Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

1. Предпосылки и начало соединения в Китае социализма с рабочим движением

Деятельность и борьба Китайской компартии возникли и развёртывались в эпоху общего кризиса капитализма, в эпоху борьбы двух систем, в эпоху упадка империалистической си­стемы и быстрого роста системы социалистической.

При оценке исторической роли Китайской компартии и зна­чения победы китайской революции следует прежде всего опре­делить то место, которое занимает эта народная революция в истории человечества.

Важнейшим событием всей мировой истории был великий социалистический переворот в России. Победа революции в Китае, завоёванная китайским народом под руководством ком­партии, — это одно из величайших после Октябрьской револю­ции событий.

Значение Великой Октябрьской социалистической револю­ции и возникновения в мире новой общественной системы по­казано с полной ясностью товарищем Сталиным. В политическом отчёте XV съезду партии товарищ Сталин указывал, что" «общий и основной кризис капитализма, наметившийся в ре-зультате победы Октябрьской революции и отпадения СССР от мировой капиталистической системы, не только не изжит, а, наоборот, всё более и более углубляется, расшатывая самые основы существования мирового капитализма»(1).

Октябрьская революция открыла новую эру в истории че­ловечества. Для этой эры характерен непрерывный рост сил мира, прогресса, социализма, возглавляемых первой социали­стической страной в мире; Для неё характерно всё большее ослабление лагеря реакции и империализма, лагеря капитали­стической системы.

Образование народной республики в Китае означало, что к лагерю демократических государств присоединилось ещё одно

Государство с населением в 475 млн. человек, что составляет одну пятую часть человечества. Эта победа означала, что тер­ритория, которой располагают государства, образующие лагерь мира, прогресса и демократии, увеличилась почти на 10 млн. кв. км, т. е. на одну тринадцатую часть всей земной суши, и соответственно уменьшилась территория, которой распола­гает лагерь реакции и империализма. Государства лагеря со­циализма и демократии занимают теперь не менее четверти всей земной суши и охватывают более трети всего населения земного шара.

В результате отпадения Китая и ряда других стран от си­стемы империализма резко углубился общий кризис капита­лизма.

«Ничто... — говорит В. М. Молотов, — не может, скрыть про­исшедшего в последние годы серьёзного ослабления мировой капиталистической системы, особенно после того, когда от неё в послевоенный период отпал целый ряд государств с общим - количеством населения в 600 миллионов человек»(2).

Победа китайской революции — это новое яркое подтверж­дение учения товарища Сталина об общем кризисе капитализма и это также новое убедительное подтверждение решающего воздействия великого социалистического переворота в России на историческое развитие человечества. Мы снова видим, как оправдываются слова товарища Сталина о том, что Октябрь­ская революция поставила под вопрос «самое существование мирового капитализма в целом»(3).

Деятельность Китайской компартии — авангарда рабочего класса — развёртывалась в условиях полуколониальной страны с весьма слабо развитой промышленностью и немногочислен­ным рабочим классом. Но, несмотря на свою немногочислен­ность, китайский пролетариат с самого начала выступления на арену политической борьбы обладал относительно большей си­лой, чем китайская буржуазия. Подавляющее большинство крупных современных промышленных и транспортных пред­приятий принадлежало иностранцам-империалистам, а не ки­тайской буржуазии. Это обстоятельство создавало в Китае особое положение с точки зрения расстановки и соотношения классовых сил, обстановку, которая свойственна колониям и полуколониям и которая образует благоприятные условия для обеспечения руководящей роли пролетариата и его партии даже при небольшом удельном весе рабочего класса во всём на­селении страны.

О численности и структуре китайского рабочего класса имеются следующие данные, которые не являются, однако, ре­зультатом общих переписей, но лишь итогом отдельных исследований и оценок, далеко не безупречных с точки зрения пол­ноты и точности. По данным, опубликованным гоминдановским министерством промышленности и Институтом экономических исследований, в Китае было фабрично-заводских рабочих на предприятиях с механической двигательной силой: в 1910 г.— 150 тыс., в 1920 г.— 500 тыс., в 1930 г. — 1 500 тыс. и в 1934 г.— 1 500 тыс. Эти данные в общем преуменьшают коли­чество фабрично-заводских рабочих хотя бы уже потому, что в них не учтены рабочие, занятые на предприятиях с числом рабочих менее 30.

Первая серьёзная оценка общей численности китайского рабочего класса и распределения рабочих по отраслям промыш­ленности и транспорта была представлена делегатами китай­ских профсоюзов на Тихоокеанской конференции профсоюзов, состоявшейся в Ханькоу в мае 1927 г. Эти данные за неиме­нием других обычно повторялись в последующие десятилетия в работах по Китаю, хотя с тех пор произошли большие изме­нения и сами эти данные страдают недочётами.

Согласно этим данным, в начале 1927 г. общая численность промышленных и транспортных рабочих в Китае на предприя­тиях современного типа составляла 2 750 тыс. человек и на предприятиях ремесленного, кустарного и мануфактурного типа — 12 160 тыс.(4).

Какова была структура китайского пролетариата? По этим данным, численность фабрично-заводских рабочих определялась в 840 тыс., в том числе 440 тыс. текстильщиков (включая рабо­чих шёлковых фабрик), 50 тыс. металлистов и 50 тыс. типо­графских рабочих. Численность рабочих добывающей промыш­ленности определялась в 790 тыс., в том числе 540 тыс. горняков и 250 тыс. рабочих соляных промыслов. Численность транс­портников и связистов составляла 670 тыс., включая 120 тыс. железнодорожников, 160 тыс. моряков, 300 тыс. грузчиков и 90 тыс. почтовых рабочих и служащих. Кроме того, в цифру 2 750 тыс. входили 200 тыс. строителей и 250 тыс. рабо­чих и служащих муниципалитетов и муниципальных предприя­тий.

Что касается приведённой цифры 12 млн. кустарных и ре­месленных рабочих, то в неё включены такие категории, как 1,6 млн. приказчиков и торговых служащих, 1,2 млн. кули, 1,2 млн. лодочников и 240 тыс. парикмахеров. В этих данных почти целиком повторяется подсчёт министерства земледелия и торговли догоминдановского пекинского правительства, ко­торый представляет собой лишь крайне приблизительную, по­верхностную оценку и в котором дана совершенно неправильная классификация рабочих.

Более правильным будет оценить общую численность кустар-ных, ремесленных и мануфактурных рабочих в Китае в середине 20-х годов цифрой не свыше 10 млн. Кроме того, численность сельскохозяйственных рабочих и кули (чернорабочих), не имев­ших постоянного заработка и занятых на перевозке и пере­носке тяжестей, на строительных работах и всевозможных случайных работах, достигала приблизительно 40 млн.

Хотя в Китае преобладали мелкие предприятия с несколь­кими десятками или в лучшем случае сотнями рабочих, но вместе с тем уже в начале деятельности компартии существо­вали и отдельные крупные предприятия, на которых коли­чество рабочих превышало тысячу или даже достигало не­скольких тысяч человек. Крупные предприятия встречались главным образом в добывающей промышленности — это были угольные копи, принадлежавшие иностранному капиталу. Фаб­рично-заводские предприятия и рабочие концентрировались главным образом в немногих центрах — Шанхае, Ухане, Тянь­цзине, Даляне, Мукдене, Кантоне и некоторых других. Это об­легчало общение между различными группами и слоями трудя­щихся и создавало удобные условия для быстрого распрост­ранения передовых, революционных идей.

Молодой рабочий класс Китая был тесно связан с трудя­щимся крестьянством, к которому ещё недавно принадлежали многие рабочие. Семьи многих рабочих жили в деревне, и обще­ние между рабочими города и трудящимися деревни носило постоянный и живой характер.

Рабочий класс Китая подвергался ужасающей эксплуата­ции; условия труда были чрезвычайно тяжелы. Огромная армия безработных и полубезработных численностью в десятки мил­лионов, постоянно пополняемая выбрасываемыми из деревни разорёнными крестьянами ,и излишними членами крестьянских семей, давила на рынок труда, создавая условия, при которых иностранные и китайские капиталисты могли доводить норму эксплуатации до такого уровня, что многие рабочие лишались даже возможности восстановления своей рабочей силы. Пол­ный произвол предпринимателей и властей и неограниченный полицейский террор дополняли страшную картину нищенского существования китайских рабочих. Невероятным гнётом и экс­плуатацией империалисты и китайские эксплуататоры создали благоприятные условия для непреодолимого распространения революционного движения среди всех слоев рабочего класса.

За четверть века, истекшие с середины 20-х годов до победы народной демократии, в Китае произошли значительные измене­ния в структуре и численности китайского пролетариата. Сильно возросла численность рабочих, занятых на предприятиях со­временного типа, достигнув к 1943 г. почти 6 млн. Этот рост происходил главным образом за счёт развития японским империализмом (военных отраслей промышленности и транспорта в Маньчжурии и отчасти в Северном Китае и на Тайване. Сильно возросло число транспортных рабочих, металлистов, горняков. Численность только железнодорожников составляла в 1943—1944 гг. около 600 тыс.

Численность кули и сельскохозяйственных рабочих возросла приблизительно до 50 млн. Ещё больше увеличилось количе­ство безработных и полубезработных.

