Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Глава 3. Торпедная наука. Положение дел с противокорабельными торпедами в 60-е годы. Особенности национальной разработки универсальных по целям торпед в серийном отделе

В начале 80-х годов заканчивали жизненный цикл дизельные подводные лодки 613 и 611 проектов. В строю оставались, в основном, лодки 641 проекта. Они имели 6 торпедных аппаратов в носу (2 – с противокорабельными торпедами 53-65к, 2 – с противолодочными торпедами СЭТ65 и 2– с торпедами "на всякий случай" или приборами помех) и 4 торпедных аппарата в корме с противокорабельными торпедами САЭТ-60м. При атаке групповой цели – отряда боевых кораблей или конвоя – лодки 641 проекта имели возможность усилить двухторпедный залп из носовых аппаратов четырехторпедным залпом с кормы и, таким образом, накрыть групповую цель шеститорпедным залпом. Успех в бою мог быть достигнут путем массового применения торпед. Но дни – точнее годы – и этих лодок были сочтены. Готовились сойти со стапелей дизельные подводные лодки нового поколения – 877 проект "Варшавянка", причем большой серией: до сотни корпусов. Это для них и 20 корпусов 641Б разрабатывался и проходил в 1981 году Государственные испытания комплекс телеуправления торпедами. Боевая часть комплекса – торпеда ТЭСТ-71М. У "Варшавянки" не было торпедных аппаратов в корме и, таким образом, двухторпедный залп из носовых аппаратов по кораблям усилить было нечем. А поразить главную цель в ордере на большой дистанции, близкой к предельной дальности хода торпед, имея всего две торпеды в залпе, не просто. Для победы в бою с групповой целью нужно было искать другое техническое решение…


Торпеда ТЭСТ–71МЭ - НК

Первый опытный образец комплекса телеуправления был смонтирован на подводной лодке проекта 641Б, так как ни одна лодка нового проекта еще не плавала. На Государственных испытаниях комплекса в качестве подводной лодки-цели использовалась лодка 613 проекта, едва ли не последняя из всех, которые еще могли плавать. Лодка "шумная" и помогала стрелявшей лодке тем, что шла максимально возможным ходом – 12 узлов – который могла поддерживать около получаса. Для выстрела торпедой по ней этого было достаточно.

Лодки заняли исходные позиции, погрузились, началось сближение. Шумная цель была обнаружена на дистанции значительно более 20 км. Когда дистанция между лодками сократилась до 19 км, был произведен выстрел торпедой. Торпеда была с батареей одноразового действия, обеспечивающей дальность хода более 15 км. После выстрела установкой переключателя в положение "метод совмещения" торпеда в автоматическом режиме вышла на пеленг на цель. Это единственное действие оператора БИУС, которое потребовалось совершить после выстрела. В центральном посту стрелявшей лодки было тихо, как на кладбище. Все заворожённо смотрели на экран устройства наглядного отображения обстановки, где точки положения стрелявшей лодки, торпеды и цели сопровождались векторами их движения, а путь торпеды отмечался точками. Все сделалось само собой, автоматически. Торпеда прошла точно над целью – ее путь от точки залпа до прохождения над целью составил 13 километров – и по прохождении установленной дистанции всплыла.

Уже тогда было известно, что американцы успешно борются с шумностью своих лодок. А обнаружение малошумных лодок на малых дистанциях в перспективе сводило на нет преимущества комплекса телеуправления: на малых дистанциях стрельбы торпедами никакое телеуправление не нужно, так как цель накрывается залпом двух противолодочных торпед без всяких хлопот с телеуправлением.

Суть выстрела на государственных испытаниях: шумная цель обнаруживается на большой дистанции, а комплекс телеуправления с большой точностью наводит торпеду на цель. По своему физическому смыслу это выстрел по надводному кораблю: гидроакустический комплекс (ГАК) не различает, кто шумит – подводная лодка или надводный корабль – а комплекс телеуправления решает задачу в одной плоскости и наводит торпеду на источник шума безотносительно к тому, кто шумит: подводная лодка или надводный корабль.

И начал Ларион понемногу "раскапывать" вопрос. Изучал отчеты командиров лодок за походы, беседовал с флагминами. Всем флагминам задавал обязательный вопрос: на каких дистанциях обнаруживается отряд боевых кораблей (ОБК), конвой, и различаются отдельные цели в ордере кораблей. В целом же дистанция обнаружения ОБК более чем на порядок превышала дистанцию обнаружения ПЛ. А отдельные цели в ордере кораблей различаются на дистанциях, близких к предельным дальностям хода торпед. "Достать" главную цель ОБК на такой дистанции, имея всего две автономные торпеды в залпе – задача из числа нерешаемых. Вот где место телеуправлению! Словом, телеуправляемая торпеда должна быть скорее противокорабельной, чем противолодочной, и уж совсем бы хорошо – универсальной по целям! Таких торпед подводной лодке нужно меньше, чем отдельно противолодочных и противокорабельных. В этом случае открываются неплохие перспективы: несколько мест на стеллажах и в торпедных аппаратах можно отдать под ракеты. Тогда дизельные подводные лодки могут получить новое качество: ракетных. Целый класс. Около ста корпусов. Есть за что бороться! И нужно для этого не так уж и много: превратить противолодочную торпеду ТЭСТ-71М в универсальную по целям. Основа для такой работы хорошая: действующий комплекс телеуправления и отработанная противолодочная торпеда. Новых вопросов немного: оснастить торпеду второй – противокорабельной – аппаратурой самонаведения и доработать алгоритм управления торпедой. Была и альтернатива: вооружить лодки торпедами УСЭТ-80 (шпиндельный вариант исполнения). Военно-экономическая оценка показала, что боевые возможности лодок, вооруженных универсальными по целям торпедами ТЭСТ-71М и торпедами УСЭТ-80, не имевшими в то время телеуправления, сопоставимы, а разница в стоимости вооружения сотни подводных лодок составляет сумму почти фантастическую: один миллиард рублей! Да не этот, а тот, настоящий миллиард 1988-го года! Да и шпиндельный вариант исполнения торпеды УСЭТ-80 для лодок 2-го поколения сделать значительно сложнее, чем превратить торпеду ТЭСТ-71М в универсальную по целям.


Коллектив торпедистов, разработавших, испытавших и освоивших на флоте торпеду 53-65К.
Слева направо:
1. Петров Станислав Павлович, заместитель начальника УПВ ВМФ.
2. Акопов Грант Мигранович, начальник торпедного отдела УПВ ВМФ.
3. Колядин Петр Кузьмич, районный инженер.
4. Берсудский Михаил Ефимович, заместитель руководителя Военного представительства.
5. Барыбин Евгений Матвеевич, заместитель Главного конструктора торпеды 53-65К.
Справа налево:
1. Гинзбург Даниил Самуилович, Главный конструктор торпеды.
2. Чаленко Александр Николаевич, главный инженер пристрелочной станции.
3. Москалев Юрий Константинович, командир Специальной группы МТУ ТОФ.

Была одна проблема, хотя и не связанная с превращением противолодочной торпеды в универсальную по целям, но очень важная. Это значительно меньшая дальность хода практических торпед по сравнению с боевыми.

Вообще-то, торпеда тогда хороша, когда хорош ее практический вариант, когда ею умеют и любят стрелять. А это бывает тогда, когда торпеда не только хорошо ходит и наводится на цель, но и надежно всплывает и хорошо видна в море при поиске.

На Госиспытаниях и при выполнении боевых упражнений для вывода торпеды в зону надводной цели средствами телеуправления на больших дистанциях нужно в два – а лучше в три – раза увеличить дальность хода практических торпед. Наращивать аккумуляторную батарею, утяжеляя тем самым торпеду, а затем приделывать ей пузыри для всплытия, это был бы слесарный уровень решения проблемы. Как говорил Остап Бендер: низкий класс, нечистая работа. В торпеде два режима хода: на большой и малой скорости. Применительно к кораблю, это полный и экономический ход. Соотношение проходимых дистанций на этих скоростях хода таково: 1 км хода с большой скоростью соответствует 2,5 км хода с малой скоростью. Прибор расстояния в торпеде не учитывает экономии электроэнергии за счет хода с малой скоростью. Нужно сделать такой прибор, который "соображал" бы, с какой скоростью идет торпеда, и, если с малой, то позволял бы торпеде идти дальше в соответствии с приведенным соотношением. Ларион думал, как такой прибор сделать. И придумал! С этого момента ему стало ясно, что нужно делать дальше.

С идеей превращения противолодочной торпеды ТЭСТ-71М в универсальную по целям он прибыл к разработчикам торпеды в СКБ завода "Двигатель". Изложил суть дела начальнику СКБ Евгению Петровичу Матросову. Евгений Петрович понимал, что вечно "сидеть" на торпеде, не улучшая ее, не будешь. Они стали соавторами в разработке специального прибора расстояния. СКБ приступило к проработке варианта исполнения торпеды ТЭСТ-71М в качестве универсальной по целям, военный представитель при заводе Николай Хоминский приступил к испытаниям срочно разработанного специального прибора расстояния, а Ларион начал работать над обоснованием работы. Существенную помощь в обосновании ему оказали Павел Евгеньевич Камчатов, Валерий Михаилович Калишкин и капитан 1-го ранга Владимир Евгеньевич Соколов. Начальника управления Юрия Леонидовича Корунова, считавшего "старьем" все торпеды, кроме УСЭТ-80, пришлось обойти при подписании документа: подождать, пока он куда-нибудь уедет. Сопротивление адмирала Кавуна Валентина Михайловича удалось преодолеть: он еще помнил, как Ларион учил его на Камчатке "основам торпедизма", сопротивлялся недолго и документ подписал. Словом, действовал, как частное лицо. Отправил обоснование в УПВ ВМФ и вылетел во Владивосток договориться с начальником МТУ ТОФ адмиралом Курочкиным Валентином Назаровичем о проведении специального учения: вывод торпеды в зону надводной цели средствами телеуправления на большой дистанции. Результатами учения Ларион надеялся убедить начальников любого ранга в целесообразности разработки универсальной по целям торпеды на основе ТЭСТ-71М. А почему, собственно, полетел он во Владивосток, а не в Лиепаю или в Полярный, где были и подводные лодки с комплексами телеуправления, и знакомые флагманские минеры, готовые помочь в этом деле? Потому, что во Владивостоке Ларион мог рассчитывать на помощь лучшего телеуправленца всех флотов капитана 3 ранга Пейля Евгения Теодоровича и отличных специалистов торпедного арсенала: Костюка, Медведева, Строителева, Морозова, Ульченко и других. Для него они – свои люди. С их помощью все технические проблемы были вполне решаемыми. Начальник МТУ ТОФ внимательно слушал объяснения Лариона и соглашался с тем, что это неплохо придумано. В самый ответственный момент беседы вошел секретчик и вручил ему телеграмму. Прочитав, Валентин Назарович растерянно посмотрел на Лариона и протянул ему телеграмму : "Читай!" Ларион прочитал и так же растерянно посмотрел на Валентина Назаровича. Ничего себе телеграмму "отгрузило" УПВ! "Проведение специального учения по выводу торпеды в зону надводной цели средствами телеуправления считаем нецелесообразным". И подпись. Чья бы вы думали? Гусев! Удар под самый дых! Ларион, конечно, отматерил его про себя, но от души! Не может он не понимать всей выгодности предложения: пустячными усилиями и мизерными затратами решить такой важный для ВМФ вопрос! За такое дело Главком пожал бы руки не 4 раза и не ему одному(1). Да и УПВ в случае решения такого серьезного вопроса очень неплохо выглядело бы в глазах Главкома ВМФ. Что-то за этим решением кроется. Может быть, УПВ и сам Гусев все еще находятся в состоянии эйфории от большей скорости торпеды УСЭТ-80, чем ТЭСТ-71М? Ну, не догонит торпеда ТЭСТ-71М атомный авианосец, идущий полным ходом. А встретится ли с ним дизельная лодка? Скорее нет, чем да: у этих лодок другая вахта. Ладно, вернусь домой – вопрос прояснится. Но не успел вопрос проясниться, как началась такая перестройка, а затем и контрреволюция, что стало не до торпед и не до подводных лодок. Некоторые офицеры были вынуждены превратиться в военно-морских крестьян и буквально лопатами на своих дачах добывали "второй хлеб" насущный! Доходило до курьезов…

Как-то утром шел Ларион на службу к себе на Обводный канал. Увязался за ним небольшой собаченок и пришел вслед за ним прямо в кабинет Алексея Алексеевича Строкова, с которым они по утрам обязательно сражались в шахматы.

– Алексей Алексеевич! Вот приятель увязался за мной. Нет ли у Вас корочки хлеба – угостить его.

– Угостить! Ишь, чего захотел! Тут смотришь, как бы у него отнять кусочек!

Все проходит. Прошли и особо тяжкие времена. А завод продолжал работу над усовершенствованием своих торпед. К настоящему времени разработан целый модульный ряд торпед. Выбирай любую! Противолодочную или универсальную по целям, с аппаратурой "Сапфир" или "Керамика", с телеуправлением или без него, короткую или длинную, с механическим вводом данных или электрическим, боевую или практическую.. А всего почти два десятка различных вариантов исполнения! А как они наводятся на цель, хорошо видно на обложке книги Гусева "Такова торпедная жизнь". Стоило допустить ошибку при приготовлении торпеды – не отключили управление ходом торпеды по глубине – как торпеда тут же нашла цель! Словом, пусть покупают. За базар отвечаем!

Небольшую партию торпед заказала одна африканская страна. Для своих кораблей моряки выбрали универсальную по целям торпеду без телеуправления. На их кораблях не было аппаратуры управления торпедой по проводу. Завод заказ выполнил и получил за это неплохие деньги: торпеды на мировом рынке оружия стоят недешево. От своих щедрот дал кое-что и военному институту. Вполне приличные деньги. За работу. Всего по этой теме к тому времени было разработано шесть содержательных документов. Предстояло написать еще один: оценить потребности Военно-морского флота России в торпедах различных вариантов исполнения. То есть, на какие заказы может рассчитывать завод. По существу это справка. И тут начальство засуетилось. Надо обозначить свое участие. И мы пахали! Подготовленный Ларионом вариант отчета начальство категорически забраковало.

– Это не такой отчет, какой нужен! Сами сделаем!

Ларион, естественно, устранился от написания документа. Делайте. Флаг вам в руки. Сделали. Напустили туда науки! Как узбеки: едут на ишаках, что видят, то и поют. Довольны. Переплет был и в самом деле очень красивым. Показали Лариону и предложили подписать.

– Ну, как, отличается от твоего?

– Отличается. По содержанию в худшую сторону.

Подписали отчет все начальники. Сделали свой "вклад" в работу. Подписал и Ларион. И тут же отправился на завод: хорошо, что завод рядом.

– Сегодня Вам привезут последний отчет по работе. Мою подпись под этим научным бредом прошу считать недействительной. Я подписал, чтобы не исключили из числа получателей денег за работу. Наши начальники деньги делят весьма своеобразно: "сначала себе… себе сначала… а потом по старшинству… ну и вам останется что-нибудь... может быть".

– Примем к сведению. Считаем поступок корректным.

Получили на заводе отчет, прочитали...и завернули назад! Получили начальники Лариона прямо в нос. Лихорадочно подправили отчет – и снова на завод. На заводе исправленный отчет почитали… и завернули его еще раз! Получили начальники на этот раз под самый дых. А с завода прибыла делегация в составе двух специалистов втолковывать начальникам Лариона, что же нужно от них заводу? Стыд-то какой! С третьей попытки отчет заводу все же встромили. Ситуация напоминала постановку клизмы здоровому человеку: человек спасает свою задницу, а доктора бегают за ним с ведром воды и клизмой. С третьего захода клизму все же поставили: не выдержал завод научного напора!

Дошло, наконец, дело и до раздачи "святой воды". За ручку половника в таких случаях держится, естественно, начальство. Кто распределял, Лариону неизвестно: тайна сия велика есть. А раздавал большой специалист по этому делу. Было известно, что подчиненных обдерет только что не до костей, но себя, любимого, не обидит. Помогал начальнику Лариона в Феодосии торпеды топить.


Схема боевого использования торпеды ТЭСТ – 71МЭ – НК

Из восьми выстреленных торпед утопили пять! Умопомрачительный результат, возможный только в институте, где такие специалисты. Достоин включения в книгу рекордов Гиннеса. Как только началась подготовка торпед к стрельбам, начальники один за другим: Мачтов, Ушиков, Поляков, как "гусей крикливых караван", потянулись к югу, за кордон, в Феодосию. Как же упустить возможность "слупить" с Военно-морского флота четыре – пять сотен американских рублей? Ладно, начальник Лариона. Ему по должности положено стрелять торпедами, хотя он всего лишь тральщик по специальности. Чего можно ожидать в торпедизме от тральщика по специальности? Но даже он в одиночку не сумел бы, даже если бы и очень захотел, утопить столько торпед. На флоте такое невозможно в принципе. Там не дали бы утопить не то, что пять, а даже за две потопленных торпеды офицер был бы немедленно отстранен от должности. Не умеешь – не берись! А тут другое дело. Запах американских рублей так привлекателен, что не то, что берутся, а прямо таки хватаются за дело, в котором, судя по результатам, не очень-то и разбираются. Берешься стрелять торпедами, так мыслить надо о торпедах, а не об американских рублях. У этих ученых ответ таков: "там были представители завода Дагдизель" и т. д. А вы тогда какого х…туда поперлись? За американскими рублями? Нет на них великого Государя Петра 1-го. Он бы сочинил на них "приказец" вроде Указа от 11-го Января 1723-го года. Такова торпедная жизнь нынче. Все смешалось в доме Облонских! Пойти "снять стресс", что ли?

Они, конечно, специалисты, но совсем в другой области: деньги делить.

Раздающий "святую воду" капитан 1-го ранга Ушиков пригласил в кабинет, подошли к сейфу. Ларион вырос на Лиговке и ему ассоциативно вспомнились слова из песенки лиговских охломонов сороковых годов:

Вот отворилася дверца железная,
Я не спускал с нее глаз,
И деньги советские ровными пачками
С полок смотрели на нас.

Дверца железная отворилась – и ничего-то Ларион не увидел: отворилась она ровно настолько, чтобы в сейф могла – да и то с трудом – пройти рука. "Рука Москвы" доставала из сейфа по пачке, и Ларион не видел, сколько их там. Достала одну, вторую, третью... "Да не оскудеет рука дающего" – радостно подумал он. Но, как оказалось, рано обрадовался: после четвертой "ходки" "рука дающего" решительно закрыла сейф. "Остальное" – сказал он и выразительно посмотрел на потолок. Сам-то он – и к гадалке не ходи! – оказался среди тех, кто находился в том направлении, куда он так выразительно посмотрел. В абсолютном выражении Ларион получил деньги неплохие. В относительном – чуть меньше 20%. За 80% выполненной по теме работы. Некоторые начальники, не все, конечно, об этой работе даже слышали. А один так даже отчет подписывал. Один и тот же, но зато трижды. Но тут уж ничего не поделаешь: такова генетическая природа начальников. До развитого социализма, когда каждому по труду, осталось лет 500, не меньше. А Павла Евгеньевича Камчатова, сделавшего еще 15% работы, едва вообще не оставили без денег. О раздаче "святой воды" Ларион оповестил его немедленно. Вперед, к начальнику! Разберут – из карманов потом не достанешь. В общем, в последний момент успели "выколотить" из раздатчика пачку денег и для Камчатова. С этой пачкой денег раздатчик расставался особенно тяжело. Должно быть, она уже была предназначена себе, любимому. Оповестил Ларион об этом и своего начальника. Помчался и тот к раздатчику. Вернулся довольным: вовремя подсуетился и "влез" в работу. Молодец! Это вам не торпеды топить в Феодосии за доллары!

Ларион, конечно, не отказал себе в удовольствии "вставить перо" своим, правда, небольшим начальникам и, на всякий случай, после получения денег.

– Ну, что, пижоны, получили от завода по шее за идиотский отчет? Не вам меня учить! Не учите ученого! Я лучше всех вас, вместе взятых, знаю, что нужно заводу!

На заводе его поздравили с получением денег за работу и изумились:

– 20%! С ума можно сойти, как много! В большом ты авторитете у своих начальников! Могли бы отвалить тебе процентов 5 и – будь здоров!

– К сожалению, вы почти во всем правы. Теперь мне только и осталось, что "быть здоровым". Вручили мне "черную метку"?

– Предупреждение об увольнении по сокращению штатов. Хорошо, что после раздачи "святой воды", а не до того. А то еще неизвестно, какими были бы мои "проценты".

Поздравили еще раз. А Ларион в работе "выключил моторы".

А если посмотреть с другой стороны: ну не "лег бы Гусев поперек" этой работе в 1988 году? Работа могла бы состояться раньше и Лариону в лучшем случае пожали бы руку, причем, наверное, даже не Главком и уж, конечно, не четыре раза! И ничего бы он – в смысле денег – не получил. Так что, нет худа без добра. По прибытии Гусева в Санкт-Петербург надо будет это отметить. По Леониду Филатову "слава богу, есть за что!"

По прибытии отметили. И вопрос к Рудольфу Гусеву:

– Ты то почему лег поперек этой работе?

– А я продублировал решение Бутова. Когда он прибыл в Полярный, к нему с предложением провести учение по выводу телеуправляемой торпеды ТЭСТ-71М в зону надводной цели средствами телеуправления обратился флагмин Женя Пензин. Бутов был категоричен: "вот будет телеуправляемая УСЭТ-80, тогда и стреляй, сколько влезет". А я только повторил.

– Бутову, тральщику по профессиональному происхождению, простительно не понимать, что когда УСЭТ-80 станет телеуправляемой, так только для лодок 3-го поколения. Такая торпеда не может быть применимой с подводных лодок 2-го поколения. Для них нужно делать шпиндельный вариант исполнения торпеды УСЭТ-80. Это же во много раз сложнее, чем оснастить второй – противокорабельной – системой самонаведения торпеду ТЭСТ-71М. А тебе – торпедисту – не понимать этого нельзя.

И впервые Рудольф не нашелся, что ответить.

Примечания

1 - "Четыре рукопожатия Главкома" – глава в книге Р. Гусева.

Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю