Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.

Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.

Неволин Георгий Лукич. Борисеев Николай Сергеевич. Коробов Вадим Константинович. Воронов Юрий Александрович. Порошин Василий Алексеевич. Федоров Юрий Александрович. Колтон Илья Борисович.

Сослуживцы Палитаева А.И. Полный список - в конце сообщения.

Неволин Георгий Лукич.

Неволин Георгий Лукич с сыном.

ВИЦЕ-АДМИРАЛ Г.Л. НЕВОЛИН. ЖИЗНЬ, ПОСВЯЩЕННАЯ ПОДВОДНОМУ ФЛОТУ. К.Я Богомазов, капитан 1 ранга, В.И.Каманин, капитан 1 ранга.

"В силу ряда причин редакция журнала "Подводный флот " не смогла в прошлом году поздравить Г.Л. Неволина с юбилеем. Мы исправляем свою ошибку и публикуем материал о выдающемся подводнике, вице-адмирале Г.Л. Неволине и желаем ему крепкого здоровья, творческих успехов.
6 мая 2002 г. исполнилось 81 год старейшему подводнику, вице-адмиралу в отставке Георгию Лукичу Неволину отдавшему 40 календарных лет своей жизни подводному флоту нашей Родины. Георгий Лукич прошел нелегкий, но славный путь от командира боевой части подводной лодки на Тихоокеанском флоте до командующего 3-й флотилией подводных лодок Северного флота, начальника Высшего военно-морского училища подводного плавания им. Ленинского комсомола в Санкт-Петербурге, от лейтенанта до вице-адмирала.
Г.Л. Неволин родился 6 мая 1921 г. в г. Имане Приморского края в рабочей семье. В июне 1941 г., закончив учебу в Судостроительном техникуме Владивостока, поступает в Тихоокеанское Высшее военно-морское училище.
Окончив его в апреле 1945 г. Г.Л. Неволин назначается командиром БЧ-1-4 на подводную лодку типа "Сталинец" Тихоокеанского флота и в составе ее экипажа принимает участие в боевых действиях против Японии.
С тех пор Г.Л. Неволин навсегда связывает свою жизнь с нелегкой, но почетной службой офицера-подводника. Он назначается старшим помощником командира подводной лодки "Щ-121" Тихоокеанского флота.
В 1951 г. Георгий Лукич окончил классы командиров подводных лодок при КУОПП им. СМ. Кирова. С 1952 по 1958 гг. он командовал подводными лодками различных проектов на Тихоокеанском флоте.
В 1960 г. окончил Академические курсы при Военно-морской Академии им. А.Н. Крылова и был назначен начальником штаба 1-й Бригады, затем командиром 22-Й бригады Подводных сил Северного флота.
В 1962 г. капитан I ранга Г.Л. Неволин назначается начальником штаба 12-й эскадры подводных лодок Северного флота. В этой должности он получил в октябре 1967 г. воинское звание контр-адмирал.
В феврале 1969 г. Георгий Лукич назначается командиром 12-й эскадры, которая в этом же году преобразуется в 3-ю флотилию подводных лодок Северного флота. Контр-адмирал Г.Л. Неволин становится первым ее командующим. К этому времени заканчивается формирование 19-й дивизии подводных лодок во главе с капитаном 1 ранга В.Н. Чернавиным.
В губе Сайда образовалось мощное в ВМФ СССР объединение подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами. Контр-адмирал Г.Л. Неволин становится начальником гарнизона в поселке Гаджиево и старшим морским начальником в губе Сайда. Он взял на себя исключительную ответственность государственной важности за боеготовность подводных лодок РПК СН пр. 667А, РПК 658 и 658М, РПЛ пр. 629 и 629А и заботу о нескольких тысячах военнослужащих и их семей, вольнонаемного населения, чтобы в казармах подводников, школах и жилых домах в поселке Гаджиево было тепло, а в магазинах достаточно продовольственных и промышленных товаров.
В губу Сайда ежегодно поступали из СМП г. Северодвинска до семи РПК СН. Жизнь потребовала качественного межпоходного ремонта подводных лодок. Приказом контр-адмирала Г.Л. Неволина в 1972 г. создается ремонтное соединение в составе "ПМ-30", "ПМ-34", "ПМ-64" и 272-я лаборатория наладки и регулировки корабельной техники. Это ремонтное соединение Директивой ГШ ВМФ от 25 ноября 1972 г. преобразовано в Плавучий ремонтный завод "ПРЗ-П".
Г.Л. Неволин уделял большое внимание выучке экипажей подводных лодок, часто выходил в море, передавая свой богатый опыт подводника новому поколению командиров, учил их и сам учился на атомных подводных лодках второго поколения, на которых было чему учиться. Экипажи подводных лодок "К-137" (командир капитан 1 ранга В.К. Березовский) "К-216" (командир капитан 1 ранга В.М. Нечаев), "К-207" (командир капитан 1 ранга Э.А.Ковалев), "К- 140"(командир капитан I ранга Ю.Ф. Бекетов) добились высоких результатов в освоении и использовании нового оружия и техники.
В этом большая заслуга командующего 3-й флотилией контр-адмирала Г.Л. Неволина. Он в большинстве случаев был руководителем ракетных стрельб, в совершенстве знал требования руководящих документов по основному виду боевой деятельности ракетных подводных лодок, знал не только всех командиров РПК СН, но и командиров БЧ-1 и БЧ-2 и на что они способны при выполнении боевых упражнений.
Г.Л. Неволин творчески исполнял свои обязанности и требовал от своих подчиненных разрабатывать новые тактические приемы применения оружия, новые приемы маневрирования ПЛ при уклонении от противника. Ежегодно проводил Военно-научные конференции на актуальные темы объединения подводных лодок.
Под руководством Г.Л. Неволина были испытаны и освоены РПК СН проектов 667А и 667АУ в различных широтах Мирового океана в том числе на экваторе, суровых условиях Арктического бассейна и Северного полюса. Под его же руководством и непосредственном участии совершены ряд походов для испытания новой техники. Так, в середине августа 1971 г. РПК СН "К-411" проекта 667А под командованием капитана 1 ранга С.Е. Соболевского совершил поход к Северному полюсу. До этого отечественные многоцелевые подводные лодки уже побывали в районе Северного полюса и на самом полюсе.
Подводный атомный крейсер стратегического назначения "К-411" с навигационным комплексом "Сигма" впервые получил на вооружение буксирующее средство "Параван" для приема сигналов боевого управления в подводном положении без всплытия на перископную глубину.
31 августа "К-4П" прибыл в район Северного полюса, но из-за сплошной ледовой обстановки всплыть в полынье не удалось. После завершения похода экипаж подводной лодки "К-4П" первым в Вооруженных Силах СССР был награжден вымпелом МО СССР "За мужество и военную доблесть" и зачислен в Книгу почета Северного флота.
Другой РПК СН "К-24" проекта 667АУ под командованием капитана 1 ранга А.С. Афанасьева, на котором был установлен инерциальный всеширотный навигационный комплекс Тобол , в октябре 1972 г. совершил очередной поход к Северному полюсу. Старшим этого похода был назначен начальник штаба 3-й флотилии контр-адмирал В.Н. Чернавин.
Впервые в истории отечественного ВМФ РПК СН "К-245" 21 октября 1972 года всплыл в географической точке Северного полюса для выполнения ракетной стрельбы. В точке всплытия был установлен Государственный флаг и оставлена капсула с Землей, взятой перед походом от подножья монумента "Героям-подводникам ракетоносцев..." в поселке подводников Гаджиево.
В октябре 1973 г. вице-адмирал Г.Л. Неволин назначается начальником Высшего военно-морского училища подводного плавания им. Ленинского комсомола.
Богатый флотский опыт, военно-морской кругозор, прекрасное знание службы на современных подводных лодках, умение руководить большим коллективом, обучать и воспитывать подчиненных позволили ему внедрить много нового, полезного и интересного в организацию воспитания и обучения курсантов, в организацию и перестройку учебного процесса в училище. Он глубоко вникал в ход учебного процесса училища, вносил новые направления в подготовку и обучение курсантов.
Часто бывал на ведущих кафедрах училища, регулярно посещал лекции и практические занятия начальников кафедр и ведущих преподавателей. Постоянно требовал от профессорско-преподавательского состава, чтобы программы и методы обучения курсантов учитывали перспективы развития науки и техники, чтобы в учебный процесс внедрялась электронно-вычислительная техника. Он всегда указывал, что военный педагог не только носитель профессиональных знаний. Он должен ярко и доходчиво передавать эти знания, делать их убеждением обучаемых, научить применять эти знания па практике.
По инициативе и ходатайству вице-адмирала Г.Л. Неволина решением Главнокомандующего ВМФ в 1977 г. в училище был восстановлен штурманский факультет, готовящий штурманов для службы на подводных лодках.
Восстановление штурманского факультета имело целью сосредоточить в одном учебном заведении подготовку офицеров подводников штурманской и оружейной специальностей. Этому способствовало то, что в училище уже готовились специалисты по ракетному и минно-торпедному вооружению для службы на подводных лодках, полностью сохранилась и развилась кафедра Кораблевождения.
В короткие сроки была создана кафедра Технических средств кораблевождения. В 1981 г. состоялся уже первый выпуск офицеров с дипломами "инженер-штурман". Время показало правильность такого решения. На сегодня большая часть штурманов и командиров подводных лодок, флагманских штурманов соединений подводных лодок по-прежнему являются воспитанниками Штурманского факультета училища.
Командуя ВВМУПП им. Ленинского комсомола в течение 11 лет, вице-адмирал Г.Л. Неволин оставил яркий след своей деятельности по воспитанию и обучению будущих офицеров-подводников. Под его непосредственным руководством и рекомендациям на кафедрах, лабораториях, помещениях училища были созданы прекрасные тематические стенды, направленные на воспитание у курсантов любви к морю, военно-морской службе, к профессии моряка-подводника.
При этом придавалось большое значение эстетике и содержанию помещений факультетов, кафедр и помещений училища.
Вице-адмирал Г.Л. Неволин хорошо понимал, что училище должно готовить "военного человека", предназначенного для "ведения боевых действий" на море. Поэтому у будущего выпускника училища должен быть высокий уровень тактической подготовки. При проведении на факультетах и специальных кафедрах тактико-специальных учений особое внимание уделялось их тактической направленности, после которых проводился поучительный их разбор.
Это была хорошая школа для будущих офицеров-подводников. Перед тактико-специальным учением и в ходе его проведения проверялись знание вероятного противника, исполнение обязанностей вахтенного офицера и обязанностей по специальности.
Вице-адмирал Г.Л. Неволин лично участвовал во многих научно-исследовательских работах, связанных с разработкой руководящих документов для флота, в написании учебников и учебных пособий. Часто выступал перед офицерами училища и курсантами с лекциями и докладами по актуальным вопросам флота.
В 1976 г. Г.Л. Неволину было присвоено ученое звание - доцент по кафедре тактики ВМФ.
7 ноября 1977 г. на Параде в Москве на Красной Площади по случаю 60-летия Великой Октябрьской Социалистической революции личный состав училища был удостоен чести представлять Военно-Морской Флот. Командовал парадным полком начальник училища вице-адмирал Г.Л. Неволин. За отличную строевую выправку парадный расчет получил высокую оценку и благодарность Министра Обороны СССР.
Г.Л. Неволин, как начальник училища, большое внимание уделял практической подготовке курсантов на кораблях и подводных лодках ВМФ. Особое внимание уделял штурманской подготовке курсантов всех специальностей. Он ежегодно лично возглавлял учебную практику курсантов в дальних походах на учебных кораблях "Гангут", "Смольный", "Перекоп", "Хасан" с официальными и деловыми визитами в иностранные порты: Касабланка, Тунис, Бизерта, Латакия, Гдыня, Гавана, Веракрус и др. В качестве командира похода он много сделал полезного и интересного для качественного обеспечения учебной практики курсантов.
Постоянно посещал штурманские классы, интересовался приобретенными практическими навыками во время похода. Посещал астрономические вахты курсантов, контролировал их практические навыки в измерении высот светил.
Постоянно интересовался проводимыми навигационными и астрономическими конкурсами на последнем этапе похода. Лично вручал курсантам-победителям конкурса Грамоты, памятные подарки и сувениры.
Следует также отметить творческий и художественный талант Георгия Лукича Неволина. Он выполнил из разноцветной соломки замечательные картины парусных кораблей, красивые северные и природные пейзажи. В училище устраивались выставки самодельного творчества офицеров, курсантов, служащих. На этих выставках представлял свои лучшие работы и Георгий Лукич. Его творческий и художественный талант высоко отмечали посетители выставок офицеры, курсанты и служащие училища.
Выйдя в отставку в конце 1984 г., Георгий Лукич продолжил и развил дальше свой творческий и художественный талант. Он создал целую серию морских и природных пейзажей, написанных маслом. Квартира его превратилась в настоящий домашний музей. Георгий Лукич большой любитель природы. Ведет активный образ жизни, любит ловить рыбу и собирать грибы.
Большой опыт службы вице-адмирала Г.Л. Неволина на различных соединениях подводных лодок Тихоокеанского и Северного флотов, в Высшем военно-морском училище подводного плавания им. Ленинского комсомола, его беззаветное служение Отечеству отмечены высокими правительственными наградами, ценными подарками и поощрениями.
Уровень военно-профессиональной подготовки вице-адмирала Г.Л. Неволина, прекрасное знание актуальных проблем ВМФ, высокая личная ответственность за порученное дело, государственный подход к решению подготовки кадров для подводного флота снискали большой авторитет среди адмиралов, офицеров, профессорско-преподавательского состава, курсантов училища и ВМУЗов. Мы, сослуживцы, друзья и ветераны-подводники
Так держать, уважаемый, ветеран-подводник!"

Наставник подводников. ГЕОРГИЙ НЕВОЛИН.

Бандурин Виктор Евгеньевич. Представление. Из курсантских воспоминаний об адмирале Неволине.

Борисеев Николай Сергеевич.

Автономка на «отлично». Ким КОСТИН, капитан 3 ранга в отставке, бывший штурман АПЛ К-19. Вечерний Северодвинск. 09.01.2003.

"Так, на мое удивление, оценили один из походов АПЛ К-19
Было это в 1971 году. К-19 вышла из Гаджиево на боевую службу в северную часть Атлантики. В том походе лодкой командовал капитан 2 ранга В.П. Логинов, его заместителем по политической части, или замполитом, являлся капитан 2 ранга Б.Д. Веремьюк. С нами отправился и контр-адмирал Н.С. Борисеев, командир нашей дивизии.
КОНЕЧНО, плавание проходило скрытно, и здесь, чтобы несведущий читатель понял ряд моментов, сразу же поясню: скрытность - непременное условие для подлодки, выполняющей боевую задачу, тем более для ракетоносной лодки, какой являлась К-19. Практически, если противник подлодку обнаруживает, весь поход теряет всякий смысл, и такая ситуация справедливо расценивается как срыв боевой задачи. Скажу, что в те годы у командования имелись веские основания для беспокойства, поскольку наши атомные лодки были достаточно шумными, несмотря на все старания конструкторов. Причем шумность не только демаскировала лодку, но и мешала ее акустикам слышать противника. Особенно сильные помехи создавали работающие турбины, насосы, ряд других агрегатов, наконец, винты, а потому кормовые курсовые углы оказывались самыми сложными для прослушивания. Вот в этом кормовом секторе и мог притаиться противник, чтобы незаметно следить за «глухой» лодкой.
Поначалу все складывалось нормально. Но как только мы прошли траверз исландского мыса Стокнес на так называемом Фареро-Исландском рубеже, акустики обнаружили первые «сюрпризы»: непонятные «щелчки», похожие на посылки работающих гидролокаторов. Мы знали, что на мысе Стокнес работает шумопеленгаторная станция, и первое, о чем подумали: американцы применили какую-то техническую новинку для обнаружения наших лодок. Однако, найдя в «Руководстве для плавания подлодок в северной части Атлантического океана» соответствующее упоминание, решили, что щелчки могут издавать крупные скопления креветок. Но подсознательно беспокойство все же оставалось: а вдруг под «шумы» креветок замаскирована работа радиолокаторов?
Довольно часто акустики докладывали о шумах винтов, и каждый раз мне приходилось рассчитывать элементы движения цели (ЭДЦ): курс, скорость, а также данные для безопасного расхождения с ними. Затем я снимал кальку с планшета нашего маневрирования и подшивал в особую папку. Поскольку доклады акустиков об обнаружении судов были, как правило, внезапными, штурманам приходилось все время быть начеку. Планшет, секундомер, специальная палетка, прокладочный инструмент - все они были «на товсь».
А теперь представьте картину: замполит объявляет политинформацию для офицеров в... 10-м, концевом, отсеке. Когда акустики что-то обнаруживали, по трансляции раздавалось: «Штурману срочно прибыть в центральный». И тогда приходилось начинать «бег с препятствиями» через семь задраенных отсеков. Путь неблизкий, и обычно, пока доберешься до центрального, ценное время уходило. Хорошо, что годы тогда были мирные, а случись что-либо серьезное, все офицеры лодки могли оказаться в 10-м отсеке, как в ловушке. Однако наш замполит, видимо, считал иначе. Вообще, замполиту на лодке принадлежало немало подобных «новаторских идей», которые затем украшали его отчеты о партийно-воспитательной работе в условиях боевой службы. Идиотизм их был очевиден, но командир реагировал на слова офицеров странно: «Хорошо. Я поговорю с ним», - и дальше все оставалось по-прежнему. Логинов не хотел обострений с замполитом.
Зато у начальства наш замполит был на хорошем счету, и для этого имел целую систему «приемов». Например, узнавал у вахтенного час, когда уходящий спать адмирал Борисеев намеревался встать, и тут же распоряжался, чтобы вахтенный разбудил его на полчаса раньше адмирала. Вот и получалось, как Борисеев ни проснется, а Веремьюк уже на ногах. Адмирал все изумлялся: и когда же вы отдыхаете, Борис Демьяныч?!
Но вот однажды акустик с тревогой доложил: по пеленгу... шум работающей турбины. Я оказался на месте и сразу приступил к определению ЭДЦ. По изменению пеленгов выходило - атомная лодка! При этом у всех находившихся в центральном отсеке побледнели лица. Через некоторое время пеленги, что называется, стали топтаться, и, наконец, мы убедились: лодка ушла. Все облегченно вздохнули. Адмирал Борисеев тоже вышел из оцепенения: «Командир, в вахтенный журнал ничего не записывать». Мне же приказали изобразить на планшете простое типовое маневрирование. Так и сделали. Кальку «липового» маневра подшили к остальным, но тревога все же закралась в душу, ведь неизвестная лодка, возможно, давно уже следила за нами, быть может, со времени тех самых «креветочных» щелчков...
Точно в назначенное время мы вошли в район боевого патрулирования. Началась привычная работа подводного ракетоносца. Раз в сутки, причем в ночное время, мы всплывали под перископ для сеанса связи, во время которого только и могли получить команду на применение ракетного оружия. Поэтому на каждый такой момент мы готовили ракеты и лодку к стрельбе. Это означало: определить как можно точнее место, уточнить поправку курсоуказания и провести предстартовую подготовку, чтобы с получением сигнала оставалось лишь нажать стартовую кнопку. Если команды не поступало, все затем приводилось в исходное положение и сохранялось до следующего всплытия.
Только раз в сутки на сеансе связи мы получали возможность определить свое место в океане. Для этого имелся замечательный астронавигационный перископ «Сегмент», который позволял измерять высоты и азимуты сразу двух светил. Прибор обслуживался расчетом из трех операторов, которые просто обязаны были иметь не просто хорошую подготовку, а отличную. Я, кстати, и сейчас горжусь тем, что наш расчет был именно таким: место мы определяли по четырем звездам за 10 минут при нормативе 30 минут, а однажды установили рекорд - за 6 минут!
В автономку нам навязали одного молодого лейтенанта, курда по национальности, обладателя огромных усов и большого семейства, которое он сразу же после училища перевез с собой в Гаджиево. Непонятно, чем он так очаровал политотдельцев, но замполит дивизии однажды заявил: «В нем мы видим будущего командира подлодки». Офицеры были просто в шоке, потому что на поверку лейтенант оказался, уж извините, невероятно тупым, и ему ничего нельзя было поручить. Каково же было наше удивление, когда уже в море он заявил, что пошел в автономку для того, чтобы отработать навыки при работе на «Сегменте»! Такие навыки нужно отрабатывать либо на тренажере, либо на лодке, стоящей у пирса, но никак не во время боевой службы. Иными словами, к «Сегменту» мы его не подпускали: не имели права, да это было и небезопасно. Тогда он пожаловался адмиралу, и тот приказал... специально задерживаться под перископом для обучения лейтенанта! Нам пришлось приставить к лейтенанту старшину из штурманских электриков, чтобы тот в случае чего просто бил его по рукам. Получив данные, горе-подводник полдня затем решал астрономическую задачу и наносил место на карту, мы указывали ошибки, а он еще полдня их исправлял.
Но более всего рабочую обстановку на лодке портил замполит, досаждая всем своей партийной абракадаброй. Однажды я зашел на пульт главной энергетической установки. Два офицера-управленца меня даже не заметили: так увлеченно конспектировали они какую-то партийную статью! Признаться, я даже опешил: боевая служба, подводное положение, реактор работает, за приборами никто не следит, а рядом Америка! Оказалось, замполит наш решил устроить партийный семинар не где-нибудь, а именно в районе боевой службы, и несчастные офицеры обязаны были прийти к нему с конспектами.
Наконец мы получили «добро» на возвращение в базу, но не успели выйти из района, как пришло донесение: американский авианосец «Саратога» с группой сопровождения следует в Испанию. Срочно достали генеральную карту и стали думать-гадать, где и как пройдет этот авианосец? Была вероятность, что курсы пересекутся, и тогда нашу шумную лодку вполне могли обнаружить. Думали, думали и решили ничего не менять, идти по плану своего перехода.



Следующее тревожное радио получили уже на подходе к Фарерским островам: авианосец «Эссекс» с кораблями охранения проводит учение. Его координаты лежали как раз впереди по пути нашего следования. Что делать? Помнится, во время Цусимы адмирал Рожественский, зная о поджидающей его японской эскадре, отдал печально известный приказ: во что бы то ни было держать прежний курс! А вот почти через 70 лет после этого наш адмирал Борисеев поступил так же, велел идти прежним курсом. Через некоторое время акустик доложил о том, что наблюдает слабые сигналы гидролокаторов. Сомнений не было: курсом 270 на нас двигался «Эссекс» и его корабли.



Мы проложили на карте полосу просматриваемой ими поверхности и убедились, что находимся в ее пределах. Тактически задача по выходу из такой ситуации решается просто: корабль с максимальной скоростью должен лечь на курс, перпендикулярный этой полосе, и уйти. Таким был курс 180 градусов. Командир утвердил его, а рулевой выполнил его команду. Но тут в штурманскую рубку зашел адмирал и с циркулем в руках стал анализировать обстановку: «Почему вы легли на 180 градусов?» Я объяснил. «Нет. Вы неправильно рассчитали курс, - заключил Борисеев. - Нужно ложиться на курс 120». Я пытался доказать, что этот курс приведет лишь к затягиванию маневра выхода по времени, и нас обнаружат. Адмирал не сдавался. И тогда я решился на последний довод: «Товарищ адмирал, я только что с отличием окончил Высшие классы, меня учили лучшие штурманы Советского Союза...», но Борисеев прервал меня: «А я, может быть, лучший адмирал Советского Союза! Держать курс 120!»...
Прошло уже много лет, а я и сегодня уверен, что нас тогда обнаружили из-за неграмотности адмирала. Почему же тогда смолчал командир, ведь он полностью был согласен с моими расчетами? Думаю, по той же причине, отчего не возражал и замполиту: Логинов готовился к поступлению в академию. К слову, в академию он успешно поступил и, окончив ее, стал адмиралом. Сейчас живет в Израиле...
Мы шли курсом 120, по счислению разошлись с авианосной группой, легли на свой генеральный курс. Адмирал Борисеев ликовал! В назначенное время стали готовиться к сеансу связи. Приготовились. Все как обычно. Всплываем. Но едва антенна радиолокационного наблюдения лодки вынырнула на поверхность, радиометрист буквально закричал: «Работает самолетная РЛС, сигнал опасный!» Сыграли срочное погружение. Через какое-то время попытались снова всплыть, и то же самое! Наконец всплыли на резервный сеанс связи, и опять! Теперь уже самому бестолковому трюмному стало ясно, что нас обнаружили и преследуют. Еще через 10-15 минут последние сомнения развеял акустик, доложив о работе гидролокатора прямо по курсу.
Мы изменили курс с намерением оставить гидролокатор по левому борту и таким образом избежать обнаружения, но вскоре акустик доложил: «Работает гидролокатор № 2 с правого борта», и почти следом: «Работает гидролокатор № 3 прямо по курсу». Едва мы уклонились от третьего гидролокатора, как появился гидролокатор № 4. Стало ясно, что нас взяли в кольцо. Вокруг лодки постоянно располагались три гидролокатора. Угловое расстояние между ними было 120 градусов - нас «слушали» американские вертолеты. Как там выглядел «самый лучший адмирал», я не видел: едва успевал наносить на планшет отметки. Мы меняли курс, скорость, глубину, выстреливали имитационные патроны, но ничего не помогало! Уйти на максимальную глубину, которая, возможно, позволила бы оторваться, не было возможности: на лодке уже «не держали» клапаны и текли сальники...
Американцы с позором гоняли нас почти 6 часов. Какое-то время адмирал Борисеев следил за маневрами, а затем плюнул и ушел в курилку. Лейтенант Петушко, очень способный офицер, тогда предложил выпустить не один, а сразу четыре имитационных патрона. Так и сделали. Только после этого сигналы гидролокаторов стали уверенно смещаться за корму и вскоре вообще затихли. Так, с большим трудом, мы оторвались от преследования, хотя и мелькала мысль: быть может, американцам просто надоело нас гонять, они отработали задачу, попрактиковались и пошли дальше по своим делам.
Дальше, вплоть до возвращения в базу, никаких происшествий с К-19 не было. Самое удивительное для меня, что за ту автономку мы получили от командования оценку «отлично»!"

Коробов Вадим Константинович.

ПОДВОДНЫЙ ФРОНТ АДМИРАЛА КОРОБОВА -- Владимир Урбан. SUBMARINE.



"Мы планируем собрать на нашем сайте материалы, рассказывающие о замечательном человеке, Вадиме Константиновиче Коробове. Наш Центр с адмиралом Коробовым связывала прочная дружба. С 1994 г. до последних дней своей жизни он являлся консультантом и активным участником ряда наших исследовательских проектов.
Первым на нашу просьбу откликнулся журналист "Красной Звезды" Владимир Владимирович Урбан. Его статья вышла в свет три года назад к 300-летию российского флота под заголовком "Подводный старт" (Красная Звезда, 1 июля 1995 г., с. 7). Представляем ранее не публиковавшийся авторский вариант этой статьи - "Подводный фронт адмирала Коробова".
С благодарностью примем и другие предложения. Евгений Мясников eugene@iris.mipt.ru, (095)-408-6381

Все известные наши подводники времен войны до сих пор на слуху. И это справедливо. Плохо то, что послевоенный период советского подплава знаком широкому читателю лишь по нескольким именам и событиям. А офицеров, достойных известности и величайшего (!) почтения, множество.
Познакомимся только с одним из них - адмиралом в отставке Коробовым Вадимом Константиновичем, и многое станет ясным. Если кратко охарактеризовать его, то можно сказать так: он единственный из подводников, кто выводил "на глубину" все наши ракетные субмарины - от самой первой до тех подводных стратегических крейсеров, которые до сих пор находятся в строю Российского ВМФ.

Вадим Константинович КОРОБОВ. Фотоархив ''ВПК''.

Морскую службу начал юнгой Северного флота в 1943 году, затем поступил в Высшее военно-морское училище им. М.В.Фрунзе. А потом опять заполярные гарнизоны и теперь уже на всю жизнь "усталые подлодки". Командовал ПЛ С-146, Б-67, К-33, дивизией ракетоносцев. Потом его назначают начальником штаба 11-й флотилии подводных лодок, а вскоре и командующим.
Несколько раз руководил подледными походами атомоходов на Северный полюс. А в начале 1976 г. возглавил тактическую группу из двух кораблей (ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-171 и торпедная атомная подводная лодка К-469), во время их 80-суточного перехода без единого всплытия с Северного флота на Камчатку вокруг Южной Америки через Атлантический и Тихий океаны. За этот поход удостоен звания Героя Советского Союза.
После флотилии назначен начальником штаба Северного флота, а службу завершил в должности адмирала-инспектора главной инспекции Министерства обороны СССР. Но сейчас вернемся на 40 лет назад, к тому времени, когда зарождались морские стратегические силы Советского Союза...
БЕЛОЕ МОРЕ, ЧЕРНЫЙ "САМОЛЕТ"
Факт известный, можно сказать исторический: 16 сентября 1955 г. в Белом море впервые в мире с подводной лодки стартовала баллистическая ракета. Это была королевская ракета Р-11ФМ. А подлодкой с тактическим номером Б-67 командовал капитан 2 ранга Федор Иванович Козлов. На борту находился главный конструктор Сергей Павлович Королев. А вы тогда были старшим помощником командира - вторым человеком на первом советском подводном ракетном корабле. Это судьба, Вадим Константинович? ...
ВСЕ НИЖЕ, И НИЖЕ, И НИЖЕ
Вадим Константинович, наверное, нужно прояснить и такую ситуацию. И Р-11ФМ, и П-5 могли стартовать лишь тогда, когда лодки находились в надводном положении, что снижало скрытность корабля, влияло на внезапность атаки... Неужели об этом не говорили моряки? ...
ПОКА "ГРОМ" НЕ ГРЯНУЛ
Тогда вопрос с позиций сегодняшнего дня. Мы первыми, как уже сегодня говорилось, осуществили пуск баллистической ракеты с подводной лодки. А американцы, поначалу проигрывая это соревнование, быстро вышли вперед. В подтверждение еще один факт из истории. В ноябре 1960 г. первое боевое патрулирование в Норвежском море, то есть у границ СССР, начала ПЛАРБ "Дж.Вашингтон". А это 16 ракет "Поларис А-1". Почему же произошло отставание? ...
РАКЕТНЫЙ ПАТРУЛЬ С ТОРПЕДНЫМ "ТЕЛОХРАНИТЕЛЕМ"
В завершение опять об этом жестком соперничестве. 1976 г., ваш подводный поход через Тихий и Атлантический океан. Шесть подводников, в том числе и вы, удостоены звания Героя Советского Союза. В чем же особенности этого плавания? ..."

ПОДВОДНАЯ ПОЗИЦИЯ ЗА ЭКВАТОРОМ. КРУГОСВЕТКА АТОМНЫХ ЛОДОК ПРОЕКТОВ 667-Б И 671 ПОМОГЛА РЕШИТЬ СЕРЬЕЗНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЗАДАЧИ. Владимир УРБАН. - ВПК. №13 (129) 05 - 11 апреля 2006. года.



После награждения в Кремле: (слева направо) капитан 2-го ранга И.Д. Петров, капитан 1-го ранга В.Е. Соколов, контр-адмиралы Ю.И. Падорин и В.К. Коробов, капитан 1-го ранга Э.Д. Ломов, капитан 3-го ранга Ю.И. Таптунов (1976 г.). Фото Георгия ДАНИЛОВА.

ПОДВОДНЫЙ КРЕЙСЕР СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ. В. К. Коробов. ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, том 66, № 11, 1996.

Герой Советского Союза Коробов Вадим Константинович. ... Имя Героя присвоено рабочему буксиру «РБ-331», работающему на реках Вологде, Сухоне, Кубенском озере.

Таптунов Юрий Иванович. Герой Советского Союза. Отец Ленинградского нахимовца выпуска 1976 года Таптунова Дмитрия Юрьевича, капитана 2 ранга, главного редактора журнала "Гринда".

Воронов Юрий Александрович.

Выпускник школы Соловецких юнг, в дальнейшем Ленинградского Военно-морского подготовительного училища. Офицерскую службу начал штурманом на подводной лодке СФ. Затем служил на Камчатке и вновь на Северном флоте. После окончания Военно-морской академии контр-адмирал Воронов Ю.А. командовал 31-й Краснознаменной дивизией подводных лодок, затем был заместителем командующего флотилии АПЛ Северного флота. Руководил Северодвинской военно-морской базой. Закончил службу в звании вице-адмирала начальником управления кадров ВМФ, заместителем Главнокомандующего Военно-морским флотом СССР.

"Начало моей службы в Главном штабе совпало со сменой командования Военно-морского флота. В конце 1985 года Сергей Георгиевич Горшков передал пост главнокомандующего ВМФ Владимиру Николаевичу Чернавину, бывшему в то время начальником Главного штаба ВМФ. Начальником Главного штаба ВМФ стал Константин Валентинович Макаров, передав командование Балтийским флотом Иванову, бывшему начальнику оперативного управления Главного штаба ВМФ.
С Владимиром Николаевичем мы были знакомы как выпускники училища 1951 года, а с Константином Валентиновичем одновременно учились в Военно-морской академии. Макаров о моем назначении узнал только тогда, когда уже прибыл на должность начальника Главного штаба, а Чернавин имел непосредственное отношение к моему переходу из Пинска в Москву.
Будучи начальником Главного штаба, Владимир Николаевич, наверное, и не знал, что мне когда-то кто-то при назначении в Пинск обещал в дальнейшем должность начальника подготовки и комплектования. И здесь нам, как я напоминаю, Соне и мне повезло.
Незадолго до этих событий начальником управления кадров был назначен мой приятель Юрий Александрович Воронов, с которым я, как и с Макаровым, учился в академии. Юра Воронов и доложил о моей кандидатуре как плановой, а Владимир Николаевич согласился.
Может быть, в подробностях это было не совсем так, но основа изложена мною правдиво, и мы благодарны такому стечению обстоятельств и своим товарищам, оказавшимся в нужное время на нужном месте.
Своим товарищам, начальникам, я не надоедал, все служебные вопросы решались на том уровне, на котором им было положено решаться."

Воронов Юрий Александрович умер в 1986 году после тяжелой болезни.

Источники:
1. "Школа Соловецких юнг". Клионский Борис Израилевич, выпускник ЛНВМУ 1966 г., ВВМУ им. М.В. Фрунзе 1971 г. Службу начал в экипаже ПЛ под командованием капитана 1 ранга Воронова Ю.А.
2. Ю.М. КЛУБКОВ. ЛЕНИНГРАДСКОЕ ВОЕННО-МОРСКОЕ ПОДГОТОВИТЕЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ (ЛВМПУ).
3. Усов А.А. Записки рядового адмирала. М.: Орбита-М, 2005.

Порошин Василий Алексеевич.

Что делать с российским военно-морским флотом? 21.10.2008. Эхо Москвы в Санкт-Петербурге - 91.5 FM. "Василий Порошин, первый вице-президент Международной ассоциации общественных организаций ветеранов военно-морского флота и подводников, вице-адмирал; Игорь Курдин, председатель Совета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников, капитан 1 ранга; Александр Буржимский (ЛНВМУ, 1970 год, штурманский ф-т ВВМКУ им. М.В.Фрунзе, 1975 год), капитан 2 ранга. Ведущий: Николай Нелюбин."

Федоров Юрий Александрович.

«Leninetz» nuclear strategic missile submarine. K-137
Подводный Флот России. Соединения. Северный флот.

Колтон Илья Борисович.



НА ВСЕХ ШИРОТАХ МИРОВОГО ОКЕАНА. Очерк истории Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища.

"... Курсантом СВВМИУ Илья Колтон стал сразу же после окончания школы в 1952 году. Учился хорошо. Любимыми дисциплинами были высшая математика, теоретическая механика, сопротивление материалов и специальные дисциплины.
В 1958 г. Илья Колтон после окончания училища ступил на борт корабля, где началась его самостоятельная лейтенантская служба, в которой он проявил себя с самой лучшей стороны. Результатом было назначение его уже на третьем году службы на ответственную должность командира дивизиона. Трудолюбие, любовь к военно-морской службе, к своей специальности, требовательное и душевное отношение к людям — вот качества, характерные для Ильи Колтона.
В 1962 году первым из выпускников училища за высокие показатели в боевой и политической подготовке и освоение боевой техники И. Б. Колтон был отмечен высокой наградой Родины.
А в следующем году его назначают на высшую на корабле инженерную должность — командиром электромеханической боевой части. В этой должности инженер-механик приобрел богатый опыт эксплуатации боевой техники, накопил солидный материал по ее боевому использованию. Острая необходимость глубоко осмыслить этот опыт привела И. Б. Колтона в военно-морскую академию, после успешного окончания которой он снова попросился на родной флот и был назначен на более высокую должность. Он и в настоящее время отдает свои знания и опыт обучению молодых офицеров-инженеров, совершенствованию корабельной техники, повышению боеготовности и боеспособности Военно-Морского Флота."



Колтон И.Б. "прошел все ступени корабельной службы (КГАиТ, КДД, КБЧ-5), канд. тех. наук, за безупречную службу и высокопрофессиональное обеспечение безопасности ЯЭУ награжден - орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени (первым среди офицеров ВМФ), орденом За службу Родине III степени."

Подводные уникумы. - Н.Г. Мормуль. Катастрофы под водой (Гибель подводных лодок в эпоху холодной войны).

"Думаю, уместно уточнить, что этой аварии реактора на подводной лодке “К-162” предшествовала аналогичная предпосылка в 1961 году на подлодке “К-3”. Тогда при подготовке субмарины к походу на Северный полюс проводились длительные испытания системы деаэрации. Как позже оказалось, никчемной для данного типа энергоустановок.
Испытания проходили круглосуточно, изнуряя вахту и притупляя ее внимательность. Параллельно шли профилактические и ремонтные работы с участием привлеченных специалистов. В результате этого столпотворения перепутали фазы питания. В схеме управления и защиты реактора произошел сбой. Компенсирующая решетка, вместо того, чтобы опуститься вниз, пошла вверх, не подчиняясь действиям операторов. Это могло привести к тепловому взрыву, но, к счастью, оператор реактора другого борта старший лейтенант И.Б. Колтон заметил опасное перемещение решетки и обесточил исполнительные механизмы, предотвратив аварию.
К сожалению, из-за сверхсекретности информация о случившемся не нашла должного отражения в документах. Она быстро забылась и выводов из случившегося тогда никаких не сделали.
Однако сам факт повторения на флоте аварии реактора по одной и той же причине привлек внимание сотрудников Института атомной энергии им. И.В. Курчатова и президента Академии наук СССР академика А.П. Александрова. В последних числах декабря 1980 года на флот прибыли квалифицированные специалисты в области атомной науки и энергетики, в том числе Н.С. Хлопкин и Г.А. Гладков."

АЭС в проруби. Дмитрий ФРОЛОВ, специально для «Совершенно секретно».

"В том же, что на ПАЭС, рассчитанной на вахтовый метод работы, ошибки персонала неизбежны, уверил автора этих строк другой член комиссии – бывший уполномоченный испытатель Государственной приемки ВМФ, капитан первого ранга в отставке Илья Колтон. Илья Борисович, начинавший военную карьеру в 1958 году на первом советском подводном атомоходе К-3, не питает иллюзий относительно так называемого человеческого фактора. По его наблюдениям, история атомного флота Отечества является еще и историей замалчивания происшествий и аварий – причем в первую очередь тех, которые были вызваны недостаточной подготовленностью экипажей или чьим-то явным недосмотром. Перенесение этих «традиций» в энергетику обойдется дорого. А соблазн позаимствовать у военных привычку «засекречивать» собственные ошибки для руководства ядерного объекта, находящегося вдали от посторонних глаз и закрытого для вневедомственного профессионального контроля, чрезвычайно велик.
ПАЭС, считает Илья Колтон, никоим образом не застрахована от повторения серьезной аварии, вызванной «человеческим фактором», вроде случившейся в августе 1985 года у пирса судоремонтного завода поселка Штоково-22 в Приморье. Тогда в бухте Чажма из-за нарушения технологии и требований техники безопасности при перезарядке активных зон реакторов подлодки К-431 произошла неуправляемая цепная реакция. В результате в момент аварии погибли десять человек, у стольких же развилась острая лучевая болезнь, переоблучению подверглись еще двести шестьдесят человек, а радиоактивный шлейф пересек полуостров и вышел к морю на берег Уссурийского залива."

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ УСТАНОВКА АТОМНОГО СУДНА. Патентный отдел: Номер публикации патента: 2151083. "Реферат. Изобретение относится к судостроению, преимущественно к энергетическим установкам атомных подводных лодок, атомных кораблей и судов, плавучих атомных электростанций. Энергетическая установка атомного судна, преимущественно атомной подводной лодки, содержит реакторную установку водо-водяного типа и источники электроэнергии, включающие в себя турбогенераторы, аварийный дизель-генератор и/или аккумуляторную батарею и термоэлектрический генератор. Термоэлектрический генератор размещен в герметичном контейнере вне прочного корпуса подводной лодки в заполняемых забортной водой объемах легкого корпуса или внутри прочного корпуса. Он имеет два замкнутых теплопередающих контура с рабочей незамерзающей жидкостью в качестве теплоносителя. Первый контур, подводящий тепло к "горячим" спаям термоэлектрического генератора, включает в себя теплообменник, подключенный к первому контуру реакторной установки, а второй, отводящий тепло от "холодных" спаев термоэлектрического генератора, включает в себя теплообменник, установленный на магистрали забортной воды. Обеспечивается возможность работы термоэлектрического генератора в подводном и надводном положении подводной лодки без ограничения по времени, с готовностью к мгновенному включению на электропитание ответственных потребителей, повышения ядерной безопасности корабельной ядерной энергетической установки, непрерывной работы без обслуживания 10-15 лет. 2 з.п. ф-лы, 1 ил."

Продолжение следует. Начало

Сослуживцы.

Андреев Анатолий Петрович. Бараненко Анатолий Афанасьевич. Бекетов Юрий Флавианович. Борисеев Николай Сергеевич. Булгаков Валерий Николаевич. Буряк Анатолий Николаевич. Ваганов Владимир Александрович. Владимиров Владимир Владимирович. Владимиров Сергей Владимирович. Волин Анатолий Анатольевич. Воронов Юрий Александрович. Джавахишвили Александр Давидович. Дианов Валерий Борисович. Дукальский Валериан Наполионович. Егоров Георгий Михайлович. Затеев Николай Владимирович. Калашников Владислав Вадимович. Карпов Эдуард Гаврилович. Касатонов Владимир Афанасьевич. Ковалев Эрик Александрович. Колтон Илья Борисович. Коробов Вадим Константинович. Лазукин Николай Степанович. Лисичкин Ян Маркович. Лузин Михаил Петрович. Мазуренко Вячеслав Николаевич. Маслевский Валентин Иванович. Матушкин Лев Алексеевич. Маципура В.П. Михайловский Аркадий Петрович. Монтелли Валентин Алексеевич. Мотрохов Александр Никанорович. Нахатович Леонид Александрович. Неволин Георгий Лукич. Неупокоев Николай Иванович. Павлов Анатолий Иванович. Порошин Василий Алексеевич. Просвиров Виктор Петрович. Руденко Александр Григорьевич. Рыков Валентин Павлович. Савин Анатолий Петрович. Сальников Леонид Михайлович. Самохвалов Александр Иванович. Сысоев Юрий Александрович. Токарев Владимир Иванович. Толстолыткин Игорь Аркадьевич. Тюхов Юрий Иванович. Фатигаров Герман. Федоров Юрий Александрович. Фрадкин Вениамин Наумович. Хлыпало Юрий Григорьевич. Храмцов Виктор Михайлович. Ченчик Николай Филиппович. Шипов Александр Иванович. Эрдман Дмитрий Эрнестович.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Данилов, Андрей
31.03.2009 20:34:52
RE: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Ваше окончание классов с отличием вызывает законную гордость за Вас.И спор с адмиралом. И подлый командир, собравшийся в академию. Один раз обеспокоился. Подумать только, все работает, а замполит, сволочь этакая, семинары проводит.Людям спать не дает. Опухшим от сна. Получили отличную оценку при обнаружении и "гонянии"?Скажите спасибо замполиту.Умел доложить человек.Снимите пилотку или шляпу.Гений. Всех прикрыл и еще в заслугу Вам всем поставил плохое учение военному делу ненадлежащим образом. Мужчина.
0
Надежда
04.04.2009 01:59:05
RE[2]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Да, Андрей, ответ достойный замполита!:) Теперь мне понятно, почему постоянно на замполитов "бочку катят";)
0
Данилов, Андрей
04.04.2009 18:02:26
RE[3]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Уважаемая Надежда. На том и стоим:на чувстве юмора. " Не служил бы я на Флоте, если б не было смешно..."Печально, когда серьезность убивает и мозг, и чувства. Слава Богу, к Вам это не отнести...
0
Надежда
04.04.2009 18:07:29
RE[4]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
В этом плане авиация сродни флоту:)
0
Данилов, Андрей
04.04.2009 18:10:56
RE[5]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
И рассказы Беза тому доказательством!
0
Надежда
04.04.2009 18:17:18
RE[6]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Я лучше не буду рассказывать случаи из гражданской авиации,а то народ откажется летать.:) Я однажды рассказала на форуме об авиационном происшествии в нашем аэропорту и на следующий день моё сообщение выложили на сахалинском форуме. А я там не пишу принципиально.
0
Иосфин, Аркадий
04.04.2009 23:07:47
RE[4]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Юмор замполита бывает очень смешным. Чем выше замполит, тем смешнее его юмор. Справедливости ради надо сказать, что относится это и к командирскому юмору.
Пример: находимся на дежурстве второй очереди, готовность не самая высокая. Телефонный звонок из штаба бригады: личный состав на позицию. Будучи дежурным по дивизиону, исполняю. Дело поздно вечером, перед отбоем. Офицерский состав подтягивается к ДКП. Все в сборе. Замполит достаёт бумагу. Читает: американские агрессоры вероломно напали на нашу Родину. Все тревожно переглядываются друг с другом. Замполит оценил эффект своего вступления и уточняет для тех, кто не понял: Союз Советских Социалистических Республик! Военный Совет 6-й армии ....достойный отпор захватчикам.....
Товарищи! Нам нужно ответить на призыв Военного Совета. Кто выступит?
Сержант- секретарь комсомольской организации берёт слово: До последней капли крови... Офицеры переглядываются, я про себя тоже прокрутил- готовность объявили по телефону, предупредили большую сирену не включать, технику не включать. Странно как-то война начинается. Короче политотдел армии решил свои учения провести. На замполитовский лад. А то как мы отвечать будем на призывы, если ни разу репетиции не проводили?
0
Данилов, Андрей
04.04.2009 23:29:53
RE[5]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Уважаемый Аркадий. Юмор- он у всех одинаковый. А то, о чем вы рассказали- это боевая сатира.
Во время первой вьетнамо-китайской войны я тоже собирал заявления :"Прошу отправить добровольцем в составе корабля..."У меня в каюте, под стеклом настольным, образец лежал. Бойцы ходили, переписывали.
А старшина, женатый, ребенок у него был, сказал: -А я не буду писать.Убьют, а кто дите кормить будет?
И ничего ему не было.
А я задумался: есть жизнь, а есть правила игры. Но жизнь мудрее. И в последующем, хоть и часто играл по правилам, всегда помнил этот пример. Старшина был старше меня , лейтенанта, на два года.
0
Иосфин, Аркадий
05.04.2009 10:51:54
RE[6]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Про заявления. На первом родительском собрании в нахимовском училище родителям роздали бланки обязательств, что они не будут возражать, что их чада (нам по 11 лет) будут учиться и служить в подплаве. 1961 год, Первый Секретарь ЦК КПСС очень беспокоится за подводный флот.
Про правила игры и жизнь. Сидим на первой очереди дежурства. Скучно, в Питере давно не был. Пошёл в ближайшую деревню за приключениями, к немного знакомой девушке. Один раз уже убегал от неё по готовности, вброд через речку. Минут 10-12, а у меня целых 20 есть в активе. Прихожу, а там две тени в кусты шмыгнули. Я в спортивном костюме, темно, но узнали меня. По одному делу пришли. Даю им 15 минут прибыть в казарму. Выяснил, прапор после отбоя их прикрывал. Только предупредил всех. И они молчали.
0
nick191
05.04.2009 11:04:33
RE[2]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Цитата
...замполит, сволочь этакая, семинары проводит...Умел доложить человек...Гений...Мужчина

Трудно что-либо возразить. Хотя остался один вопрос, - нахрена "загонять" офицеров в кормовой отсек, когда, согласно КУВМФ-78, для их "занятий" существует кают-компания? Зачем политбойца так "тянуло к корме"? ;)
0
Данилов, Андрей
05.04.2009 16:23:08
RE[3]: Записки штурмана Палитаева Алексея Ивановича. Часть 6.
Боюсь предположить, но вдруг он был любителем "кормы"?Во всех ее проявлениях и модификациях? Кстати, а пульт ГЭУ в корме?В каком отсеке? Может, это и не корма, вовсе?
И офицеры "конспектировали партийную статью". Зачем их в кают-компании собирать. Ты законспектируй где хочешь, а вот ответ по конспекту будешь в кают-компании держать. Перед лицом своих товарищей.А если собрать не получается, зам должен был проверить конспект у каждого индивидуально. И поставить плюс или минус в кондуит. Вспомните, сколько свободного времени в автономке. И ни тебе комбрига, ни начпо, ни жены, ни флагманских...И чем дальше от "центрального" , тем больше бардак.Тот книжку читает, тот что-то личное пишет. Нет, дорогой, есть время- конспектируй.
Отчего знаю? А у меня крысы сожрали новенькмий учебник по истории КПСС. Взял с собой, чтоб к экзаменам в академию готовится. Потом и заплатить пришлось за толстую уничтоженную книжку. Мелкие ошметки, в одну букву. А пазлы я никогда складывать не умел. Издевались, хвостатые.
Зато у меня работа появилась- доктора "иметь", за крыс. Нет худа без добра..
Так, по памяти, и сдавал экзамен, ее не прочитав.
Страницы: 1  2  3  4  5  6  


Главное за неделю