Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

1. Превращение гоминдановского Китая в американскую полуколонию и военный плацдарм

Монополистический капитал США, вступивший на путь от­кровенно экспансионистской политики, рассматривал китай­ский народ как объект своей военной, политической и эконо­мической агрессии, а весь Китай — как свою добычу. Финан­совые и промышленные магнаты Уолл-стрита вели войну с Японией за монопольное право эксплуатации колониальных и полуколониальных народов Азии, за право господства над другими народами. После капитуляции Японии американские корпорации получили, с точки зрения американских империа­листов, все основания занять место японских дзайбацу в деле выжимания обильной колониальной дани и из китайского народа.

Не успел китайский народ освободиться от ига японских оккупантов, как на смену им явились американские интер­венты, стремившиеся удушить национально-освободительное движение как в Китае, так и в других странах Азии.

Китай привлекал американских империалистов не только своими гигантскими людскими резервами и большими естест­венными богатствами, но и своим стратегическим значением. Эта наиболее крупная страна Азии имеет на протяжении почти 10 тыс. км общую границу с Советским Союзом и Монголь­ской народной республикой. Американские милитаристы стре­мились превратить Китай в весьма важный плацдарм и пере­довую базу для подготовки и осуществления агрессии против Советского Союза и народов Азии.

Учитывая изменившееся соотношение сил, английский мо­нополистический капитал при негласном разделе Азии и Тихого океана на сферы влияния между Англией и США вынужден был признать Китай сферой операций американских вооружён­ных сил и сферой политического влияния США. Это означало также гегемонию американских монополий в деле экономиче­ского закабаления Китая, Американский империализм использовал своё монопольное положение в гоминдановском Китае с максимальной полнотой. Английская буржуазная печать вначале напоминала амери­канским империалистам, что Англия желала бы, чтобы с ней «консультировались» по делам Китая.

Вскоре английские политики убедились, что подобные на­мёки совершенно бесполезны и не достигают цели.

В лице компрадоров, милитаристов-полуфеодалов и реак­ционных помещиков, составлявших основу партии гоминдан, американский империализм нашёл в Китае послушное орудие, готовое совершить в своих корыстных интересах любую под­лость по отношению к собственному народу. «Завоевать Ки­тай руками самих китайцев» — этот лозунг, который с таким упорством, но неудачно пытались применить японские захват­чики, стал альфой и омегой американских военных и полити­ческих стратегов. Они пустили в ход более 100 тыс. своих войск, наступавших после капитуляции Японии во главе го­миндановских армий на территории освобождённых демокра­тических областей Китая(1). В этих операциях участвовали так­же американская авиация и военный флот, но всё же глав­ную надежду генералы США возлагали не на эти свои силы, а на миллионные гоминдановские армии, находившиеся под руководством американских военных советников. Значитель­ная часть этих войск уже прошла американскую выучку и была оснащена американским вооружением.

Одновременно с началом наступления гоминдановских армий против освобождённых районов и Народно-освободи­тельной армии была двинута в Северный Китай американская морская пехота. 1 октября 1945 г. американские войска выса­дились в Тангу и начали продвигаться в сторону Бейпина (Пе­кина), в который вступили 10 октября. Вслед за тем американ­ские вооружённые силы высадились в Циндао и заняли ряд других стратегических пунктов в Северном и Центральном Китае (Шаньхайгуань, Бэйдахэ и др.). Американская морская пехота участвовала в боях за Циньвандао(2), которые велись против Народно-освободительной армии. Вскоре численность американской морской пехоты, занявшей стратегические объ­екты в районах действий Народно-освободительной армии, превысила 50 тыс. человек. Китайские народно-освободительные войска старались избежать столкновений с американскими вооружёнными силами и уходили с пути их движения и из тех Пунктов, которые занимали американцы. В освобождённых Об­ластях, ссылаясь на имевшие место небольшие стычки с народ­ными войсками и партизанами, провокационно вызванные аме­риканскими захватчиками, американская авиация подвергала бомбардировке населённые пункты(3).

Вслед за американскими войсками в те пункты и районы, которые они заняли, прибывали гоминдановские части. Таким путём были заняты гоминдановскими войсками Циндао, Тангу, Бейпин и ряд других городов, железных дорог и т. п.

Гоминдановское командование, следуя американским ука­заниям, использовало также японские и марионеточные вой­ска созданных японцами в Китае правительств для военных действий против демократических армий. На японские войска была возложена оккупация некоторых важных городов и рай­онов вдоль стратегических железных дорог.

Редактор американского реакционного журнала «Лайф» Мэрфи, посетивший Китай в конце 1945 г., заявил, что в Се­верном Китае 225 тыс. японских войск охраняют дороги «про­тив коммунистов», что только японцы «спасли» Шаньдунский полуостров от перехода его «под контроль коммунистов». Ещё в январе—феврале 1946 г. японские заставы охраняли Бейпин. Во многих местах японские и марионеточные войска совместно с гоминдановскими войсками участвовали в боях против 8-й и Новой 4-й народно-освободительных армий и пар­тизан.

Генерал Ведемейер, специальный представитель американ­ского президента, заявил, что 60 тыс. солдат американской морской пехоты недостаточно для «выполнения возложенных на них задач в Китае», и потребовал присылки дополнитель­ных сил «для помощи гоминдановским войскам в их продви­жении в Маньчжурию».

Только в Южную Маньчжурию до весны 1946 г. американ­ские транспорты и самолёты перебросили 8 гоминдановских армий с вооружением и продолжали снабжать их боеприпа­сами и оружием. Каждой армии было придано несколько сот американских офицеров. Американская морская пехота обес­печила в то же время охрану Бейпин-Мукденской железной дороги. Генерал-майор Рокка, командующий американской морской пехотой в Китае, в конце декабря 1945 г. открыто за­явил, что 50 тыс. американских морских пехотинцев заняты охраной китайских железных дорог и промышленных пред­приятий в Северном Китае против атак китайских партизан, которые в противном случае могли бы, по его словам, захватить Железные дороги и изолировать гоминдановские войска, продвигающиеся в Маньчжурию. Рокка заявил также, что в районе одного лишь Тяньцзиня американцам помогают 15 тыс. японских войск.

В течение первых же месяцев гражданской войны, т. е. к началу 1946 г., американские военные советники гоминдана убедились, что силы китайской реакции гнилые, что успех их сомнителен. Кроме того, на конференции в Москве в декабре 1945 г. американское правительство вынуждено было подпи­сать соглашение, по которому оно обязывалось поддержать политику демократизации Китая, воздерживаться от вмеша­тельства во внутренние дела Китая. И тогда американскими империалистами была пущена в ход новая стратегия, страте­гия лживых манёвров и бесстыдного обмана.

Различные послы и «специальные представители» Трумэна не раз в словесных заявлениях и даже в письменных деклара­циях и «отчётах» осуждали клику беспринципных и жадных реакционеров, захвативших власть над китайским народом при помощи партии гоминдан. Они на словах ратовали за создание коалиционного представительного правительства с участием коммунистов, Демократической лиги, левых гоминдановцев, на деле же они снабжали осуждаемую ими клику реакционеров деньгами и оружием, помогали ей своими военными силами и советами.

Генерал Маршалл, в свою бытность в Китае лицемерно ра­зыгрывая роль посредника между коммунистами и гоминда­ном, прилагал в 1946 г. всяческие усилия для организации ши­рокой американской помощи той самой «группе реакционеров», которую он иногда клеймил в своих выступлениях. Ни для кого не секрет, что его «примиренческие» усилия привели лишь к расширению гражданской войны, а в итоге его мероприятий по организации материальной помощи гоминдану военные склады последнего заполнялись вооружением.

Маршалл стремился завлечь китайскую народную демокра­тию в ловушку и под покровом лицемерных заявлений и обе­щаний укрепить реакционные силы в Китае. Он надеялся усыпить хотя бы на время бдительность китайского народа, обмануть и обезоружить его и затем устроить китайской демо­кратии такую кровавую баню, перед которой померкли бы лавры душителей греческого народа.

Осуществление этих планов означало бы дальнейшее коло­ниальное порабощение Китая. Китайская народная демокра­тия, руководимая компартией, полностью разгадала замыслы представителей Уолл-стрита. Выступая решительно за объеди­нение страны, за освобождение её от гнёта американского им­периализма, китайский народ грозно предостерёг своих вра­гов: «Руки прочь от Китая!».

Немедленно После разгрома Японии американский империа­лизм значительно расширил финансирование феодально-ком­прадорской реакции в Китае, стал оказывать ей в её борьбе против народа военную и политическую поддержку. Стремясь в наикратчайший срок превратить Китай в свою колонию, аме­риканская финансовая олигархия и её политические и военные приказчики особенно стали заботиться о том, чтобы сохранить в Китае феодальные пережитки, являющиеся причиной слабо­сти и отсталости страны. Американские империалисты разо­жгли гражданскую войну, захватили в свои руки внешнюю тор­говлю Китая, удушили китайскую национальную промышлен­ность, содействовали развитию невиданной инфляции и развалу денежной системы, привели к упадку сельское хозяйство, ввергли широкие народные массы Китая в бездну нищеты, го­лода и нестерпимых страданий.

Американские империалисты, как отмечалось, орудовали посредством реакционного блока национальных предателей, среди которых виднейшее место занимали китайские компра­доры. Компрадоры в Китае в эпоху общего кризиса капита­лизма — это уже не те разрозненные и разношёрстные купцы и банкиры, которые в своё время наживались за счёт посредни­ческих операций между Китаем и иностранным капиталом. Компрадоры эпохи гоминдановской диктатуры — это прежде всего четыре богатейших семейства китайской плутократии — семейства Чан Кай-ши, Кун Сян-си, Сун Цзы-веня, братьев Чэнь, это недавние всесильные властелины гоминдановского Китая, установившие свою монополию в промышленности, в торговле, на транспорте — во всей экономической, а также по­литической жизни страны(4). Этот компрадорский капитал в Китае подчинил государственную власть, ибо гоминдановская верхушка и руководители нанкинского правительства — это и были крупнейшие монополисты. В распоряжении этих монопо­листов находились также различные крупные предприятия, тресты и синдикаты, созданные под вывеской государственных и полугосударственных предприятий. Немногочисленные круп­нейшие богачи — мультимиллионеры, их родственники или ставленники обычно и возглавляли эти «государственные пред­приятия».

Один только Комитет национальных ресурсов уже в 1947 г. контролировал 108 предприятий с числом рабочих более 250 тыс. Эти предприятия в 1947 г. производили более 48% электроэнергии в гоминдановском Китае, давали около 35% добычи угля, 32% олова, 100% нефтепродуктов, 75% чугуна и стали, 30% электрооборудования и паровых двигателей. Под контролем этого комитета находились предприятия по добыче вольфрама и сурьмы, а также производство химикалий, са­хара, цемента, бумаги. В руках Тайванской сахарной корпора­ции находились 36 бывших японских сахарных заводов (из них работала только половина) и около 250 тыс. акров плантаций сахарного тростника.

Текстильные фабрики, ранее принадлежавшие японцам, были объединены «государственной» текстильной монополией. Из имевшихся в Китае 4,5 млн. веретён в её руках в 1947 г. было 1,6 млн. веретён, или более 35%; она контролировала бо­лее 57% всех ткацких станков. На предприятиях «государст­венной» текстильной монополии было занято не менее 250 тыс. рабочих и служащих. В её распоряжении находились не только наиболее крупные и лучше оборудованные предприятия, но эта текстильная монополия пользовалась такими привилегиями и льготами, что обычные частные предприятия не в состоянии были с нею конкурировать и терпели крах.

Активы этой «государственной» Текстильной компании в начале 1947 г. оценивались в 250 млн. ам. долл.(5).

Весной 1948 г. американские финансисты пытались полно­стью забрать в свои руки текстильную промышленность Китая. Пользуясь тяжёлым положением гоминдановского правитель­ства, они предлагали 100 млн. ам. долл. за акции «государст­венной» Текстильной компании, намереваясь объединить её с контролируемой ими текстильной промышленностью Японии и создать в Восточной Азии единую гигантскую текстильную монополию под контролем американского капитала.

В руках гоминдановского правительства в начале 1947 г. находилось около трёх четвертей железнодорожной сети Китая, т. е. более 20 тыс. км (остальная сеть была расположена в де­мократических областях). Железные дороги, контролируемые гоминдановской кликой, обслуживались не менее 400 тыс. ра­бочих и технического персонала.

Подавляющее большинство автотранспорта, насчитывав­шего в гоминдановском Китае в 1947 г. 17 тыс. легковых и дру­гих пассажирских машин и 34 тыс. грузовиков, также находи­лось в руках нанкинского правительства. Автотранспорт об­служивали около 100 тыс. рабочих.

Значительная часть (30%) китайского торгового тоннажа в 1947 г. принадлежала пароходной компании, находившейся под гоминдановским «государственным» контролем. Большая часть внешней торговли была монополизирована Центральным трестом, тоже являвшимся гоминдановской правительственной организацией. Этот трест закупал сельскохозяйственное сырьё и другие товары в гоминдановских областях по монопольно низким ценам и затем продавал эти товары иностранным экс­портёрам или же сам вывозил их за границу, наживая крупные барыши. Эти барыши поступали частично в казну гоминданов­ского правительства, а большей частью непосредственно в карманы компрадоров. Частные китайские и по возмож­ности также иностранные фирмы не допускались к закупке экспортных товаров. Центральный трест в значительной мере монополизировал в своих руках также импорт в Китай.

Банки, воздушный транспорт и целый ряд других отраслей хозяйства или предприятий тоже были монополизированы фео­дально-компрадорской верхушкой под видом «государствен­ных» или полугосударственных предприятий. Среди них име­лись такие, как Соляная монополия (со многими сотнями тысяч рабочих и служащих), Компания по производству шёлка-сырца, Компания по производству продуктов рыболовства, Та­бачная компания, Компания по производству запасных частей для автотранспорта, Компания, владеющая бывшими герман­скими химическими предприятиями в Китае (Байера), паровые мельницы и т. д.

Четыре семейства контролировали в гоминдановском Китае большую часть всех банковских активов, около 50% всех капи­талов промышленности, все основные средства транспорта и т. д.

Многие торговые и промышленные предприятия были пре­доставлены непосредственно в распоряжение гоминдановского партийного аппарата. Так, например, официально в руках го­миндановского комитета в Тяньцзине в 1947 г. находились предприятия Восточно-азиатской табачной компании, Китай­ской спичечной компании, Восточно-азиатской компании муко­мольных мельниц. Газета «Дагунбао» указывала, что неофи­циально ещё свыше 40 предприятий находится в руках мест­ного комитета гоминдана. В Тяньцзине в распоряжении «молодёжного корпуса гоминдана» официально находилось 8 предприятий и владений и неофициально — 10. В связи с последовавшим в сентябре 1947 г. слиянием «молодёжного корпуса гоминдана»(6) с партией гоминдан все эти предприя­тия тоже перешли в руки гоминдановского партийного ап­парата. Кроме того, гоминдану в Северном Китае принадле­жала Коммерческая компания Чжун Син, в Южном и Центральном Китае — Китайская промышленная корпорация и т. д.(7).

Наряду с членами феодально-компрадорских семейств и их представителями в «государственных» банках, монопольных объединениях и различных предприятиях главными распоряди­телями являлись представители американских монополий. Аме­риканские корпорации уже вложили капиталы в ряд гоминдановских предприятий и монополий (как, например, в Пароход­ную компанию, в некоторые горнопромышленные предприятия, в авиационные компании, различные предприятия на Тайване" и т. д.). Вследствие полной зависимости гоминдановского пра­вительства в экономическом, финансовом и военном отноше­нии от США фактическими хозяевами «государственных» го­миндановских монополий являлись американские экономиче­ские советники и эксперты — представители Уолл-стрита, даже и в том случае, если в этих монополиях не было вложено ни цента американского капитала.

Одним из примеров переплетения и сращения интересов американских капиталистов и милитаристов с интересами ки­тайской феодально-компрадорской верхушки могла служить Центральная авиатранспортная компания. Эту компанию после капитуляции Японии организовал и возглавил генерал Чен­нолт, главарь так называемого «корпуса американских добро­вольцев-лётчиков», служивших за большие деньги в армии Чан Кай-ши в 1941 г. В 1942—1945 гг. он командовал авиационным соединением США в Китае. Ченнолт был тогда известен сво­ими тесными связями с наиболее реакционными гоминданов­скими генералами и всеми силами стремился воспрепятствовать ведению китайцами эффективных военных действий против Японии. Ченнолт находился в финансовой зависимости от круп­нейших американских авиационных компаний, и в Китае после капитуляции Японии его Авиатранспортная компания обслужи­вала феодально-компрадорскую верхушку, которая вела войну против собственного народа. Её акционерами состояли круп­нейшие китайские компрадоры, в том числе жена Чан Кай-ши. Естественно, эта компания пользовалась всяческими льготами и возможностями загребать максимальные прибыли. Один миллион американских долларов был, например, предо­ставлен этой компании из средств ЮНРРА. Компания занима­лась импортом и экспортом контрабанды, в частности нарко­тиков.

Кроме авиационной компании Ченнолт организовал также Китайско-американскую промышленную корпорацию; он яв­лялся постоянным ходатаем в Вашингтоне за увеличение «по­мощи» гоминдановскому Китаю, за оказание прямой военной поддержки гоминдану и т. д. В марте 1948 г., во время обсуж­дения в конгрессе обращения Трумэна об ассигновании 570 млн. долл. гоминдановскому правительству, Ченнолт прилетел из Китая, чтобы потребовать отпуска нанкинскому правительству 1,5 млрд. долл. Доводы Ченнолта в пользу ассигнования этой суммы были построены на антисоветских вымыслах и провока­ционных утверждениях(8). В мае 1949 г. Ченнолт вновь выступал в двух комиссиях конгресса, с необычайной тупостью убе­ждая конгрессменов отпустить гоминдановскому правитель­ству ещё «хотя бы 350 млн. долл.», чтобы «спасти Азию от ком­мунизма».

На Тайване к весне 1949 г. были созданы 22 смешанные американо-гоминдановские компании, контролирующие 382 про­мышленных и торговых предприятия. Американская фирма «Рейнолдс» вложила там 34 млн. долл. в производство алю­миния. Фирма «Вестингауз» овладела на острове электростан­циями. В нефтяную промышленность Тайвана, в тайванскую содовую, цементную, сахарную, камфорную, бумажную про­мышленность, добычу соли, медной руды, золота, производство искусственных удобрений — повсюду проник за последние годы американский капитал.

Центральный исполнительный комитет гоминдана — это огромное своеобразное «акционерное общество» китайских по­луфеодалов и компрадоров — после капитуляции Японии не скрывал своей полной финансовой, политической и военной за­висимости от вашингтонского правительства и от Уолл-стрита. Указания американских советников являлись законом для нанкинского правительства и его «государственных» монопо­лий.

Таким образом, в полуколониальном Китае выросли свое­образные монополии и своеобразный государственно-монополи­стический капитал с колониально-компрадорскими чертами, который особенно развивался в годы войны и в годы после ка­питуляции Японии.

(1) Американский журнал «Амерэйша» констатировал: «Тысячи амери­канских солдат были принуждены участвовать в необъявленной войне в пользу реакционного и репрессивного режима» (цит. по журналу «Новой Время» № 14, 1946 г., стр. 4).

(2) См. «Правда», 16 сентября 1946 г.

(3) В своём письме 18 декабря 1946 г. Трумэн признал, что год тому назад численность американских солдат в Китае составляла 113 тыс.

(4) Подробно о «четырёх семействах» см. Чэнь Бо-да, Четыре семейства Китая, Издательство иностранной литературы, 1948.

(5) "New York Times", April 9, 1947.

(6) «Молодёжный корпус гоминдана» — подсобная политическая органи­зация гоминдана фашистского типа.

(7) «New York Herald Tribune», April 22, 1947.

(8) См. «Красная звезда», 13 марта 1948 г.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю