Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Глава 6. Тут уж не до шуток!

Текст: В.В. Дугинец. "Корабельная фанагория"
Три дня страна отрывалась и гуляла, отмечая 58 годовщину Великого Октября. Но, на советском флоте - это вам не в стране, и начальники по своему трактовали эти выходные дни. Кому в боевое дежурство в ПУГ заступать, кому в наряды праздничные, а остальным, чтоб дома скучно не было, устраивали торжественные подъемы флагов на кораблях, митинги и строевые прогулки по городу в составе строя из моряков всей бригады. Когда на причальном фронте бетона Зимней гавани выстраивались экипажи всех кораблей и штабов бригады, включая личный состав береговой базы и оркестр под управлением мичмана Пискорского, то это была сила величиной с нормальный полк.

Убойный своим четким ритмом встречный марш и вынос флага ВМФ прекрасно взбадривали засидевшихся в корабельном железе матросов и офицеров и в одно мгновение придавали обстановке праздничное настроение. Ноги под маршевые рулады оркестра Пискорского сами по себе пускались в торжественную маршировку, отчего сразу появлялась уверенность в непобедимости и мощи нашего Флота и остальных Вооруженных Сил. Комбриг А.С. Иванов и начальник политического отдела бригады Я.Я. Лочмелис от души поздравляли экипажи кораблей со знаменательной датой и тут же перестроили полк в походную колонну.

Сотрясая тихие улочки центра Лиепаи громом духовых инструментов, наш черный полк своей лавиной вышагивал по булыжной мостовой улицы Райня, напоминая только своим внешним видом, кто в городе хозяин. Во главе колонны гордо развевался флаг в сопровождении знаменной группы с палашами наголо и незаменимый в таких мероприятиях Голубович, но только в белых форменных перчатках.


Бригадный оркестр под управлением мичмана Пискорского Р.А.

Руководитель бригадного духового оркестра мичман Пискорский Роман со своими музыкальными архаровцами, входящими в нештатный музыкальный коллектив, вытворяли просто чудеса маршевого творчества. Мало того, что Пискорский сумел создать свой дружный оркестр из матросов, собранных с кораблей, так он еще и отлично выдрессировал их, научил гордо держать головы и при этом шагать строевым шагом, что для матроса в его условиях корабельной службы уже приравнивалось к ратному подвигу.

Стройный не по своим флотским годам мичман проявлял настоящий музыкальный талант и делал чудесные собственные аранжировки на мотивы народных песен, из которых в итоге получались красивые строевые марши. Наша полковая сила своей черной флотской массой и военными маршами кого-то вдохновляла на новые подвиги, а кого и просто пугала. Отчего напуганные обыватели латышского происхождения перешептывались в кулуарах:

- Вон сколько их тут собралось... Оккупантов проклятых.

Под четкие удары оркестрового барабана и гулкие шаги огромного строя по улицам эхом, отражаемым домами, перекатывалась бравурная мелодия задорного марша, в которой явно прослушивалась мелодия старинной грузинской песни 'Сулико'.

'Ну, композитор... Ну, Пендерецкий!!! Даже 'Сулико' пристроил под строевой марш', - удивлялся я, вслушиваясь в эту с детства знакомую красивую грузинскую мелодию и мощный барабан под левую ногу. А ночью с 8-го на 9-е ноября, около 03-часов по базе заметались матросы- оповестители со своими противогазными сумками не плече. Всем кораблям в базе объявили 'Боевую тревогу', и ошалевшие от праздников и отдыха офицеры неслись по ночным улицам на своем ходу по своим кораблям, поднимающих пары главных двигателей.

Комдив Михневич, как обычно, сидел на своем КП в командирах дежурной ПУГ и контролировал прибытие офицеров и мичманов по тревоге. Вот эта тревога была действительно неожиданной, да еще в праздничный день, и у нас не все складывалось по писанному.

- Какой-то нехороший замполит угоняет из Риги в Швецию целый БПК, - кратко пояснил комдив на вопросительные взгляды потревоженных офицеров. v - Нам поставили задачу догнать и задержать нарушителя границы.v МПК-25 стоял в дозоре у первого приемного буя. Юровских был в отпуске и командиром на нем в море вышел капитан-лейтенант Суэтин А.

102-ой, как дежурный корабль, через 45 минут вышел в море. Комдив дождался прибытия основного состава походного штаба, и мы на 119-ом следом пошли догонять ушедший ранее корабль.

За воротами аванпорта в сплошной осенней тьме корабль запустил турбины, и мы завибрировали на повышенной скорости погони. Топливо тоннами улетало через турбины и дизеля в атмосферу, и корабль, оставляя за собой шлейф дыма и водяного тумана, мчался навстречу неизвестности в сторону Ирбенского пролива.

В суете Большого сбора по тревоге и спешке приготовления кораблей к выходу для выполнения необычной задачи по задержанию нарушителя границы про дозорный корабль все забыли и только при повороте на северный курс комдив удивленно спросил:

- А где 25-ый?v - У приемного буя в дозоре... - ничего не подозревая доложил Клейнер.

- Как же так! Что же его не оповестили!? Быстро передать на 25-ый: Буки - буки, следовать за мной, - чертыхался Михневич нерасторопности походного штаба.

На подходе к Павилосте, лавируя среди множества рыбацких суденышек, вышедших на лов рыбы после праздника, на этой бешеной скорости мы выстроились в подобие строя кильватера в составе трех единиц и понеслись курсом на север.

- Всем кораблям запустить турбины, 'единицу' исполнить (следовать за мной в строю кильватера), '2-ой дополнительный ' раздел 10, Ъ раздел 5, Т раздел 32, - пытался навести порядок в строю кораблей руководитель погони.

Михневич распорядился назначить вооруженные группы захвата на каждом корабле из 10 человек во главе с офицером, завести боезапас на артустановки и приготовить их к стрельбе, и даже зарядить на всякий случай РБУ. Хотя бомбовый залп, при попадании в корпус корабля, вероятнее всего и не взорвался бы, но страху нагнать мог много.

Глядя на ходовые огни несущихся сзади кораблей, которые периодически пропадали за кильватерным фонтаном брызг, в голову лезли не веселые политические мысли. Мне было абсолютно непонятно, как мог политработник угнать боевой корабль и при этом завладеть властью над личным составом корабля. А где же его партийная совесть, которой так славились наши политики, что он решился поставить под угрозу не меньше 3-х сотен человеческих душ. Неужели весь экипаж моментально записался в предатели Родины...


БПК проекта 1135 типа 'Сторожевого' на якоре

Какой он из себя красивый и стройный этот корабль проекта 1135 я знал прекрасно. Эти грациозные и в тоже время хищные обводы носовой части корпуса БПК настолько стремительно разрезали морскую волну, что создавалось впечатление о его неудержимой скорости и легкости в управлении. А поющие на ходу голоса работающих турбин подтверждали его непосредственное родство с поющими фрегатами проекта 61.

Мой первый командир Кличугин Юрий еще в прошлом году ушел с СКРа 'Барсук' на новый корабль БПК 'Свирепый' в Балтийск. Не скажу, что я ему завидовал, но я точно был уверен в том, что этот командир пойдет далеко по служебной карьере и все у него будет нормально. Была у него какая-то уверенность в себе и настоящая командирская жилка.

Самого Кличугина я уже давно не встречал, а вот его друга Валеру Романовского - командира дизелюхи 613 проекта случайно встретил летом в городке. Валера в красках рассказывал, как наш Кличугин режет форштевнем своего 'Свирепого' чуда лазурные воды Средиземного моря на боевой службе.

А я вот своим молодым партийным умом все никак не мог поверить, что советский офицер может вот так вот запросто взять и угнать боевой корабль заграницу. Он же не самолетом, в конце концов, управляет, где вокруг никого нет, и только он, 'который во мне сидит', решает, куда ему лететь. И чего мы будем делать своими 57-мм двустволками-мухобойками против БПК, который только по водоизмещению в 7 раз больше наших корабликов. Расстояние от Риги и Лиепаи по карте до середины пролива, где обычно на фарватере стоял плавмаяк 'Ирбенский' было примерно одинаковым, но мы, имея превосходство в скорости, вышли к месту встречи первыми. Эти 110 миль до Ирбенского пролива мы проскочили за три с половиной часа и уже в утренней дымке рассвета могли наблюдать всю картину предстоящих событий.

Море странно как-то затихло, и над ним, в туманной дымке, скрывающей линию горизонта, повисла гнетущая тишина зловещего ожидания непредсказуемых событий.

- Ну, что тут видно? - появился на мостике заспанный Михневич.

- Идет на выход из пролива, миновал плавмаяк, сейчас от нас по пеленгу 40, на дистанции 85 кбт - коротко доложил Клейнер данные от РЛС.

- Командир, запроси в открытой сети 'Ирбенский'. Не наблюдает ли он БПК бортовой 710, - озабоченный дымкой на горизонте, потревожил он командира.

- 'Ирбенский' доложил, что на 08.40. бортовой 710 прошел курсом 290, скорость 16 узлов, - доложил радист из радиорубки.

- Ну, сейчас что-то будет..., - с тревогой произнес Батька вслух.

Из медленно уползающей за горизонт дымки утреннего тумана и низкой облачности пролива гордый и стремительный в своих очертаниях корпуса на просторе начал просматриваться 'Сторожевой', координаты на момент его визуального обнаружения составляли 57°52´ с.ш. и 21°50´ в.д., курс 270°, скорость 14 узлов.

Следом за 'Сторожевым' на почтительном расстоянии появились два ПСКРа, и еще севернее шел СКР пр.50.

На подходе с юга приближался СКР 'Комсомолец Литвы', на борту которого находился командир 76 БЭМ (бригада эсминцев) напитан 2 ранга Рассукованный Л.С., которому и было поручено руководство действиями сил в этой операции. Мористее на горизонте неслись на всех парах два МРК под руководством капитана 2 ранга Бабракова А.В..

Чего там решали на уровне Главкома ВМФ, нам было не понятно, но главная задача всем этим силам была поставлена ясная: остановить любой ценой корабль, который угоняет в Швецию замполит корабля капитан 3 ранга Саблин.

Нам на своем этаже всех этих сил было известно лишь одно: что негодяй-предатель, да еще к тому же замполит, пытается угнать за бугор суперсовременный корабль, имеющий на вооружении новейшие комплексы ракетного оружия. А то, что этим предателем является политработник и проводник политики партии на корабле, придавало чувство гадливости и неприязни при виде этого стройного красавца.

Это ж сколько отвалят американцы баксов за один только новейший противолодочный комплекс с ракето-торпедой этому политрабочему, да и других новинок и технических изобретений в корабль было вложено не мало. Эти естественные переживания и негодование волновали души настоящих патриотов, и каждый из нас стремился оказать возможное содействие в задержании предателя Родины.

ПСКРы проекта 205П, участвующие в этом задержании нарушителя, со стороны мирного времени выглядели вполне достойными перехватчиками для мелких надводных целей. Два автомата АК-230, установленные на баке и корме, четыре торпедных аппарата только своим видом могли вполне внушить ужас любому нарушителю морских границ. Но ужас-то как раз и заключается в том, что у погранцов в этих аппаратах никогда не было торпедного оружия, а сами пограничники только подозревали о его существовании.

По какой-то там хитрой конвенции, существующий с начала эры ракетного оружия, пограничным кораблям запрещается ношение на борту ракетного и торпедного боезапаса. Вот и задерживай нарушителей...

Поэтому пограничники, державшиеся ближе всех к 'Сторожевому', явно не решались вступать в бой с исполином, которым весьма внушительно выглядел на их фоне БПК, и пытались уговорами остановить нарушителя. О чем шли переговоры погранцов с Саблиным и какие доводы он приводил в оправдание своего выхода нам слышать не удалось, а потому нам картина действий ПСКРов представлялась не полностью.

Ведь на борту 'Сторожевого' были две спаренные универсальные 76- мм артустановки с РЛС управления, которые при желании могли разнести ПСКРы водоизмещением в 250 тонн в мелкие щепки вместе с их двумя автоматами.

Видимо поутру, уже после 9 часов на уровне Генсека Брежнева Л.И. было принято окончательное решение и кораблям дали указание приступить к ликвидации.

Утреннюю тишину разрушил грохот появившихся в небе бомбардировщиков Як-28, которые тремя группами по три самолета в звеньях стали заходить на боевые курсы и выбирать цель атаки на высотах до 300 метров. Сколько их сюда прилетело, понять было невозможно из-за низкой облачности и утренней дымки, стоящей над морем.

Летчики затеяли свою непонятную карусель и носились, как заполошные громовержцы на малых высотах, то появляясь, то вновь исчезая в облаках.


Фронтовой истребитель-бомбардировщик ЯК-28

С горизонта появились два огромных, то ли ТУ-16, то ли противолодочных самолета Ил-38, но они, наполняя атмосферу громом своих двигателей, кружились в нерешительности вдали от центрального места событий. Первый самолет из звена Яков вышел на 'Комсомолец Литвы' и по ошибке положил три бомбы прямо по его курсу на расстоянии метров в 100. Мало того, что наши сумасшедшие летчики до этого момента уже успели врезать пару серий своих штурмовых бомб по какому-то сухогрузу, следовавшему из Вентспилса в западном направлении, так они и во второй раз вышли в атаку не на того, кого нужно было бомбить.

Если рассматривать корабли в профиль, то они все абсолютно разные по своим очертаниям, а с высоты полета для летчиков все корабли им кажутся одинаковыми и отличаются только по длине. Они и выбирали на индикаторе РЛС подходящую цель по ее наибольшим размерам. Их цель БПК ведь все- таки...

Бомбы рвались на воде по курсу СКРа и колотили своим подводным эхом по корпусу, словно могучими молотками по наковальне. Как только сварные швы корпуса старого 'полтинника' не разошлись от таких нагрузок, но страху на экипаж это бомбометание нагнало приличного.

С атакованного СКРа в сторону звена самолетов хаотично полетели сигнальные ракеты, которыми командир пытался запугать полоумных асов, и хотя бы так открестится от очередных заходов бомбардировщиков в атаку. Отбомбившийся самолет, опасаясь ответного применения ракетного оружия, сразу после сброса мгновенной свечкой взмыл ввысь, уносясь за облачность и там, грохоча своими двигателями, самолеты перестраивались для нового захода.

Кто из нас будет следующим объектом атаки...

Наш походный штаб собрался на мостике и с тревогой ожидал новых указаний от комдива, который устало возвышался с сигаретой в зубах на левом крыле мостика и наблюдал непонятные действия авиации.

Неожиданно в воздухе затрещали предупредительные очереди автомата ПСКРа, которые гулким стрекотом прокатились над водой. Батька от неожиданности испуганно пригнулся и спрятался за обвес ходового мостика. Брезент брезентом, но все хоть какая-то преграда от снарядов.


Ирбенская морская операция по задержанию БПК 'Сторожевого 09 ноября 1975 года

- Кто и в кого стреляет? Хрен поймешь..., - только и успел он произнести в свое оправдание. - Дугинец, дай команду на корабли приготовиться к стрельбе. Цель БПК 'Сторожевой'.

- По-моему это погранцы из автоматов бьют, - высказал я вслух свое предположение.

- Да, тут уже становится не до шуток! - съежившись и втягивая голову в плечи, сделал заключение вахтенный офицер Самойлов и по трапу скатился в ходовую рубку, словно здесь за дюралью и стальным листом толщиной в 5 мм он был в полной безопасности.

В этот момент в напряженной тишине ходового мостика громом прозвучал доклад механика Биньковского:

- Пожар в машинном отделении, горит маслобак!

Присевший за обвесы комдив вздрогнул от 'очередного снаряда' и буквально заорал в ответ:

Страницы 1 - 1 из 6
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Назад

Предисловие
Глава 1. Корабельная Фанагория
Глава 2. Дом уже не корабль
Глава 3. Три адмирала и Цусима
Глава 4. Железяка
Глава 5. Штабной
Глава 6. Тут уж не до шуток!


Главное за неделю