Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

ПАРАД В КОПЕНГАГЕНЕ

В октябре меня неожиданно вызвали в Москву. Из ПНР пришло официальное приглашение на участие «Крузенштерна» в Операции Парус подписанное министром морского флота Ежи Шопа и председателем польского союза яхтсменов, представителем Польши в СТА Веславом Рогал.

Было известно, что программа одиннадцатой по счету Операции включает три совместные гонки для судов классов А и Б:

№ 1 — атлантическую регату на 470-мильной дистанции от Дартмут (Англия) до Ла-Коруньи (Испания) со стартом 14 июля;

№ 2 — балтийскую регату на 320-мильной дистанции от маяка Дрог ден до Гдыни с обходом острова Борнхольм левым бортом и поворотом самого острова Эланд; старт был назначен на тот же день 14 июля, так что из этих двух гонок надо было выбирать одну;

№ 3 — регату для судов, возвращающихся в северные воды, по маршруту Ла-Корунья — пролив Те-Солент. (Кроме того была предусмотрена и гонка отдельно для судов класс Б по маршруту Сен-Мало — Те-Солент).

Конечно, для нашего «Крузенштерна» — тяжелого и громоздкого судна с большой осадкой — наиболее подходящим был атлантический вариант Ведь балтийская трасса проходила по узким фарватерам среди мелей и старых минных полей, в зоне с оживленным судоходством. Однако в конце концов мы решили участвовать именно в гонке № 2. Решающую роль сыграло приглашение наших польских друзей: планируя проведение парада пришедших в Гдыню парусников как одного из мероприятий празднуемого тем летом 30-летия ПНР, они предполагали сделать «Крузенштерн» флагманским судном.

Итак, в Лондон ушла заявка на участие советских парусников в балтийской регате, естественно — в классе А, поскольку темзинский тоннаж обоих судов был больше 150 ТМ. Такое решение оказалось совершенно правильным. В гонке № 1 не участвовало ни одного, а в гонке № 3 — только одно судно класса А (небольшая баркентина «Регина марис», сошедшая, кстати сказать, с дистанции). Таким образом, в Атлантике у нас не было бы соперников, гонки не получилось бы. А вот придя в Копенгаген, «Крузенштерн» застал готовыми к бою пять судов своего класса.

Гандикап гандикапом, но было ясно, что для нас все они — грозные противники. Дело в том, что практически одинаковые по величине барки «Товарищ» и «Горх Фок» (ФРГ), бригантина «Врьльгельм Пик» (ГДР), трехмачтовый корабль «Георг Стейдж» (Дания) и даже самый крупный из всей пятерки «Дар Поможе» (ПНР), —были гораздо меньше нашего барка, легче на ходу, имели соответственно и более высокие маневренные качества. Уже одно то, что сейчас они стояли не на отшибе, как мы, а во внутренней гавани Индерхавн, в пестром окружении, по крайней мере, сорока судов класса Б и множества яхт, говорило о многом: осадка позволяла им ходить там, где «Крузенштерну» путь был закрыт. Вот что значит быть крупнейшим!

Напутствием нам была напечатанная в «Правде» (17 июля 1974 г.) статья с символическим названием «Поднять паруса!» В беседе с корреспондентом этой газеты министр рыбного хозяйства СССР Александр Акимович Ишков подчеркнул большое значение Операции Парус в деле расширения дружеских связей моряков и укрепления мирного сотрудничества народов.

По пути в Копенгаген мы тщательно ознакомились с трассой гонки, замерили время прохождения ее отдельных этапов. В принципе было ясно, что шансы на победу мы будем иметь лишь при свежем — до штормового — попутном ветре на большей части дистанции. При слабых ветрах нам не до выигрыша: уложиться бы в контрольное время! Объявленное контрольное время, рассчитанное исходя из 4-узловой средней скорости, равнялось 80 часам. Это значило, что каким бы ни был ветер, стартовав 14 июля в 16.00, мы должны финишировать 17 июля не позднее 24.00...

Три дня стоянки в празднично украшенном Копенгагене — старинном центре морской торговли (само название города означает «купеческая гавань») оказались до предела насыщенными. Молодые моряки с парусных судов 12 стран мира оказались в центре внимания. Наши курсанты осматривали старый город, побывали на многих судах, были гостями на большом летнем балу, участвовали в торжественном параде экипажей — марше через всю столицу Дании до парка Тиволи. А капитаны целыми днями сидели на различных встречах, совещаниях, инструктажах; хлопот было столько, что все просто мечтали поскорее выйти в море.

За день до старта на борту «Крузенштерна» появился щеголеватый офицер датского ВМФ с бело-красной повязкой представителя СТА на рукаве. Он вручил специальную инструкцию, устанавливающую порядок выхода и церемонии открывающего Операцию морского парада. Мы еще раньше получили специальный голубой вымпел с присвоенным нашему судну тактическим номером № 1. Это значило, что теперь, на параде, принимать который будет сама королева Дании, мы должны открывать строи парусников.


Суда — участники Операции Парус-74 в Копенгагене.

Тем временем на судне становилось все больше и больше посторонних. Мне оставалось только по цвету повязок определять, кто гид пли! переводчик, а кто представитель технической службы, комитета CТA и т. д. Одних только журналистов и кинооператоров, одновременно снующих по палубе, я насчитал 14 человек. Все они боялись пропустить чтонибудь важное в подготовке барка к старту и, в конечном счете, немало мешали экипажу, готовящемуся к нелегкой работе.

Ночь на 14 июля выдалась беспокойной. Не столько из-за волнения, естественного перед гонкой, первой для «Крузенштерна», сколько из-за атлантического циклона. Черные тучи проносились, буквально цепляя за мачты. Сильный ветер все время менял направление, но, как говорят моряки, «заходил» только от запада до юга и обратно. Это значило, что придется стартовать против ветра и первые 13 миль до поворота у мыса Фальстербу идти в бейдевинд, лавируя в тесноте узкого пролива.

Несколько раз за эту короткую летнюю ночь я заходил в штурманскую рубку. Вместе с вахтенным штурманом мы снова и снова оценивали ветер, изучали очередной прогноз, с тоской разглядывали медленно опускающуюся вниз кривую, которую выводило перо барографа. Под утро стало ясно, что никакой надежды на заход ветра к северо-западу нет.


Колонна «крузенштерновцев» на улицах Копенгагена.

С 9.30 суда стали выходить на рейд и выстраиваться в линию парада, причем интервалы между крупными парусниками строго в установленном порядке занимали суда класса Б и приглашенные на парад яхты. Затем вся армада торжественно проследовала малым ходом, под двигателями, мимо небольшого старомодного — с клиперштевнем и бушпритом судна «Даннеброг», над которым развивались огромный флаг Дании (он, кстати сказать, и называется даннеброг, в переводе — сила Дании) и королевский штандарт: королева Маргрете II принимала морской парад участников регаты — гостей своей миролюбивой страны, знающей толк в морском деле.

Команды украшенных флагами расцвечивания проходящих судов выстроены на палубах, гремит музыка. По очереди салютуя флагом королевской яхте, парусники класса А, ведущие за собой по два десятка малых судов, прямо с парада направляются на предстартовую акваторию — на Дрогденский рейд.

В 13.45 загрохотали наши трехтонные якоря — мы стали в отведенном нам месте. Ветер силой 7—8 баллов по-прежнему дул от запада — юго-запада.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю