Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

ИТОГИ ВТОРОГО ЭТАПА ВОЙНЫ

Каковы же были общие итоги всего второго оборонительного этапа войны?

В стратегическом отношении этот этап привел к тому, что война затянулась, но при этом войскам обеих русских действующих армий полностью удалось изменить соотношение сил в свою пользу.

На Балканском театре военных действий одна из лучших турец­ких армий — полевая армия Сулеймана-паши — была обескров­лена в шипкинских боях, вторая лучшая полевая турецкая армия — армия Османа-паши — была пленена. В значительной степени была обескровлена и последняя, худшая, Восточно-Дунайская полевая турецкая армия. В результате на Балканах турецкая армия была ослаблена не только количественно, но и качественно; число кадро­вых солдат и опытных офицеров резко снизилось. Возместить урон своих балканских войск султанская Турция могла лишь с большим трудом. Кадров для этого не хватало, обученный запас был почти полностью исчерпан. Вместе с тем Турция в значительной мере исчерпала и возможности дальнейшего пополнения своих войск на Балканском театре военных действий за счет частей, расположен­ных на границах Сербии и Греции, в Малой Азии и на островах Архипелага. Таким образом, количественно Турция к концу вто­рого этапа войны, даже при самом большом напряжении сил, не могла полностью восстановить того уровня военных сил, который у нее был в августе. Неудачные для турок бои Балканской и Вос­точно-Дунайской армий, пленение армии Османа-паши не могли не привести к ухудшению морального состояния турецкой армии, В этом сыграло роль также и увеличение тягот, сопряженных с войной. В турецких войсках на Балканах процесс морального истощения на втором этапе войны еще не принял форму массового дезертирства, но число перебежчиков уже и в то время сильно выросло, возмущение бездарностью пашей глубоко проникло в массы турецких войск.

Еще хуже было положение турецкой армии на Кавказском театре военных действий. Численность лучших кадровых войск зна­чительно уменьшилась вследствие потерь в боях и от болезней; много таборов низама было отправлено на Балканы; пополнений из­вне турецкие войска на Кавказском театре почти не получали. Мо­ральное состояние войск понизилось еще более заметно, чем в бал­канских турецких армиях. Неудачи в боях с русскими, болезни, тяжелые земляные работы, недостаток продовольствия вели к росту дезертирства в турецких регулярных войсках, иррегулярные же войска попросту разбегались.

Совершенно другой процесс шел в это время в обеих русских действующих армиях. В Дунайской армии многократно подвозимые из России маршевые пополнения возместили все понесенные армией потери. Прибытие новых подкреплений (гвардия, гренадеры) увели­чило численность Дунайской армии на 100 000 человек. Основная масса пополнений и прибывшие в армию подкрепления состояли из войск действительной службы и обученного запаса. В результате падения Плевны Дунайская армия высвободила 100 000 блокиро­вавших ее солдат и офицеров и тем достигла значительного увели­чения сил, которые могли быть использованы для решения любых задач. Кавказская армия, помимо подкреплений, полученных в июле и августе, получила к концу сентября 1-ю гренадерскую (москов­скую) дивизию, сводную казачью дивизию и четыре крепостных Динабургских батальона. Значительно возросшая, таким образом, Кавказская армия уже к концу сентября была, так же как и Ду­найская, готова решать наступательные задачи.

Пленение армии Османа-паши, блестящие успехи при обороне Шипки, ряд успешных боев на Западном и Восточном фронтах Балканского полуострова, провал турецкого наступления на Кав­казском фронте — все это в значительной мере возместило неблаго­приятное впечатление летних поражений, больших потерь, лишений и несколько ослабило зарождавшееся в армейских массах недове­рие к способностям русского высшего командования. Благоприят­ный для России перелом в войне и связанные с этим надежды на скорое окончание войны вызвали моральный подъем в войсках. Хорошо отражались на моральном состоянии русских войск также горячее сочувствие и помощь им со стороны армянского и особенно болгарского населения районов театров военных действий. Один из Участников войны писал: «Болгары рвались нам помогать всем, чем могли, и в то же время вполне бескорыстно»(1).

Русские войска обеих действующих армий значительно выросли также качественно в смысле освоения своеобразных условий обоих театров военных действий, ознакомления с тактикой противника; они искали и находили свои приемы борьбы, наиболее отвечавшие требованиям боевой действительности того времени; правда, если бы не косность высшего царского командования, можно было бы получить во много раз лучшие результаты, но уже и достигну­тое увеличивало уверенность войск в своих силах.

Второй этап войны создал ряд предпосылок для успешного пере­хода русских армий в контрнаступление и на Балканском и на Кавказском театрах военных действий.

В тактическом отношении второй этап также являлся перелом­ным для обеих русских армий.

Выразилось это прежде всего в том, что новый фактор наступа­тельного боя — массовый дальний огонь стрелкового оружия в со­четании с применением в обороне полевых укреплений — посте­пенно перестал быть внезапным для русских войск. Армейские массы все более уверенно начинали находить свои способы борьбы с этим новым для них фактором. Правда, это движение не было возглав­лено высшим русским командованием ни в одной из действовавших армий, а потому не приобрело достаточного размаха и систематич­ности, но все же многие передовые средние и старшие командиры и их части в обеих русских армиях к концу второго этапа войны имели в этом отношении крупные достижения.

На втором этапе войны выработались предпосылки для преодо­ления турецкой обороны.

Метод блокады, успешно примененный под Плевной, очевидно, не был пригоден для преодоления турецкой обороны во время на­ступательных действий, к которым готовились в результате второго этапа русские войска. Для таких действий более уместными явля­лись методы обхода и прорыва.

Налицо было главное условие применения метода обхода — прерывчатость линии обороны, отсутствие сплошного фронта и наличие открытых флангов в турецкой обороне.

Но и метод прорыва получил на втором этапе войны ряд пред­посылок для своего успешного применения. Были выработаны приемы наступления пехоты на средних и дальних дистанциях ру­жейного огня. Особенно отчетливо это выразилось в Дунайской ар­мии, где все большее признание войск получало широкое примене­ние в наступлении цепи и вырабатывался порядок ее движения (перебежки, переползания, использование закрытий, накаплива­ние и т. п.). Наступление на Плевну, особенно на Горный Дубняк, и последовавшие за ним действия русских войск на втором этапе войны дают большое количество примеров широкого применения цепей. Наряду с этим развивалось и применение огня в наступле­нии. Массовый ружейный огонь с дальних дистанций велся не только в обороне (Шипка, Мечка), но и при наступлении (действия в Дунайской армии против Орханийской турецкой армии, ряд боев Кавказской армии). Это нашло отражение в том, что к концу этапа число носимых русским пехотинцем патронов было увеличено с 60 до 90 и даже до 120 штук. Применение артиллерийского огня в на­ступлении также получило дальнейшее развитие. Особенно инте­ресны в этом отношении бои у Ловчи и Третья Плевна; здесь на­метились новые и более совершенные методы использования артил­лерии в наступлении. Крупный успех артиллерии под Телишем, не оцененный критически, временно дал основания к переоценке ее возможностей. Такая переоценка была отвергнута опытом Араб-Конака. Таким образом, одно из главных препятствий к успешному осуществлению прорыва — однобокая подготовка русской пехоты к наступлению главным образом на дистанциях ближнего ружей­ного огня — начало понемногу преодолеваться.

Второй этап войны характерен также значительным совершен­ствованием русской оборонительной тактики. Полевые укрепления получили широкое применение в обороне войск Дунайской армии при обложении Плевны, в обороне Шипки, а к концу этапа — в Рущукском отряде. Контрударам и контратакам все чаще предшество­вало изматывание наступавшего противника огнем с дальних и средних дистанций (Шипка, второе сражение у Мечки).

В ходе второго этапа войны турецкие войска постепенно лиша­лись главного преимущества своей тактики — труднопреодолимости обороны, основанной на сочетании массового огня стрелкового ору­жия с полевыми укреплениями. Русские войска научились преодоле­вать турецкую оборону и, в свою очередь, улучшили приемы своей обороны, сохранив ее прежние ценные свойства.

(1) См. Па репсов. Из прошлого, ч. I, СПБ, 1901, стр. 221.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю