Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

ДЕЙСТВИЯ РУССКОГО И ТУРЕЦКОГО ВОЕННЫХ ФЛОТОВ НА ЧЕРНОМ МОРЕ И НА ДУНАЕ

Несмотря на крайнюю ограниченность своих сил и средств и совершенно несоразмерное превосходство турецкого флота, русский Черноморский флот активно и успешно вел самостоятельные дей­ствия на море и, кроме того, оказывал содействие русским сухо­путным войскам в их боевых операциях.

Одним из примеров активных действий русского Черноморского флота на первом этапе войны являлся бой русского парохода «Веста» с турецким броненосным корветом «Фетхи Буленд».

«Веста» была построена еще в 1858 году и представляла собой небольшое судно водоизмещением в 1800 тонн с паровым двигате­лем в 130 лошадиных сил. На вооружении «Весты» состояло пять 6-дюймовых мортир, две 9-фунтовые и одна 4-фунтовая пушки, две скорострельные пушки Энгстрема и две такие же пушки Гатлингса. Кроме того, на пароходе и двух его катерах имелись мины. Экипаж «Весты» состоял из 16 офицеров и 118 человек команды. «Фетхи Буленд» значительно превосходил «Весту» скоростью хода, имел броню и был вооружен двумя орудиями — носовым и кормо­вым— калибра 10—11 дюймов, четырьмя башенными орудиями калибра 7 дюймов и несколькими орудиями калибра 4—5 дюймов (1).

22 июля 1877 года «Веста» отправилась в обычное крейсерство к берегам Болгарии. В 7.30 23 июля с «Весты» было замечено судно. Так как погода была пасмурная, то капитан «Весты» пошел для опознания судна на сближение и вскоре обнаружил, что неиз­вестным судном был турецкий броненосец «Фетхи Буленд». Аркас особым предписанием(2) строго требовал, чтобы капитан «Весты» всемерно избегал вступления в бой с турецкими броненосцами и вообще с хорошо вооруженными турецкими судами, но в данном случае уклониться от боя не удалось.

«Фетхи Буленд» поднял флаг и дал выстрел. «Веста» ответила тем же и повернула назад. Более быстроходный броненосец стал нагонять «Весту». Ведя непрерывный огонь орудиями как главного калибра, так и 7-дюймовыми, «Фетхи Буленд» за короткое время причинил «Весте» большие повреждения. Была пробита верхняя палуба, уничтожена мортира, перебит штуртрос и, наконец, за­горелась жилая палуба над самой крюйт-камерой. Экипаж понес большие потери, но не падал духом. Лейтенант Короткое, раненный 17 осколками и опаленный взрывом неприятельской бомбы, про­должал наводить орудия, пока вновь не был ранен осколками в лицо. Боцман Власов и комендоры не отходили от орудий, не­смотря на сильный турецкий огонь. Рулевые правили рулем, как в мирное время, не обращая внимания на все творившееся вокруг них.

Пожар удалось потушить. «Веста» энергично отвечала броне­носцу своим артиллерийским огнем, а с дистанции 700—800 м — и ружейным. В конце концов «Весте» удалось попасть мортирной бомбой в башню броненосца и подбить его носовое орудие глав­ного калибра. На «Фетхи Буленд» из-под палубы показался пар или дым и было явственно видно смятение экипажа. Броненосец стал отставать, затем переменил курс и вскоре скрылся из виду.

Весь бой, происходивший недалеко от румынского города Кюстендже, длился пять часов и стоил экипажу «Весты» потерь в 33 человека убитыми и ранеными; из этого числа 7 человек были офицерами. В сентябре над командиром «Фетхи Буленд» капита­ном Шукри-беем было произведено формальное следствие для выяснения причин его бегства.

Героизм русских моряков и примерное самоотверженное пове­дение офицеров «Весты» привели к победе в таком неравном бою, где, казалось, все сулило «Весте» верную гибель.

На первом этапе войны имели место также две первые попытки С. О. Макарова атаковать турецкие суда минными катерами.

Первая попытка была предпринята Макаровым против турец­ких военных судов, стоявших на Батумском рейде. «Когда в городе разнесся слух, — писал историк русского Черноморского флота в войну 1877—1878 гг. Чубинский, — что пароходу «В. кн. Констан­тин», по усиленному и настойчивому ходатайству лейтенанта Мака­рова, разрешено пуститься в морс, то многие находили план, заду­манный лейтенантом Макаровым и его ближайшими товарищами, совершенно безумным, невозможной химерой, и предрекали паро­ходу неминуемую гибель. И действительно, план казался неосу­ществимым. От Севастополя до Батума, куда направился «В. кн. Константин», двое суток хода; прежде чем добраться до цели своего путешествия, он на каждом шагу рисковал верной ги­белью»(3).

Мрачные пророчества не оправдались. Под умелым управле­нием Макарова «Константин» скрытно подошел 13 мая 1877 года к Батумскому рейду, где стояла турецкая эскадра, и спустил на воду минный катер «Чесму» для атаки турецких судов. Лейтенант Задаренный, командир «Чесмы», удачно подвел мину под турецкий сторожевой корабль, но мина не взорвалась из-за отказа запала. Попытка минной атаки в первый раз не увенчалась успехом.

Второй раз Макаров осуществил минную атаку 11 июня 1877 года на Сулинском рейде, где, по данным разведки, находились четыре турецких броненосца. Кроме катеров на борту, Макаров вел еще два минных катера (№ 1 и № 2) за собой на буксире «Константина». Турецкая эскадра из трех броненосцев и одного сторожевого парохода стояла на рейде под парами и была окру­жена бонами; эти меры предосторожности явились прямым резуль­татом первой минной атаки Макарова на Батумском рейде; даже будучи неудачной, эта первая попытка сильно встревожила турок.

«Чесма» запутала винт в буксире своей крылатки и атаковать не смогла.

То же самое случилось и с тремя другими минными катерами — от сильного волнения на море их заливало водой и к тому же они запутались в рыбачьих сетях. Лейтенант Рождественский на мин­ном катере № 2, приглушив стук машины брезентом, в темноте незаметно подкрался к турецкому броненосцу «Иджалиэ», переско­чил с ходу через бон, но мина взорвалась преждевременно, на не­котором расстоянии от броненосца(4). Турки открыли по минному катеру № 2 огонь, пробили трубу, сорвали штуртрос; от прыжка через бон в носовой подводной части катера выскочило 16 закле­пок, но, несмотря на это, к 5.00 минный катер № 2 был уже у борта «Константина». Подорвать «Иджалиэ» удалось лишь лейтенанту Пущину на миноноске № 1; при этом, однако, катер получил такие повреждения, что его пришлось затопить. Турецкий броненосный корвет «Иджалиэ» получил при взрыве мины с минного катера № 1 такие повреждения, что в дальнейшем он уже не мог прини­мать участия в военных действиях.

Помимо минных атак, активные действия русского Черномор­ского военно-морского флота состояли в крейсерских операциях против турецких транспортных и торговых судов.

Помимо Черноморского военного флота, в войне принимали участие, как уже упоминалось, русские флотские команды на Ду­нае. Сразу же после форсирования русскими войсками Дуная они имели удачное дело с двумя турецкими судами. 28 июня 1877 года турецкий монитор «Хивзи Рахман» и турецкий вооруженный паро­ход вышли со стороны Рущука и пытались прорваться к переправе у Систово. Переправа была в полном ходу, и проникновение в ее район турецких вооруженных судов грозило срывом перевозки рус­ских войск. Несмотря на ружейный и артиллерийский огонь сухо­путных войск, оба турецких судна продолжали упорно продви­гаться к Систово. В этот момент навстречу им вышли три русских минных катера — «Петр Великий», «Опыт» и «Генерал-адмирал». Невзирая на открытый по ним с турецких судов огонь, русские ка­тера неуклонно шли на сближение для атаки. Эта отвага русских моряков так подействовала на капитана «Хивзи Рахмана», что он не выдержал и повернул к Рущуку. Его примеру последовал и па­роход. Безопасность переправы была обеспечена.

Активные самостоятельные действия турецкого военного флота выражались в крейсерских операциях против русского каботажного судоходства. Масштабы этих операций были невелики — турецким крейсерам удалось захватить лишь несколько мелких торговых судов.

Значительно шире участвовал турецкий военный флот в обеспе­чении морских десантов на Кавказском побережье Черного моря, хотя и здесь большие результаты не были достигнуты. Турецкий черноморский флот прикрывал в мае и июне высадку турецкой пе­хоты и кавказских эмигрантов, происходившую у Гудауты, у Очем-чиры и Сухума, а также бомбардировал пост Николая, Поти, Гудауты, Очемчиры, Сухум. В конце июня эскадра Гобарта-паши бомбардировала беззащитную Евпаторию и некоторые другие пункты.

В целом на первом этапе войны действия турецкого черномор­ского флота были весьма ограниченны по масштабу и дали очень незначительные результаты.

(1) ЦГА ВМФ, ф. 1243, д. 9213. лл. 35—43.

(2) Там ж е, д. 9235, лл. 224—230.

(3) Чубинский В. Об участии моряков в войне с Турцией в 1877—1878 гг., СПБ, 1889, стр. 131.

(4) Невидимому, мина ударилась о бон. См. «Развитие минного оружия в рус­ском флоте», М., 1951, стр. 204.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю