Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Часть V

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV


К сожалению, такое мощное оперативно-стратегическое образование, как Черноморский флот, не в полной мере смогло соответствовать тем надеждам, что возлагались на него в предвоенный период. Этому – довольно много причин, перечислим те, что наиболее очевидны.

Во-первых, корабельный состав оставлял желать много лучшего. Большинство боевых кораблей советской постройки, созданных для Черноморского флота, никак нельзя отнести к шедеврам кораблестроения.Эсминцы типа «7» и «7у» из-за чрезмерного облегчения корпуса имели недостаточную прочность при волнении выше 4 баллов. На эсминце «Беспощадный», например, во время выхода в море для учебных стрельб в мае 1941 года во время шторма волна проломила «броневой» щит носового 130-мм орудия. Волна! Обычным делом для «семерок» были прогибы корпуса, гофр, проломы бортов – и все из-за стремления кораблестроителей выполнить требования флотского руководства. Эти требования – минимум водоизмещения, облегченность конструкции – необходимы были для увеличения скорости хода, что, как показала война, отнюдь не требовалось. Эсминцы несли излишне мощное артиллерийское вооружение (4 130-мм орудия главного калибра, тогда как их «одноклассники», например, в итальянском флоте, ограничивались 120-мм калибром). Желание советских флотоводцев иметь самые сильные корабли в своем классе вынуждало кораблестроителей жертвовать для этого какими-то другими характеристиками, во время войны оказавшимися гораздо более важными. Мощь артиллерийского огня «семерок» оказалась избыточной, а вот ослабленный корпус принес много горя русским морякам. Кстати, можно заметить, что подобные ошибки были характерны и для других флотов.

Итальянцы строили самые быстроходные в мире легкие крейсера, лидеры и эсминцы – но появление радара свело это превосходство к нулю. Немцы на эскадренных миноносцах типа «Нарвик» поставили 6 (шесть!) 150-мм пушек, и в результате этого эсминцы, обладая колоссальной для кораблей этого класса артиллерийской мощью, утратили большую часть мореходности. Из-за этой роковой ошибки, кстати, погиб линейный крейсер «Шарнхорст» - эсминцы не смогли сопровождать его при волнении выше 6 баллов, и в результате «ослепший» линейный крейсер стал жертвой британской эскадры (линкор «Дюк оф Йорк», один тяжелый и три легких крейсера, десять эсминцев). Британские эсминцы несли всего лишь 102-мм пушки (на эсминцах типа «Хант») или 114-мм универсальные орудия (на эсминцах типа «Трайбл»), зато замечательно «всходили» на волну. Крейсера типа «Эудженио ди Савойя» («Ворошилов» и «Молотов») имели крайне неудовлетворительное зенитное вооружение, кроме того, их артиллерия, теоретически великолепная, оказалась малопригодной в условиях реальной войны. 180-мм орудия с дальностью стрельбы в 34 километра имели излишне толстостенные снаряды (высокая дальность стрельбы требует высокой начальной скорости снаряда, а ее не добиться при тонких стенках). В результате этого фугасное действие их было лишь ненамного выше 122-мм снарядов полевой артиллерии. А поскольку главный калибр крейсеров использовался исключительно для обстрела побережья – его боевое значение было достаточно невысоким, учитывая его относительно крупный калибр.

К безусловным удачам советского кораблестроения можно отнести подводные лодки типа «М» двенадцатой серии. Эти маленькие кораблики имели колоссальную для кораблей этого класса дальность хода (3.400 миль) и, без сомнения, были великолепными кораблями для целей скрытной разведки вражеских берегов.

Подводные лодки типа «С», несмотря на свою германскую родословную, также являются шедеврами кораблестроения. Очень хорошие корабли, что, кстати, признано всеми, без исключения, военно-морскими авторитетами.

В числе безусловных удач николаевских корабелов – и два минных заградителя типа «Л». Лодки с поистине межконтинентальной дальностью хода, отлично вооруженные, очень надежные (достаточно сказать, что с вооружения эти корабли были сняты только в 1964 году!).

И конечно нельзя не упомянуть очевидный успех корабелов - лидер эскадренных миноносцев «Ташкент». Правда, его корпус и машины были итальянскими, но система вооружения – советской. А именно она позволила этому кораблю быть лучшим среди «одноклассников» по критерию «стоимость/эффективность». Благодаря большому водоизмещению (более 4.000 тонн) лидер мог не только выполнять свои прямые обязанности, но и служить в качестве быстроходного транспорта снабжения. А колоссальная дальность хода позволяла при каждом рейсе в Севастополь оставлять для нужд осажденной крепости не менее половины запаса топлива. Вообще, артиллерийское вооружение легких сил (лидеров и эсминцев) при всей его избыточной мощности позволяло этим кораблям выполнять большой круг боевых задач, которые в других условиях выполняли другие корабли.

А вот торпедное вооружение советских миноносных кораблей ни разу (!) за всю войну по прямому назначению использовано не будет – если не считать торпедной атаки ЭМ «Беспощадный» и «Бойкий» скал в районе мыса Калиакрия в 1942 году.

Мне, к сожалению, не удалось попасть в архив Военно-морского флота в Санкт-Петербурге и Москве, да и вряд ли документы по планированию задач Черноморского флота на предстоящую войну доступны для открытого пользования. Но, исходя из состава флота, боевых характеристик кораблей и системы базирования, можно довольно точно вычислить планы советского командования.

В составе Черноморского флота не было НИ ОДНОГО десантного корабля. Учитывая тот факт, что десантное судно – это очень несложный в изготовлении корабль, не требующий от создателей ни феноменальных скоростей, ни бронирования, ни мощного вооружения, и построить его – дело максимум одного года, можно придти к следующему выводу: командование советского военно-морского флота НИКАКИХ десантных операций на театре не планировало. Вообще. Героические десанты в Григорьевку, Керчь и Феодосию, в Новороссийск – абсолютная импровизация, стоившая нашим морякам и морским пехотинцам огромных и неоправданных жертв.

В составе флота нет НИ ОДНОГО корабля противовоздушной обороны. Между тем такие корабли (фрегаты ПВО, крейсера ПВО) активно строились в конце тридцатых годов во многих флотах. Командование Черноморского флота НЕ ПЛАНИРОВАЛО защищать свои корабли с воздуха – то есть они НЕ ДОЛЖНЫ были входить в зону действия базовой авиации противника, НЕ ДОЛЖНЫ были приближаться к вражескому берегу даже на 150-200 миль.

В составе флота крайне мало противолодочных кораблей – если таковыми можно признать тральщики и сторожевики. Понятно, почему – Черноморскому флоту противостояла ОДНА румынская подводная лодка и ТРИ турецкие – противостоять такому противнику особых средств не требовалось.

Можно нарисовать примерную картину тех оперативно-стратегических и тактических планов, которые до сих пор хранятся в сейфах Штаба ВМФ в Москве. Первый и самый непреложный факт – Черноморский флот должен был вести войну на море с вторгшимся через Босфор и Дарданеллы большим надводным флотом противника. Войну оборонительную, но наступательными методами. Это должно было выглядеть следующим образом. В случае начала войны силы флота должны были бы действовать предположительно так: малые подводные лодки двенадцатой серии, крейсерские подводные лодки и подводные минные заградители выдвигались непосредственно к Проливам, с целью вести разведку направления движения флота противника (лодки типа М), атаковать корабли врага (лодки типа С) и ставить активные минные заграждения на путях его движения (лодки типа Л). Тем самым, еще до генерального сражения враг должен понести серьезные потери в кораблях и экипажах, дух его моряков должен быть угнетен неведомой опасностью из-под воды.

В центральной части Черного моря на эскадру противника совершает нападение Отряд легких сил Черноморского флота в составе крейсеров «Молотов» и «Ворошилов», двух лидеров и пяти новейших (и, соответственно, самых быстроходных) эсминцев. Пользуясь своим превосходством в скорости хода, наши корабли атакуют головные суда противника артиллерийским огнем (дальность стрельбы 180-мм орудий наших крейсеров в 1.3 раза больше, чем 203-мм пушек крейсеров типа «Нортумберленд», например), а затем по поврежденным кораблям противника наносят торпедный удар лидеры и эсминцы. После двух-трех таких налетов наши корабли отходят в базу. На их место приходят средние подводные лодки типа Щ и старые, но еще вполне боеспособные лодки типа Д. Ночные атаки этих субмарин наносят врагу достаточно серьезный урон, и к советским берегам вражеская эскадра приходит в серьезно ослабленном состоянии (если вообще приходит). И тут наступает время малых подводных лодок типа М первых серий, лодок АГ и торпедных катеров. Напомню, скорость торпедного катера типа Г-5 – более 90 км/ч, попасть в этот кораблик довольно затруднительно. А вот он свои две 533-мм торпеды может послать довольно точно. В интересах торпедных катеров, для точного целеуказания, в море выходят сторожевые катера типа МО (ведь у нас их более сотни!). Противник способен довольно легко расправится с таким катером – всего две «сорокопятки» да два пулемета – но свою боевую задачу этот кораблик выполнит всегда. Он наведет на врага стаю торпедных катеров, пусть даже ценой своей гибели. Авиация флота, в свою очередь, будет постоянно наносить по вражеским кораблям бомбо-штурмовые и торпедные удары, все же в строю более 300 самолетов. А столько же их было и у адмирала Нагумо, устроившего американцам кошмар Перл-Харбора. Если же враг все же приближается к нашим берегам и высаживает десант – в бой идет эскадра Черноморского флота. Корабли старые, но еще вполне боеспособные. Они не имеют ни громадной скорости хода, ни выдающейся артиллерии, их задача – ценой своей жизни сорвать высадку вражеского десанта. Потопить крейсер, тем более линкор – это серьезная и длительная работа, пока враг ее будет делать – старые корабли превратят десантную эскадру в пылающие головешки. А поскольку в состав эскадры входит два дивизиона эсминцев – то будет кому атаковать силы эскорта.

Таким образом, все разнородные силы флота примут деятельное участие в ОТРАЖЕНИИ вражеского вторжения.

А вот для целей собственного вторжения на вражеские берега Черноморский флот был не готов, да никто его к этому и не готовил. И запоздалое решение (принятое, очевидно, советским руководством где-то летом 1940 года) упредить противника путем нанесения собственного удара - не имело уже никакого значения. Кораблей для этих целей у Черноморского флота не было, морской пехоты – не было, учения, проведенные силами флота совместно с войсками 9-го стрелкового корпуса (в 1941 году), показали, что высадка десанта с боевых кораблей в боевых условиях способна привести лишь к громадным потерям. Да и куда высаживать десант? Единственный союзник Германии на Черном море, Румыния, была отделена от опасности десанта с моря болотистой Добруджей, куда высаживать войска стратегически бессмысленно и тактически бесполезно. Угрожать они могут только собственной службе снабжения – в составе Черноморского флота нет НИ ОДНОГО быстроходного транспорта снабжения, а каждый пехотинец, высаженный на вражеский берег – это ежедневные 70 килограмм груза, необходимые для его успешного функционирования. Если высадить хотя бы 100.000 солдат с необходимой техникой – ежедневно им нужно будет доставлять 7.000 тонн продовольствия, боеприпасов, предметов амуниции и горючего. Напомню, что Черноморский флот не справился с этой задачей даже во время осады Севастополя – при том, что плечо снабжения было гораздо короче.На Черном море, конечно, были гражданские пароходы, в случае войны способные быть военными транспортами. Но максимальная скорость хода такого корабля – 9 узлов, то есть 15 км/ч. Это – не транспорты снабжения десанта, это – ЦЕЛИ для вражеской авиации, не более того.

Если Черноморский флот готовился к отражению вторжения вражеского флота через Босфор – то каким должен быть этот вражеский флот? Британским, в меньшей степени – французским. Если итальянский флот готовится к войне с англичанами и французами – он строит быстроходные корабли, априори более быстроходные, чем вражеские. Потому что враг будет сильнее, и чтобы успешно ему противостоять – нужно иметь одно, но ключевое преимущество. В артиллерии это невозможно – пушки для «Джулио Чезаре», «Литторио», «Кайо Дуилио» клепались на заводах Армстронга в Бирмингеме, то есть англичан в этой сфере не превзойти. Тем более невозможно превзойти англичан в бронировании – сталелитейные заводы Великобритании делают корабельную броню с 1853 года. И итальянцы находят, как они считают, идеальное решение – их корабли превзойдут врага в скорости! Если наши новейшие крейсера – типа «Эудженио ди Савойя», если лидер «Ташкент» строился в Ливорно, если технические чертежи «семерок» - это чертежи ЭМ «Маэстрале» - то калькой с какого флота является флот Черноморский? И если мы строим флот, подобный итальянскому – кто планируется этому флоту в противники?

Что интересно – набег наших кораблей на Констанцу 23 июня 1941 года, окончившийся так трагически, имел тактический смысл только в одном случае – если нам необходимо было нарушить снабжение топливом вражеской эскадры, пришедшей в Черное море. При всех прочих вариантах этот набег, стоивший нам лидера эсминцев «Москва», был бесполезным – снабжение Германии румынской нефтью шло ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГОЙ. И Плоешти, если не полениться посмотреть на географическую карту – расположен СЕВЕРНЕЕ Дуная километров на двести. Так что даже если наша Дунайская флотилия, разбив румынскую (что очень маловероятно, румынские корабли были гораздо мощнее), и смогла бы подняться по Дунаю, то этот поход был совершенно бесполезен – никакую Германию ни от каких источников нефти мы бы не отрезали. Таким образом, вся предвоенная подготовка Черноморского флота была направлена на одну главную цель – отразить вторжение вражеской эскадры, пришедшей к нашим берегам из Плимута, Портсмута, Гибралтара, Александрии и Тулона. И никак не против кораблей с «пропиской» в Вильгельмсхафене или Таранто. Но это также доказывает и то, что, готовясь к ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ войне против Великобритании и Франции, СССР абсолютно не готовился к НАСТУПАТЕЛЬНОЙ войне против Румынии, Болгарии или Турции. Черноморскому флоту ВМФ СССР НИКАКИХ наступательных задач против вражеского побережья никто не ставил в силу того простого факта, что НИКАКИХ кораблей для осуществления этих задач он просто НЕ ИМЕЛ. Если бы командование ВМФ СССР получило от руководства Советского Союза приказ на разработку планов вторжения с моря на территорию вероятного противника, то заблаговременно, года за три-четыре, были бы скоординированы кораблестроительные программы. Началось бы массовое строительство десантных кораблей (больших, средних и малых), а также танкодесантных судов. В штат Черноморского (да и Балтийского) флотов были бы включены специальные воинские части, способные высаживаться с моря на вражескую территорию и вести там бой (морская пехота). Вдобавок к строящимся десантным кораблям, предназначенным для перевозки этой морской пехоты, необходимо было бы начать строительство кораблей огневой поддержки десанта (канонерских лодок, плавучих артиллерийских батарей, кораблей противовоздушной обороны).

Все гражданские грузовые теплоходы, строящиеся в это время, должны были бы получить энергетическую установку повышенной мощности, чтобы в случае необходимости они могли бы легко стать быстроходными транспортами снабжения.

Количество специальных противолодочных кораблей (типа БО, массово строившихся в 1942-1945 гг) должно было бы как минимум вдвое превысить количество десантных кораблей. Старые крейсера, потенциально способные вести артиллерийскую поддержку десанта, нужно было бы оборудовать противоминными булями (как это делали англичане во время Дарданнельской операции в 1915 году). ЧТО ИЗ ЭТОГО БЫЛО СДЕЛАНО? НИЧЕГО.

Никакой другой войны против Румынии и Германии, кроме высадки на вражеское побережье, Черноморский флот вести НЕ МОГ. Румыния снабжала свои войска вторжения (шедшие в обозе немцев) по сухопутным путям (железнодорожным и автомобильным транспортом). И поэтому то колоссальное количество подводных лодок, которое насчитывалось в Черноморском флоте, оказалось бесполезным. У них просто не было целей для торпедного залпа. Никаких больших кораблей (водоизмещением больше эсминца) ни у Румынии, ни тем паче у Германии на Черном море не было. Следовательно, совершенно бесполезными оказались те восемь десятков торпедных катеров, что были у Черноморского флота. У них тоже не оказалось целей. Все полторы сотни 533-мм торпедных аппаратов, находящихся на палубах советских эсминцев и лидеров, всю войну служили мертвым грузом – у эсминцев тоже не было целей, против которых можно было бы применить торпедный залп.

Таким образом, можно заключить следующее.Черноморский флот ВМФ СССР в предвоенной деятельности главной парадигмой своего существования считал сокрушительный отпор вторжению англо-французского надводного флота через Босфор и Дарданеллы. Достижению этой цели были посвящены кораблестроительные программы, обучение экипажей, система базирования и вся жизнь флота. Агрессивная война с соседями по Черному морю не планировалась, кораблей для такой войны не строилось, воинских частей для высадки десанта не имелось, боевые корабли для подобного рода боевой деятельности не переоборудовались.Оборонительная война против германо-румыно-итальянской коалиции если и планировалась, то в форме частных операций подводных лодок и торпедных катеров на коммуникациях противника, набеговых атак эсминцев и лидеров на порты Констанцу и Сулину, то есть в крайне ограниченном масштабе. Война, начавшаяся 22 июня 1941 года, пошла по сценарию, советскому военно-морскому командованию не известному; планов ведения ТАКОЙ войны у руководства ВМФ не было, что и предопределило трагедию сорок первого года как на Черном море, так и по всему театру военных действий. Все эти доводы подтверждены неопровержимыми фактами, изложенными выше, а посему спор с очевидными истинами, как кажется автору, есть бессмысленное сотрясение воздуха. В своей работе автор намеренно ограничился рамками 1922 – 1941 годов. Этот период интересен тем, что все наши победы и поражения на черноморском театре во время Великой Отечественной войны – все ведут свою родословную от этого периода. И поэтому «по косточкам» разобрать предвоенную историю Черноморского флота – значит, найти подлинные причины оставления Севастополя и Одессы, уничтожения Крымского фронта, гибели в 1941-1942 годах почти 90 % наших транспортов (45 из 53). Таким образом, проведя подробный анализ развития Черноморского флота ВМФ СССР в период с момента юридического образования Советского Союза до дня начала Великой Отечественной войны, мы можем придти к следующим выводам:

1. Развитие Черноморского флота можно с достаточной степенью уверенности разделить на два этапа. Первый – это восстановление уничтоженного войной и революцией флота, с введением в строй старых, доставшихся от царской России кораблей, и приведение этого флота в боеспособное состояние. Данный период охватывает 1922-1927 годы и характеризуется осуществлением крайне ограниченных задач, что связано с экономическими трудностями СССР. В данный период флот восстал из небытия и к 1927 году мог считаться сравнительно серьезной военной силой, способной решать ограниченный круг тактических задач.

Второй – период советского военного кораблестроения, охватывающий 1928-1941 годы, когда Черноморский флот вместе с количественным усилением своего корабельного состава осуществил качественное улучшение своих боевых возможностей и к концу рассматриваемого периода установил полное господство на Черном море. Флот к 1941 году был безусловно готов к успешному отражению вторжения вражеского флота через Босфор и Дарданеллы. 2. Роль Черноморского флота в предвоенном строительстве Вооруженных Сил СССР – охрана и оборона южных рубежей страны от вторжения с моря. Место в стратегических планах советского руководства флот занимал как инструмент сугубо оборонительный, необходимый для прикрытия промышленных центров юга Украины, нефтяных полей Северного Кавказа и портов Кавказского побережья. 3. Если в первый период развития Черноморского флота главной доктриной использования флота были оборонительные операции торпедных катеров и подводных лодок вблизи собственного побережья (так называемая теория «москитного флота»), то после 1932 года ситуация коренным образом изменилась. Основной парадигмой действий флота стали считаться его действия на максимально возможном удалении от собственных берегов, в идеале – нанесение поражения флоту противника еще у Босфора, в крайнем случае – в центральной части Черного моря. Оборона собственных берегов наступательными действиями – вот та идея, которая легла в основу штабных разработок во второй половине 30-х годов. Во исполнение этой доктрины и строились корабли и подводные лодки, обучались экипажи, строилась вся боевая деятельность флота 4. Кораблестроительные программы должны были дать флоту необходимые корабли для выполнения именно этих задач, позволить сбалансировать его по типам судов, их назначению и боевому применению. 5. Флот (и это была его основная базовая функция, ради которой он создавался) был по состоянию на 22.06.1941 г. способен противостоять вторжению крупной группировки надводных кораблей противника (вплоть до эскадры линейных кораблей) и успешно его отразить. Но, к сожалению, война пошла по-другому, и Черноморский флот не смог продемонстрировать свою подготовку на деле – на Черном море у него не было достойного противника.Очевидно, что Черноморский флот должен был быть надежным «левым плечом» наших войск в случае войны на западных границах; флот должен был своими действиями прикрывать жизненно важные районы СССР (Донбасс, Никополь, Жданов, Днепропетровск, нефтяные поля Северного Кавказа и кавказские порты). В целом развитие Черноморского флота шло в русле той идеологической доктрины, что господствовала в СССР, и планы вооруженного отпора «империалистическим хищникам», которые неизбежно вторгнуться в пределы Советского Союза, были неизбежно ориентированы на войну с Англией и Францией. А поскольку вторжение этих самых «хищников» в пределы СССР было возможно только морем – наши флоты, естественно, готовились к его отражению. Поэтому неподготовленность Черноморского флота к войне с Румынией и Германией можно отнести к той общей идеологической атмосфере, что царила в нашей стране в предвоенные годы. Во всяком случае, мы можем заключить, что Черноморский флот ВМФ СССР имел исключительно оборонительную доктрину, все его предвоенные планы и подготовка нацеливались сугубо для этой цели. СССР никаких агрессивных войн на Черноморском театре НЕ ПЛАНИРОВАЛ.

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV

Источник: www.usovski.ru


Главное за неделю