Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

В ШТОРМ

На дне бухты, примерно в двадцати кабельтовах от порта, тральщик обнаружил немецкую торпеду. Вече­ром на Таллинский рейд должна была прибыть эскадра, и начальник штаба флота приказал немедленно взор­вать торпеду, чтобы корабли могли безопасно стано­виться на якоря.

Голубоватый катер со шлюпкой на буксире отвалил от пирса и, рассекая острым форштевнем крутые волны, помчался на середину бухты. Временами нос катера за­рывался в воду, и тучи колючих брызг обрушивались на моряков. Впереди показался красный буек. Он рас­качивался на волнах, точно поплавок, то исчезая, то появляясь вновь.

Катер замедлил ход. Минеры подтянули к борту маленькую шлюпку и перешли на нее. Катер отошел в сторону Минной гавани.

Алексютович огляделся. Кое-где на гребнях волн белели пенистые барашки, ветер крепчал. С залива до­носился монотонный шум; там за островами бушевало море. Легкую шлюпку швыряло на волнах, как мячик.

А что будет через час-полтора, когда бухта поседеет? Смогут ли они к этому времени справиться с торпедой?

— Поторапливайтесь, товарищи!

Чунин и Кондратьев сели на весла, Алексютович уп­равлял шлюпкой. Возле его ног лежали связка толовых шашек, провод и подрывная машинка.

— Весла на воду!

Старшины налегли на весла, и шлюпка рванулась вперед, к буйку. Подойти к нему следовало с подвет­ренной стороны, удерживая низкобортное суденышко носом к волне, иначе волны могли захлестнуть шлюпку. План минера был таков: с помощью шхимужгара—тон­кого добротного шнура, соединяющего торпеду и буек, опустить связку толовых шашек на боевое зарядное отделение. Главное — встать на панер, то есть над са­мой торпедой, иначе шашки не коснутся корпуса и тор­педа не сдетонирует.

Алексютович втащил буек в шлюпку и скомандовал:

— Идем на панер. Навались!

Минеров хлестало брызгами. Алексютович осто­рожно выбирал из воды шхимужгар, стараясь привести его в строго вертикальное положение. Но волны отно­сили шнур, и трудно было понять: стоит ли он верти­кально или наклонно. Потянуть же сильнее было нельзя—шхимужгар мог оборваться.

— Навались! — крикнул Алексютович гребцам, видя, что шлюпка качается на месте.

Наконец шхимужгар натянулся струной. Кондратьев подал Алексютовичу шашки.

— Табань! Так удерживать!

Но волна отбросила шлюпку назад, и шнур содрал кожу на ладони Алексютовича.

— Весла на воду!

Старшины гребли с ожесточением. Шлюпка, подбра­сываемая волнами, медленно пошла вперед. Алексюто­вич внимательно смотрел на бурлящую воду, ожидая, когда шхимужгар встанет вертикально.

— Шашки! — приказал он, как только шхимужгар натянулся струной.

Кондратьев бросил весла и, схватив связку толовых шашек, подал их Алексютовичу. Лицо старшины по­желтело, и глаза воспалились.

— Укачало тебя... Работать надо, работать! Это первое средство от морской болезни.

Кондратьев помог Алексютовичу закрепить на шхи-мужгаре шашки. К ним привязали капсюль-детонатор с проводом и опустили за борт. По натянутому шнуру шашки заскользили на дно, Чунин потравил провод.

— Дальше не пойдет, — доложил он.

— Добро. Будем отходить, — повеселел Алексюто­вич. — Чунин, табань!

Чунин занес весла. Подгоняемая волнами шлюпка быстро понеслась назад, к берегу. Алексютович выбро­сил за борт буек; Кондратьев стал торопливо разматы­вать катушку с проводом.

Отошли кабельтова на полтора. На таком расстоя­нии взрыв торпеды был не опасен.

— Весла в воду. Удерживать.

Алексютович подсоединил свободный конец очищен­ного провода к подрывной машинке и, приказав стар­шинам лечь на дно, с силой крутнул ручку.

Чунин и Кондратьев, затаив дыхание, напряженно ждали взрыва. Вот сейчас послышится глуховатый звук, вверх поднимется гигантский пенистый столб воды... Но взрыва не последовало. Инженер-подполковник осмотрел присоединение провода к подрывной машинке и еще раз со злостью крутнул ручку. Взрыва не было.

— Так я и знал!—процедил он сквозь стиснутые зубы, хотя сам толком не мог понять, почему не взо­рвалась торпеда.

— Что будем делать? — растерянно спросил Чунин.

— Подождем катер. Возьмем там провод, — глухо сказал Алексютович.

Кондратьев замотал головой. Он выбился из сил, и его давила тошнота, в уголках рта появилась пена. До этого, во время работы, он еще сдерживался, а теперь, когда шлюпка, раскачиваясь на волнах, ждала подхода катера, скис совсем.

Катер подходил медленно, словно боясь удариться бортом о шлюпку. Минеры перебрались на катер, и Кондратьев повалился на диван.

— Выдохся... Не смогу я больше, — едва слышно про­говорил он.

— Домой пойдем? — спросил Чунин Алексютовича.

— Нет. Будем опять взрывать. Мы обязаны выпол­нить задание, на то мы и минеры. Возьмите катушку с проводом...

Катер снова подошел к буйку.

Шлюпка уходила из-под ног минеров; чтобы не вы­валиться за борт, приходилось держаться за банки. Чунин греб рывками, жалобно посматривая на уходя­щий катер.

Вот и красный буек. Алексютович перегнулся через борт и втащил буек в шлюпку. Надо торопиться, дорога каждая минута, водяные валы становятся круче, еще полчаса — и разыгравшийся шторм захлестнет шлюпку.

— Так, хорошо идет, хорошо. Навались! — пригова­ривал Алексютович, выбирая из воды шхимужгар, хотя шлюпка, прыгая на волнах, почти не двигалась с ме­ста. Нужно было повторить все сначала: встать на па­нер, прицепить к шхимужгару толовые шашки и спус­тить их на торпеду. Но тогда гребли двое, а сейчас — один. Алексютович настороженно поглядывал на помощника. Но тот сейчас ничего не замечал, только греб и греб.

Алексютович терпеливо ждал, когда шлюпка станет над торпедой. Облака над городом потемнели, и берега бухты окутывал сероватый туман. Наступал вечер.

— Навались, старшина, — крикнул Алексютович, хотя Чунин греб из последних сил.

Наконец шхимужгар встал вертикально.

Алексютович схватил связку толовых шашек и не мог ее поднять одной рукой. Одеревеневшие мокрые пальцы не слушались, спина не сгибалась. Волны швы­ряли шлюпку, и Чунин едва удерживал ее на панере. Зацепив шашки за шхимужгар, Алексютович с трудом перекинул связку через низкий борт шлюпки и, потра­вив провод, опустил груз на торпеду.

— Отходить! — крикнул он Чунину.

Старшина стал машинально грести назад. Подхва­тываемая волнами шлюпка понеслась к берегу, и Алек­сютович едва поспевал разматывать провод с катушки.

«Вдруг опять взрыва не будет?!» От этой мысли пе­рехватило дыхание. Он знал, что в третий раз к тор­педе они сейчас не подойдут.

Красный буек полетел за борт и запрыгал на волнах. Кончился и провод на катушке.

— Весла в воду, — скомандовал Алексютович. — Удерживать...

Он присоединил провод к подрывной машинке, глаза его лихорадочно заблестели.

— Ну, ни пуха ни пера!

Рука минера резко крутнула ручку, и глаза широко раскрылись. Чунин заметил, как лицо Алексютовича расплылось в счастливой улыбке. Вслед за этим раз­дался приглушенный взрыв, и вверх поднялся огромный столб пенистой воды. В изнеможении Чунин выпустил из рук весла и склонил голову. Не было силы шевель­нуть рукой, ногой...

Алексютович беззвучно рассмеялся.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю