Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

4. Демократические преобразования в освобождённых областях Китая во время гражданской войны

Новые исторические силы то тут, то там неудержимо про­рывают оболочку старого мира. Они разбивают, сокрушают и сметают со своего пути сопротивление всего старого, отжив­шего, они деятельно и властно создают новое, более совершен­ное человеческое общество.

Это видно и в Китае, где народные массы с неодолимой силой прорвали фронт империализма. Именно в Китае, где давление империализма было исключительно сильно, особенно ярко обнаружилось, как быстро и с какой твёрдой решимостью народные массы прокладывают дорогу к новой жизни, к более высокому общественному строю.

Натиск американской финансовой олигархии, политическая и военная интервенция американского империализма, бешеные атаки китайской помещичье-компрадорской реакции не в со­стоянии были сломить титанически упорное и беззаветно смелое наступление народно-освободительных сил Китая, двинувшихся в бой под руководством коммунистической партии.

За годы, истекшие после поражения блока фашистских агрессоров, окончательно определились пути развития Китая. Эти годы поистине явились переломным этапом в истории стра­ны. В короткий срок для китайского народа стало ясным, что перед ним имеются только два пути — третьего не дано.

Поняв это, китайский народ решительно стал на сторону коммунистической партии. Он вступил на путь завоевания на­циональной независимости, на путь освобождения своей страны от империалистических и феодальных оков, на путь борьбы за коренные демократические преобразования. Китайский народ быстро продвигался вперёд по этому пути. Уже к концу 1948 г. демократические освобождённые области охватывали террито­рию приблизительно в 2,6 млн, кв. км с населением в 170 млн. человек. К августу 1949 г. была освобождена уже территория в 3 млн. кв. км с населением в 300 млн. человек.

Каковы же принципы, за которые китайский народ вёл свою титаническую борьбу против чёрных сил внутренней реакции и иностранного империализма? Каковы .основы той политиче­ской программы, которая привела в движение многомиллион­ные массы и которая осуществлялась уже во время граждан­ской войны на освобождённой территории?

Из всего населения Китая почти в 470 млн. человек около 370 млн. к началу второй мировой войны добывали сред­ства существования в сельском хозяйстве. Однако большинство сельского населения испокон веков не имело земли — это арен­даторы, батраки и бродячие кули. Одних только батраков и батрачек, бродячих кули насчитывалось в Китае перед войной около 50 млн. Безземельных арендаторов и полуарендаторов было с членами семей около 200 млн. Условия существования безземельного сельского населения были чрезвычайно тяжелы. Бедняки и середняки, номинально владевшие собственными клочками земли, также постоянно жили впроголодь, почти все­гда находясь на грани полного разорения и под угрозой голод­ной смерти.

Причина такого положения ни для кого не являлась тайной: около трёх четвертей всей обрабатываемой земельной площади в Китае принадлежало помещикам и богатым крестьянам — кулакам, вместе составлявшим до 10% всего сельского насе­ления. Эти землевладельцы сдавали в аренду безземельным крестьянам большую часть своих угодий небольшими участка­ми, на кабальных полуфеодальных условиях. Крестьяне-арен­даторы вынуждены были отдавать помещику или кулаку в счёт арендной платы от 50 до 70% урожая. Мелкие крестьяне-соб­ственники также были закабалены помещиками и ростовщи­ками.

Картина полукрепостного положения, эксплуатации китай­ского крестьянства становится ещё более полной, если учесть, что административная и судебная власть обычно также нахо­дилась в руках помещиков. В результате дикого произвола помещиков более 70% трудовых доходов крестьян в гоминда­новском Китае переходило в руки помещиков в виде арендной платы, налогов, поборов и т. п. Каждый шаг жизни китайского крестьянина наглядно свидетельствовал о господстве феодаль­ных пережитков в аграрном строе страны.

Более того, в гоминдановском Китае даже и после второй мировой войны существовало рабство. Помещики за долги от­бирали у крестьян дочерей, обращали их в своих наложниц и рабынь. Они покупали также молодых мужчин, отправляли их вместо своих сыновей в армию. Этот метод дополнялся практи­куемым гоминдановскими офицерами приёмом, как во времена классического феодализма, похищать мужчин в деревнях и на улицах городов и зачислять их в армию Чан Кай-ши.

Даже американская печать вынуждена была отметить ужасы рабства в Китае. Корреспондент газеты «Нью-Йорк геральд трибюн» в статье, посвяшённой рабству в гоминданов­ском Китае, писал в 1947 г.: «В Шанхае, как и во всех областях Китая, находящихся под властью правительства Чан Кай-ши, всё ещё распространено самое подлинное рабство. В 1944 и 1945 гг. я сам наблюдал сотни случаев работорговли».

Указывая на ужасные условия жизни рабов, корреспондент отмечал, что нередки случаи, когда рабовладельцы, в частно­сти помещики, избивают своих рабов до смерти, при этом за убийство раба на владельца накладывается лишь денежный штраф. Корреспондент указывал, что в некоторых провинциях, например в Гуандуне, рабы продавались на вес — по 6 долл. за кэтти (китайский фунт)(1).

Учитывая все обстоятельства, товарищ Сталин говорил, что империализм в Китае и «есть та сила, которая поддерживает, вдохновляет, культивирует и консервирует феодальные пере­житки со всей их бюрократически-милитаристской над-стройкой»(2).

Официальные данные гоминдановского правительства сви­детельствуют о том, что докапиталистические аграрные отно­шения в гоминдановском Китае за время войны с Японией ещё более развились и увеличился гнёт феодальных пережитков(3). Вследствие этого многие крестьяне-труженики сбрасывали лямку помещичьей неволи и покидали свои деревни. Многие из них влились в ряды партизан.

Народная демократия Китая, возглавляемая компартией, поставила одной из основных задач — покончить с гнётом до­капиталистических отношений в аграрном строе Китая, осуще­ствить аграрную революцию.

В аграрной программе, разработанной коммунистической партией Китая и принятой Общенациональной крестьянской конференцией демократических областей в сентябре 1947 г., были воплощены принципы первого этапа этой революции. Согласно этой программе, права на владение землёй помещи­ков, храмов, монастырей и других крупных землевладельцев аннулируются. Помещики ликвидируются как класс. Конфис­куются также излишние земельные угодья кулаков, сдающих земли в аренду и прибегающих к полуфеодальной эксплуата­ции. Земля передаётся безземельным — батракам, арендато­рам, а также малоземельным крестьянам — и становится соб­ственностью каждого получившего её. Долги крестьян поме­щикам и ростовщикам аннулируются. Скот, инвентарь, построй­ки помещиков и излишки имущества крупных кулаков распре­деляются среди крестьян.

Эти коренные аграрные преобразования осуществлялись в освобождённых областях. Например, в четырёх маньчжурских провинциях — Сунцзян, Хэйлунцзян, Хэцзян, Нуньцзян (старое административное деление) среди батраков, арендаторов и бедняков(4) были распределены десятки миллионов му земли, 408 тыс. коров и Лошадей и т. д. В шести провинциях Маньчжу­рии после проведения земельных преобразований крестьянами было сразу поднято 6 млн. му, т. е. около 400 тыс. га це­лины.

Органы народной власти в освобождённых областях, все­мерно содействуя скорейшему осуществлению аграрных пре­образований, заботились также о том, чтобы были обеспечены интересы средних крестьян, которые составляли около 20% земледельческого населения, сельской интеллигенции и других трудовых элементов. Средние крестьяне вовлекались в работу крестьянских союзов и органов власти демократических обла­стей. Народная власть заботилась также о том, чтобы солдаты и офицеры Народно-освободительной армии получили свою долю земли.

Самая широкая помощь оказывалась органами народной власти крестьянским союзам в снабжении посевным материа­лом, приобретении и ремонте инвентаря и т. п. Особенно боль­шую помощь в этом отношении приходилось оказывать кре­стьянам в районах, подвергшихся гоминдановской оккупации и полностью разорённых. Правительство освобождённой обла­сти Шаньеи-Чахар-Хэбэй в 1948 г. предоставило крестьянам кредиты в размере 50 млрд. долл. Это же правительство вы­дало крестьянам области в виде ссуды 18 тыс. т посевного зерна. Крестьяне, рыбаки и ремесленники на северном побе­режье Шаньдуна, ограбленные гоминдановцами, получили ссуды от правительства освобождённой области в размере 550 млн. долл. В уезде Мачэн (провинция Хубэй) после из­гнания гоминдановских войск демократическое правительство распределило среди крестьян зерно, награбленное крупным местным помещиком, бывшим губернатором Хубэя Сяо Доу-ином. Дворец этого феодала был передан крестьянскому союзу.

Разумеется, в освобождённых областях уничтожались раб­ство, различные формы закрепощения женщин, ликвидирова­лась неграмотность крестьян и т. д.

Национальная независимость, уничтожение всех привиле­гий империалистических держав, нарушающих суверенитет Китая, — был другой важнейший принцип, который народная демократия решительно осуществляла в освобождённых обла­стях. Выступая за объединение страны, за освобождение её от гнёта американского империализма, народная власть демокра­тического Китая провозгласила: «Руки прочь от независимого Китая!»

В блок предателей нации наряду с реакционными помещи­ками входил компрадорский капитал. Компрадоры-монополи­сты выступали как злейшие враги китайского народа. Поэтому китайская народная демократия провозгласила третьим важ­нейшим принципом своей политической программы конфискадню так Называемого бюрократического капитала, возглавляе­мого крупнейшими китайскими плутократами — компрадорами, и передачу его под контроль нового, демократического госу­дарства.

Контролируя и ограничивая прибыли и эксплуататорские тенденции частных предпринимателей, народная власть в осво­бождённых областях вместе с тем покровительствовала закон­ной деятельности промышленников и торговцев, не выступав­ших против народной демократии.

Создавая органы народной власти освобождённых областей Китая, народная демократия руководилась принципом: верхов-ная власть принадлежит народу. Этот основной закон демокра­тии строго соблюдался в освобождённых областях при выборах органов управления.

Активным и пассивным избирательным правом пользовались все лица, достигшие 18-летнего возраста, независимо от пола, национальности, религиозной принадлежности, образования. Не допускались к участию в выборах только лица, лишённые гражданских прав или находившиеся под судом по обвинению в измене нации, а также душевнобольные. Выборы как сель­ских, уездных, так и областных органов власти проводились на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании. Лишь в тех районах, где народная власть существовала в особых, нелегальных условиях, где она вынуж­дена была скрываться от гоминдановских войск и полиции, проводились косвенные выборы. Разумеется, в освобождённых демократических областях народные массы пользовались под­линной свободой собраний и организаций, свободой слова и печати, свободой вероисповедания.

Органы народной власти в освобождённых областях оказы­вали всяческое содействие массовым народным организациям— профессиональным и крестьянским союзам, женским и моло­дёжным ассоциациям. 80% рабочих и служащих летом 1948 г. в освобождённых областях являлись членами профессиональ­ных союзов. Массовые организации были крепкой опорой на­родной власти. Совместно с коммунистической партией, идейно-политическим вождём народа, и другими демократиче­скими организациями — Демократической лигой, студенческими союзами, торговыми палатами — они участвовали в выборах де­легатов на уездные, провинциальные и областные народные съезды и в выборах постоянно действующих органов народной власти.

Народная власть в Китае успешно осуществляла принципы народной демократии, которые на основе ленинско-сталинского учения были применительно к полуколониальной стране выдви­нуты вождём Китайской коммунистической партии Мао Цзэ-дуном. В своей речи в конце 1947 г. на пленуме ЦК КПК и в выступлениях 1949 г. Мао Цзэ-дун развил и дополнил эти принципы в соответствии с новой политической обстанов­кой, разъяснил способы их практического осуществления.

Как заявлял Мао Цзэ-дун, народно-демократическая рево­люция в Китае имеет целью демократизацию и объединение страны, завоевание полной национальной независимости и пре­вращение Китая из страны отсталой, аграрной и полуфеодаль­ной в страну с развитой промышленностью и цветущей культу­рой. Эта революция объединяет под своим знаменем рабочих и крестьян, интеллигенцию, мелкую и национальную буржуа­зию. Свержение реакционного, антинационального правитель­ства гоминдана и создание демократического коалиционного правительства, представляющего все прогрессивные силы стра­ны и выражающего волю народных масс, являлись ближайшей задачей этой народно-демократической революции.

В своей работе, написанной в связи с 28-й годовщиной (1 июля 1949 г.) первого съезда Китайской компартии, Мао Цзэ-дун заявил, что в государстве народной демократии «необ­ходимо развивать мощную промышленность с государственны­ми предприятиями»(5) в качестве основной составной части.

Народно-демократическая власть в освобождённых обла­стях обеспечивала твёрдое руководство рабочего класса, про­водила политику прочного союза пролетариата и крестьянства, вовлекала в единый народный фронт мелкую и национальную буржуазию. В условиях резкого обострения кризиса колониаль­ной системы империализма, когда явно происходил распад этой системы, китайский рабочий класс сумел привлечь на свою сторону полупролетарские элементы города и деревни и, уста­новив прочный союз со средним крестьянством и поддерживая единый национальный революционный фронт с городской мел­кой и национальной буржуазией, сумел объединить все про­грессивные элементы страны для активного участия в движе­нии, сумел сломить сопротивление компрадорской буржуазии, феодалов и империалистов, возглавляемых американской фи­нансовой олигархией.

Народная власть в освобождённых областях Китая в своей деятельности широко опиралась на народ, будила инициативу масс, помогала развитию их активности, привлекала к участию в политической и культурной жизни самые широкие слои насе­ления.

В своём гениальном труде о перспективах революции в Ки­тае товарищ Сталин в 1926 г. указал, что необходимо «поднять среди пролетариев Китая чувство силы и чувство своего до­стоинства и сделать их способными к руководству революцион­ным движением»(6). Китайская компартия под руководством Мао Цзэ-дуна разрешила эту задачу.

На кооперативных и частных предприятиях, как и на пред­приятиях, находившихся под управлением органов народной власти, создавались рабочие комитеты. На государственных и муниципальных предприятиях рабочие комитеты под руковод­ством управляющих уже деятельно участвовали в разрешении вопросов охраны труда, снижения себестоимости производства, увеличения продукции, повышения её качества, приобретения сырья, выполнения плана в целом.

Рабочие демократического Китая проявляли на производ­стве огромный энтузиазм. Благодаря самоотверженному труду рабочих и хорошей организации производства в освобождённых областях быстро восстанавливалась промышленность.

Когда Муданьцзянские копи перешли в руки народной вла­сти, на них добывалось всего 9 т угля в сутки. В январе 1948 г. эти копи давали уже 1 380 т в сутки. Каждый шахтёр на этих копях стал вырабатывать в среднем 4 т угля в день, т. е. вдвое больше, чем в годы японской оккупации. Более 200 шахтёров занимали уже в 1948 г. на этих копях различные должности в административном аппарате.

Тысячи передовых рабочих в Маньчжурии, Северном и Цент­ральном Китае уже в конце 1948 г. выполняли ответственную руководящую работу на железных дорогах, на угольных ко­пях, на крупных заводах и фабриках, перешедших в руки де­мократических органов власти. Под контролем этих органов находилась вся железнодорожная сеть Маньчжурии, насчиты­вающая 12 тыс. км (почти половина всей железнодорожной сети Китая). К началу 1948 г. сообщение было восстановлено на линиях общим протяжением до 7 тыс. км. Большая часть железных дорог Собственно Китая к осени 1949 г. также была уже под контролем народно-демократической власти.

Во многих крупных городах, освобождённых лишь в конце 1948 и в начале 1949 г., как, например, в Мукдене, Тяньцзине, Бейпине, промышленность к июлю 1949 г. была полностью вос­становлена(7). Возобновили работу и такие предприятия, кото­рые бездействовали при гоминдановцах и во время японской оккупации. Органы народной власти предоставляли кредиты, сырьё и давали заказы не только государственным, но и многим частным предприятиям, ставя своей задачей наиболее быстрое использование всех производственных возможностей. Частные предприятия получали 20—30% всех предоставленных зай­мов.

В народно-демократическом Китае продолжали работать и те иностранные предприятия, которые соблюдали законы, и проявляли намерение лойяльно сотрудничать с новой, револю­ционной властью. Среди этих действующих предприятий были и Кайланские угольные копи, получившие заём и крепёжный Лее от народно-демократических ЁЛастей. К маю 1949 г. северо­китайские власти урегулировали конфликт между администра­цией копей и рабочими. Администрация не выплатила рабочим заработной платы с декабря 1948 г., ссылаясь на то, что на складах скопилось более 1 млн. т добытого угля, который нельзя вывезти и продать из-за нехватки подвижного состава. По предложению народно-демократических властей админи­страция копей обязалась выплатить всю задержанную зара­ботную плату и решительно улучшить условия охраны труда. Народные власти обещали предоставить подвижной состав для вывоза ежедневно до 10 тыс. т угля.

Быстро развивали добычу угля многие национализирован­ные угольные копи. Угольные копи Цзяодао, которые до осво­бождения выдавали лишь 150 г в сутки, в марте 1949 г. давали на-гора 1 200 т в сутки.

Большое значение в развитии инициативы масс в демокра­тическом Китае имело последовательное проведение принципа раскрепощения женщины, уравнения её в правах с мужчиной. Запрещены были покупка женихами невест — девушек или де­вочек, что практиковалось в ряде провинций, ранние браки, положен конец нравам гоминдановских крупных помещиков, имевших иногда по 50—60 жён и рабынь-наложниц.

Всё чаще можно было наблюдать самое активное участие крестьян, ещё недавно отсталых и забитых, в распределении помещичьей земли и в решении других важных вопросов обще­ственной жизни.

Отметая гоминдановскую политику национального угнете­ния, народная власть освобождённых демократических обла­стей провозгласила принцип национального равноправия и ока­зания помощи отсталым национальным меньшинствам. Съезд представителей населения Внутренней Монголии, собравшийся в Ваньемяо в конце апреля 1947 г., избрал Народный совет и исполнительный комитет Внутренней Монголии. Правительство и Народно-освободительная армия Внутренней Монголии в тес­ном содружестве и под идейным руководством коммунистиче­ской партии Китая повели борьбу против китайских реакцио­неров и империалистов-колонизаторов.

В области международных отношений народная власть де­мократического Китая придерживалась принципа защиты мира и равноправия народов, принципа решительной борьбы против империалистической агрессии. Как об этом свидетельствуют многочисленные выступления деятелей народной демократии Китая, она всегда рассматривала себя составной частью антиимпериалистического лагеря мира. Искренняя и крепкая дружба с Советским Союзом и со всеми народами, отстаиваю­щими демократию, прогресс и цивилизацию против империали­стической реакции, — краеугольный камень внешней политики народной демократии Китая.

Таковы важнейшие принципы китайской народной демокра­тии, которые она успешно претворяла в жизнь. Поднимая вы­соко эти благородные принципы, как знамя своей величествен­ной освободительной борьбы, китайский народ неудержимо шёл вперёд, к полной победе.

(1) «New York Herald Tribune», February 2, 1947.

(2) И. В. Сталин, Соч., т. 9, стр. 286.

(3) См. Е. Ковалёв, Аренда и арендные отношения в Китае, Госполит-издат, 1947, стр. 73—76 и 94.

(4) Беднейшее крестьянство, включая батраков, в дореволюционном Ки­тае составляло около 70% всего сельского населения.

(5) Мао Цзе-дун, О диктатуре народной демократии, Госполитиздат, 1949, стр. 13.

(6) И. В. Сталин, Соч., т. 8, стр. 372.

(7) См. «Труд», 1 июля 1949 г.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю