Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

ДЕЙСТВИЯ РУССКОГО И ТУРЕЦКОГО ВОЕННЫХ ФЛОТОВ В ЧЕРНОМ МОРЕ И НА ДУНАЕ

Активные действия русского военного флота в Черном море на втором этапе войны выразились прежде всего в минной атаке Ма­карова. Атака была произведена на Сухумском рейде 23 августа. Целью атаки явился турецкий броненосец 3 ранга «Ассари-Шеф-кет», которым командовал Измаил-бей, англичанин родом.

Атаку начали лейтенант Писаревский на минном катере «Синоп» и лейтенант Вишневецкий на «Наварине». Перед самым трапом броненосца Писаревскому пришлось выдержать схватку с гребным турецким сторожевым катером; турки ранили его веслом в голову и хотели отпорными крюками стащить в воду; однако команда «Синопа» спасла командира и отбилась сама. Несмотря на ружей­ный и пушечный огонь турок, Писаревскому удалось правильно под­вести мину под самую середину судна и взорвать ее. Так же удачно подвел и взорвал мину и Вишневецкий на «Наварине». Броненосец сильно раскачало, и в этот момент взорвалась третья мина, под­веденная под броненосец мичманом Нельсон-Гирсом с катера «Ми­нер». От этого взрыва броненосец так качнуло сперва вправо, по­том влево, что с катера стала видна часть его палубы. Катер «Чесма» запутался своим минным буксиром в обломках и участия в атаке не принял.

При проверке оказалось, что в результате этой минной атаки «Ассари-Шефкет» сильно пострадал.

Другим видом активных самостоятельных действий русского военного флота были бомбардировки населенных пунктов турецкого побережья. Так, 3 августа «Константин» подверг бомбардировке Килию — населенный пункт в двух часах хода от Босфора. Бомбар-ка произвела сильный переполох в Константинополе. Активные действия русского Черноморского флота выражались также и в совместных действиях кораблей с сухопутными войсками. Примером этого могут служить совместные действия отряда Шел­ковникова и «Константина» вблизи Кавказского побережья Черного моря.

В августе 1877 года Сочинский отряд полковника Шелковникова двигался от Адлера к Пицунде на соединение с войсками Ингур-ского отряда генерал-майора Алхазова, действовавшего против мел­ких турецких десантов и абхазцев. На пути к Пицунде войскам Шелковникова предстояло пройти Гагринским ущельем. Турки ожи­дали прохода по этому ущелью русских войск и, желая не допу­стить их соединения с Ингурским отрядом, поставили на море про­тив ущелья свой броненосец; последний навел на ущелье орудия и поджидал появления русских войск.

Миновать Гагрииское ущелье было невозможно — по нему пролегал единственный путь к Ингурскому отряду. Чтобы не по­пасть под огонь броненосца, Шелковников решил использовать тем­ную и дождливую ночь на 19 августа и незаметно проскочить ущелье. Самому Шелковникову с передовыми войсками это удалось проделать, но часть колонны под командованием Аргутинского, сле­довавшая позади, попала утром 19 августа под огонь броненосца. Уйти от огня было некуда — по обеим сторонам пути вздымались крутые стены ущелья. Внезапно огонь прекратился, и было заме­чено, что броненосец отходит от берега в море. Колонна спокойно возобновила движение. Отряд Шелковникова во-время попал к цели и удачно выполнил свою задачу.

Странное и непонятное поведение турецкого броненосца объяс­нялось просто. Выступая к Пицунде, Шелковников предвидел про­тиводействие турецких судов при прохождении Гагринского ущелья и телеграфно запросил помощи у Аркаса. По этому запросу Аркас выслал к Гаграм «Константина» с Макаровым во главе.

На рассвете 19 августа Макаров на подходе к Гаграм обнару­жил турецкий броненосец «Ассари-Шефкет»(1). С броненосца тоже обнаружили «Константина». Капитан «Ассари-Шефкета» соблаз­нился легкой, как ему казалось, возможностью захватить хорошо ему известный русский пароход. Прекратив обстрел войск Аргутин­ского и развив пары, «Ассари-Шефкет» полным ходом устремился на «Константина». Умышленно замедляя по временам ход и этим как бы подманивая к себе «Ассари-Шефкет», Макаров целых два с половиной часа водил за собой броненосец. На исходе третьего часа внезапно налетел шквал с сильным дождем, а когда он миновал — броненосца нигде на горизонте не было видно. Макаров вернулся в Гагры, убедился, что там в его помощи уже не нуждаются, и вер­нулся в Новороссийск.

Действия Макарова на «Константине» 19 августа воскрешали лучшие традиции русского военного флота, издавна взаимодейство­вавшего с сухопутными силами, выручавшего их в трудные минуты.

Необходимо также упомянуть о попытке комбинированных дей­ствий по овладению Сулином в гирле Дуная.

В Сулине находилась резиденция международной Дунайской комиссии и стоял английский стационер, поэтому и город считался как бы нейтральным. Но одновременно турки соорудили в Сулине четыре батареи, ввели туда четыре броненосца, оградили их бонами и минными заграждениями; действия турок давали право русским войскам рассматривать Сулин как турецкий укрепленный город. Было принято решение овладеть Сулином.

Для этой цели русским морским командованием была выделена эскадра в 9 вымпелов под командованием капитан-лейтенанта Ди-кова. Диков решил поставить вблизи города минное заграждение, захватить десантом береговые батареи и начать бомбардировку Сулина.

9 октября эскадра Дикова подошла к Сулину и выманила из него турецкий пароход «Картал» и канонерку «Суну», после чего внезапно обрушила на них свой огонь. «Карталу» удалось вернуться назад, канонерка же налетела на минное русское заграждение и сразу пошла ко дну. Собственно говоря, это и было самым приме­чательным во всей экспедиции против Сулина. Диков впервые в военно-морской истории применил новый способ использования минного заграждения с активной целью.

В дальнейшем эскадра Дикова взяла под обстрел турецкие бро­неносцы, стоявшие у Сулина, нанеся им в течение 9 и 10 октября серьезные повреждения.

На Дунае русские флотские команды и речная флотилия про­делали на втором этапе войны большую работу.

Русские моряки получили задачу переправить через Дунай ру­мынские войска. Средства, предназначенные для этой переправы, были весьма ограниченны — два парома, два бота и два паровых катера. Несмотря на это, флотские команды переправили на южный берег Дуная 22 000 румынских пехотинцев и 8 батарей, не считая при этом обозов и парков. Работы по переправе румынских войск закончились лишь после наводки в сентябре румынами своего моста. Наряду с этим катера Дунайской речной флотилии производили в интересах войск речные поиски, рекогносцировки и т. п.

Следует отметить также участие русской Дунайской флотилии 12 декабря 1877 года в бою сухопутных войск Рущукского отряда под Мечкой. Выразилось оно в том, что катер «Никополь» (восста­новленный трофейный монитор «Подгорица») сперва отогнал ту­рецкие суда, обстреливавшие левый фланг русских войск, затем сам открыл огонь по правому флангу турецких войск с дистанции 14—18 кабельтовое.

Наконец, существенное место в боевой деятельности русских флотских команд и русской флотилии на Дунае занимала поста­новка на реке совместно с саперами минных заграждений и охрана их На втором этапе войны был прегражден доступ в Дунай с моря во всех рукавах Дуная. Всего было поставлено 22 минных заграж­дения с общим числом 450 гальванических и гальваноударных мин.

В целом русский Черноморский флот на втором этапе войны ра­ботал с большим напряжением и, несмотря на свою слабость, до­бился немалых и реально ощутимых результатов.

Действия турецкого черноморского флота свелись к обеспечению высадки десантов на Черноморском побережье Кавказа, о чем уже упоминалось, к перехвату нескольких мелких русских судов да к бомбардировке мирных и незащищенных русских прибрежных городков и деревень.

(1) По другим данным, броненосец «Тина-Шефкет».

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю