Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

5. Поддержка Советским Союзом антиимпериалистической борьбы китайского народа

Борьба китайского народа за национальное освобождение и демократию всегда пользовалась искренними симпатиями и полной морально-политической поддержкой со стороны наро­дов Советского Союза. Говоря от имени всех советских людей, товарищ Сталин в своём политическом отчёте на XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 г. заявил: «...правда и справедливость целиком на стороне китайской революции. Вот почему мы со­чувствуем и будем сочувствовать китайской революции в её борьбе за освобождение китайского народа от ига империали­стов и за объединение Китая в одно государство»(1).

Выполняя обещания, данные на Ялтинской конференции глав трёх держав, Советский Союз включился в войну против Японии с целью помочь также скорейшему освобождению Китая от ига японской оккупации. В августе 1945 г. СССР за­ключил договор с Китаем с целью совместного ограждения дальневосточных территорий от японской агрессии. Согласно договору крепость Порт-Артур и южная оконечность Ляодун­ского полуострова превращались в военно-морскую базу, обо­рона которой вверялась Советскому Союзу. Китайская Чанчунь-ская железная дорога, магистральная линия в Маньчжурии, в которую Россией в своё время были вложены большие сред­ства и которая пересекает Маньчжурию с запада на восток и с севера, от Харбина, на юг, до Дальнего, становилась на 30 лет общей собственностью Китая и СССР. На ней должно было быть создано совместное советско-китайское управление.

Советские войска, сыграв решающую роль в разгроме Япо­нии и ускорении капитуляции японского империализма, помог­ли героическому китайскому народу избавиться от японской оккупации, от дальнейших страданий и ещё более сильных раз­рушений, которые стали бы уделом Китая в случае затяжки военных действий против японских войск на его территории. К затяжке военных действий против Японии и ослаблению Китая как раз стремились американские империалисты, желая превратить ослабленный Китай в свою колонию.

Встретившись с фактом вооружённого вмешательства аме­риканских империалистов во внутренние дела Китая в пользу китайской реакции, советское правительство оказало решительную дипломатическую поддержку китайскому народу в его борьбе за национальную независимость и мир. Действия совет­ского правительства одновременно были направлены к обеспе­чению международного мира и безопасности.

28 декабря 1945 г. было опубликовано сообщение о реше­ниях Московского совещания трёх министров иностранных дел — СССР, США и Англии. Сообщение включало краткий, но весьма важный раздел, относящийся к Китаю. В первом па­раграфе раздела указывалось, что три министра «договорились о необходимости объединения и демократизации Китая под ру­ководством Национального Правительства, о широком привле­чении демократических элементов во все органы Национального Правительства и о прекращении гражданской борьбы. Они под­твердили свою верность политике невмешательства во внутрен­ние дела Китая»(2). На американских интервентов соглашение налагало обязательство прекратить вмешательство во внутрен­ние дела страны и обязывало правительство США содейство­вать демократизации Китая, а не его колонизации и фаши­зации.

Московское соглашение трёх министров хотя и не соблюда­лось правительством США, но оно в определённой мере свя­зало руки реакционным американским генералам и полити­кам, которые совсем уже собрались обращаться с Китаем, как с завоёванной страной. Это соглашение постоянно нарушалось американцами, тем не менее оно оказало сдерживающее влия­ние на разгоревшиеся безмерные империалистические аппетиты американских монополий и их приказчиков. Оно существенным образом укрепило позиции китайского народа и демократиче­ского лагеря в Китае.

Расширение вооружённого вмешательства американских войск в борьбу против народно-освободительных армий воз­можно было теперь только путём прямого нарушения Москов­ского соглашения. Одним же гоминдановским армиям в случае их выступления против вооружённых сил китайского народа грозило поражение.

По свидетельству американской печати, гоминдановские генералы заявляли об этом совершенно открыто ещё в декабре 1945 г. Они подчёркивали, что без помощи американских войск гоминдановские армии не смогут удержаться в Северном Китае. Чунцинское правительство Чан Кай-ши в то время уже упра­шивало американских милитаристов оказать ему прямую воен­ную помощь в борьбе с народом.

Московское соглашение трёх министров явилось одной из важнейших причин того, что реакционные группы гоминдана и их американские покровители в январе 1946 г. пошли хотя бы временно на заключение соглашения с демократическим лагерем о прекращении гражданской войны и вынуждены были принять участие в обсуждении мероприятий о демократизации государственного режима.

Осуществляя политику мира и добросовестно выполняя свои международные обязательства, советское правительство вы­вело все советские войска из Маньчжурии. 3 мая 1946 г. была полностью закончена эвакуация советских войск из Китая. Как будто только и ожидая этого, американские империалисты вскоре дали сигнал гоминдану прекратить переговоры с пред­ставителями коммунистической и других демократических пар­тий Китая, нарушить заключённые в январе соглашения и раз­вернуть наступление против освобождённых демократических областей. Это явилось также нарушением Московского согла­шения трёх держав, подписанного американским государствен­ным секретарём Бирнсом.

Советское правительство решительно продолжало диплома­тическую и политическую кампанию в защиту независимости и демократизации Китая, против хищной американской интер­венции.

Весь мир облетели направленные в защиту мира и между­народной безопасности слова товарища Сталина, сказанные им в сентябре 1946 г. в ответ на вопрос английского журналиста Александра Верт. Когда Верт спросил: «Считаете ли Вы бы­стрейший отвод всех американских войск из Китая жизненно необходимым для будущего мира?» — товарищ Сталин заявил: «Да, считаю»(3).

Советская общественность и советское правительство всегда клеймили позором японскую и американскую империалистиче­скую политику в Китае, разоблачали политические интриги и агрессию, направленные против китайского народа и народов других стран, оказывали противодействие захватнической по­литике империалистов.

Выступая на политической и дипломатической арене против империалистической агрессии во всём мире, демократический лагерь мира и его ведущая сила — Союз Советских Социали­стических Республик затрудняли концентрацию усилий и осу­ществление империалистической агрессии против народов, в особенности против китайского народа. Тем самым создава­лись благоприятные условия для победы народно-освободитель­ного движения китайского народа. Эта поддержка, оказывае­мая демократическим лагерем мира народно-освободительным силам Китая, имела огромное значение.

Гоминдановские власти, действуя по указке империалистов, открыто проявляли своё безгранично враждебное отношение к Советскому Союзу, клевеща на него, устраивая провокации на границе Монгольской народной республики; они в частности закрыли в 1946 г. ассоциации советских граждан в Циндао и других городах, препятствовали демонстрации советских филь­мов, изданию в Китае сочувствующих Советскому Союзу газет на русском языке и т. п.

Идя навстречу желанию китайского народа, Советский Союз заключил летом 1949 г. соглашение с народно-демократиче­скими властями Маньчжурии о взаимных поставках товаров между СССР и Маньчжурией. Это явилось существенной по­мощью китайскому народу со стороны Советского Союза в деле восстановления народного хозяйства этого разорённого импе­риалистами и реакционерами края. В противоположность этому американские империалисты в 1949 г. старались организовать блокаду народно-демократических освобождённых областей Китая с целью всячески затруднить восстановление и развитие экономики Китая.

Пытаясь замаскировать свою захватническую политику как в Китае, так и во всём мире, американская монополистическая печать с беспредельной лживостью стала кричать об «угрозе советской экспансии» и в то же время обсуждала наглые планы превращения Китая в антисоветский военный плацдарм. Жур­нал для американского офицерства «Арми энд нейви джорнел» ещё в марте 1947 г. выдвинул программу создания «антисовет­ского барьера», начинающегося в Корее и Китае, проходящего через Иран, Турцию, Грецию и Средиземное море до Австрии и Германии. Американские поджигатели войны и клевреты пушечных королей, как, например, член палаты представителей Джадд, заявляли в 1948 г., что гражданская война в Китае, разжигаемая американскими монополиями, — это «предвари­тельная перестрелка третьей мировой войны».

Американские миллиардеры и миллионеры с откровенной наглостью стремились к осуществлению своих кровожадных замыслов.

Агентура Уолл-стрита особенно усилила свои интриги и ан­тисоветские провокации в 1948 г., когда реакционные силы в Китае стали терпеть большие поражения. Буллит дважды посе­тил Китай в 1948 г. Кардинал Спелман, нью-йоркский архи­епископ, летом того же года приехал благословить и поощрить китайских реакционеров на кровавые дела. В гоминдановском Китае побывали различные «миссии» и «комиссии» американ­ского сената и палаты представителей. После каждого такого посещения Нанкина приказчиками американских монополий в гоминдановском Китае начинался особенный разгул антисо­ветских элементов: после визита кардинала Спелмана изда­ваемые католиками в Китае газеты и журналы с бешенством начали выступать против китайской демократии и Советского Союза. Эту кампанию увенчало выступление Пан Чжао-иня, директора газеты «Ишибао», главного органа китайского ордена иезуитов. Пан Чжао-инь, который был также членом законодательного юаня, внёс в юань 2 октября 1948 г. резолюцию, требовавшую от нанкинского правительства «опубликования фактов о нарушении Советским Союзом советско-китайского договора». Целью Пан Чжао-иня и поддерживавших его поли­тических гангстеров было добиться, как они сами заявляли, аннулирования советско-китайского договора, обострения со­ветско-китайских и международных отношений. В конечном счёте они, по их собственным словам, хотели содействовать «наступлению бурных мировых событий», т. е. новой мировой войны. Один из членов юаня, Се Цзянь-хуа, выступивший в защиту внесённой резолюции, так и заявил: «Мировая война будет выгодна Китаю». Только в новой мировой войне, каза­лось им, заключаются шансы на спасение. Прижатые к стене китайские реакционеры надеялись, что в случае мировой войны положение, быть может, снова изменится в их пользу.

Часть китайской буржуазной интеллигенции, связанная тес­ными узами с компрадорским капиталом, вроде Пан Чжао-иня, выступила в роли яростных гонителей демократии, в роли обе­зумевших поджигателей войны. Примером падения этой части интеллигенции является профессор Ху Ши, считавшийся не­когда либералом и скатившийся в самые глубокие трясины реакционного, фашистского болота. Этот профессор весной 1948 г. заявлял, что он предпочитает в качестве способа раз­решения внутренних китайских проблем войну, а не мир. «Я не хочу мира, — говорил он, — потому что мир более труден, чем война». Этот новоявленный фашист расценивал разгром гитле­ровской Германии и поражение Японии как две трагедии XX века(4). Ху Ши — один из немногих китайских профессоров, кто выступил в поддержку американской политики воссозда­ния японского милитаризма.

Демократический Китай вёл свою героическую борьбу, опи­раясь на горячее сочувствие и искреннюю поддержку антиим­периалистического лагеря всего мира. В авангарде антиимпе­риалистического, демократического лагеря стоит великая Совет­ская держава. Она стоит на страже свободы больших и малых народов, на страже интересов всего человечества. Плечом к плечу с китайским народом ведут битву за мир и безопасность, за цивилизацию, за суверенитет народов, за демократию все прогрессивные силы мира.

И в этом великая мощь демократического Китая. Китайский народ получает поддержку подавляющего большинства челове­чества, выступающего против империализма и чёрных сил реакции.

(1) И. В. Сталин, Соч., т. 7, стр. 293—294.

(2) «Правда», 28 декабря 1945 г.

(3) «Известия», 24 сентября 1946 г.

(4) См. «Синьвеньбао», 25 марта 1948 г.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю