Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

"Убивать плохо"


Владимир Владимирович Саморуков, 2007 год
Однажды я, ученик 3 класса, под впечатлением школьного урока спросил:

- Дед, а сколько фашистов ты убил на войне?

- Не знаю

- Как это? Я бы обязательно запомнил, сколько врагов я убил!

Дед посмотрел на меня, печально улыбнулся моей наивности и сказал:

- Когда я стрелял, то понимал, что пущенные мною пули кого-то убивают, но сам я этого не видел. Убивать плохо. Даже на войне. Не все, воевавшие на немецкой стороне, оказывались идейными фашистами. Было немало людей, попавших на фронт не по своей воле. А дома их ждали семьи, жены, дети... В любом случае, даже фашисты - они тоже люди.


Для советского пионера 80-х годов ХХ века эти рассуждения стали откровением.

Дед не любил рассказывать о войне. Но хотел он того или не хотел, война была с ним постоянно: в привычке откладывать "на черный день", нежелании расставаться с немодными, на наш взгляд, но еще добротными, по его мнению, вещами. Да и события мирной жизни дед частенько мерил военной меркой.

Отчасти переписка с Михаилом Безгиным тяготила деда, заставляя заново переживать страшные дни войны. В то же время он был рад, что учитель приобщает учеников к поисковой работе, воспитывает в них патриотизм. Ему приятно было рассматривать фотографии школьников на раскопках в местах его фронтовой юности, нравились снимки школьного музея, в который он передал и свои фронтовые фотографии. Но больше всего он радовался тому, что своими воспоминаниями принимает самое непосредственное участие в этой работе, открывая, как оказалось, новые подробности не самого удачного для Красной Армии сражения, о котором не принято было много рассказывать.

"8 июля 2006 года.

Добрый день, уважаемый Михаил Николаевич!

Я получил Ваше письмо и рад оказать помощь в Вашем благородном деле. Считаю это своим долгом, делом чести. Я уже в солидном возрасте, 83 года, но помню все события, как будто это было вчера, и с радостью расскажу об известных мне обстоятельствах непосредственной жизни 116-й ОМСБ".


20 июня 1941 года в школе № 1 г. Богородицка Тульской области прошел выпускной бал. Собственно, за громким названием скрывалось торжественное собрание, на котором выпускникам вручили "аттестаты зрелости". Никаких застолий до утра и дорогих нарядов не было и в помине. Дабы соответствовать значимости события, дед начистил свои парадные (они же единственные) ботинки и решил заштопать единственные брюки. Черных ниток не оказалось. Денег на них не было тем более. Пришлось использовать белые, выкрашенные химическим карандашом.

Мне вручили похвальный лист за успехи в обучении. После собрания никто не хотел уходить домой. Решили прогуляться по вечернему городу. Никто и подумать не мог, что очень скоро из семнадцати выпускников-мальчиков в живых останутся лишь четверо.

- Дед, а как ты узнал о начале войны?

- Из репродуктора на "крестах" (перекресток улиц Ленина и Коммунаров в г.Богородицке). В те годы значительную часть новостей люди узнавали именно из уличных репродукторов. Пожилые люди запричитали, старухи заплакали.

- И что ты сделал?

- Ничего. Домой пошел. Я как раз возвращался с продуктами.

- И что дальше? Война ведь!

- А что война? Я понял, что пришло время больших и тяжелых испытаний. Но нас готовили к этому. В кино шли фильмы о войне, по радио пели песни: "Непобедимая и легендарная", "Когда настанет час бить врагов …не зевай!". Только что закончилась финская война, из которой СССР вышел победителем. Нам внушали, что страна готова дать отпор врагу, что война если и начнется, то продлится недолго. Мы верили, что никакой враг не сможет перейти нашу советскую границу, и военные действия будут вестись на территории противника. Того, что случилось в действительности, мы не ожидали.


Вернувшись домой, дед пришел в военкомат и попросил направить его добровольцем на фронт.

- Дед, не страшно было идти на фронт? Ты же вполне мог остаться в тылу.

- Думаешь, в тылу было легче? Оставшиеся в тылу работали как проклятые, начались перебои с продуктами питания. К тому же вполне можно было угодить в оккупацию. Так что неизвестно, где было сложнее. Мы все были воспитаны в таком патриотизме, что буквально рвались на фронт.


Стремление защищать Родину было сильным не только у деда, но и у большей части его сверстников. Чтобы попасть на фронт дед даже сумел обмануть врачей и скрыть свою близорукость (- 3). Хитрость удалась, но юный враль не подошел по возрасту. Ему было только семнадцать. Поэтому из военкомата его направили во Второе Московское военно-пехотное училище, одно из ведущих на тот момент учебных заведений этого профиля в СССР, подготовившее огромное количество военных специалистов для фронта.

25 сентября 1942 года я окончил Второе Московское Военно-Пехотное училище и мне было присвоено звание лейтенанта с направлением в действующую армию на должность командира взвода. Я прибыл в Калугу, которая только что была освобождена от фашистов, в 116й ОМСБ 2 состава, где получил назначение на должность командира взвода ПТР в 3й отдельный батальон бригады.

"Убивать плохо"
Сухопутные матросы
Дух предков
"За Сталина" и другие крепкие слова
Проверено внутренней цензурой
Ледокол есть, а песню забыли
Красные воды Оки
Двадцатилетный инвалид
Братская могила
Источники


Главное за неделю