Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Какая база нужна России на Курилах?
Аэродром и база ВМФ
    79,07% (34)
Военно-морская база
    11,63% (5)
База научной экспедиции РГО
    6,98% (3)
Никакая
    2,33% (1)
Военный аэродром
    0,00% (0)

Поиск на сайте

МОРСКАЯ ШКОЛА РОССИИ ГРАБАРЬ ВЛАДИМИР часть 11

МОРСКАЯ ШКОЛА РОССИИ ГРАБАРЬ ВЛАДИМИР часть 11

Продолжаем публикацию книги Владимира Константиновича Грабаря "Морская школа России"

Ссылки на предыдущие части:
часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10

Часть 11

• Морской шляхетный кадетский корпус при Екатерине II

После переворота директором корпуса назначили хорошо образованного человека, выпускника Морской академии адмирала и кавалера капитана 2-го ранга Ивана Логгиновича Голенищева-Кутузова. Мичманом он два года занимался съемкой Финского залива под началом А.И. Нагаева. Командовал кораблями «Москва» и «Северный Орел». В 1761 г. капитан-лейтенант Голенищев-Кутузов назначен секунд-интендантом флота. Тогда же привлекался к преподаванию в Морском корпусе и по рапорту коллегии назначен с резолюцией императрицы: «Капитану II ранга Голенищеву-Кутузову быть в оном корпусе впредь до указу, вместо положенного по штату капитана I ранга и помянутому Кутузову от интенданта Давыдова Морской корпус принять».



Голенищев-Кутузов Иван Логгинович

При этом его не освободили от прежней должности, наоборот, 19 июня 1762 г. он назначен еще генерал-интендантом флота, а в 1763 г. произведен в капитаны 1-го ранга и приставлен к цесаревичу Павлу Петровичу преподавать морские науки. Ему легко удалось добиться увеличения денежных ассигнований на корпус, что в значительной мере способствовало улучшению повседневной жизни кадет, приумножить денежное содержание всех чинов учебного заведения и значительно увеличить численность преподавательского состава.

В 1764 г. И.Л.Голенищев-Кутузов предпринял первую попытку создания русской морской истории «Собрание списков, содержащее имена всех служивших в российском флоте флагманов...», в ноябре включен в «Комиссию российских флотов», присутствовал в Адмиралтейств-коллегии, где пользовался, благодаря своим обширным познаниям, большим влиянием. На посту директора Морского корпуса Л.И.Голенищев-Кутузов находился 40 лет; через его руки прошли свыше двух тысяч будущих офицеров русского флота.



Полетика Григорий Андреевич

Стараниями директора в 1764 г. была учреждена должность главного инспектора классов. Первым на эту должность назначается образованный и прогрессивный человек Г.А.Полетика. Вместе с ведущими педагогами Н.Г.Кургановым, профессором Академии наук С.К.Котельниковым им разработаны новые программы, с более высоким уровнем образования: в них включили дифференциальное и интегральное исчисления, ввели новый предмет – корабельную архитектуру. Инспектор классов предложил начинать учебный год одновременно, разделить его на два полугодия и завершать экзаменом, который являлся бы основанием для перевода в следующий возраст, а неуспевающие оставлялись на второй год. Регулярными стали самостоятельные занятия воспитанников учебного заведения.



Котельников Семён Кириллович

• Штат 1764 г.

Новый штат Морского шляхетного кадетского корпуса (Штат Морского Шляхетного Кадетского Корпуса (ПСЗ. Т. 16. № 12190 от 18 июня 1764 г.)) представлял собой некоторое дополнение штату 1762 г. с попыткой уравнять снабжение Морского корпуса с Сухопутным кадетским корпусом. В Морской корпус поступали в возрасте 10-12 лет. Как в Сухопутном корпусе, вместо рот введены «возрасты» по 120 человек. При корпусе числилось 180 рядовых кадет, 87 гардемаринов и 60 артиллерийских учеников (ранее – 30). Общая штатная численность – 360 учащихся. Из каждого «возраста» установлено выбирать в гренадеры по 13 кадетов и двух унтер-офицеров.

Геодезический класс увеличен с 30 до 50 человек. Увеличение числа артиллеристов (до 60 чел.) направлено на ликвидацию некомплекта артиллерийских офицеров на флоте (111 вакансий), чтобы не брать на корабли выпускников Артиллерийского и инженерного кадетского корпуса. Но из этих 60 человек часть (15-20 чел.) направлялась на формирование класса корабельных мастеров. Хотя в кораблестроение шли не дворяне, «но сие художество есть одно наизнатнейших и теория онаго связана с великим знанием, а порядочного училища пачеж для теории, как известно, неучреждено». В корпусе организовали мастерскую для изготовления инструментов, предусмотренную прежним штатом, увеличили возможности типографии.

Учебная программа оставалась той же, но вместо трех языков решено оставить один – хотя бы английский знали. Два раза в год на экзамены Адмиралтейская коллегия направляла депутатов, а на выпускном экзамене присутствовала вся коллегия (Регламент об управлении Адмиралтейств и флотов. Ч. 1(ПСЗ. Т. 17. № 12459 от 24 авг. 1765 г)).

В век Просвещения под шляхетскими науками подразумевали гуманитарные науки: географию, генеалогию, учение в «штиле» и в риторике, историю, геральдику, политику и толкование авизей в морали (от advise – совет, поучения). В 1764 г. для их преподавания испрашивались штатные должности профессора гуманориума и адъюнкта. Коллегия удовлетворила запрос директора только в отношении учителей, считая, что корпус не академия и не университет (Веселаго Ф.Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса. С. 148).

Улучшения, произведенные в корпусе, заметили в дворянских кругах. Авторитет Морского шляхетного корпуса стал расти. И все же амбиции Морского корпуса по уровню обучения были ниже, чем в Сухопутном кадетском корпусе. В 1760-1770-е гг. в Сухопутном кадетском корпусе и ряде других заведений усилиями Ивана Ивановича Бецкого внедряются просветительские идеи французских философов. Морской корпус в число экспериментальных не попал, однако и здесь в это время расширена библиотека и пр. Среди приобретенных книг были собрания сочинений Эвклида, Тацита, 26 частей полного описания художеств и ремесленных дел, книги по математике, фортификации, по этике и другим отраслям знаний (РГАВМФ. Ф. 432. Оп. 1. Д. 7. Л. 88-92).



Бецкий Иван Иванович

Для практики учеников в 1764 г. выделялась трехмачтовая яхта, чтобы ходить к Красной Горке. При корпусе появилось учебное судно. 21 июня 1764 г. Адмиралтейств-коллегия решила: «Для обучения гардемарин и обучающихся до навигации кадетов содержать при корпусе трехмачтовую яхту, которую построить и снабдить всеми потребностями» (Штат Морского Шляхетного Кадетского Корпуса (ПСЗ. Т. 16. № 12190 от 18 июня 1764 г.)). Авторы книги «Школы под парусами» отец и сын Митрофановы отыскали название этого корабля – им оказался фрегат «Надежда», построенный на верфи главного Адмиралтейства корабельным мастером Ямесом. Этот первый учебный корабль специальной постройки спустили на воду 4 июня 1766 г., и он служил Морскому корпусу до 1774 г., после чего в Англии в 1787 г. закупили бриг «Феникс» и в 1798 г. решением Адмиралтейств-коллегии корпусу передан построенный фрегат «Богоявление» (Митрофанов В.П., Митрофанов П.С. Школы под парусами. Л., 1989. С. 49).

• Капрал Федор Ушаков

Из воспитанников этого периода одного, по крайней мере, нельзя не назвать. 15 февраля 1761 г. в Морской шляхетный кадетский корпус поступил Федор Ушаков 16 лет. У себя на родине, в Темниковском уезде Тамбовской губернии, он хаживал на медведя, и в корпусе не встретил почти ничего, что способствовало бы к смягчению его наклонностей и привычек. Некоторую строгость и суровость, замечаемые современниками в характере Ушакова, не столько, быть может, надобно отнести к природным свойствам, сколько принимать за следствие обстановки, сопровождавшей юношеские годы его, за отпечаток его века во флоте нашем, отразившемся на многих морских офицерах того времени (Скаловский Р.К. Жизнь адмирала Федора Федоровича Ушакова. СПб., 2006 (репринт изд. 1856 г.). С. 34-35).

Через два года после поступления в Морской корпус Федор Ушаков произведен в гардемарины (12 февраля 1763 г.) и спустя еще год – в капралы (10 апреля 1764 г.). На учебных кораблях ежегодно плавал до Готланда и Дагерорта. 1 мая 1766 г. произведен в мичманы, в возрасте 21 года. В списке 59 воспитанников, выпущенных с ним в офицеры, он поставлен четвертым, вместе с ним значатся Федор Калугин, Яков Бухарин, подпрапорщик Федор Путятин.



Ушаков Фёдор Фёдорович

В том же 1766 г. на «Наргине» Ф.Ушаков под командой капитан-лейтенанта Глотова отправился из Кронштадта в Архангельск и в следующем году возвратился в Кронштадт на том же судне. В 1768 г. Ушаков находился в практическом плавании по Финскому заливу на корабле «Три Иерарха» под командой капитана 1-го ранга С.К.Грейга. Как видно, он разошелся годом, чтобы попасть в Морейскую экспедицию (см. далее), и попал на Средиземное море уже в конце ее действия, обеспечивая эвакуацию экспедиции.

• Размещение Морского кадетского корпуса

Для размещения нового военно-морского учебного заведения выделили бывший дом генерал-фельдмаршала Б.-X.Миниха на углу 12-й линии Васильевского острова и набережной Большой Невы. Миних выстроил себе особняк из двух домов – дома Остермана (тому «взамен» отдали мазанки А.Меншикова на Адмиралтейском острове) и прикупленного дома Ф.Матвеева, оба – типовые «дома для именитых». Весь декор особняка напоминал о том, что хозяин был командующим армией в русско-турецкой войне. Живопись в конференц-зале, прикрытая досками и штукатуркой, сохранялась до переделок 1843 г. После перестройки Миних купил соседний дом Д.М.Барятинского, карьера которого скоро прервалась, его сослали в ссылку. Торжественная передача домов Миниха новому учебному заведению – Морскому шляхетному кадетскому корпусу – состоялась в 1753 г.

Работы по переделке и приспособлению дома поручили интенданту Апрелеву (Возможно, Никита Апрелев, лейтенант майорского ранга с 1740 г., числящийся в расписании о чинах корабельного и галерного флотов. 5 сентября 1751 г. См. книгу Штатов, к № 9881) и архитектору Чевакинскому. С.И.Чевакинский – бывший ученик московской Школы математических и навигацких наук и Морской академии. С 1732 г. – ученик у архитектора И.К.Коробова, а в 1741-1767гг. он – главный архитектор Адмиралтейств-коллегии, автор проектов дворца Шувалова на Итальянской улице и «Фонтанного дома» Шереметева. В мае 1752 г. он представил в Адмиралтейскую коллегию проект Никольского собора в центре Морского полкового двора.

Для Морского корпуса Чевакинский составил проект перестройки и замыслил проект фасада. Симметрично левому ризалиту дома Миниха он хотел перестроить выступ на доме Барятинского и произвести крупные перестройки внутри зданий. Сохранился план первого этажа, выполненный в 1753-1754 гг. В 1755-1761 гг. С.И.Чевакинский (C 1755 по 1758 г. С.И.Чевакинский – архитектор Академии наук. В эти годы у него учились В.И.Баженов и И.Е.Старов) сделал еще один вариант проекта, от которого остался план второго этажа. Здесь размещались классы различной величины. Есть и общий вид фасада, скорее всего, реконструированный (История строительства здания Морского корпуса освещена А.Н.Петровым в рукописи 1956 г.: Здание б. Морского кадетского корпуса (Архив ГИОП). См. также: Петров А.Н. Савва Чевакинский. Л., 1983. С. 128; Смирнов В.В. Петербургские школы и школьные здания. СПб., 2003. Ил. 1.11). Фасад по проекту составлял половину сегодняшнего, по 12-й линии здание доходило до появившегося позднее Актового зала. Проект, однако, посчитали дорогим и отложили переделки до лучших времен.
Фактически Апрелев пристроил 7 деревянных флигелей незатейливой архитектуры (к 1772 г. они уже пришли в негодность), а еще поварню и хлебную. На время перестройки ученики жили по квартирам, а учились в старом здании Морской академии на 4-й линии. Окончательно воспитанники переехали к 1756 г.

Для учителей предлагалось купить каменные дома князя Дашкова и капитана Римского-Корсакова, стоявшие далее по 12-й линии, да и другие дома квартала, но дело тогда не решилось. Штатс-контора Адмиралтейской коллегии предлагала для размещения Морского корпуса канатные сараи – три здания, стоявшие вдоль Адмиралтейского канала (ныне – Конногвардейский бульвар), каждый 750 локтей в длину и 20 шириной. Речь, конечно же, шла об их перестройке. В 1761-1763 гг. Чевакинский создает проект каменного прядильного корпуса Канатного двора на Галерной улице (РГА ВМФ. Ф. 135. Интендантская экспедиция. Д. 29. Перестройку деревянных зданий задумали после пожаров 1736-1737 гг. После пожара в Адмиралтействе 1783 г. Канатный двор перевели в Кронштадт. В 1792 г. территорию бывшего Канатного двора разделили на участки и подарили их флотским офицерам для продажи. Здание перестроено в конце XVIII в. архитекторами Кребером и Перреном). Галерную верфь в 1740-х гг. перенесли Васильевский остров (в районе Гавани). Но рядом предполагалось размещение складов древесины известных как «Новая Голландия». Директор корпуса от этого варианта отказался.

В 1764 г. при рассмотрении штатов директор просил передать Морскому корпусу весь квартал между 11-й и 12-й линиями. Из-за дороговизны решено постепенно расширять имеемую территорию. В 1766 г. директор корпуса обратился в Адмиралтейств-коллегию с предложением выделить земельный участок для постройки нового здания в районе Галерного двора у Шкиперского про-тока, но здание построено не было. За 25-й линией отведен под огород участок 100х100 сажень. В 1764 г., по примеру Сухопутного кадетского корпуса, Морскому дарована усадьба в Угуниеми Сердобольского уезда, в 210 верстах от Петербурга. В Кронштадте для размещения гардемаринов и артиллерийских кадет во время морской практики велено отремонтировать один из губернских домов, чтобы не снимать углы у матросов и плотников.

• «Разбитие военного корабля „Вячеслав“ у берегов Швеции в 1771 году»

В начале 1771 г. 30 гардемаринов, заканчивающих обучение, отправили в Архангельск, чтобы затем морским путем перейти на Балтику. Один из них – будущий адмирал и писатель А.С.Шишков – позже подробно опишет детали этого плавания в статье, помещенной в журнале «Отечественные записки» за 1821 г. Сын инженера-поручика Семена Никифоровича Шишкова Александр поступил в сентябре 1766 г. в Морской кадетский корпус, где был директором его свойственник И.Л.Голенищев-Кутузов. В 1769 г. Шишков произведен в гардемарины и с того же года стал ходить в учебные плавания.

В Архангельск они ехали посуху, жили в Соломбале, а после вскрытия Двины от льда гардемаринов расписали по новым кораблям: «Виктор», «Вячеслав» и «Дмитрий Донской». Шишков попал на «Вячеслав», и вскоре корабли уже шли по Белому морю с переменными и тихими ветрами. После долгого плавания при противных ветрах корабль зашел в пролив между лапландским берегом и островом Кильдюин (Кильдин). Затем забрались далеко к северу, так что солнце в самую полночь не заходило уже под горизонт. Обогнув мыс Нордкап, они вошли в Норвежское море, успешно миновали опасную пучину, называемую Мальштром – водоворот (Мальштрем, или Москестром (Mosköstrom) – водоворот, происходящий от столкновения волны прилива с волной отлива между норвежскими островами Москонэсё и Вёрё (Лофотенские острова в Норвежском море)), где по ночам вода светилась. 21 сентября корабль пришел в Копенгаген, через несколько дней отправился дальше в путь, и темной ночью, приближаясь к острову Борнхольм, вдруг «почувствовали такой удар, что едва могли устоять на ногах. Тяжелая громада эта, имеющая около 200 тысяч пудов весу, с такой силой ударялась о землю, что казалось, что все члены ее мгновенно расторгнутся и рассыплются». Срубили три мачты вместе с уже забравшимися на реи матросами, но никто не погиб... Капитан заперся в каюте и не выходил из нее. Лейтенант В. был почти в исступлении ума. Кадетские (руководители практики) капитан и лейтенант, напротив, сохранили присутствие духа.

Скоро подошла шведская шлюпка, Шишков вел переговоры по-немецки. На рассвете бургомистр отправил на корабль двух лоцманов и десять или более лодок. На берегу лежали с лишком сто человек, ничем от ветра не закрытые, без пищи, без одежды, больные...

Как только ветер стих, лоцманы вывели корабль на глубину 15 сажень, затем отвели в Карлсгамн. Там на обломки мачт поставили запасные стеньги с поднятыми на них реями и парусами, вместо штатного руля приделали искусственный, каким по нужде заменяют иногда настоящий. Из Стокгольма, от посланника Остермана, пришло повеление всех гардемаринов отправить со своим капитаном для продолжения наук в Карлскрону, где находился кадетский корпус. Но в ноябре корабль наконец подготовили к плаванию, и через неделю они прибыли в Россию. В Кронштадте их ждал сюрприз. Незадолго до их прибытия туда из Петербурга был переведен Морской кадетский корпус.

• Кронштадт. Итальянский дворец

Оказалось, что убывшие на практику гардемарины еще не успели выйти из Архангельска, как в ночь 23-24 мая 1771 г. на Васильевском острове случился грандиозный пожар, уничтоживший строения между 7-й и 21-й линиями. Значительно пострадал и бывший особняк Миниха, чудом сохранились лишь позолоченный иконостас и некоторые реликвии, в том числе и первые корпусные знамена. Кадетов вывели в лагерь, развернутый в Галерной гавани. Очередной прием в корпус отменили, а 1 ноября по распоряжению Адмиралтейств-коллегии Морской корпус перевели в Кронштадт.



Итальянский дворец в Кронштадте.
Гравюра О.Эллингера. 1727 г.


В Кронштадте для Морского корпуса подготовили Итальянский дворец, одно из первых зданий города. Дворец составлял часть «скобы», окаймлявшей портовую площадь, рассеченную при Елизавете доковым каналом. Итальянский дворец принадлежал царской семье, напротив располагался дворец А.Д.Меншикова, традиционно занимаемый губернаторами - Миних, С.О.Макаров и др. (Историк краевед Петр Николаевич Столпянский, а за ним многие другие историки города принимали Итальянский дворец за дворец Меншикова. Дом Меншикова-Миниха исследован архитектором-реставратором А.Е.Гуничем. См.: Гунич А.Е. Забытый дворец. История строительства Кронштадтского дома А.Д.Меншикова).

По главному фасаду, выходящему на набережную Итальянского пруда, здание корпуса было вдвое меньшим современного здания Дома офицеров. Морскому корпусу отдали и другие дома, входившие в «скобу», занятые различными конторами. Стоявшая между дворцом и каналом соборная церковь Апостола Андрея, поставленная в 1718 г., обветшала и в 1742-м ее перенесли в один из устоявших домов к востоку от канала, а на освободившемся месте будет поставлена обсерватория.

После переезда в Кронштадт Морской корпус оставался здесь четверть века. Здание постоянно перестраивали, приспосабливая под разные нужды. Основательные пристройки начали делать в 1783 г., когда штат сначала увеличили до 585 человек, потом довели до 600 (О содержании в МШКК 600 кадетов (ПСЗ. Ч. I, т. 21. № 15659 от 4 февр. 1783 г.); О расширении МШКК в связи с приращением морских сил (№ 15802 от 4 авг. 1783 г.)).

После пожара в Санкт-Петербурге за корпусом начали строить Адмиралтейство, под боком рыли Обводный канал, за каналом строили Адмиралтейские (служительские) флигели. Кадеты лазали в склады за дровами, так как в каморах было холодно, по ночам кадеты затыкали подушками рамы окон, где были разбиты стекла.

Содержание воспитанников в Кронштадте отнюдь не соответствовало красивому проектному облику здания, каким оно известно нам по гравюрам.

В 1785 г. в здании корпуса хотели разместить Адмиралтейскую коллегию, а Морской кадетский корпус вывести в северо-восточный угол крепости, на Артиллерийский двор, где было задумано строительство нового здания (Указ адмиралу Грейгу о постройке в Кронштадте Адмиралтейства, магазинов, Кадетского Корпуса и госпиталей… (ПСЗ. Ч. I, т. 22. № 16138 от 28 янв. 1785 г.)). Но война со Швецией разрушила все планы, Морской шляхетский кадетский корпус остался на месте.


Главное за неделю