Хотя эксплуатация рабочих уже в 20-х годах достигала таких размеров, что, казалось, усилить её уже невозможно, однако империалистические колонизаторы — японские окку­панты, а затем американские агрессоры и их агентура из рядов китайской компрадорской буржуазии доказали, что для них в этом отношении предела не существует. Снижая всяческими способами реальную заработную плату, они значительно уси­лили эксплуатацию китайских рабочих, ещё более сокращая срок их жизни. Однако тем самым они ещё больше толкали рабочих на борьбу за спасение от мучительного и смертонос­ного империалистического рабства.

Рабочее движение в Китае, борьба пролетарских масс за изменение нестерпимых условий существования зародились вместе с рождением пролетариата. Но неорганизованное, стихийное сопротивление гнёту и эксплуатации стало приобре­тать организованный и целеустремлённый характер лишь в эпоху общего кризиса капитализма, лишь после того, как в Китай долетели искры от великого революционного пожара, вспыхнувшего в 1917 г. в России.

Первые профессиональные союзы рабочих в Китае возникли в 1919 г. в Шанхае, а затем в Кантоне. В 1920 г. в этих городах, а также в некоторых других прошла уже волна экономических забастовок, носивших наступательный характер.

Забастовки развёртывались уже с 1918 г. также в Маньч­журии — области Китая, граничившей со страной, в которой победила пролетарская революция. Китайские и японские рабочие крупнейших железнодорожных мастерских ЮМЖД в Шахэкоу, вблизи Дайрена, совместно бастовали в 1918 г. два­жды — в январе и октябре. В этих мастерских было занято до 5 тыс. рабочих. В 1919 и 1920 гг. там снова имели место по две забастовки каждый год, причём в 1920 г. одна стачка охва­тила поголовно всех рабочих.

В 1919 г. вспыхнула крупная забастовка в Мукдене на пред­приятии Керамической компании (участвовало 1 800 человек). В том же году бастовали табачники в Инкоу, углекопы в Бень-сиху, трамвайщики в Фушуне. В 1920 г. бастовали рабочие спичечных фабрик в Чанчуне, а всего в 1918 г. в Маньчжурии имели место 21 стачка и конфликты с рабочими, в 1919 г.— 56 стачек и конфликтов.

В начале 1922 г. разразилась историческая стачка китайских моряков и грузчиков в Гонконге, где профессиональные союзы рабочих были созданы тоже в 1919 г. Стачка охватила около 50 тыс. рабочих и продолжалась почти два месяца. Эта стачка, завершившаяся победой над английскими колонизаторами, но­сила не только экономический, но и политический характер. В мае 1922 г. в Кантоне состоялся I Всекитайский съезд проф­союзов, на котором были представлены 270 тыс. рабочих.

Через год после гонконгской стачки, в феврале 1923 г., вспыхнула политическая забастовка на Пекин-Ханькоуской железной дороге. Хотя забастовка была потоплена в крови милитаристом У Пей-фу, она сыграла большую роль в про­буждении масс. К началу революции героический китайский пролетариат накопил уже опыт борьбы против своих эксплуа­таторов. К IV Всекитайскому съезду профсоюзов в 1927 г. профсоюзы объединяли в своих рядах уже свыше 3 млн. рабо­чих. Естественно, что китайский пролетариат являлся наиболее активной ударной силой революции с самого начала.

В обстановке быстрого подъёма пролетарской классовой и народно-освободительной борьбы росла коммунистическая партия Китая — авангард рабочего класса, создание которой явилось одним из знаменательных результатов влияния Великой Октябрьской социалистической революции. Эта партия, как отмечал её вождь Мао Цзэ-дун, строилась по образцу ВКП(б).

Таким образом, несмотря на относительную малочислен­ность пролетариата, в самом Китае уже в начальный период общего кризиса капитализма существовали условия для соеди­нения рабочего движения с социализмом. Китайская комму­нистическая партия, созданная в июле 1921 г., стала осущест­влять в Китае соединение рабочего движения с социализмом. Вследствие этого народная революция в Китае, несмотря на отдельные временные поражения, развивалась всё более успешно, и китайский народ завоевал победу громадного исто­рического значения.

Неоценимую помощь освободительной борьбе китайского народа, рабочего класса Китая и его авангарда — компартии оказали великие гении человечества Ленин и Сталин.

(1) Я. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 285.

(2) В. М. Молотое, Вступительная речь на XIX съезде партии, «Правда», 6 октября 1952 г.

(3) И. В. Сталин, Соч., т. 10, стр. 245.

(4) «Раn Pacific Trade Union Conference, Bulletin of Proceedings», Hankow 1927, May 24, p. 1—2.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю