Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Возвращение в Атлантику. Подводная война меняет характер. Часть 3

Несмотря на то, что мины, выставленные Марквортом, не причинили никакого вреда, если не считать потрепанных нервов противника, его патрулирование оказалось исключительно продуктивным. За период между 26 июля и 6 августа Маркворт потопил в районе острова Тринидад еще три грузовых судна. Правда, следующие три недели прошли впустую. Зато 28 августа, находясь восточнее Тринидада, он обнаружил, по-видимому, новый конвойный путь между Тринидадом и Кейптауном. За три дня Маркворт потопил еще четыре судна: три с грузом военного назначения для английских войск в Египте и 8600-тонный английский танкер «Уинэмак». Девятого сентября, направляясь домой, Маркворт пустил на дно 6400-тонный шведский «Пипинг», следовавший из Буэнос-Айреса в Нью-Йорк. Общий счет потопленных Марквортом судов составил девять единиц общим тоннажем около 49 000 тонн. Успех был омрачен гибелью одного из членов экипажа, похороненного в море 13 сентября.

Согласно плану, лодка U66 должна была произвести дозаправку от танкера U460. Перед началом этой операции Маркворт запросил традиционные 25 кубометров топлива, с чем Шафер, командир подводного танкера, и согласился, по крайней мере, оба командира решили, что поняли друг друга. Однако экипаж Шафера допустил ошибку и влил в баки U66 вместе с шестнадцатью кубометрами топлива девять кубометров забортной воды. После того, как ошибка была обнаружена, Маркворт был вынужден войти в испанский порт Эль-Ферроль и произвести дозаправку во второй раз от «интернированного» немецкого танкера «Макс Альбрехт», на борт которого с лодки U66 был переправлен тяжело заболевший матрос. Таким образом, лодка прибыла во Францию 29 сентября, пробыв в море 96 дней. Немецкий подводник, оставленный в Испании, выздоровел и вернулся во Францию как раз к началу следующего патрулирования своей лодки.

Результаты операции, проведенной десятью лодками IX серии, отправившимися к берегам Америки в июне, не оправдали ожиданий. Было потоплено 31 судно общим тоннажем около 135 000 тонн, включая четыре мелких траулера, что из расчета на одну лодку составило 3,1 судна общим тоннажем 13 500 тонн. Результативность этих лодок оказалась значительно ниже результативности лодок того же типа из состава майской группы. Две лодки, U66 и U160, отправили на дно бблыную половину общего числа судов — 15 единиц общим тоннажем 78 200 тонн. Две лодки, U173 и U509, не потопили ни одного судна. Три лодки были потеряны: U153 и U166 стали жертвами американских противолодочных сил, a U171 подорвалась на английской мине недалеко от Лорьяна. Ввиду невысокой результативности лодок VII серии, общая результативность двадцати трех лодок, достигших берегов Америки в июне, также оказалась неудовлетворительной: 58 потопленных судов (включая траулеры и парусники) общим тоннажем около 259 000 тонн. Из расчета на одну лодку это составило 2,5 судна общим тоннажем 11 260 тонн. Шесть лодок оказалось потеряно (пять из них — вместе со всем экипажем), что составило 26 % от числа всех лодок. Таким образом, немецкая подводная кампания у берегов Америки вследствие возраставшего риска и увеличивавшихся потерь становилась все менее продуктивной. Однако Дениц был все еще не в состоянии ее отменить.

Конвой «PQ-17»

Всю весну и лето 1942 года Гитлера не покидала уверенность в том, что союзники намереваются вторгнуться в Норвегию. Поэтому у берегов этого государства по приказу фюрера постоянно находились линкор «Тирпиц», тяжелый крейсер «Хиппер» и «карманные» линкоры «Адмирал Шеер» и «Люцов» (бывший «Дойчланд»).

Кроме того, по особому распоряжению Гитлера в Норвегии базировалось 25 немецких подводных лодок, в задачу которых входило участие в отражении нападения союзников и патрулирование арктических вод с целью нападения на конвои, следовавшие в Мурманск и обратно. В море, охотясь за конвоями, постоянно находилась половина лодок, базировавшихся в Норвегии, остальные ремонтировались или готовились к боевым выходам.

Действия немецких подлодок в этом районе были сопряжены с многочисленными трудностями. В отличие от Атлантики и Средиземного моря, в Норвегии в это время не было единого командования подводными силами. Ответственность за них делилась между адмиралом, командовавшим группой «Норд» (штаб-квартира которого находилась в Киле), адмиралом, штаб-квартира которого находилась в Норвегии, и еще одним адмиралом, Хубертом Шмундтом, командовавшим арктическими военно-морскими силами со штабом в Нарвике. Недавно назначенные на новые должности Юрген Ойстен и Герберт Шульце могли лишь помочь адмиралам советами, касавшимися проведения операций с участием немецких подводных лодок, но никак не отдавать приказы. До сих пор в Норвегии не существовало службы, способной оказывать поддержку действиям немецких подлодок(1). Поэтому лодки, получавшие тяжелые повреждения, были вынуждены возвращаться в Германию для прохождения ремонта. Оставляла желать лучшего и координация действий между «Кригсмарине» и «Люфтваффе».

Поскольку английские шифровальщики «читали» шифровальную машину «Люфтваффе» так же, как и военно-морскую трехроторную «Энигму», применявшуюся немцами в районе Норвегии, Адмиралтейство было в курсе всех немецких операций в этом районе Арктики. Англичане пристально следили за передвижениями больших кораблей, немецких подлодок, а также за полетами самолетов «Люфтваффе» на севере Норвегии и заранее знали о готовящихся нападениях на мурманские конвои. Однако вследствие относительно малой площади акватории Баренцева моря и большой активности разведывательных самолетов противника им редко удавалось провести конвои незамеченными.

В мае 1942 года Гитлеру снова показалось, что союзники вот-вот должны были высадиться в Норвегии, и 27 числа, во второй раз за 1942 год, он приказал, чтобы все лодки VII серии, направленные из Германии в Атлантику, были переведены к берегам Норвегии. Морской штаб подсчитал, что если бы этот приказ не был отменен, восемь упомянутых лодок могли бы достичь Норвегии к 10 июня. Дальнейшее отвлечение лодок упомянутого типа в июне и июле (в общей сложности от 40 до 50 единиц) могло бы негативно сказаться на атлантических подводных силах немцев. Приказ Гитлера вызвал очередную волну горячих споров о целесообразности развертывания немецких подлодок в Арктике. Дениц по-прежнему доказывал бессмысленность подобных действий. Во-первых, немецкие подводные лодки не смогли предотвратить вторжение англичан в Норвегию в апреле 1940 года.

Во-вторых, результативность немецких подлодок в войне против мурманских конвоев ни в коей мере не оправдывала средств, потраченных на их подготовку. Наконец, к этому времени из состава шестнадцати конвоев, имевших пунктом назначения Мурманск и включавших в себя несколько сотен судов, всеми базировавшимися в Норвегии немецкими подводными лодками было потоплено только восемь транспортов, не считая эсминца «Метабель». Из двенадцати конвоев, проследовавших в обратном направлении, было уничтожено лишь одно судно. При этом три лодки погибли вместе со своими экипажами (U655, U585 и U702), что было слишком высокой ценой за девять торговых судов и один эсминец. Несколько лодок получили тяжелые повреждения.

Адмирал Редер и Морской штаб вновь попытались успокоить Гитлера в отношении вторжения союзников в Норвегию, а также убедить его отменить приказ о переброске всех немецких подводных лодок VII серии к берегам Скандинавского полуострова. Однако Редер не согласился с Деницем в том, что из Арктики должны были быть уведены все лодки. Несмотря на их огорчительно низкую результативность и возросший вследствие наступления полярного дня риск, Редер считал, что немецкие военно-морские силы в состоянии выделить «около восьми» лодок на каждый мурманский конвой. В их задачу могло входить выполнение следующих функций: обнаружение конвоев, сообщение их координат «Люфтваффе», потопление отдельных судов и устранение огрехов, допущенных немецкой авиацией, а также спасение немецких летчиков, совершивших вынужденную посадку на воду.

Редер и Морской штаб подсчитали, что для того, чтобы на каждый конвой выделять по восемь лодок, необходимо иметь в своем распоряжении не менее двадцати трех подводных лодок. Поскольку ранее три лодки были потеряны, а три норвежские лодки по достигнутому соглашению в мае были переведены в Атлантику (U134, U454 и U584), в Норвегию требовалось перевести еще шесть лодок VII серии(2). Дениц снова высказывался против, но к его мнению не прислушались. Редер же настаивал, что ввиду важности прекращения потока военных грузов в Советский Союз присутствие двадцати трех лодок в Норвегии представляется весьма разумным.

Существовал еще один важный фактор, повлиявший на принятие решения. Для того, чтобы увеличить военную помощь союзников Советскому Союзу и поднять моральный дух Красной Армии, Рузвельт приказал, чтобы о мурманских конвоях как можно подробнее сообщалось в средствах массовой информации. Таким образом, эти конвои на некоторое время привлекли к себе всеобщее внимание. В свою очередь для немцев пропустить мурманские конвои невредимыми означало, по крайней мере, подвергнуть себя психологическому удару.

Основываясь на донесениях «Люфтваффе» о якобы нанесении значительного урона конвою «PQ-16», адмирал Редер и Морской штаб разработали план «Россельшпрунг»(3) по уничтожению конвоя «PQ-17», чтобы таким образом заставить союзников прекратить посылку транспортных судов в Мурманск. Группа немецких подлодок под названием «Айстойфель» должна была патрулировать район северо-восточнее острова Ян-Майен.

Четыре больших корабля — «Тирпиц», «Адмирал Шеер», «Люцов» и «Хиппер» — в сопровождении эсминцев должны были контролировать акваторию между Нарвиком и мысом Нордкап. При благоприятных обстоятельствах их прибытие к месту обнаружения конвоя ожидалось примерно в одно время с подводными лодками и самолетами «Люфтваффе».

Немцы не знали, когда «PQ-17» должен был покинуть Исландию. Для того, чтобы получить информацию о его отплытии как можно раньше, Хуберт Шмундт, временно командовавший подводными силами, в начале июня послал три лодки на патрулирование северной части Датского пролива. Это были лодки U251 под командованием Генриха Тимма, U376 под командованием Фридриха-Карла Маркса и U408 под командованием Рейнгарда фон Химмена. Маркс доложил, что обнаружил крейсер, но когда получил разрешение на атаку, корабль уже скрылся. По приказу Шмундта Маркс провел разведку границы ледяного покрова, чтобы убедиться в том, что конвой не прошел севернее острова Ян-Майен. Прохода там не оказалось. Конвой «PQ-17» был отправлен англичанами в Мурманск 27 июня. Навстречу ему из Мурманска вышел конвой «QP-13>>. Конвой «PQ-17» был самым большим мурманским конвоем и насчитывал до сорока судов: тридцать пять больших грузовых судов (одно из них, «Эмпайр Тайд», имело на борту катапультируемый самолет), три спасательных судна и два танкера для дозаправки кораблей охранения. Конвой охраняли шестьдесят два корабля: двадцать один английский корабль непосредственного охранения(4), семь кораблей крейсерского прикрытия(5), девятнадцать кораблей внешнего прикрытия(6) и пятнадцать подводных лодок в авангарде(7). Ни одна из трех лодок, патрулировавших Датский пролив, не заметила, как «PQ-17» покинул Исландию. Почти сразу же после выхода в море конвой потерял три судна. Американское грузовое судно «Ричард Блэнд» наскочило на скалы и было вынуждено прекратить плавание. Американское грузовое судно «Эксфорд» и 3300-тонный английский танкер «Грей Рейнджер» получили повреждения от столкновения со льдиной. Вследствие этого «Эксфорд» вернулся в Исландию, а «Грей Рейнджер», который должен был производить дозаправку кораблей охранения, теперь вынужден был пройти лишь часть пути и произвести дозаправку кораблей охранения конвоя «QP-13». Обязанности по дозаправке кораблей охранения конвоя «PQ-17» на всем пути до Мурманска возлагались на 8400-тонный танкер «Элдерсдейл».

Шмундт рассредоточил группу «Айстойфель» поперек предполагавшегося пути прохождения конвоя «PQ-17» вблизи острова Ян-Майен, доведя ее численность до шести лодок. Первого июля командир одной из лодок, U456, Макс-Мартин Тайхерт обнаружил конвой и поднял тревогу. Однако четырехтрубный эсминец «Лимингтон» отогнал его. К району обнаружения «PQ-17» подошли две другие лодки: U408 под командованием фон Химмена, проводившая патрулирование района Датского пролива, а также U255 под командованием двадцатисемилетнего Рейнгарда Рехе, вышедшая из Германии. По приказу Шмундта они начали преследование конвоя до подхода главных немецких сил. К ним присоединилась третья лодка, U703 под командованием Хайнца Бильфельда.

На следующий день, 2 июля, к лодкам, преследовавшим конвой, присоединились лодки группы «Айстойфель». В это время одна из них, U88 под командованием Хайно Бомана, обнаружила конвой «QP-13». Он состоял из тридцати пяти судов и пятнадцати кораблей охранения. Однако целью немцев было уничтожение судов с грузом для Советского Союза, а не возвращающиеся порожняком транспорты. Поэтому Шмундт приказал лодкам сосредоточиться только на конвое, шедшем в Мурманск(8).

Несмотря на то, что Гитлер до сих пор не санкционировал нападение на конвои силами больших кораблей, немецкие адмиралы отправили их на север, чтобы они заняли наиболее выгодные позиции близ норвежского мыса Нордкап. Во время этих маневров «карманный» линкор «Люцов» вместе с тремя эсминцами наскочил в тумане на камни и получил столь сильные повреждения, что вынужден был выйти из операции. Таким образом, нападение на конвой должны были осуществлять линкор «Тирпиц», «карманный» линкор «Адмирал Шеер», тяжелый крейсер «Хиппер» и их корабли сопровождения (семь эсминцев и два миноносца). В конце концов, Гитлер дал разрешение на проведение атаки, однако поставил условием отсутствие угрозы для кораблей со стороны палубной авиации и субмарин союзников. Это ограничение заставило немецких адмиралов проводить надводную часть операции с величайшей осторожностью.

На протяжении этого и следующего дня все одиннадцать немецких подводных лодок, находившихся в этом районе, занимали позиции вокруг конвоя «PQ-17». Позже Шмундт писал: «Худшие условия для проведения подводной атаки было трудно себе представить». Покрытое таявшими льдинами море окутывал густой туман. С одной стороны, туман скрывал лодки, однако иногда из него вырывались яркие лучи света бортовых прожекторов судов конвоя и освещали лодки, делая их уязвимыми для кораблей охранения. На открытых участках море было гладким, словно стеклянным, что делало опасным использование перископов для проведения атаки в погруженном состоянии. Рейнгард Рехе, командир U255, приблизился к конвою достаточно близко и выпустил две торпеды по эсминцу, но оба выстрела оказались неточными. Охранение предприняло контратаку, сбросив сорок глубинных бомб. Однако ни одна из них не причинила вреда лодке. Немцами были предприняты по крайней мере еще шесть атак, но они были отбиты. Постепенно лодки отстали от конвоя. Роль преследователя взяла на себя немецкая авиация.

Четвертого июля «PQ-17» был атакован авиацией «Люфтваффе». Корабли охранения вели шквальный заградительный огонь, но немецкие самолеты, имевшие базы на севере Норвегии, совершали налет за налетом. Однако успехи их были невелики. Ранним утром немецкий бомбардировщик нанес повреждения 7200-тонному американскому грузовому судну «Кристофер Ньюпорт». После того, как команда покинула судно, англичане попытались его затопить, но обе их попытки закончились неудачей. Позже тем же днем оставленное судно было обнаружено лодкой U457 под командованием Карла Бранденбурга и пущено на дно торпедой.

Между тем Бранденбург заметил в перископ часть сил охранения противника. В последовавшем донесении он ошибочно утверждал, что наблюдал тяжелые корабли, в том числе, линкор. Основываясь на полученной информации, адмирал Редер заключил, что эти тяжелые корабли могли быть внешним прикрытием, куда мог входить авианосец, и, помня об указании Гитлера, запретил выход в море линкора «Тирпиц» до тех пор, пока предполагаемый авианосец не будет уничтожен. Поскольку у подводных лодок было больше шансов потопить авианосец, Шмундт приказал Бранденбургу оставить конвой и начать преследование линкора (по-видимому, авианосца) и привлечь к этой операции другие лодки. Поскольку три лодки из одиннадцати, которые в начале июня были посланы на патрулирование Датского пролива, должны были провести дозаправку в Нарвике или Киркенесе, а две лодки возобновили преследование конвоя «PQ-17», лишь пять лодок могли присоединиться к Бранденбургу в погоне за линкором. Для того, чтобы исключить всякую ошибку, Шмундт рекомендовал всем лодкам сосредоточиться на тяжелых кораблях союзников.

Позже 4 июля авиация «Люфтваффе» атаковала «РС-17» еще дважды. От бомбардировок пострадали три судна: 4800-тонное английское судно «Наварино», 7200-тонное американское грузовое судно «Уильям Хупер» и советский танкер «Азербайджан». После того, как с «Наварино» была снята команда, судно было затоплено кораблями охранения. «Уильям Хупер» был пущен на дно случайно оказавшейся рядом лодкой U334 под командованием Хилмара Симона. «Азербайджан» произвел ремонт на месте и продолжил плавание(9). В Лондоне Первый морской лорд Дадли Паунд пытался разобраться в сложившейся ситуации. Из различных источников ему было известно, что «Тирпиц» и остальные крупные немецкие корабли находятся на севере Норвегии и, конечно же, должны участвовать в нападении на конвой «PQ-17». Однако он не знал ни о наложенном Гитлером ограничении на их выход в море, ни об аварии «Лютцова». Вопреки всем разумным доводам он ошибочно посчитал, что «Тирпиц» вместе с остальными кораблями вышел в море вечером 4 июля для нападения на союзнические силы. Паунд полагал, что немцы могут войти в контакт с «PQ-17» к середине дня 5 июля. Таким образом, собрав в кулак все имевшиеся силы, они могли уничтожить почти весь конвой вместе с силами сопровождения(10). Чтобы избежать возможной катастрофы, Паунд отдал судам, входившим в состав конвоя, роковой приказ рассредоточиться, а кораблям охранения отступить на юго-запад.

Немецкие подводные лодки стали первыми, кто почувствовал преимущество этого приказа. Тайхерт и Бранденбург радировали, что корабли противника меняют курс. Будучи не в состоянии преследовать быстроходный эскорт, командиры подводных лодок запросили разрешение атаковать многочисленные торговые суда, оставшиеся без охранения. Шмундт дал такое разрешение. Вот результаты действий немецких подводных лодок:

Хайнц Бильфельд, командир U703, отправил на дно 6600-тонное английское грузовое судно «Эмпайр Байрон», ранее поврежденное авиацией «Люфтваффе», а также 5500-тонное английское грузовое судно «Ривер Афтон». Бильфельд взял в плен офицера британской армии и капитана «Ривер Афтон» и снабдил находившихся в спасательных шлюпках людей пищей и водой.

Хайно Боман, командир U88, потопил 5100-тонное американское грузовое судно «Карлтон» и 7200-тонное американское грузовое судно «Дэниел Морган», ранее поврежденное авиацией «Люфтваффе». Хилмар Симон, командир U334, пустил на дно 7200-тонное английское грузовое судно «Эрлстон», ранее поврежденное немецкой авиацией, и взял в плен капитана.

Макс-Мартин Тайхерт, командир U456, потопил 7000-тонное американское грузовое судно «Хоуному» и взял в плен капитана.

Несмотря на достигнутые успехи, немецкие летчики, видимо, испытывали трудности при распознавании судов противника. Одна из бомб угодила в U334, другая — в U457. Еще две бомбы разорвались рядом с U334, нанеся ей такие повреждения, что Симон был вынужден прекратить плавание. По просьбе Симона, Шмундт приказал Тайхерту сопроводить U334 в Киркенес. Примерно в то же время Генрих Гольниц, командир U657, не потопивший ни одного судна, также прекратил плавание вследствие протечки в топливном баке. В результате в этом районе осталось пять немецких подводных лодок. Однако три лодки, которые производили дозаправку в Нарвике и Киркенесе (U251, U376 и U408) незамедлительно вышли в море, вновь доведя численность арктических лодок до восьми единиц.

Узнав о том, что охранение конвоя ретировалось, а сами суда рассредоточены, адмирал Редер убедил Гитлера в безопасности выхода «Тирпица» и других кораблей в море. Таким образом, план «Росселыппрунг» получил одобрение фюрера. Редер известил об этом военно-морское командование, подчеркнув, что должны были быть предприняты все меры предосторожности для того, чтобы не потерять ни один из трех крупных кораблей, в особенности «Тирпиц».

Пятого июля в три часа дня все три корабля вышли в море в сопровождении семи эсминцев и двух торпедных катеров. Как только флотилия вышла в открытый океан, она была замечена и атакована советской подводной лодкой К-21. Подлодка доложила о двух попаданиях, которые, однако, впоследствии не были подтверждены. Час спустя гидросамолет береговой авиации «каталина» также доложил об ее обнаружении. Еще двумя часами позже английская субмарина «Аншейкн» под командованием Х.П. Уэстмакотта обнаружила и передала точное описание немецкой флотилии.

Узнав об обнаружении эскадры, Редер посчитал ее выход в море слишком рискованным и своей властью отменил план «Росселыппрунг». С начала его осуществления едва прошло шесть с половиной часов. Во второй раз «Тирпиц» вернулся в порт, не сумев применить мощь своего вооружения. Однако одно лишь его присутствие в этом районе заставило адмирала Паунда рассредоточить конвой «PQ-17», сделав суда и корабли охранения беззащитными перед авиацией и подводными лодками противника.

В течение следующих десяти дней немецкая авиация и подводные лодки рыскали по Баренцеву морю в поисках судов рассыпавшегося конвоя. На счету авиации оказалось еще одно потопленное 5400-тонное американское грузовое судно «Пан Атлантик» и шесть поврежденных судов. Что касается подводных лодок, то самой удачливой была U255 под командованием Рейнгарда Рехе. Рехе отправил на дно три американских грузовых судна общим тоннажем около 18 400 тонн, а также 7200-тонный «Паулус Поттер», ранее подвергшийся бомбардировке немецкой авиации и оставленный в такой спешке, что секретные документы были забыты на борту(12). Одно 5100-тонное английское судно было потоплено Гюнтером Ла Бауме, командиром U355. Три другие лодки, U251, U376 и U457, которые сами едва избежали атаки советской подлодки, потопили по одному судну, также до того получившему повреждения вследствие налета немецкой авиации.

Немецкое командование ликовало. Оно считало, что впервые за всю войну был полностью уничтожен конвой союзников. Из донесений «Люфтваффе» следовало, что авиация потопила двадцать судов тоннажем 131 000 тонн. Подводные лодки доложили о потоплении шестнадцати судов общим тоннажем 113 963 тонн. На самом деле советских берегов достигли четырнадцать из тридцати восьми торговых, и спасательных судов. Не было потеряно ни одного военного корабля. Большая же результативность немецкой авиации и подводных лодок частично объяснялась «потоплением» одних и тех же судов. Таким образом, результаты проведенной немцами операции были следующими:


2 Двадцать два судна из двадцати четырех потопленных везли большое количество грузов военного назначения. Четырнадцать судов принадлежали Соединенным Штатам. Среди пошедшего ко дну груза были 3350 грузовых автомобилей, 430 танков, 210 самолетов и около 100 000 тонн других грузов. Погибли 153 моряка (из них 107 американцев). Суда, достигшие Советского Союза, доставили 896 автомобилей, 164 танка, 87 самолетов и около 57 000 тонн другого груза военного назначения. Немецкая авиация, совершив 202 боевых вылета, потеряла лишь пять самолетов и несколько человек. Кроме того, не было потеряно ни одной подводной лодки.

До боя с конвоем «PQ-17» существовала вероятность того, что Дениц сможет убедить Берлин высвободить несколько лодок VII серии (из двадцати трех таких субмарин, находившихся у берегов Норвегии) и перевести их в Атлантику. Теперь же, ввиду их успешных действий в Арктике, такая вероятность исключалась.

Потери, понесенные «PQ-17», заставили англичан временно приостановить посылку конвоев в Мурманск и дождаться того времени, когда в Арктике хотя бы частично наступит ночь, а также когда будут предприняты шаги к значительному улучшению защиты торговых судов. Эти шаги включали в себя перебазирование нескольких английских эскадрилий в район Мурманска, размещение запасов топлива для судов охранения на Шпицбергене, приспособление эскортного авианосца «Эвенджер» для временного несения службы в Арктике(13), оснащение торговых судов палубными орудиями и привязными дирижаблями, а также возвращение многочисленных кораблей, переведенных в Средиземное море и другие районы. Несмотря на непрекращавшееся политическое давление со стороны Вашингтона и Москвы, Лондон оставался непоколебим: в июле и августе им не было послано ни одного мурманского конвоя.

Корпус Роммеля

Двадцать немецких подводных лодок, направленных 1 апреля 1942 года в Средиземное море для поддержки экспедиционного корпуса «Африка» под командованием Эрвина Роммеля, действовали в исключительно сложных условиях. Патрулирования были непродолжительными, но нервозными и рискованными. Кроме того, несмотря на давление Берлина, Рима, а также командующего немецкими подводными лодками в Средиземном море Лео Крайша, строительство ремонтных доков в итальянской Специи, хорватском городе Пула и на греческом острове Саламин шло крайне медленно. Например, ремонт поврежденной лодки Гельмута Розенбаума U73, прибывшей в Специю после того, как 1 апреля она подверглась бомбардировке самолета союзнической авиации, потребовал четыре месяца.

В начале 1942 года немецкие подводные лодки, действовавшие в Средиземном море, были объединены в 29-ю боевую флотилию. В течение первых шести месяцев флотилией командовал 58-летний Франц Бекер. В июне 1942 года его место (уже на целый год) занял Фриц Фрауенхайм, заслуживший Рыцарский крест, командуя подводной лодкой U101, действовавшей в Атлантике.

В апреле 1942 года восточную часть Средиземного моря патрулировало шесть немецких лодок. Седьмого апреля в районе Мерса-Матрух командир лодки U453 Эгон-Райнер фон Шлипенбах по ошибке торпедировал 9700-тонный английский плавающий госпиталь «Сомерсетшир». К счастью для всех находившихся на борту, судно осталось на плаву и сумело добраться до Александрии. Поскольку Гитлер лично одобрил инициативу Морского штаба сохранять в секрете допущенные во время боевых действий ошибки и отвергать все обвинения со стороны союзников в неоправданной жестокости, фон Шлипенбах произвел в судовом журнале соответствующие исправления. Двадцать третьего апреля 27-летний командир лодки U565 Вильгельм Франкен доложил о потоплении примерно в том же районе двух грузовых судов общим тоннажем 9500 тонн,однако послевоенные данные подтвердили лишь потопление одного 1400-тонного английского каботажного судна.

Четыре из шести лодок получили задание об установке мин в период между 13 и 15 апреля.

(1) Шестого июня в Бергене была официально введена в действие 11-я боевая флотилия под командованием Ганса Кохауча. Однако прошло несколько недель, прежде она была полностью укомплектована и могла действовать.

(2) U88, U255, U355, U408, U457, U601.

(3) Ход конем, (нем.)

(4) Шесть эсминцев, четыре корвета, две субмарины, три минных тральщика, два корабля противовоздушной обороны и четыре противолодочных траулера.

(5) Два английских тяжелых крейсера «Лондон» и «Норфолк», два американских тяжелых крейсера «Тускалуза» и «Уичита», английский эсминец «Сомали» и два американских эсминца «Роуэн» и «Уэйнрайт».

(6) Английский авианосец «Викториес», линкор «Дьюк оф Йорк», тяжелые крейсеры «Нигерия» и «Камберленд» с двенадцатью эсминцами, американский линкор «Вашингтон» и два американских эсминца «Мэйрент» и «Райнд».

(7) Английские субмарины «Сахиб», «Сивулф», «Стерджен», «Трибьюн», «Трайдент», «Анривэлд», «Аншейкн» и «Урсула», французская подлодка «Минерва» и шесть советских подводных лодок.

(8) Войдя в оставленный немцами Датский пролив, часть судов конвоя «QP-13» наскочила на минное поле, выставленное союзниками. Подорвались и пошли ко дну английский минный тральщик «Нигер» и пять больших судов общим тоннажем 31 000 тонн. На борту одного из погибших судов, «Родина», находились семьи советских дипломатов, направлявшихся в Англию.

(9) В отечественной литературе подчеркивается, что повреждения «Наварино» были ничуть не больше, чем у «Азербайджана». (Прим. ред.)

(10) То есть Паунд решил, что один линкор, 4 тяжелых крейсера и 7 эсминцев могут уничтожить соединение, в составе которого было 2 линкора, авианосец, 6 тяжелых крейсеров и 23 эсминца! Такая «арифметика» даже не поддается комментированию — по крайней мере, военно-морские историки вот уже без малого 60 лет не могут ее внятно прокомментировать. (Прим. ред.)

(11) Согласно некоторым источникам, командир К-21 Н.Лунин выпустил две торпеды, но доложил о том, что слышал только один взрыв. Вполне возможно, что он действительно добился попадания, однако этот факт никак не был отражен в судовом журнале «Тирпица». С другой стороны, известно, что моряки нацистской Германии время от времени практиковали подчистки судовых документов и фальсификацию сведений о потерях. Сам факт попадания в «Тирпиц» торпеды мог привести к тому, что Гитлер запретил бы не только данную операцию, но и всякое дальнейшее использование в боевых действиях крупных надводных кораблей (как оно и произошло несколько позже). Поэтому у командира корабля были все причины для того, чтобы скрыть случай попадания одной торпеды — тем более что реального ущерба линкору она все равно нанести не могла. (Прим. ред.)

(12) Документы оказались у немцев. Они включали в себя детальное описание структуры конвоя «PQ-17», новые шифровальные книги и много других «полезных материалов».

(13) Отправка из США первых четырех конвойных авианосцев для военно-морского флота Великобритании откладывалась. Во время гарантийного плавания «Арчер» столкнулся с перуанским грузовым судном «Брэйзос» и получил столь серьезные повреждения, что был отбуксирован на военно-морскую базу в Чарлстоне для прохождения ремонта. У всех четырех авианосцев были неполадки в новых дизельных двигателях.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю