Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

1. Освободительная война китайского народа против агрессии США и разгром марионеточной гоминдановской армии

Военные и политические планы американских империали­стов и китайских реакционеров, начавших войну против китай­ского народа, с самого начала страдали роковым для них по­роком: агрессоры переоценивали свои силы и недооценивали силы демократического лагеря. Империалистам не пошёл впрок и опыт 1945 г., когда их первые усилия разгромить демокра­тические силы кончились неудачей.

Энергичный отпор народных вооружённых сил, активные вы­ступления китайской и международной демократии заставили руководство гоминдана подписать в январе 1946 г. соглашение о перемирии, созвать политический консультативный совет и заключить политическое соглашение с Китайской коммунисти­ческой партией и Демократической лигой. Но это был лишь очередной манёвр, предпринятый с целью усыпить бдительность демократических сил. Срывая подписанное соглашение, гомин­дановские армии в Маньчжурии уже в апреле 1946 г. вновь развернули наступление против демократических войск. Реак­ционные генералы, действуя по наущению американских совет­ников, заявили, что подписанное соглашение на Маньчжурию не распространяется.

В Северном Китае гоминдановское командование под руко­водством американских военных советников разрабатывало план внезапного наступления против народно-освободитель­ных сил, сосредоточивало войска и перебрасывало их на исход­ные позиции, вооружало новые контингенты войск американ­ским оружием и обучало их обращению с ним. В конце июня 1946 г. в Китае, по заявлению военного министра США, кроме морской пехоты всё ещё оставалось 4 тыс. солдат американской армии(1).

В конце Июня — начале июля 1946 г. американские империа­листы и китайские милитаристы бросили гоминдановские армии во всеобщее наступление против демократических освобождённых областей в Северном и Центральном Китае. Это было сделано после того, как во второй половине июня ко­миссия по иностранным делам палаты представителей конгрес­са США в соответствии с рекомендацией генерала Маршалла, специального посла США в Китае, одобрила законопроект об «оказании военной помощи Китаю», т. е. марионеточному гоминдановскому правительству. Одобрение этого законопроек­та явилось сигналом из Вашингтона к срыву политических переговоров с компартией Китая и Демократической лигой и к началу новой повсеместной агрессии против народных воору­жённых сил.

Такое вероломство и проявление ненависти американо-го­миндановской реакции к китайскому народу не явились неожи­данностью.

После того как фашистская Германия начала вторую миро­вую войну, гоминдановское правительство прекратило факти­чески войну против японских оккупантов. Оно начало готовить свои вооружённые силы для наступления против демократиче­ских областей и народно-освободительных войск.

Американский офицер Элдридж, который был прикоманди­рован к штабу генерала Стилуэлла, пишет по этому поводу в своей книге:

«Стилуэлл выяснил, что китайским войскам, расположенным против японцев на так называемом китайском восточном фрон­те, был дан приказ не вступать в бои с врагом. И действительно, они отступали, когда противник находился от них ещё на рас­стоянии 100 миль. Эта политика основывалась на стратегии Чан Кай-ши и Хо Ин-циня, заключавшейся в накапливании людских резервов и вооружения с целью использовать их про­тив коммунистов и других оппозиционных группировок в Китае...»(2).

Гоминдановские лидеры и сами говорили об этой своей антинациональной стратегии.

В выступлении, предназначенном не для широкой аудито­рии, а для делегатов VI конгресса гоминдана, Чан Кай-ши вес­ной 1945 г., в разгар войны с Японией, провозгласил: «Наша центральная задача сегодня — уничтожение коммунистов, ибо Япония является нашим внешним врагом, а коммунистическая партия Китая — это наш внутренний враг. Наша задача будет выполнена только тогда, когда мы уничтожим коммунистиче­скую партию».

Ненависть империалистов и их пособников —врагов народа направлялась против Китайской компартии потому, что она Являлась организатором и вдохновителем национально-осво­бодительной борьбы. В ней олицетворялись патриотизм китай­ского Народа и его воля к борьбе за народную демократию.

Нарушив все соглашения с демократическими партиями, все обязательства и торжественные клятвы, гоминдан летом 1946 г. бросил против демократических сил свою армию, авиацию и флот. Вооружённые силы гоминдана в то время достигали почти 4,5 млн. солдат и офицеров. Эти войска, вооружённые и обу­ченные, одетые и обутые правительством Соединённых Штатов, за первые четыре месяца наступления — с июля по октябрь — захватили 120 уездных и других городов в освобождённых областях, в том числе такие важные центры, как Калган, Аньдун, Чэндэ, Чифын и некоторые другие. Десятки мирных городов подверглись воздушным бомбардировкам, были разру­шены сотни сёл, уничтожены тысячи жилищ мирного населения.

Только за первые семь месяцев 1946 г. американские само­лёты, переданные гоминдану, бомбардировали 297 населённых пунктов освобождённых областей(3). Английский журнал «Нью стёйтсмен энд нейшн» отмечал, что с нанкинских аэродромов вылетают американские самолёты с полным грузом бомб и воз­вращаются пустыми. «Китайский народ... подвергается ударам с американских самолётов»(4), — писал этот журнал.

2 августа американские самолёты с экипажами, обученными американскими инструкторами, бомбили Яньань — центр По­граничного района. Они бросили бомбы на помещение ЦК коммунистической партии Китая и обстреляли из пулемётов штаб Народно-освободительной армии. Это было в то самое время, когда американский посол Стюарт и специальный пред­ставитель Трумэна генерал Маршалл усиленно разыгрывали роль «посредников» между китайской демократией и гомин­дановской реакцией.

Американские военные корабли всё чаще пребывали в китайских портах. Делалось это для того, чтобы устрашить китайский народ и помочь китайским реакционерам. Адмирал Кук 9 сентября, в разгар гоминдановского наступления против Народно-освободительной армии, объявил, что США держат свой флот в Китае «для оказания помощи Китаю», т. е. гомин­дановским армиям, и для «защиты американских торговых интересов»(5), т. е. для сохранения империалистического засилья США в Китае.

Подлинная политика американских империалистов, несмо­тря на их лицемерное «посредничество», не осталась тайной для демократических сил. Вождь коммунистической партии Ки­тая Мао Цзэ-дун опубликовал 24 июня 1946 г. заявление, в котором указал, что после капитуляции Японии США усилили военную помощь гоминдановскому правительству и отправили в Китай крупные контингента вооружённых сил. «Эти действия явились основной причиной возникновения, продолжения и рас­ширения ведущейся в крупных масштабах гражданской войны в Китае»(6).

Гоминдановские генералы хвастали, что при помощи аме­риканского оружия их армии в шесть месяцев полностью раз­громят и уничтожат народно-освободительные войска.

Реакционные войска стремились овладеть всеми важными населёнными пунктами и коммуникациями, а затем уничто­жить живые силы народно-освободительных армий и партизан. Опираясь на широкую американскую помощь, гоминдановские армии на первых порах одержали некоторые тактические успехи. Однако с весны 1947 г. положение изменилось. Народно-освободительная армия измотала противника и вырвала у него инициативу. Поражения стали уделом «воевод» реакции на всём протяжении фронтов гражданской войны — от Маньчжу­рии и Северного Китая до очагов партизанской войны в Гуан­дуне и на острове Хайнань.

На протяжении почти года гоминдановское командование ещё пыталось вернуть себе военную инициативу. В различных районах гоминдановские войска ещё пытались осуществить крупные операции. Однако постепенно они вынуждены были перейти к обороне. Большое значение при этом имели такие причины, как потери в живой силе и технике, понесённые гомин­дановскими армиями; серьёзно сказался упадок боеспособности этих армий под влиянием правдивой революционной агитаций, которую вела Китайская коммунистическая партия.

По сообщению штаба Народно-освободительной армии, за первый год широких военных операций, предпринятых реакцией с июля 1946 г. по июнь 1947 г., потери гоминдановских войск составили 1 120 тыс. солдат и офицеров, в том числе 700 тыс. пленными. Среди захваченных трофеев было 6 166 орудий и 39 тыс. пулемётов.

Летом 1947 г. командование народно-освободительных войск предприняло большую стратегическую операцию — наступление армий генералов Лю Бо-чена, Чэнь И и Чэнь Гэна из Север­ного Китая (южнее Пекин-Тяньцзиньского района) в провин­ции Аньхой, Хэнань, Хубэй и Цзянсу. Этот поход был предпри­нят крупными силами и совершенно неожиданно для гоминда­новцев. Войска двинулись через гоминдановские фронты к долине реки Янцзы в направлении Нанкина и Ханькоу. Про­движение войск сочеталось с организованными крестьянскими восстаниями. Отдельные подразделения и части гоминданов­ских войск сдавались в плен без сопротивления. В результате успешного наступления освобождённые области, территория которых уменьшилась за 1946 и начало 1947 г., вновь расши­рились.

В течение первой половины 1948 г. стратегическое положе­ние гоминдановских войск продолжало ухудшаться. Воору­жённые силы демократического Китая твёрдо удерживали в своих руках военную инициативу. Весной и летом 1948 г. они нанесли ряд крупных поражений противнику.

Был освобождён город Яньань (22 апреля 1948 г.), захва­ченный гоминдановскими войсками в марте 1947 г. Этот город в течение более десяти лет служил штаб-квартирой Централь­ного Комитета и Китайской коммунистической партии и командо­вания 8-й Народно-революционной армии, и, захватив его, Чан Кай-ши в 1947 г. вновь похвастался, что «с коммунистами будет покончено в три месяца». В ходе боёв за Яньань в 1948 г. была уничтожена значительная группа гоминдановских войск генерала Ху Цзун-наня, расположенная в районе Яньань — Лочуань.

Народно-освободительные войска очистили от гоминда­новцев также новую большую территорию в провинциях Хэнань, Хубэй и Аньхой. Южная граница этой территории в ряде мест достигала реки Янцзы. В Хэнани в апреле 1949 г. был оконча­тельно освобождён большой и сильно укреплённый город Лоян — древняя столица Китая.

Значительная территория была освобождена в провинции Цзянсу, к северу от Шанхая и Нанкина, а также в районе восточной части Лунхайской железной дороги.

В провинции Шаньдун вооружённые силы китайского народа возвратили обширный район, пересекаемый Циндао-Цзинаньской железной дорогой. Среди возвращённых в Шань-дуне городов были Тайань, Вейсянь, Чандэ, а также порты Вейхайвей. Жичжао и Лункоу. Крупные успехи были достиг­нуты в районе Пекин-Суйюаньской железной дороги и в райо­нах Тайюаня, Кайфына, Баодина.

Согласно коммюнике генерального штаба народно-освобо­дительных войск, ежемесячные потери гоминдановских армий в первой половине 1948 г. составляли более 100 тыс. человек. В некоторые месяцы эта цифра значительно повышалась.. В июле гоминдановские потери превышали 300 тыс. солдат и офицеров, не считая раненых. В плен было взято 204 тыс., убито 92 тыс., много перешло на сторону народных сил. Среди пленных, взятых в июле, было 62 генерала и полковника, в том числе несколько командующих армиями.

За впемя с июля 1947 г. по июнь 1948 г. потери гоминданов­ских войск, по данным штаба Народно-освободительной армии, превысили 1 500 тыс. человек (в том числе 950 тыс. пленных).

Кроме боевых потерь — 2 600 тыс. человек за два года — в гоминдановской армии за этот же срок было около 400 тыс. дезертировавших из неё, а всего потери гоминдановцев составили до 3 млн. человек(7). В результате гоминдановская армия, несмотря на новые пополнения, сократилась за два года (с лета 1946 г. до лета 1948 г.) с 4,5 млн. до 3,7 млн. человек. За по­следний год (июль 1947 г.—июнь 1948 г.) потери народно-освободительных войск составили 450 тыс. человек и за два года — с июля 1946 г. — 800 тыс. солдат и офицеров.

Но за этот же период Народно-освободительная армия чис­ленно увеличилась с 1,2 млн. человек (в июне 1946 г.) до 2,8 млн. человек за счёт огромного притока добровольцев(8). Только из числа пленных гоминдановских солдат и офицеров около 60 % всех взятых в плен, т. е. около 1 млн. человек, всту­пили в ряды народно-освободительных войск. Это была боль­шая политическая победа китайской народной демократии.

В целом вооружённые силы демократии за два года войны серьёзно возросли. Имел место также качественный рост Народно-освободительной армии — в отношении выучки войск, повышения военного руководства, качества и количества воору­жения (в значительной мере за счёт трофеев), политической сознательности бойцов. Вооружённые силы гоминдана выдыха­лись, выдыхался и весь политический режим реакции.

В августе и первой половине сентября 1948 г. на фронтах гражданской войны наступила своего рода «стратегическая пауза». Значительных военных действий не было. Всё же в августе потери гоминдановцев составили 45 тыс. человек.

В начале сентября реакционная печать Китая, ссылаясь на «авторитетные источники», уверяла, что скоро «правительст­венные войска» начнут «всеобщее наступление». На некоторые участки фронта были переброшены вновь сформированные и обученные американцами войска. В важнейшие стратегиче­ские пункты начало прибывать в большом количестве получен­ное из Соединённых Штатов по «плану Маршалла» вооружение. Много надежд реакционеры возлагали на проведённую в авгу­сте в гоминдановских областях «денежную реформу». В об­щем реакция в Китае немного воспрянула духом; гоминданов­ские главари вновь начали пророчествовать о «скором уничто­жении китайских коммунистов».

Осенью 1948 г. действительно наступил резкий поворот в ходе гражданской войны в Китае; он оказался, однако, не в пользу реакции. С середины сентября народно-освободи­тельные войска начали развёртывать столь крупные и успеш­ные наступательные операции, что зашаталось, а затем и рухнуло всё здание реакции в Китае.

16 сентября 1948 г. народно-освободительные армии пере­шли в решительное наступление на Цзинаньский укреплённый район. Через восемь дней гоминдановское командование вынуждено было описать в графу потерь 100 тыс. войск, соста­вивших гарнизон этого района. Овладение этим весьма важ­ным стратегическим районом было облегчено в результате восстания гоминдановской армии, находившейся под командо­ванием генерала У Хуа-веня. Эта армия во главе со своим командующим, в составе 20 тыс. человек, перешла на сторону демократических сил. В Цзинани было взято много трофеев. За исключением убитых в бою, вся группа гоминдановских войск во главе с командующим генералом Ван Яо-у, губерна­тором Шаньдуна, попала в плен.

Падение гоминдановской твердыни — Цзинани пошатнуло гоминдановские фронты в соседних провинциях Северного Китая.

В начале октября народно-освободительные войска пере­шли в наступление на другом фронте — на Цзиньчжоуский укреплённый район, расположенный на Тяньцзинь-Мукденской железной дороге.

После ряда сражений и ожесточённой решительной атаки 15 октября был освобождён город Цзиньчжоу — центр всего укреплённого района, господствовавшего над подступами из Северного Китая в Маньчжурию, и важнейшая авиабаза в Северном Китае и Южной Маньчжурии. Группировка гоминда­новских войск численностью около 100 тыс. человек была ликви­дирована. После такого исхода боёв в районе Цзиньчжоу гомин­дановские войска оказались отрезанными в Маньчжурии и поте­ряли надежду вырваться оттуда. Чанчуньский гарнизон, пытав­шийся прорваться к Мукдену, был разгромлен, остатки войск сложили оружие. 19 октября над Чанчунем, бывшей столицей Маньчжоу-го, развевались уже знамёна Народно-освободитель­ной армии. Вслед за тем судьба чанчуньского гарнизона по­стигла и группировку, сконцентрированную в районе Мукдена. Главные силы этой группировки ещё во время боёв за Цзинь­чжоу пытались соединиться с Цзиньчжоуской группой гомин­дановской армии. Это им не удалось, и 28 октября эти основные силы мукденской группировки в составе 12 дивизий (около 120 тыс. человек) в результате мощного удара народно-осво­бодительных войск были уничтожены в районе Дагушаня — на полпути между Мукденом и Цзиньчжоу. После этого части 53-й армии, оборонявшей Мукден, перешли на сторону народ­но-освободительных войск. Порт Инкоу, захваченный перед тем гоминдановцами, был освобождён 4 ноября. Разрозненные остатки других соединений были уничтожены или капитулиро­вали. Лишь небольшое количество гоминдановских войск успело эвакуироваться морем из Инкоу. Командующему гомин­дановскими войсками в Маньчжурии генералу Вэй Ли-хуану удалось бежать на самолёте, но почти все его генералы частью попали в плен, частью были убиты, «Битва за Маньчжурию», продолжавшаяся свыше двух с половиной лет, завершилась блестящей победой демократиче­ских сил, возглавляемых коммунистической партией Китая.

В ходе боёв за Маньчжурию гоминдановское командование израсходовало свои «отборные» войска, огромное количество вооружения, транспортных средств и других ресурсов. Среди попавших в плен или уничтоженных во время последних, решающих сражений находились войска 1-й, 6-й, 7-й и 8-й «новых армий», обученных американцами и оснащённых аме­риканским вооружением.

Исход боёв за Маньчжурию оказал решающее влияние на военное положение во всём Китае. Вторгнувшись в Маньчжу­рию с юга, из Северного Китая, гоминдановские армии создали в 1946 г. в Южной Маньчжурии большой плацдарм в виде треугольника, широкое основание которого, с одной стороны, соприкасалось с границей Кореи, а с другой — вдавалось глу­боко в провинцию Жэхэ. Остриё этого треугольника-клина было угрожающе нацелено в сторону Харбина и достигло уже северного берега среднего течения реки Сунгари. На маньчжур­ском плацдарме были сосредоточены лучшие гоминдановские войска, включавшие мото-механизированные и бронетанковые соединения. Почти вся военная авиация была брошена в Мань­чжурию. 1-я и 6-я армии, обученные и оснащённые американ­цами, считались лучшими среди гоминдановских вооружённых сил. Гоминдановские генералы, располагая преобладающими силами, уверяли, что вся Маньчжурия у них уже «в кармане».

В результате ряда контрнаступлений народно-освободитель­ных войск гоминдановский клин в Маньчжурии уже к осени 1947 г. потерял форму треугольника. Он был резко сужен у своего основания и приобрёл вид длинного коридора, протя­нувшегося вдоль железной дороги Шаньхайгуань — Мукден — Чанчунь. Несмотря на создавшееся невыгодное стратегическое положение, гоминдановцы стремились сохранить свои позиции даже у вершины клина-коридора — у реки Сунгари.

Осенью и зимой 1947/48 г. народные войска в ожесточён­ных боях рассекли коридор на изолированные плацдармы, а затем приступили к их ликвидации. В марте 1948 г. были ликвидированы два из этих плацдармов — гириньский и сыпин-гайокий. С тех пор у гоминдановцев в Маньчжурии остались только чанчуньский и мукденский плацдармы. Только Мукден-ский укреплённый район сохранял связь с гоминдановскими силами в Северном Китае через порт Хулудао, а также по коридору вдоль Мукден-Шаньхайгуаньской железной дороги. Этот коридор неоднократно подвергался атакам народно-осво­бодительных армий. Лишь подбрасывая всё новые и новые силы из Китая, гоминдановское командование восстанавливало здесь сообщение с Мукденом. Отдалённость маньчжурского театра военных действий от основных баз причиняла гоминдановским силам большие затруднения, ставила их в весьма невыгодное стратегическое положение. Маньчжурия высасы­вала из гоминдановской армии все силы. И всё же лидеры гоминдана даже после потери Гириня и Сыпингая, признавая, что положение в Маньчжурии для них «почти безнадёжно», заявляли, что «любой ценой» .следует удержаться в Маньч­журии.

Чем объяснялось это стремление зацепиться хотя бы за кусок маньчжурской территории?

Гоминдановские генералы руководствовались следующими мотивами:

Во-первых, им было ясно, что полное изгнание гоминданов­ских войск из Маньчжурии означало бы весьма сильный удар по политическому престижу реакционной клики. Отсюда как неизбежных последствий они опасались дальнейшего быстрого падения боеспособности гоминдановских войск, массовых пере­ходов солдат и офицеров на сторону народно-демократических сил, обострения междоусобицы в рядах самой реакции, нового мощного подъёма борьбы народных масс в гоминдановских областях против режима реакции.

Во-вторых, они понимали, что полное очищение Маньчжу­рии от реакционных вооружённых сил означает создание необ­ходимых предпосылок для превращения этого обширного края в несокрушимый бастион народной демократии в Китае. Мань­чжурия — область Китая с наиболее развитой промышленно­стью и железнодорожной сетью. Этот край является также житницей Китая. В мирное время он имел обычно большие излишки зерна и других сельскохозяйственных продуктов. Не­смотря на огромные военные разрушения, экономический потен­циал Маньчжурии оставался довольно значительным. Органы народно-демократической власти показали, каких поразитель­ных успехов они достигают в области восстановления промыш­ленности и сельского хозяйства повсюду, где они имеют воз­можность организовать производство и поставить дело народ­ного образования. Не допустить укрепления народной демокра­тии в Маньчжурии, держать её 40-миллионное население под непосредственной военной угрозой — такова была одна из целей, которые преследовало гоминдановское руководство, цепляясь за Мукден и Чанчунь.

В-третьих, с точки зрения американских милитаристов, военных советников гоминдановских генералов, Маньчжурия — важный и весьма удобный плацдарм в случае агрессии против Советского Союза. Они и стремились руками китайской реак­ции овладеть Маньчжурией.

В-четвёртых, расходуя огромные силы и средства в Маньч­журии, гоминдановские «стратеги» расшатали свои фронты в Северном Китае. Этим «стратегам» стало ясно: дело дошло уже до того, что полный крах реакционных войск в Маньчжурий может повлечь за собой крах других гоминдановских фрон­тов. Они поняли, что отдельные звенья в цепи фронтов находи­лись в тесной взаимозависимости и прорыв одного важного звена создавал смертельную опасность для всей ослабевшей стратегической системы реакции к северу от Янцзы.

Таковы обстоятельства, побуждавшие американо-гоминда­новское командование с таким упрямством цепляться за Маньч­журию.

Недооценивая силы противника, гоминдановское командо­вание разбросало свои войска на обширной территории, в от­дельных стратегических центрах и на коммуникациях среди крайне враждебного населения. Гоминдановцы без конца перебрасывали войска из одного угрожаемого района в дру­гой, в частности из Северного Китая в Маньчжурию и обратно, применяя, по образному китайскому выражению, «стратегию собаки, которая непрерывно вертится, пытаясь поймать свой хвост».

Одновременно с разгромом в Маньчжурии гоминдановские войска продолжали терпеть поражения на других фронтах. Во второй половине октября 1948 г. Народно-освободительной армией были освобождены Чженчжоу и Кайфын на Лунхай-ской железной дороге, большая часть Бейпин-Суйюаньской железной дороги. 15 октября гоминдановцы были выброшены из порта Чифу в Шаньдуне. Вся провинция Шаньдун, за исклю­чением военно-морской базы Циндао, где были расположены американские войска, перешла под контроль народно-демокра­тических сил. Были одержаны успехи также на подступах Ичана, Сианя, Тайюаня и в других стратегических районах.

После того как в начале ноября была освобождена Маньч­журия, наступление народных войск развивалось ещё быстрее. В первой половине ноября был занят порт Хулудао и освобож­дён город Чэндэ — столица провинции Жэхэ. Народно-освобо­дительная армия усилила нажим на Гуйхуа, Тайюань, Баодин и весь Бейпин-Тяньцзиньский район. Город Баодин, админи­стративный центр провинции Хэбэй, был освобождён 19 ноября.

С 9 ноября развернулось большое сражение в районе желез­нодорожного узла и важного стратегического центра города Сюйчжоу. Укреплённый район Сюйчжоу — ключ ко всему ниж­нему течению реки Янцзы, где была расположена столица гоминдановского Китая Нанкин и главный порт Китая Шанхай. Гоминдановское командование сосредоточило в этом районе более полумиллиона своих войск, направило туда свои мото-мехчасти под командованием сына Чан Кай-ши — Чан Вэй-го, прошедшего политическую и военную выучку у немецких фашистов. Вся имевшаяся у гоминдановцев авиация была бро­шена на помощь войскам, которые к середине ноября уже ока-зались в окружении, Несмотря на отчаянные усилия, вооружённые силы реакции и весь гоминдановский режим к началу 1949 г. стояли уже перед катастрофой.

В Северном Китае продвигавшимися из Маньчжурии вой­сками Народно-освободительной армии были заняты город Таньшань и Кайланские угольные копи (гоминдановцы даже не успели причинить им ущерба), город Калган, административ­ный центр провинции Чахар, и ряд других пунктов. В руках гоминдановского генерала Фу Цзо-и к началу 1949 г. остава­лись лишь изолированные осаждённые города Гуйхуа, Датун, Бейпин, Тяньцзинь, Тангу и некоторые другие.

В районе Сюйчжоу — Бэнпу, на подступах к нижнему тече­нию Янцзы, в ноябре — декабре 1948 г. с каждой стороны постепенно втянулось в боевые действия до миллиона войск. Хотя Чан Кай-ши подбрасывал сюда последние резервы, сни­мая часть войск даже из Ганьсу и Синьцзяна, его армии таяли, как весенний снег. Гоминдановские войска, то и дело попа­дая в окружение Народно-освободительной армии, частично уничтожались, частично сдавались в плен или переходили на сторону народных сил. После ожесточённого сражения 1 де­кабря был освобождён Сюйчжоу; центр укреплённого района Бэнпу был взят 16 января 1949 г., и во второй половине января 1949 г. Народно-освободительная армия широким фронтом вышла к нижнему течению Янцзы.

Подвергавшимся ожесточённым атакам, окружённым в Тангу, Тяньцзине и Бейпине войскам Фу Цзо-и были нанесены сильные удары в январе. Тяньцзинь и Тангу были взяты с бою (15 января), а главные силы во главе с Фу Цзо-и капитулиро­вали в Бейпине. 31 января 1949 г. в Пекин торжественно всту­пила Народно-освободительная армия.

Вслед за тем на фронтах гражданской войны наступило затишье, во время которого по предложению гоминдана шли переговоры о прекращении военных действий и о капитуляции гоминдановского правительства. Хотя представители этого правительства согласились на предложения, выдвинутые Китайской компартией («восемь условий» Мао Цзэ-дуяа), но они были отвергнуты гоминдановской верхушкой. Гоминда­новцы использовали прекращение активных военных действий на фронтах для попытки создать оборонительную линию по реке Янцзы; они надеялись удержаться там, используя эту мощную водную преграду.

Надежды китайских реакционеров и империалистов не оправдались. В ночь с 20 на 21 апреля Народно-освободитель­ная армия устремилась через Янцзы. Гоминдановская оборона была сметена, и важнейшие военно-стратегические, политиче­ские и промышленные центры китайской реакции и американ­ского империализма в Китае пали один за другим. В течение полутора месяцев активных боевых действий были освобождены: Нанкин — столица Гоминдановского Китая (23 апреля), Шанхай — важнейший промышленный и торговый центр с 6-миллионным населением (27 мая), Ухань, объединяющий три города в среднем течении Янцзы (16—17 мая), столицы провинций — Аньцин, Чженьцзян, Ханьчжоу, Наньчан (по­следний — 23 мая). На севере была освобождена столица провинции Шаньси крепость Тайюань, где войска Янь Си-шаня длительное время выдерживали осаду. В Тайюани было взято в плен более 75 тыс. гоминдановских войск. Столица провинции Шэньси город Сиань, штаб-квартира генерала Ху Цзун-наня, также перешла в руки Народно-освободительной армии (20 мая).

В короткий срок (приблизительно за полтора месяца) была освобождена новая территория с населением около 100 млн. человек. Владычеству реакции и империализма в Китае при­ходил конец. Особенно ярко символизировало конец империа­листического господства в Китае и наступление эры националь­ной независимости освобождение Шанхая — этого главного бастиона империалистического засилья в Китае, а также оево>-бождение Циндао (2 июня), города, в разное время на про­тяжении 50 лет захватывавшегося то германскими, то япон­скими, а затем американскими империалистами.

После перерыва, занявшего большую часть июня и июля, Народно-освободительная армия возобновила активные опера­ции и.4 августа освободила город Чанша, столицу провинции Хунань, затем Фучжоу (17 августа), столицу провинции Фуц-зянь, Ланчжоу (26 августа), столицу провинции Ганьсу, Синин, столицу провинции Цинхай. Были заняты также город Ичан, командующий над подступами к Сычуани, Тяныпуй — в Ганьсу и другие важные пункты.

К лету 1949 г. произошло ещё более резкое, чем раньше, изменение в соотношении вооружённых сил реакции и демокра­тии в Китае. Гоминдановские вооружённые силы, включая нерегулярные части, насчитывали к июлю 1949 г. лишь около 1,5 млн. солдат и офицеров. Народно-освободительная армия имела в своих рядах не менее 3,5 млн. человек. Американское вооружение, в изобилии направляемое гоминдановскому пра­вительству, в подавляющей своей части попало в виде трофеев в руки демократических войск. Эти войска в 1949 г. были уже несравненно лучше вооружены, чем гоминдановцы. Они стали получать гораздо больше вооружения и из собственных источ­ников снабжения: в их руках оказались почти все арсеналы Китая.

По данным главнокомандующего Народно-освободительной армией генерала Чжу Дэ, в ходе почти четырёхлетней граждан­ской войны, развязанной гоминдановскими лакеями американ­ского империализма, Народно-освободительная армия Китая разгромила войска китайской реакции общей численностью более 8 070 тыс. человек, из которых более 1 770 тыс. человек восстало или перешло на сторону народа. Народно-освободи­тельная армия истребила или взяла в плен 1 668 высших офи­церов гоминдановской армии; были захвачены трофеи: артил­лерийских орудий — 50 тыс., пулемётов — более 300 тыс., тан­ков и броневиков — свыше 1 тыс., автомашин — более 20 тыс. и огромное количество другого оружия и снаряжения(9).

Американские империалисты были крайне раздражены про­валом их марионеток в Китае. Государственный секретарь Ачесон, отвечая ряду сенаторов на их требования увеличить военную помощь гоминдановскому правительству, заявил в ап­реле 1949 г., что США прекратят оказание помощи гоминдану, так как почти все американские поставки, направленные ему, попали в руки коммунистов. Правительство США опублико­вало летом 1949 г. «Белую книгу» в оправдание своей поли­тики интервенции в Китае, в которой раскрывает ряд секрет­ных документов и фактов, показывающих, какая огромная и всесторонняя помощь была оказана Соединёнными Штатами гоминдану. Всю вину за «катастрофу» в Китае оно сваливает на гоминдановских лидеров(10).

Но в этой же «Белой книге» опубликовано письмо государ­ственного секретаря Ачесона на имя президента Трумэна, в котором он констатирует некоторые горькие истины, познан­ные им в результате провала американской интервенции в Китае. «Неприятный, но несомненный факт, —признаётся Ачесон, — заключается в том, что зловещий результат граждан­ской войны в Китае находится вне контроля правительства Соединённых Штатов. Всё, что наша страна сделала и могла сделать в разумных пределах, не изменило бы этого резуль­тата. Это продукт внутренних китайских сил, на которые наша страна пыталась влиять, но безрезультатно. Решение созрело в самом Китае. В настоящее время мы должны считаться с тем, что есть на самом деле».

Ачесон раскрывает карты, объясняющие, почему американ­ский империализм не применил в Китае прямую вооружённую интервенцию с участием в широком масштабе американских войск. «Американский народ,— сетует Ачесон,—осудил бы политику, во исполнение которой американская армия взяла бы на себя бремя открытой военной интервенции в Китае с участием всех родов сухопутных войск, флота и авиации на стороне правительства, утратившего всякое доверие народа»(11).

Но причина поражения реакционных и империалистиче­ских сил в Китае заключается не только в неспособности, жадности, разложении, никчёмности деятелей китайской реак­ции. В поражении сил реакции и империализма и в победе сил Демократии, прогресса, социализма сказывается непреложная историческая закономерность. Это путь развития человече­ского общества.

Победа народных сил Китая, возглавляемых коммунисти­ческой партией, является одним из проявлений этой законо­мерности. Весной 1946 г. товарищ Сталин указывал:

«Рост влияния коммунистов нельзя считать случайностью. Он представляет вполне закономерное явление»(12).

(1) См. «Правда», 22 июня 1946 г.

(2) Eldridge, op. cit., p. 145.

(3) См. «Правда», 15 сентября 1946 г.

(4) См. «Правда», 5 августа 1946 г.

(5) «Правда», 16 сентября 1946 г.

(6) «Правда», 27 июня 1946 г.

(7) См. «Синьхуа», 14 ноября 1948 г.

(8) См, там же.

(9) См. «Народный Китай», т. IV, № 1—2, июль 1951 г., стр. 27.

(10) «United States Relations with China», Washington 1949, p. XIV.

(11) Ibid., p. XV—XVI.

(12) Я. В. Сталин, Интервью с корреспондентом «Правды» относительно речи г. Черчилля 13 марта 1946 г., Госполитиздат, 1946, стр. 12.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю