американский империа­лизм продолжал с ещё большей выгодой для себя использовать ухудшившееся положение Англии. Предоставление Англии по кабальному для неё соглашению от 3 сентября 1940 г. 50 уста­ревших эсминцев в обмен на право сооружения американских военных баз на территории английских владений в Западном полушарии было сделкой, приведшей американских империа­листов в величайший восторг.

С конца января и до конца марта в Вашингтоне состоялись неофициальные штабные переговоры, на которые члены англий­ской делегации прибыли в гражданском платье. Была достиг­нута договорённость, что в случае вовлечения США в войну основные силы будут направлены против Германии, а не Японии(1).

Влиятельные группы монополистического капитала попреж-нему требовали умиротворения и пособничества Японии и Гер­мании, их агентура открыто развивала большую активность. К этой агентуре принадлежали такие приказчики монопо­лий, как бывший заместитель государственного секретаря Касл, радио-патер Кофлин, публицист Рой Говард, лидер фашист­ских «серебряных рубашек» Пэлли, фашист Линдберг, сенатор Ванденберг и целый ряд других. Основная линия их пропа­ганды заключалась в том, что более выгодно для финансовой олигархии США предоставлять Японии капиталы, позволить ей эксплуатировать Китай и другие страны и получать выгодный процент на свой капитал, чем сцепиться с японским империа­лизмом в борьбе за азиатские колонии.

Линдберг выступил против ленд-лиза, но зато требовал «объединения США и Канады», иначе говоря, участия США вместе с фашистским блоком в немедленном дележе Британской империи. Некоторые влиятельные политические деятели амери­канской буржуазии вели пропаганду за заключение компромисс­ного мира между Германией и Англией, хотя они прекрасно понимали, что компромисс в данных условиях означал бы по­ражение Англии и победу фашистского блока, и было ясно, что этот блок после кратковременной передышки снова ввергнет весь мир в войну. Эти «деятели» настаивали на сохранении строгого нейтралитета Соединёнными Штатами и мотивировали свою позицию страхом перед победой коммунизма и революции в случае дальнейшего продолжения и развития войны. Среди этих открытых пособников агрессоров были республиканский кандидат в президенты Лэндон, сенатор Ванденберг, бывший президент Гувер, бывший посол в Англии Кэннеди и др.

С Другой стороны, многие американские военные и полити­ческие деятели стали открыто выступать с требованием немед­ленно вступить в войну против Германии на стороне Англии. В этом смысле выступал, например, адмирал Ярнелл, бывший командующий азиатской эскадрой США. «Нью-Йорк геральд трибюн» писала, что оттягивание вступления США в войну со­пряжено с большим риском для интересов американской бур­жуазии, чем немедленное принятие участия в антигерманской войне(2).

На Дальнем Востоке основной линией лондонских и нью-йоркских политических дирижёров оставалось умиротворение Японии, стремление связать её по возможности основательнее в Китае и направить остриё её агрессии против Советского Союза.

Когда летом 1939 г., ещё до войны в Европе, японцы оскорбляли, — а при случае и избивали — англичан, живущих в Тяньцзине, последние «утешались» тем, что советские и япон­ские пушки уже введены в действие у Халхин-Гола, на границе Монгольской народной республики. Многие воротилы междуна­родного капитала во время событий у Халхин-Гола были уве­рены, что война между Японией и Советским Союзом уже началась.

Реакционные элементы Англии и США требовали «доведе-ния до логического конца» политики сотрудничества с Японией. Поскольку США всё равно снабжают Японию военным сырьём и материалами, оборудованием и машинами для военных заво­дов и тем самым способствуют захвату Китая Японией, то еле-; дует, говорили они, оформить это сотрудничество соглашением, что дало бы определённые выгоды Соединённым Штатам и Англии. Эта политика сговора вдохновлялась главным образом стремлением превратить Японию в орудие активной антисовет­ской политики.

По мере обострения положения на Тихом океане вообще и японо-американских и англо-японских отношений в частности наиболее реакционные элементы среди американских и англий­ских капиталистов с удвоенной энергией пытались разрядить нарастающее напряжение, направив германскую и японскую агрессию в сторону Советского Союза. В этих целях они требо­вали от вашингтонского правительства проведения «политики сердечного взаимопонимания с Японией». Сюда входило возоб­новление торгового договора и усиленное снабжение Японии военными материалами, признание японских завоеваний в Ки­тае, заключение с Японией договора о ненападении. Эта поли­тика, по мнению известных групп американских и английских капиталистов, могла бы заставить Японию решительно повер­нуть свою политику в антисоветский фарватер.

Правительство Чемберлена (как И Уолл-стрит), продолжая активную антисоветскую политику и делая ставку на Японию, естественно, вело одновременно и антикитайскую политику, стремясь всячески заслужить благорасположение японских империалистов.

В частности на сессии Лиги наций в декабре 1939 г. под дав­лением лондонского и парижского правительств был снят вопрос о помощи Китаю в его борьбе с японской агрессией. Вместо этого англо-французские империалисты одобрили и поддержали начатую финскими правителями войну против Советского Союза.

Более того, в то время как на англо-французском фронте против Германии царило полное затишье, американские и англо-французские реакционеры, ослеплённые классовой нена­вистью, готовили войну против Советского Союза. Они подго­товили отправку 100-тысячного корпуса «на помощь» Финлян­дии, разрабатывали планы нападения на Баку и т. д.

За три месяца, прошедшие с начала войны, Англия пере­дала Финляндии более 100 самолётов, более 200 орудий, сотни тысяч снарядов и авиабомб; Франция — около 500 орудий, 175 самолётов, более 5 тыс. пулемётов, большое количество бое­припасов и пр.; США предоставили Финляндии 44 самолёта, кредиты, воспрепятствовали экспорту олова и каучука в СССР и т. д.

Приказчики американской финансовой олигархии развивали лихорадочную антисоветскую деятельность. Сенатор Питмэн, председатель военно-политической комиссии сената, выступил с предложением о том, чтобы Англия и Франция заключили с гитлеровской Германией перемирие и все империалистические державы «хладнокровно обсудили» бы между собой ситуа­цию, создавшуюся в связи с началом войны между Финлян­дией и СССР. Это предложение преследовало единственную цель — направить силы всех капиталистических держав против Советского Союза. Небезызвестный шведский авантюрист граф Бернадотт в то же время усердно вербовал в США лётчиков для участия в войне Финляндии против СССР. Американские дипломаты пытались договориться с правительством Гитлера о том, чтобы оно не создавало препятствий вводу английских и французских войск в Финляндию.

Премьер-министр лондонского правительства Чемберлен заявил, что в Англии и во Франции «подготовка к отправке экспедиционных частей велась с максимальной быстротой, и экспедиционная армия была готова к отправке в начале мар­та...»(3). Первым корпусом французских антисоветских экспеди­ционных войск вызвался командовать французский фашист де Голль.

Посол США во Франции Буллит, действуя по инструкциям вашингтонского правительства, проявил большую активность, проводя интриги, направленные к тому, чтобы «исключить» Советский Союз из Лиги наций.

Всё это были попытки перевести войну на другие рельсы, на рельсы войны против СССР.

Политику умиротворения Японии и пособничества агрессии вело правительство Черчилля, который сменил Чемберлена у государственного руля Англии.

Провожая Уилки из Англии в январе 1941 г., Черчилль вну­шал ему: «Любой ценой пытайтесь сохранить мир на Тихом океане».

Правительство Коноэ в то же время продолжало свою иезуитскую политику. Коноэ в своих мемуарах отмечает, что на правительственном совещании 18 апреля 1941 г. была выска­зана точка зрения о том, что в качестве орудия давления на Ки­тай следует использовать Соединённые Штаты, так как «в на­стоящее время Чунцин всецело зависит от США и поэтому никакие непосредственные переговоры с Чунцином не дадут результатов, если США не будут играть роль посредника»(4). Этот же представитель японских дзайбацу свидетельствует о том, что деятели японского империализма имели намерение использовать затем США для посредничества между Англией и Германией. С одной стороны, это должно было повести к консолидации японских захватов в Китае и Индо-Китае и, с другой — к консолидации германских захватов в Западной Европе. Кроме того, это, по мысли японских империалистов, должно было повести к созданию японо-германо-англо-амери­канской коалиции против Советского Союза. Затем, уже осно­вательно укрепившись и усилившись, японо-германские агрес­соры надеялись расправиться с Англией и с США.

Пакт о нейтралитете, подписанный 13 апреля 1941 г. между СССР и Японией, всё же в какой(5).

Хотя в июле 1941 г. Англией был наложен секвестр на япон­ские фонды в Британской империи, но американская печать ещё в октябре заявляла, что англичане продолжают экспорти­ровать в Японию олово из Малайи. Американская печать осенью 1941 г. сообщала, что английское правительство стре­мится убедить американский государственный департамент в необходимости ведения политики уступок Японии, хотя в таких убеждениях не было необходимости. Эта прояпонская актив­ность Лондона имела место, очевидно, не без ведома Токио.

Черчилль, как и другие английские империалисты, смотрел на империалистическую Японию, как на жандарма для коло­ниальных народов Азии и как на непримиримого врага Совет­ского Союза, а также как на потенциального союзника против американского империализма.

Это последнее соображение получило особенное значение после того, как гитлеровская Германия напала на Советский Союз. Германские монополии видели в СССР главное препят­ствие на пути к их мировому господству. Отправляя Гесса в Англию накануне вторжения в Советский Союз, фашистские главари снова пустили в ход антисоветские козыри. У англий­ских империалистов, уже много раз проученных гитлеровской бандой, тем не менее возникли колебания по поводу того, пойти ли немедленно и полностью навстречу предложениям Гесса. Германским фашистам тогда не удалось добиться полного удовлетворения гитлеровских требований.

(1) R. Sherwood, Roosevelt and Hopkins, N. Y. 1948, p. 272, 273.

(2) «New York Herald Tribune», June 10, 1941.

(3) «Фальсификаторы истории (Историческая справка)», стр. 61.

(4) Ф. Коноэ, Мемуары, «Асахи», май 1946 г.

(5) После нападения Гитлера на Советский Союз Япония стала затя­гивать выполнение своего обязательства о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине. Японское правительство, как потом выяснилось, заключило пакт о нейтралитете, тая вероломную цель нарушить его.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю