Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер

Представлена новая
линейка продукции
в интересах
Инженерных войск

Поиск на сайте

ПАМЯТИ ДМИТРИЯ ПАВЛОВИЧА КУЗНЕЦОВА-ВОСПОМИНАНИЯ-часть2

ПАМЯТИ ДМИТРИЯ ПАВЛОВИЧА КУЗНЕЦОВА-ВОСПОМИНАНИЯ-часть2

Начало Воспоминаний Д.П.Кузнецова здесь


Делегация СССР под руководством Главкома ВМФ Адмирала флота Советского Союза С.Г.Горшкова на переговорах в Адене.
Южный Йемен, март 1983 года
(на фото Д.П.Кузнецов крайний слева)


Не самой большой по объему, но очень существенной по ответственности была наша работа по подготовке и обеспечению обмена визитами руководства нашего ВМФ и флотов дружественных стран. Составлялись и утверждались "наверху" годовые планы, согласно которым Главком и его первые заместители осуществляли свои визиты по заранее согласованным программам, а также принимали в СССР руководителей иностранных флотов.
В обеспечение каждого визита активно действовал наш отдел, в том числе с включением каждый раз своего представителя в состав делегаций, сопровождавших визитёров. Понятно, что для нашего брата такие поездки – не туристические вояжи. Всегда при папке (портфеле), уши торчком, глаза вразброс, запись беседы, подготовка итоговых докладов и так далее и тому подобное. Но сам фактор присутствия при общении больших людей, конечно, оставлял каждый раз глубокий след.


Начальник Главного Штаба ВМФ адмирал В.Н.Чернавин в перерыве переговоров знакомится с памятниками старинного зодчества.
Индия, декабрь 1985 года


Конкретно мне довелость трижды быть в свите С.Г.Горшкова, семь раз В.Н.Чернавина и дважды Н.И.Смирнова. Даже во сне мне не могло такое присниться, когда я служил во Владивостоке или в Саратове.


В Сирии Главком ВМФ Адмирал флота В.Н.Чернавин тоже старался посетить интересные места.
Сирия, ноябрь 1987 года


Советская делегация во главе с Главнокомандующим ВМФ Адмиралом флота В.Н.Чернавиным направляется на переговоры.
Ливия, 1988 год


Члены советской делегации на переговорах в сопровождении Командующего ВМФ ПНР контр-адмирала Колодзейчика на прогулке по Варшаве.
Польша, 1989 год


К этому можно ещё прибавить немало командировок в составе других делегаций (Генштаба, ГКЭС, Техкома ОВС). Конечно, удалось повидать, хоть иногда и мельком, много интересного. Например, незабываемые виды Тадж-Махала в Индии, пирамид в Египте, пляжа Варадеро на Кубе, каучуковых деревьев во Вьетнаме и другие достопримечательности. Не обходилось и без приключений. Было даже два эпизода с риском для жизни: неисправность самолёта при вылете домой из КНДР и автоавария в ПНР. Оба раза при сопровождении Главкома ВМФ В.Н.Чернавина.
В начале моей работы в 10-м отделе военно-техническое сотрудничество имело, в основном, односторонний характер, то есть это была наша помощь странам в создании или развитии их флотов. Но постепенно стали появляться элементы взаимности, когда и наш ВМФ получал возможность удовлетворения некоторых своих оперативных и военно-технических интересов. Это создание условий в ряде стран для заходов наших кораблей и вспомогательных судов с целью пополнения запасов, ремонта и отдыха экипажей, а также для посадок самолётов ВМФ. Для этого размещались в ряде стран наши ПМТО. Это также развитие в некоторых странах (в основном СВД) военного кораблестроения и производства некоторого количества образцов военно-морской техники, в том числе для нашего ВМФ. Это, наконец, ремонт наших кораблей и вспомогательных судов на зарубежных верфях (Польша, ГДР, Югославия и другие).


Москва, 1988 год. Кабинет Начальника Главного Штаба ВМФ.
Незабываемая встреча с нашим общим отцом
Иваном Сергеевичем Щёголевым


Наш 10-й отдел неоднократно сокращался, укрупнялся, менял названия, но его функции оставались неизменными. В начале 80-х годов он несколько лет был управлением. Постепенно я прошёл все ступени служебной лестницы от старшего офицера до заместителя начальника управления. 1 января 1988 года, когда управление было возвращено в ранг отдела, меня назначили его начальником. Таковым я прослужил более трёх лет под непосредственным руководством Начальника ГШ ВМФ К.В.Макарова. Очень старался не подвести его и, кажется, мне это удалось. Почти ежедневно бывал у него с докладом. У меня и в мыслях не было называть его иначе, как "товарищ Адмирал флота".

На шесть лет позже меня в отдел был назначен Валентин Королёв из первого выпуска нашего училища. Мы работали с ним дружно и слаженно и до сих пор тесно контактируем. На нашем с ним примере можно видеть, что и в такой необычной области деятельности, как ВТС, выпускники нашего училища могут принести пользу.
В последний день мая 1991 года я ушёл прямо в отставку. На прощании со мной перед строем начальников управлений и отделов ГШ ВМФ К.В.Макаров сказал тёплые слова, ответ на которые я высказал короткой рифмой:

Так что ж, друзья, коль мой черёд,
Спокойно я иду на выход.
На мирный труд труба зовёт.
Прошу, не поминайте лихом.


У меня были все основания именно спокойно, то есть в хорошем настроении, закончить военную службу. К этому можно добавить в качестве итога ещё несколько рифм:

Не очень сед, не очень лыс, не очень болен,
И сохранив частично жизненный ресурс,
Могу я быть вполне доволен:
На кое-что ещё сгожусь.

Немного миль прошёл по океанам,
Но в этом сам не виноват ничуть,
Зато теперь согласно личным планам
Могу прокладывать свой путь.


Мой преемник моложе меня на 19 лет, то есть свою "вахту" я передал следующему поколению. Выбор преемника был сделан из числа подчинённых и оказался вполне удачным, в чём я убеждаюсь по его делам и в периодических личных встречах.
Отдел функционирует и теперь. Осенью 2002 года он снова стал управлением. Принципы его нынешней деятельности, правда, сильно отличаются от тех, которыми раньше руководствовались мы. Для нас это были дружба, помощь, интернационализм, взаимность, несиюминутная выгода, а теперь – коммерция, конъюнктура, "деньги на бочку". Подчас новая техника продаётся за рубеж, а родной флот купить её не в состоянии.

Самостоятельный выбор нового пути

Через несколько месяцев после ухода в отставку я поступил на работу в Высшую аттестационную комиссию (ВАК) на должность старшего научного сотрудника. Моё новое занятие заключалось в чтении закрытых диссертаций и составлении аннотаций по ним, которые затем рассылались по республикам и областям Союза. Цель – оповещение о проведённых закрытых научных исследованиях и исключение параллелизма в этой работе. Много интересных работ прошло через мои руки. Это очень полезно для расширения кругозора, правда, несколько запоздалого.
Весной следующего года со мной внезапно приключился инфаркт. После излечения вернулся на работу, а страна постепенно сходила "на конус", так как начинался распад Союза. Новые гордые государства уже не нуждались в получении из бывшего центра даже явно полезной информации.

После вынужденного двухлетнего перерыва в работе узнал я о существовании Морского центра при Правительстве РФ, который был создан для организации подготовки празднования 300-летия Российского флота. А в центре заместителем директора наш человек – Юра Квятковский. С его помощью я поступил в этот центр и стал осваивать ещё одну специальность – военную историю и издательское дело.
Кстати, и ВАК, и Морской центр территориально располагаются рядом с ГШ ВМФ, так что я продолжал ходить по давно протоптанным тропинкам.
В качестве примера деятельности Морского центра можно назвать издание книг: "Три века Российского флота", "Во флотском строю" С.Г.Горшкова, "Морской биографический словарь" и много других (более 20-ти названий), изготовление и размещение у главного входа в здание ГШ ВМФ мемориальной доски в память Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова.


Эта фотография сделана в день установки на здании Главного Штаба ВМФ Мемориальной доски в честь Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова

Согласно годовым планам проводилась масса мероприятий по военно-патриотическому воспитанию населения на примерах героической истории Российского флота.
В конце 1996 года, по окончании торжеств, связанных с 300-летием Российского флота встал вопрос о прекращении деятельности Морского центра. Но благодаря кипучей деятельности Юры Квятковского, в соответствующих инстанциях удалось доказать целесообразность создания на базе этого центра постоянно действующего органа – «Российского военно-патриотического и историко-культурного центра» при Правительстве Российской Федерации с более широкими задачами. Этот новый центр был создан в марте 1997 года и действует поныне. Его директор Юрий Квятковский руководит им железной рукой, и дела там идут полным ходом.
Что касается меня, то с достижением 70-летнего порога, проработав в центре пять с половиной лет, я решил свою трудовую деятельность закончить, несмотря на возражения директора. И вот уже почти два года занимаюсь собой и семьёй.

О семье

Моя жена Маргарита, единственная дочь у родителей, студентка вечернего строительного института, в 1954 году без страха и сомнений ринулась со мной из Москвы на Дальний Восток. Стоически переносила все наши неустройства и лишения. Где бы мы ни находились, везде поступала на работу в качестве техника-гидротехника. О продолжении учёбы в институте не было и речи. Но более тридцати лет она проработала в основном на инженерных должностях. Терпение и преданность, эти её основные качества всегда цементировали жизнь нашей небольшой семьи.
Я счастлив, что мне удалось постепенно, кругами, но вернуть её в город, где она родилась, в Москву.
Мы рассчитываем через год отметить нашу золотую свадьбу.

Имеем одного сына. Родился он во Владивостоке, учился в Ленинграде, Саратове и Москве. Затем, по примеру моего племянника, окончившего ВВМУРЭ имени Попова, поступил в это училище. Поскольку зрение у него не 100 %, я писал рапорт Главкому, который разрешил допустить его к вступительным экзаменам.
Его специализация – программист. С выпуском его в числе группы четыре-пять человек назначили в информационно-вычислительный центр при ЦКП ВМФ. Дослужился там до капитан-лейтенанта, после чего был откомандирован в Главное инженерное управление ГКЭС. Его новая работа стала похожей на мою. Дела там пошли неплохо. Видимо, какую-то роль в этом сыграл мой пример.

В 1993 году сын, уже капитан 1 ранга, ввиду происходивших в их сфере бурных перемен, ушёл в запас и теперь сам на основе приобретённых опыта и связей прокладывает свой маршрут.
Наша внучка окончила 1-й Медицинский институт, обнаруживает серьёзные задатки хорошего врача.
И, наконец, венец нашего с Маргаритой бытия – рождение правнука. Прибавка к нашему статусу приставки "пра" нас не удручает, а наоборот рождает надежду, что нам удастся хоть немного понаблюдать за ростом и развитием нашего дорогого потомка.

О друзьях-товарищах…

Как я уже писал в самом начале, моими первыми друзьями в Подготии были два Николая – Зимин (москвич) и Кузовников (из Вологодчины). Все годы учёбы мы были в самых тёплых отношениях, хотя не всегда наши интересы полностью совпадали. Коля Кузовников стал минёром, затем и подводником. С Колей Зиминым мы учились вместе и на артиллеристов и на ВРОКе по ОСНАЗу. После этого он побывал в Антарктиде и служил далее по своей осназовской линии. Через много лет мы встретились в Главном штабе. К несчастью, его скрутила неизлечимая болезнь, и он ушёл из жизни в самом рабочем возрасте.


Кузнецов Олег Алексеевич - советник Главкома ВМС Вьетнама

Самым близким другом был Олег Кузнецов. Вынужден писать в прошедшем времени, так как Олег внезапно и безвременно скончался три года назад. О своей жизни он успел написать в первой Книге. Именно Олег, один из моих близких друзей, прошёл путь настоящего плавающего моряка, по полной норме побороздил моря и океаны. Мы встречались с ним нечасто, но я со стороны мог наблюдать, как он постепенно становился всё более авторитетным человеком. Тому подтверждение его назначение на флотоводческую должность на Дальний Восток с личным напутствием Главкома С.Г.Горшкова, а также получение звания "контр-адмирал". Это также его трёхлетняя работа во Вьетнаме в качестве советника командующего вьетнамским флотом. Эта работа была хорошо видна мне из 10-го отдела. Могу сказать, что она считалась вполне успешной.
Память об Олеге живёт в его дочерях, внуках и правнуках. И, конечно, в его преданной жене Елене. Мы с ней знакомы ещё с далёких курсантских времён и продолжаем наши добрые дружеские отношения. Стараюсь подбадривать её в нынешнем печальном состоянии, хотя бы телефонными звонками.

Со Спартаком Чихачёвым мы расстались после ВРОКа. Почти как в песне: – "на запад поедет один из вас, на Дальний Восток другой". В смысле профессии он оказался однолюбом: как на ВРОКе обучился по ОСНАЗу, так всю жизнь и до настоящего времени работает в милом его сердцу участке этого направления. После нескольких загранкомандировок примерно одновременно со мной объявился в Главном штабе. Упорно и настойчиво делает своё дело, в котором считается крупным и надёжным специалистом. После ухода в запас продолжает фактически ту же работу, давая достойный пример молодёжи (по возрасту – сыновьям).
Мы живём со Спартаком в одном подъезде, но я не могу сказать, что часто встречаемся.

В соседнем доме живёт Генрих Фриденберг. Это по его наводке мы со Спартаком поселились рядом с ним в кооперативном доме и живём здесь уже более 35-ти лет. У меня с Генрихом ещё и дачные участки рядом. Так что возможности для общения неограниченные. Этим мы и пользуемся, особенно в летнее время. У него, как всегда, в голове масса проектов по самым разным областям жизни. Часть из них, в которых чувствуется намёк на реальность, я поддерживаю. В общем, не скучаем. В последние годы даже стали в шахматы поигрывать на лоне природы. Наши сыновья – одногодки и одноклассники по школе – также друзья, хотя трудятся в разных областях.

Если говорить в более широком смысле слова, то все наши однокашники – друзья. Любая встреча с каждым из них это встреча с родным человеком. Так было заложено в нас в училищные годы и это неистребимое чувство дружбы и родства – фундамент всех наших таких разных характеров. В заключение слова из одной хорошей песни:

Можем мы не встречаться годами,
Но друзья остаются друзьями.


Подведение итогов

В качестве подведения краткого итога попробую ответить на вопрос, выведенный в заголовок моих воспоминаний, – "Как всё это случилось?".
Поступление в училище с целью стать военным моряком – это случилось по моему собственному выбору, о котором, хоть я его сделал в 15-летнем возрасте, сожаление не появлялось ни на минуту. Сожаления нет и теперь.
В период с 1953 по 1968 годы случилось немало поворотов в профессии и службе, но эти повороты происходили уже, главным образом, не по моему выбору. К счастью, трижды в течение этого периода Его величество случай и, конечно, училищная закваска помогли направить эти повороты во благо.
Что же касается периода с 1969 по 1991 годы, то, можно сказать, получилось удачное совпадение моей новой службы в области военно-технического сотрудничества с пониманием особенностей дипломатическо-штабной работы. Как результат – прохождение всех ступеней служебной лестницы, существующей в ВМФ в этой области. В общем, должен сказать, что мне грех обижаться на свою 42-летнюю военную службу.

Закон нашей жизни выполнили

В чисто человеческом плане говорят, что человек должен в современной жизни детей довести до пенсии, а внукам дать высшее образование. Так в этом смысле мы всё выполнили: сын наш – пенсионер, а внучка окончила медицинский институт. Насчёт правнука в этом законе ничего не сказано, но нам уже повезло – мы с удовольствием наблюдаем за его ростом и вхождением в жизнь.

Д.П.Кузнецов
Москва, весна 2003 года



Главное за неделю