Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Обмен секретами. «Энигма» ставит препятствия. Часть 2

Вторжение в Вест-Индию и Карибское море

Из двадцати шести немецких подводных лодок, посланных за Атлантику в январе, ни одна не вызвала столь же острый интерес, как пять субмарин IXC серии, направленных в район Карибского моря. Группа этих лодок носила название «Нойланд», и в ее задачу входило поставить заслон потоку нефти и бокситов из Южной Америки в Северную. «Нойланд» была усилена группой из пяти больших итальянских подводных лодок, патрулировавших на участке между Бордо и западной частью Атлантики чуть восточнее Наветренных островов.

Большая часть южноамериканской нефти добывалась в двух местах: богатых месторождениях под озером Маракайбо в Венесуэле и на острове Тринидад в британской Вест-Индии. Сырая нефть из Маракайбо переправлялась танкерами через Венесуэльский залив на большие нефтеперегонные заводы на островах Аруба и Кюрасао, принадлежавших Голландии(1) и оккупированных после падения Нидерландов британскими и американскими войсками. Большая часть нефти, добывавшейся на Тринидаде, перегонялась на месте. Находящийся вблизи северного побережья Венесуэлы Тринидад был крупным портом, куда заходили многие суда, направлявшиеся в Латинскую Америку и Африку, а также рудовозы, перевозившие бокситы из Британской и Голландской Гвианы (Суринама). На Тринидаде бокситные руды перегружались на более крупные суда.

Группа «Нойланд» состояла из трех старых и двух новых лодок, совершивших в декабре кратковременное плавание из Германии в Лорьян. Двадцатого января три лодки отправились в район островов Аруба и Кюрасао. U67 командовал Гюнтер Мюллер-Штокхайм, U502 — Юрген фон Розенштиль, U156 — Вернер Хартенштайн. Другие две лодки вышли в море 25 января и взяли курс на Тринидад. U129 командовал Николаус Клаузен, U161 — Альбрехт Ахиллес. Шли под одним дизелем долгие три недели. Все пять субмарин должны были начать операцию в один день — 16 февраля.

Пока лодки едва продвигались к Карибскому морю, между Деницем и берлинским командованием возник жаркий спор относительно того, как провести главную часть этой операции. Берлин — в лице самого адмирала Редера — отдал приказ трем лодкам, направлявшимся к Аруба и Кюрасао, начать операцию с обстрела нефтеперегонных заводов и нефтебаз, открытых с моря. Несмотря на то, что острова были оккупированы английскими и американскими войсками, а на Арубе для береговой обороны имелись три больших орудия (калибром 7,5 дюйма), Редер считал, что неожиданная ночная атака застигнет силы союзников врасплох. Пожар же мог вывести нефтеперегонные заводы из строя на несколько месяцев. Дениц категорически возражал против такого плана. Он был глубоко убежден в том, что более результативным будет неожиданное нападение на невооруженные танкеры, к тому же оно подвергало подводные лодки куда меньшему риску. Обстрел нефтебаз мог оказаться неудачным, а главное — предупредить союзников о присутствии немецких подводных лодок. В результате движение танкеров могло вообще быть временно прекращено, что означало провал рейда «Нойланд». Тем не менее адмирал Редер настаивал на выполнении своего распоряжения. Однако Дениц игнорировал его и приказал лодкам начать с танкеров, после чего, если позволят условия, перейти к обстрелу нефтеперегонных заводов и нефтебаз.

Ранним утром 16 февраля 32-летний Вернер Хартенштайн начал операцию в Карибском море. Он подошел к Сан-Николасу, порту Арубы, и произвел торпедный залп по трем стоявшим у причала танкерам. Один танкер затонул (2400-тонный английский «Орэньестад»), а два других, включая один американский, получили сильные повреждения. В дальнейшем эти два танкера были отремонтированы и возвращены в строй.

Несмотря на то, что Хартенштайн обнаружил свое присутствие, он тем же днем приказал обстрелять из палубных орудий нефтеперегонный завод и нефтебазу. Однако случилось несчастье. Артиллеристы забыли вынуть дульную пробку из основного орудия, и первый же снаряд взорвался внутри ствола. Взрыв изуродовал пушку, убил канонира и тяжело ранил командира орудия, Дитриха-Альфреда фон дер Борне, сына высокопоставленного офицера «Кригсмарине».

Судовой врач попытался обработать искалеченную ногу офицера, однако было очевидно, что здесь требуется более серьезное медицинское вмешательство. Хартенштайн попросил у Деница разрешение переправить фон дер Борне на остров Мартиника. Согласовав просьбу с Берлином, Дениц дал такое разрешение — несмотря на то, что вишистские власти острова, опасаясь санкций США, отнеслись к этому с неохотой.

Мартиника находилась под пристальным наблюдением ВВС и ВМС союзников, перед которыми стояла задача предотвращения незаметного перевода в Европу находившихся здесь старого французского авианосца «Беарн», тяжелых крейсеров «Эмиль Бертен» и «Жанна д'Арк», а также других военных кораблей. Другими целями союзников могли быть охрана Панамского канала и защита нефтеперегонных заводов на островах Аруба и Кюрасао. Поэтому Хартенштайн подходил к порту Форт-де-Франс с величайшей осторожностью. Командование порта высла- ло навстречу катер, который доставил фон дер Борне на берег. Французские доктора ампутировали ему ногу. Оправившись от ран, он возвратился в Германию. Американские власти вскоре узнали о передаче раненого, что, казалось бы, подтверждало слухи (все ложные) о том, что правительство коллаборационистской Франции на Мартинике активно помогало действиям немецких подводных лодок. Рузвельту пришлось настаивать на том, чтобы французы вывели с Мартиники все военные корабли «в течение 36 часов», в противном случае они подверглись бы бомбардировке со стороны американцев. Французам пришлось подчиниться.

Редер был раздражен тем, что его приказ об обстреле не был выполнен в точности. Поэтому он дал Деницу новое распоряжение — нанести удар по нефтеперегонному заводу на Арубе. В результате Дениц перевел Мюллера-Штокхайма от Кюрасао к Арубе, а также привлек к операции Розенштиля. К тому времени на Арубе уже действовало затемнение. Единственный голландский катер курсировал у входа в гавань. Три орудия береговой обороны на Арубе обслуживались обученными канонирами, поэтому ни одна немецкая подводная лодка так и не решилась провести ночную атаку. В итоге нефтеперегонные заводы и нефтебазы остались нетронутыми(2).

Избавившись от необходимости обстреливать нефтебазы, три немецкие субмарины нацелились на торговые суда в районе островов Аруба и Кюрасао. Все лодки действовали успешно. Возвратившись от Мартиники, Хартенштайн потопил еще четыре судна, два последние — из палубного орудия, что стало возможным после того, как ножовкой была отпилена изуродованная часть ствола. Ко дну пошли 7000-тонный американский танкер «Орегон» и 5700-тонный английский танкер «Ла-Карьрере». Розенштиль потопил пять танкеров: три маленьких в районе острова Маракайбо, 8300-тонный панамский танкер «Талиа» и 9500-тонный норвежский танкер «Конгсгаард». Мюллеру-Штокхайму повезло меньше. Он доложил о шести неудачных торпедных залпах по двум судам, а затем о повреждении прочного корпуса, уменьшившем глубину погружения его лодки до девяноста восьми, футов. Тем не менее Мюллеру-Штокхайму тоже удалось потопить два танкера (9000-тонный американский «Дж. Н. Пью» и 8400-тонный панамский «Пенелопа») и нанести повреждения еще одному.

Атаки немецких субмарин временно парализовали движение танкеров между островами Маракайбо, Аруба и Кюрасао. Судовые команды танкеров — в основном, китайские — взбунтовались и отказались плавать без охранения союзнических сил. Ни один танкер не заходил на Арубу и Кюрасао, что повлекло временную остановку работы нефтеперегонных заводов. Голландские власти отдали распоряжение арестовать взбунтовавшихся китайцев(3). Однако движение танкеров не было восстановлено до тех пор, пока адмирал Джон Гувер, командовавший Карибским морским округом, не послал из Пуэрто-Рико два эсминца для охраны танкеров, скопившихся в озере Маракайбо, и пока американские адмиралы не скоординировали действия союзных сил в этом жизненно важном стратегическом районе.

U161 — одной из двух немецких субмарин, действовавших у острова Тринидад — командовал 28-летний Альбрехт Ахиллес. Это было его первое патрулирование в качестве командира подводной лодки. Восемнадцатого февраля, войдя в окруженный со всех сторон сушей залив Пария, отделяющий Тринидад от Венесуэлы, U161 приблизилась к Порт-оф-Спейну, словно круизное судно, и произвела торпедный залп по двум судам. Две торпеды цели не достигли, зато две другие попали в 7000-тонный английский танкер и 7500-тонное американское грузовое судно. Оба судна затонули на мелководье, но впоследствии были подняты и отремонтированы.

Сознавая всю стратегическую важность Тринидада как источника нефти и как удобного места для стоянки судов, адмирал Гувер руководил разработкой системы защиты острова от подводных лодок, сравнимой с противолодочной системой в Исландии. Но работа в этом направлении только началась, и Ахиллесу удалось застичь союзнические силы врасплох. После завершения операции, он спокойно ушел в открытое море, даже не погружаясь. Его смелое вторжение в залив Пария можно было сравнить с героическим прорывом Гюнтера Прина у Скапа-Флоу.

Затем Ахиллес взял курс на Наветренные острова. Несмотря на то что союзники временно остановили движение судов в этом районе, в течение последующих двух недель Ахиллес обнаружил и потопил два танкера (8200-тонный английский «Сере Шелл» и 9800-тонный канадский «Юниуалеко»), а также вооруженное 7000-тонное американское грузовое судно «Лихыо», оказавшее ожесточенное сопротивление. Американская подводная лодка S17, патрулировавшая в проливе Анегада между Виргинскими и Наветренными островами 4-5 марта, доложила о неожиданной, но безрезультатной встрече с неизвестной немецкой субмариной. Несомненно, это была U161.

Девятого марта Ахиллес в погруженном состоянии подошел к острову Сент-Люсия, принадлежащему Великобритании. В гавани Порт-Кастрис он увидел два больших судна. Это были 8000-тонный канадский лайнер и 8200-тонное английское грузопассажирское судно, прибывшие утром. После наступления темноты Ахиллес всплыл на поверхность, тихо на электромоторах вошел в порт и торпедировал цели. Впоследствии оба севших на днище судна были подняты и отремонтированы. Когда U161 была уже в открытом море, она подверглась обстрелу береговой артиллерии, однако отделалась незначительными повреждениями.

Двигаясь на север вдоль Наветренных островов, Ахиллес обнаружил и уничтожил еще две цели. Первой было 2000-тонное канадское грузовое судно. Второй — судно, обслуживавшее маяки береговой охраны США «Акакия», которую Ахиллес пустил на дно огнем палубного орудия. Таким образом, на его счету уже было пять потопленных судов (в том числе два танкера) общим тоннажем 28 000 тонн, а также четыре судна тоннажем 30 500 тонн, сидевших на днищах в гаванях Тринидада и Сент-Люсии. Тридцать пять членов команды «Акакия» спас американский четырехтрубный эсминец «Овертон».

Немецкая подводная лодка U129 под командованием Николаса Клаузена патрулировала в открытом море юго-восточнее Тринидада. В ее задачу входило воспрепятствовать перевозке бокситов. С 20 по 23 февраля Клаузен торпедировал и потопил четыре грузовых судна тоннажем 11 700 тонн. Затем он проследовал на юг в направлении Гвианы, чтобы перекрыть сам источник. Однако континентальный шельф (100 миль шириной) и мелководье не позволили ему действовать в этом районе. Вернувшись в район Тринидада, Клаузен в течение семи дней, с 28 февраля по 6 марта, потопил еще три грузовых судна тоннажем 13 900 тонн. Общее количество отправленных им на дно судов составило семь единиц общим тоннажем 25 600 тонн.

Дав жару в Карибском море, группа «Нойланд» направилась в обратный путь. Ей не удалось вывести из строя нефтеперегонные заводы на Арубе и Кюрасао, зато были потоплены двадцать четыре судна (из них двенадцать танкеров) тоннажем 119 000 тонн и нанесены повреждения восьми судам (из них пять танкеров) общим тоннажем 50 000 тонн. Если бы не мелководье, шесть поврежденных Хартенштайном и Ахиллесом судов почти наверняка были бы потеряны навсегда. И наконец, если бы у Мюллера-Шток- хайма были исправные торпеды и не было повреждения в прочном корпусе лодки, несомненно результативность группы была бы гораздо больше.

Ночью в Бискайском заливе лодка Клаузена подверглась атаке с воздуха, однако благополучно достигла Лорьяна. Клаузен был награжден Рыцарским крестом(4). Его успех, как и успех Ахиллеса, послужил пищей берлинской пропаганде. В конце концов, Клаузен, так же, как Гизе и Лют, вернулся в Германию, чтобы принять командование новой лодкой IXD серии.

Итак, группа «Нойланд» справилась с поставленной задачей и воспрепятствовала нефтяным перевозкам в Карибском море. Было потоплено двенадцать танкеров, пять получили повреждения, а судоходство в районе островов Аруба и Кюрасао оказалось временно парализовано. Однако для достижения этого успеха немцам пришлось потратить много*сил. Как и патрулирование в районе Фритауна, рейд группы «Нойланд» был весьма продолжительным — около шестидесяти пяти дней. Кроме того, новые лодки этой группы (U156, U161, U502) вышли в плавание после месячного ремонта во Франции, а старым лодкам (U67, U129) потребовалось на ремонт и того больше — около двух месяцев. Таким образом, результативность субмарин в расчете на единицу времени была не столь впечатляюща, не говоря уже об усталости команды от пребывания в тропических широтах. Эффект внезапности также мало повлиял на результативность группы «Нойланд». По мнению некоторых представителей немецкого военно-морского командования, патрулирование в Карибском море не могло быть успешным из-за интенсивных противолодочных действий. Риск оказался очень велик. Поэтому такие действия рассматривались ими как экономически невыгодные — по крайней мере, пока в этом районе не было организовано снабжение подводных лодок топливом и торпедами.

Исходя из своего опыта, немецкое военно-морское командование не ждало большой помощи со стороны итальянских подводных лодок, патрулировавших восточнее Наветренных островов. В лучшем случае они могли отвлечь на себя внимание. Однако эти лодки, экипажи которых немцы обучали на Балтике и севере Атлантики, нанесли самый сильный скоординированный удар по неприятельскому судоходству из всех, произведенных итальянскими субмаринами за время войны.

— Карло ди Коссато, командир лодки «Таццоли», потопил шесть судов тоннажем 29 200 тонн, включая 8800-тонный английский танкер «Этелкуин».

— Атос Фратернале, командовавший лодкой «Моросини», пустил на дно три судна тоннажем 22 000 тонн, включая 6300-тонный голландский танкер «Оскилла» и 9700-тоНный английский танкер «Педер Боген».

— Уго Джудиче, командир лодки «Финци», отправил на дно три судна суммарным тоннажем 21 500 тонн, включая 7000-тонный английский танкер «Мельпомена» и 10 000-тонный норвежский танкер «Чарльз Расин».

— Антонио ди Джакомо, командовавший «Торелли», потопил два судна тоннажем 16 500 тонн, включая 9200-тонный панамский танкер «Эссо Копенгаген».

— Луиджи Лонганези-Каттани, командир подводной лодки «Да Винчи», потопил одно судно вместимостью 3644 тонны.

Общий тоннаж потопленных итальянскими субмаринами судов, включая танкеры, составил 93 000 тонн. Несмотря на то, что «Торелли» была обнаружена на поверхности авиацией союзников и атакована с воздуха (в результате взрыва бомбы погибли два человека), все пять лодок благополучно вернулись в Бордо. Таким образом, общий результат немецких и итальянских подводных лодок при проведении операции в Вест-Индии и Карибском море был поистине впечатляющим: потоплено тридцать девять судов (включая восемнадцать танкеров) общим тоннажем около 212 000 тонн; нанесены повреждения восьми судам (включая пять танкеров) общим тоннажем около 50 000 тонн(5). Двадцать пять немецких подводных лодок январской группы, отправленных за Атлантику, нанесли сильнейший удар по судоходству союзников. Одиннадцать лодок IX серии, включая группу «Нойланд», пустили на дно сорок семь судов тоннажем 276 000 тонн, нанеся повреждения многим другим. Четырнадцать лодок VII серии потопили двадцать четыре судна тоннажем 125 000 тонн и также нанесли повреждения многим другим. Эта была самая успешная операция немецкого подводного флота за всю войну: потоплено семьдесят одно судно (из них двадцать три танкера) тоннажем около 401 000 тонн(6). Союзники же отправили на дно только одну немецкую субмарину (U82).

Несомненно, эта победа повлияла на решение Гитлера провести другие подобные операции у берегов Америки. А у адмирала Деница на погонах появилась еще одна звезда. Узнав о своем повышении, Дениц уведомил об этом все немецкие базы подводных лодок и все лодки, находившиеся в море, выразив «благодарность и признательность своим подводникам». Несмотря на поразительный успех Деница, адмирал Редер и Морской штаб были раздражены, узнав, что он не выслал в Карибское море вторую группу лодок немедленно после выполнения задания группой «Нойланд». Адмирал Редер утверждал, что воспрепятствование союзническим перевозкам нефти и бокситов в Карибском море было задачей первостепенной важности, и настаивал на необходимости постоянного патрулирования в том районе, а также на необходимости новых попыток обстрела нефтеперегонных заводов и нефтебаз на островах Аруба и Кюрасао.

Незапланированные нападения на конвои

В планы Деница входило увеличить в феврале количество лодок, патрулировавших по ту сторону Атлантики, до двадцати шести или более единиц. Однако вследствие «норвежской паранойи» Гитлера и задержек, связанных со сложной ледовой обстановкой на Балтике, восемь лодок VII серии приходилось временно перевести в район между Исландией и Шотландией.

Кроме того, посчитав, что район Фритауна (не патрулировавшийся со времени катастрофы «Атлантис-Пито- на» в ноябре 1941 года) нуждается в усилении, Дениц решил отправить на юг Атлантики две лодки IX серии. В результате в феврале к берегам Америки было послано лишь восемнадцать лодок (девять IX серии и девять VII серии). Шесть из девяти лодок IX серии и четыре из девяти лодок VII серии были недавно построены и из-за тяжелой ледовой обстановки на Балтике не успели пройти полных испытаний.

Исходя из опыта Зурена и Файлера, Дениц пришел к выводу, что, следуя по дуге Большого круга и экономя топливо, лодки VII серии могли патрулировать у берегов Америки до десяти дней. Он также решил, что проходившие в сложных условиях малопродуктивные патрулирования у берегов Канады следовало временно прекратить. Таким образом, все восемнадцать лодок февральской группы должны были направиться к побережью Соединенных Штатов и в Карибское море.

Англичане не могли «читать» четырехроторную «Энигму», поэтому дислокация февральских лодок была им неизвестна. Двадцать первого февраля в открытом океане по пути к берегам Америки лодки IX серии U154 и U155 атаковали большой конвой, следовавший в противоположном направлении.

Получив сообщение от другой лодки, 34-летний командир U154 Вальтер Колле обнаружил конвой «Н-175», следовавший при усиленном охранении. По различным целям он выпустил все четырнадцать торпед. Получив доклад о произведенном U154 залпе (ни одна цель не была поражена), немецкое военно-морское командование немедленно отозвало Колле в Ло- рьян. После проверки оказалось, что у механизма наведения торпед была сбита калибровка. Ремонт и проведение испытаний отложили отправку Колле в Карибское море до марта и, к неудовольствию Берлина, снизили эффективность подводной кампании в том районе.

Адольф-Корнелиус Пининг, командир лодки U155, обнаружил конвой «ON-67», состоявший из тридцати пяти торговых судов, включая танкеры, груженные балластом. Его охраняли два старых и два новых американских эсминца («Николсон» и «Ли» были оснащены радиолокаторами метрового диапазона), а также канадский корвет. Замыкало конвой 1600-тонное спасательное судно «Тоуорд» с каютами на несколько сотен человек и медицинским персоналом. На нем также были установлены радиопеленгаторы.

Среди других судов в конвое был также и 8000-тонный английский танкер «Эмпайр Келт», оборудованный экспериментальным сетевым противоторпедным заграждением. Заграждение состояло из больших мотков прочной стальной сети, которая в минуты опасности могла быть спущена с пятидесятифутовых выстрелов по обеим сторонам судна. Во время испытаний сеть останавливала торпеды, пущенные английскими субмаринами. Это плавание было первым боевым испытанием заграждения. Сети были сложны в обращении, могли быть развернуты только в случае, если скорость судна превышала девять узлов, и требовали переустановки после каждого плавания. Тем не менее считалось, что для грузовых судов и танкеров они могли обеспечить 50-60 процентную защиту. Для наблюдения за работой заграждения в боевых услови- ях на борту «Эмпайр Келт» находились руководитель проекта К. Карри и американский офицер-подводник Джордж Крауфорд.

Спасательное судно «Тоуорд» запеленговало U155 и объявило тревогу. В течение часа эсминец «Ли» вел поиски в указанном направлении. Однако Пинингу удалось ускользнуть от противника и рано утром 22 февраля атаковать три цели. Ко дну пошли 8000-тонный английский танкер «Эделлен» и 1800-тонное грузовое судно. Конвой ушел вперед. «Тоуорд» и «Николсон» остались подбирать оставшихся в живых.

«ON-67» все дальше удалялся на запад. Дениц приказал всем лодкам, направлявшимся к берегам Америки и находившимся поблизости, собраться и провести совместную атаку. Двадцать третьего февраля немецкие субмарины снова окружили конвой. Это было первое нападение группы немецких подводных лодок на североатлантический конвой со второго ноября, когда немцы отогнали конвой «S-52» обратно к Ньюфаундленду.

Двадцать четвертого февраля Гюнтер Крех, опытный командир лодки VII серии U558, провел одну из самых запоминающихся атак за весь период войны. В течение пяти часов он пустил на дно пять судов: четыре больших танкера с балластом суммарным тоннажем 32 600 тонн и 4400-тонное грузовое судно. Израсходовав все торпеды, кроме одной, Крех вернулся во Францию. Дениц и берлинская пропаганда не поскупились на похвалы в его адрес. Командир лодки IX серии U158 Эрих Ростин нанес повреждения танкеру. После этого он и Юрген Ватенберг, командир лодки IX серии U162, видимо одновременно, выпустили торпеды по танкеру «Эмпайр Келт», развертывавшему сетевое заграждение. Одна торпеда прошла сквозь сеть и образовала брешь в середине корпуса судна. Танкер переломился пополам, его носовая часть затонула. Буксирное судно из Ньюфаундленда спасло сорок пять человек, включая Карри и Крауфорда, и попыталось дотащить остатки танкера до Сент-Джонса, однако попытка не удалась. Неудачные испытания в условиях боя противоторпедной сети стали, по признанию властей Великобритании, «тяжелым ударом» по всей программе сетевых противоторпедных заграждений Адмиралтейства. Тем не менее Адмиралтейство оборудовало этим заграждением множество судов тоннажем 8000 тонн и выше(7).

Ульрих Борхардт, командир лодки VII серии U587, также участвовал в атаке. Тринадцатого февраля вместе с Виктором Фогелем, командиром U588, и Отто Итесом, командиром U94, он получил приказ подобрать летчиков самолета-разведчика FW 200 «Кондор», совершившего вынужденную посадку на воду. Пятнадцатого февраля Борхардт обнаружил спасательную шлюпку и взял на борт пять человек. Чтобы передать спасенных, ему пришлось встретиться с одной из направлявшихся домой подводных лодок. Встреча с Герхардом Бигальком, командиром лодки U751, не получилась. Восемнадцатого февраля состоялась встреча с Эрнстом Кальсом, командиром U130. Таким образом, для экипажа «фокке-вульфа» все окончилось благополучно, но поиски летчиков отняли у Борхардта слишком много драгоценного топлива.

После этого эпизода Дениц сделал в своем дневнике необычную запись. «Каким бы удовлетворительным и естественным ни показалось спасение летчиков, — писал он, — тем не менее, всегда трудно решить, целесообразно ли использование отправляющихся на задание подводных лодок для поиска экипажей самолетов, совершивших аварийную посадку. Учитывая нынешние условия, каждая капля горючего жизненно необходима для субмарин... Возможно, иногда придется отказывать в такой помощи ради выполнения лодками полученных заданий». Морской штаб прокомментировал это таким образом, что, исходя из опыта таких эпизодов, «для отказа в помощи должна была быть очень веская причина».

Приготовившись к атаке и обойдя конвой сзади, Борхардт увидел спасательное судно «Тоуорд», которое было оборудовано чем-то, похожим (по мнению Борхардта) на «механизм для прокладки кабелей». Сделав вывод, что это могло быть судно-ловушка, Борхардт выпустил по нему одну торпеду. Пуск оказался неудачным, что привело Борхардта и немецкое командование к мысли — ложной мысли, — что торпеда была отклонена противоторпедной сетью. Чуть позже Борхардт поразил танкер из состава этого конвоя, возможно, уже получивший повреждения от торпед Креха. Однако корабли охранения отбили и вторую атаку. Военно-морское командование США удостоило командира группы охранения Альберта Мердафа награды за «выдающиеся» действия по обороне конвоя «NS-67». Однако на самом деле конвой понес ощутимые потери: восемь английских судов (из них шесть танкеров) тоннажем около 55 000 тонн были потоплены и один английский танкер получил повреждения. Результат, по мнению Деница, был удовлетворительным — особенно учитывая тот факт, что в операции участвовали и неопытные командиры. Дениц убедился в том, что при наличии достаточного количества субмарин групповые операции против конвоев имели все шансы на успех.

Поступившие от Креха и других командиров подводных лодок доклады о противоторпедных сетях, установленных на «Эмпайр Келт», сильно обеспокоили немецкое военно-морское командование. Деницу казалось невероятным, что судно могло делать девять или десять узлов с развернутыми сетями. Он немедленно информировал об этом инженеров и дал распоряжение найти средство, которое можно было бы противопоставить противоторпедным сетям. Единственным надежным средством был магнитный взрыватель. Оснащенная таким взрывателем торпеда могла проходить под сетью и взрываться под днищем судна. Был создан новый магнитный взрыватель, однако он все еще проходил испытания. Наученные горьким опытом своих предшественников, инженеры не хотели пускать в производство новое устройство до тех пор, пока не завершатся испытания.

Всего в феврале немецкие подводные лодки встретили на севере Атлантики шесть грузовых конвоев: «Н-173», «Н-175», «SC-67», «ON-61», «ON-63» и «ON-67». Из состава этих конвоев немцы потопили двенадцать судов (из них шесть танкеров) и три корвета («Алисе», «Арбутус» и «Спайкенард»). Кроме того, они нанесли повреждения двум танкерам. Едва ли это время было «тихим» и вряд ли оно подходило для массового перевода кораблей охранения с севера Атлантики к восточному побережью США, как предполагает М.Гэннон.

Во время атаки на конвой «ON-67» или сразу же после нее Ватенберг, командир U162, доложил командованию о серьезном повреждении лодки. Люки двух торпедных аппаратов сорвало с креплений, и они заблокировали два других торпедных аппарата. Однако позднее Ватенбергу удалось разблокировать рабочие аппараты и починить сломанные, после чего он попросил командование дать ему разрешение продолжать плавание. Однако было решено не посылать неопытного еще командира частично поврежденной лодки к берегам Америки. Ему было дано задание эскортировать возвращавшийся во Францию блокадный прорыватель «Озорно». Однако встреча двух кораблей не состоялась.

Непредвиденные и незапланированные атаки на конвои «Н-175» и «ON-67», в результате которых одна лодка (U558) вернулась на базу, а две другие (U154 и U162) в аварийном порядке прекратили плавание, сократили количество субмарин февральской группы, направлявшихся к берегам Америки, с восемнадцати до пятнадцати. Кроме того, вследствие перерасхода топлива при спасении летчиков «кондора» и проведения атаки на конвой «ON-67», Бор- хардт вынужден был ограничиться патрулированием у берегов Канады. Таким образом, к Соединенным Штатам направилось всего четырнадцать лодок.

Продвигаясь на юг, группа понесла и другие потери. Первого марта самолет ВМС США «хадсон» из восемьдесят второй эскадрильи обнаружил и атаковал субмарину VII серии U656 примерно в шестидесяти милях к югу от мыса Рейс. Лодка пошла ко дну вместе со всем экипажем. Она оказалась первой подводной лодкой, потопленной вооруженными силами США, а также первой субмариной, уничтоженной у берегов Северной Америки(8). Две недели спустя, 15 марта, «хадсон» из той же эскадрильи обнаружил и атаковал субмарину IXC/40 серии U503 примерно в том же районе. Она также погибла вместе со всем экипажем.

Еще один ощутимый удар

Лишь тринадцать подводных лодок из восемнадцати, отправленных через Атлантику в феврале, достигли берегов Америки. В их число входила лодка Ульриха Борхардта, вследствие недостатка топлива вынужденная патрулировать у берегов Канады, а также лодка IXC серии U126 под командованием Эрнста Бауэра, получившего задание патрулировать у северного побережья Кубы, с целью нападения на суда в Наветренном проливе, разделяющем Кубу и Гаити. Остальные одиннадцать лодок — пять IX серии и шесть VII серии — действовали у восточного побережья Соединенных Штатов.

Борхардту вряд ли можно было позавидовать. Его встретили холодные прибрежные воды Канады и жесткие противолодочные меры союзников. Восьмого марта Борхардт доложил командованию, что в течение девяти дней он сталкивался либо с эсминцами, либо с патрульной авиацией противника. По некоторым из кораблей он открывал огонь, но ему удалось потопить лишь 900-тонное каботажное грузовое судно. На обратном пути домой, по словам самого Борхардта, ему удалось нанести сильные повреждения неопознанному танкеру.

Двадцать седьмого марта на входе в Бискайский залив Борхардт доложил об обнаруженном конвое, направлявшемся на юг. «WS-17» состоял из тридцати военных транспортов с 60 000 британскими военнослужащими на борту(9). У Борхардта оставалась только одна торпеда, поэтому атаковать он не мог. Эсминец охранения «Кеппел» с помощью нового радиопеленгатора обнаружил местоположение лодки, а четыре других эсминца — «Лимингтон», «Гроув», «Элден- хем» и «Волантиер» — внезапно ее атаковали, сбросив глубинные бомбы. Субмарина и весь экипаж погибли. Ее поиски ни к чему не привели. Она стала третьей лодкой, потерянной в бою, и второй, потопленной при возвращении от берегов Америки.

Наоборот, опытный Эрнст Бауэр, патрулировавший в районе Багамских островов к северу и северо-востоку от Кубы, радовался прекрасной погоде и топил суда противника почти при полном отсутствии какой-либо противолодочной обороны. За двенадцать дней, со 2 по 13 марта, он пустил на дно семь судов тоннажем 33 000 тонн и нанес повреждения трем другим (тоннажем 23 000 тонн). Среди жертв Бауэра был 8200-тонный панамский танкер «Хэнсит» и два танкера, получивших повреждения. Учитывая его прошлые заслуги и роль в спасении людей с немецкого рейдера «Атлантис», командование удостоило Бауэра Рыцарского креста.

(1) Нефтеперегонный завод «Лагос» на Арубе, производивший семь миллионов баррелей нефтепродуктов в месяц, был самым большим в мире.

(2) Нежелание Деница обстреливать нефтеперегонные заводы и нефтебазы на Арубе и Кюрасао (имевшие гораздо большее военное значение, чем танкеры, которые U67 и U502 могли потопить) должно рассматриваться как серьезная стратегическая ошибка.

(3) Этот некрасивый инцидент (получивший известность благодаря тому, что был связан с деятельностью немецких лодок) свидетельствует, что политика европейских властей в колониях немногим отличалась от политики нацистов на оккупированных ими территориях. Недаром в британских и голландских владениях в Азии японцев зачастую встречали как освободителей. (Прим. ред.)

(4) К этому времени общее количество потопленных Николасом Клаузеном судов составило девятнадцать единиц (63 855 тонн), включая ошибочно потопленные суда коллаборационистской Франции: субмарину «Сфакс» и небольшой танкер «Фоун».

(5) В том же районе, а также южнее английской и голландской Гвианы патрулировал Эмилио Оливьери, командир «Кальви». Он потопил пять судов тоннажем 27 571 тонн, включая три танкера (7500-тонный американский «Т.К. Маккобб», 7100-тонный американский «Э.В.Р. Тайер», а также 7700-тонный панамский «Бен Браш»), доведя количество потопленных итальянскими субмаринами судов в Вест-Индии до двадцати (включая пять танкеров) общим тоннажем 120 417 тонн. Однако в 1942 году в Атлантике итальянцам больше не удалось потопить ни одного судна.

(6) Некоторые январские лодки топили суда в январе, феврале и марте. У некоторых февральских лодок на счету были суда, потопленные в феврале. Общее количество потопленных немецкими субмаринами только в феврале судов составило пятьдесят девять единиц (из них двадцать три танкера) тоннажем 331 219 тонн. Девяти судам (из них восьми танкерам) были нанесены повреждения.

(7) Союзники оборудовали заграждением 768 торговых судов. Из них за весь период войны торпедным атакам подверглось двадцать одно судно. Противоторпедное заграждение отразило десять атак, но все же пять судов были повреждены и шесть — потоплены.

(8) Если, конечно, забыть о подводных лодках времен Гражданской войны в США. (Прим. ред.)

(9) Часть войск должна была высадиться на Мадагаскар, чтобы не пустить туда японцев, представлявших угрозу для британского судоходства в Индийском океане.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю