«Армия Онлайн»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Было ли не было?! - Сообщения с тегом "Иран"

Иранская угроза



Ещё с тех времён, когда мы на каждом углу встречали участников ВОВ и не задумывались, что пройдёт время и их не станет, у меня было чувство, что они знают вещи, которые уйдут с ними. Сегодня потихоньку рассекречивают то, о чём предпочитали не говорить.

Желающие могут пропустить мои опусы и сразу перейти к фактическому материалу предлагаемой мною к прочтению статьи Д. М. Любина, расположенной ниже.

Помню двух офицеров, которые во время Великой Отечественной войны несколько лет провели в Иране. С одним я работал и он поделился со мной обидой, что ему и его однополчанам не присваивают звания участников ВОВ. Хотя, как он говорил, у них были и раненые и убитые.
Второй (он получил "Участника ВОВ" ) рассказывал, как они занимались санитарно-эпидемиологической защитой военно-экспедиционного контингента в Иране. Встречался с шахиншахом.

Пару лет назад, дискутируя с защитником иранской "демократии", я нашёл документальное подтверждение того, какие силы были задействованы в Иране.
Это меня поразило.

Конец августа 1941 года. Немцы рвутся к Ленинграду, к Киеву, к Смоленску, на юге подошли к Одессе. И в это страшное время и на протяжении всей Великой Отечественной войны советский экспедиционный корпус находился в Иране. В то время, когда каждый боец был на счёту. Неужели, так нужные на фронте войска нужно было держать практически без действия. Ведь не для того, чтобы через два года, в 43-м провести с союзниками конференцию в Тегеране. Не доверяли персам Сталин с Черчилем.

Антигитлеровская коалиция провела операцию "Согласие". Её целью было гарантировать безопасность южного маршрута поставок по Ленд-лизу, взять под контроль иранские нефтяные месторождения (не дать Германии захватить их), а также исключить возможность выступления Ирана на стороне стран гитлеровской Оси. Кроме того, ввод войск на территорию Ирана должен был парировать возможную агрессию со стороны Турции, создавая фланговую угрозу для турецких войск. Анкара ведь, судя по её настроениям, тоже вполне могла бы оказаться частью Оси.

Оккупировать Иран советскими армиями с севера и английскими с юга пришлось после того, как шах Ирана Реза Пехлеви отказал Великобритании и СССР в просьбе разместить их войска на иранской территории, хотя советско-иранский договор 1921 года предусматривал право Советского Союза ввести войска в эту страну в случае возникновения угрозы границам СССР. В своём предыдущем сообщении я и рассматривал этот Договор о дружбе и сотрудничестве от 26 февраля 1921 года.

- Прежде всего, он декларировал (ст.1) потерю законной силы всех договоров, соглашений и концессий между царским правительством и Персией , ущемляющие права иранского народа. Договор определил принцип равенства как основу отношений между двумя государствами.

- Россия добровольно отказалась от пользования некоторыми островами и землями Персии, передала имущество, ранее принадлежавшее царской России (железные и шоссейные дороги, портовые сооружения, телефонные и телеграфные линии, учетно-ссудный банк) - (ст.3 и 10).

- В соответствии со ст. 8 была аннулирована консульская юрисдикция, тем самым Россия отказывалась от экономических привилегий, полученных в результате военного превосходства, включая права на ссуды, предоставленные в своё время Персии царским правительством. Известно, что до октябрьского переворота 1917 года концессии на рыбную ловлю находились в руках российских подданных. Договор положил конец такому положению и предоставил иранской стороне право на рыболовство.

В связи с этой статьёй забавно выглядит прозвучавшее через 65 лет после окончания войны требование президента Ирана Махмуда Ахмадинежада денежной компенсации от стран-членов Антигитлеровской коалиции.
Царские долги он "простил", а шахиншахские, которого как и царя свергли, требует. Да и были ли эти долги? За что компенсация? За "моральный ущерб"? Так Договор выполнять надо. Хотя Иран и его потом отменил в односторонем порядке.
А вот есть мнение, что Российское руководство всё же заплатит компенсации. Были же убитые и среди иранцев.

- статью 5 (и 6) хочу привести полностью. Они имеет непосредственное отношение к вводу советских войск в Иран:

1) Не допускать на своей территории образования или пребывания организаций или групп, как бы они не именовались, или отдельных лиц, ставящих своей целью борьбу против Персии и России, а также против союзных с последней государств, а равным образом не допускать на своей территории вербовку или мобилизацию личного состава в ряды армии или вооруженных сил таковых организаций;

2) воспретить тем государствам или организациям, как бы последние не именовались, которые ставят своей целью борьбу с другой Высокой Договаривающейся Стороной, ввозить на территорию каждой из Высоких Договаривающихся Сторон или провозить через таковую все, что может быть использовано против другой Высокой Договаривающейся Стороны;

3) не допускать всеми доступными им способами пребывания на их территории войск или вооруженных сил какого-либо третьего государства, пребывание которых создавало бы угрозу границам интересам или безопасности другой Высокой Договаривающейся Стороны.


Помните фильм "Тегеран-43"? Как свободно ошивались в Иране представители всех разведок?
Кстати, съёмки не проводились в Тегеране. Ситуация была уже другой.

- статья 6
Обе Высокие Договаривающиеся Стороны согласны в том, что в случае, если со стороны третьих стран будут иметь место попытки путем вооруженного вмешательства осуществлять на территории Персии захватную политику или превращать территорию Персии в базу для военных выступлений против Р.С.Ф.С.Р., если при этом будет угрожать опасность границам Р.С.Ф.С.Р. или союзных ей держав и если Персидское Правительство после предупреждения со стороны Правительства Р.С.Ф.С.Р. само не окажется в силе отвратить эту опасность, Правительство Р.С.Ф.С.Р. будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы, в интересах самообороны принять необходимые военные меры. По устранении данной опасности Правительство Р.С.Ф.С.Р. обязуется немедленно вывести свои войска из пределов Персии.

- статья 7
развивает идею недопущения третьих стран в Каспийское море. Данное положение гласит, что, “если в составе экипажа судов персидского флота окажутся граждане третьих держав, использующие свое пребывание в персидском флоте в недружественных по отношению к России целях, Российское Советское Правительство будет иметь право потребовать от Правительства Персии устранения указанных вредных элементов”.


В 1959 году планировался советско-иранский договор о дружбе и ненападении. Но вместо этого 5 марта 1959 года в Анкаре Иран подписал двустороннее военное соглашение с США со сроком действия 20 лет. Однако и после возникновения Исламской Республики Иран (февраль 1979) ею был поднят вопрос о денонсации договора 1921 года (особенно ст. 5—6).

В своей ноте № 453/1/7640/18 от 11 ноября 1979 года МИД ИРИ заявил, что в Совете Исламской Революции принято решение объявить об утрате смысла и отмене действия статей 5 и 6 договора 1921 года. Во второй и третей частях ноты Ирана указывалось, что иранское правительство в связи с изменением условий, предусмотренных статьями 5 и 6 договора 1921 года и опираясь на основные принципы Устава ООН, объявляет об утрате силы этих статей.

Теперь мне кажется возможным привести полностью большую статью Д. М. Любина по этой теме. Она имеет серьёзный, академический характер и я не хочу вытирать даже использованные в ней ссылки. Указанную библиографию желающие смогут легко найти в сети.

ВВОД СОВЕТСКИХ ВОЙСК
В СЕВЕРНЫЙ ИРАН ЛЕТОМ–ОСЕНЬЮ 1941 ГОДА:
ВОЕННАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
ИЛИ ПОЛИТИЧЕСКИЙ РАСЧЕТ?


Одной из важнейших проблем ирано-российских отношений в первой половине ХХ в. явилась проблема российского (советского) военного присутствия в регионе. На протяжении первой половины прошлого века российские войска четырежды вступали на территорию сопредельного Ирана (до 1935 г. Персии). Наиболее драматичным и значительным был ввод советских войск на территорию Северного Ирана летом-осенью 1941 г.

В советской историографии, включая и фундаментальные труды по истории Второй мировой войны в целом, и Великой Отечественной войны в частности, Иранский поход фактически не рассматривается [1]. Однако это объясняется, на наш взгляд, не только тем, что внимание советских историков было привлечено прежде всего событиями на советско-германском фронте, от исхода борьбы на котором зависела судьба Советского Союза. Узость документальных публикаций [2], недоступность на протяжении долгих лет соответствующих архивных материалов, а также необходимость строго следовать официальной оценке гасили всякий научный интерес к данной проблеме. Суть официальной версии событий сводилась к тому, что вступление советских и английских войск в Иран летом 1941 г. предотвратило замышлявшееся нападение на Советский Союз с территории Ирана, сорвало германские планы на Ближнем и Среднем Востоке и обеспечило железнодорожную и морскую связь СССР с Англией и США через Иран и Персидский залив [3].

Примечательно, что в трудах советских военных историков фактически отсутствовала конкретика, связанная с подготовкой и осуществлением упомянутой операции. Кроме того, не рассматривался сюжет, связанный с необходимостью появления советских войск в Иране в весьма напряженный момент противоборства на фронтах Великой Отечественной войны.

В настоящее время идет активное рассмотрение сюжетов, связанных с обозначенной проблематикой. В частности, публикуются свидетельства участников тех событий [4], а также более детально изучаются вопросы, касающиеся Иранского похода Красной армии [5]. Важно отметить, что, несмотря на отход от традиционной для советской историографии точки зрения в ряде работ, рассмотрение данной тематики носит обзорный характер. Кроме того, следует упомянуть о трудах иранских историков, так или иначе касающихся этой проблемы [6]. Основная оценка совместной акции союзников сводится к тому, что это событие являлось оккупацией под предлогом недопущения германского проникновения, в том числе и военного в регион Среднего Востока. Однако сам факт активного немецкого присутствия, в том числе и военного, по мнению иранских ученых, является весьма спорным [7].

В настоящее время публикуется значительное количество источников по истории Второй мировой войны. В этой связи хотелось бы отметить фундаментальный труд по указанной проблематике, созданный исследователями Института всеобщей истории [8]. Однако в этой работе вопрос о событиях конца августа – начала сентября 1941 г. в Иране фактически не освещен. В сборнике приводится лишь единственный приказ Генштаба РККА командующим Закавказского фронта и 53-й Отдельной среднеазиатской армии (далее ОСАА) об установлении контакта с английским консулом в Тегеране от 15 сентября 1941 г. [9].
Целью же данной работы является анализ дипломатической и военной стороны советской военной акции в Иране летом-осенью 1941 г. Кроме того, исследователь попытается, по возможности, реконструировать фактическую сторону военной операции на основе новых архивных данных и доступной литературы и раскрыть проблему, обозначенную в заглавии.
Прологом к Иранскому походу явилась длительная и напряженная дипломатическая деятельность. Нападение фашисткой Германии на Советский Союз существенно изменило расстановку сил на международной арене, стимулировало процесс формирования антигитлеровской коалиции, а также вынудило некоторые страны обозначить в изменившихся обстоятельствах свой нейтральный статус. В частности, правительство Ирана уже 26 июня 1941 г. подтвердило провозглашенную еще 4 сентября 1939 г. приверженность нейтралитету [10]. Однако, как свидетельствуют документы НКИДа СССР, политика иранских властей и ситуация в этой стране стали одной из тем, обсуждавшихся на весьма интенсивных советско-английских консультациях летом 1941 г. [11]. Обе стороны были единодушны в стремлении предотвратить немецкое проникновение в регион Среднего Востока. Кроме того, Великобритания и СССР предприняли ряд совместных дипломатических демаршей 19 июля и 16 августа, потребовав «высылки немцев из Ирана» [12], которых к августу 1941 г. насчитывалось, по советским данным, до 5 тыс. человек [13]. В ответ на эти дипломатические ноты иранское посольство в Москве направило в НКИД ноту, в которой содержались сведения о количественном составе иностранцев в Иране [14]. Данные были опубликованы в иранской официальной прессе (газета «Эттелат») и сводились к следующему: англичан – 2590; граждан СССР – 390; немцев – 690; итальянцев – 310; швейцарцев – 70; греков – 260; югославов – 140; чехов – 140 [15].
Таким образом, объем данных, приводимый советской историографией, о численности немецких граждан, а также граждан стран ее сателлитов в Иране в пять раз больше сведений, указываемых иранским правительством.

Нараставшее дипломатическое давление сопровождалось усилением военной группировки вдоль границ с Ираном. Особенно интенсивно это происходило в Закавказье. Закавказский военный округ включал в себя в августе 1941 г. 4 общевойсковых армии (44-я, 45-я, 46-я, 47-я) общей численностью свыше 250 тыс. человек [16]. Военно-воздушные силы (далее – ВВС) фронта насчитывали в августе 1941 г., при штатной численности 1653 боевых машин, всего – 1264 [17], по сравнению с 40 самолетами в 1936 г., и около 500 – к 22 июня 1941 г. [18]. Непосредственно в операции по овладению северным Ираном принимало участие 522 экипажа, из истребителей – 225, ближних бомбардировщиков и разведчиков – 90, дальних бомбардировщиков – 207 [19].

Согласно директиве Ставки Верховного главнокомандования Красной армии № 001197 от 23 августа 1941 г., «в целях обеспечения Закавказья от диверсий со стороны немцев, работающих под покровительством Иранского правительства, а также для того, чтобы предупредить вылазки иранских войск против наших границ, на основании статьи 6 Советско-иранского договора 1921 года…, правительство постановило ввести войска на территорию Ирана» [20]. При этом предполагалось развертывание Закавказского фронта за счет формирований Закавказского военного округа (далее – ЗАКВО). Командующим фронтом назначается командующий войсками ЗАКВО генерал-лейтенант Д. Т. Козлов [21].

В составе Закавказского фронта на иранском направлении находились:
1. 47-я армия, в составе 76-й, 63-й горнострелковой дивизии (далее – ГСД), 236-й стрелковой дивизии (СД), 6-й, 54-й танковой дивизии (ТД), 1-й кавалерийской дивизии (КД), 23-й КД, без одного кавполка, 116-го гаубично-артиллерийского полка (ГАП), 456-го корпусно-артиллерийского полка (КАП), была развернута в районе Тазакенд, Шахтахты, Чапаевка, Нахичевань. Штаб армии (Штарм) находился в Нахичевани [22]. Общая численность боевых частей армии – 37498 солдат и офицеров [23]. Командующий армии – генерал-майор В. В. Новиков;

2. 44-я армия, в составе 20-й, 77-й ГСД, 17-й КД, 24-го танкового полка (ТП), 36-го и 265-го истребительно-авиационного полка (ИАП), Каспийской военной флотилии (КВФ). Район развертывания – Перембель, Нижний Гядук, советская Астара, Ленкорань. Штарм – Ленкорань [24]. Общая численность боевых частей армии – 30474 солдат и офицеров, без данных о численности КВФ [25]. Командующий – генерал-майор А. А. Халдеев.
Кроме того, в распоряжении фронта находились еще две общевойсковые армии: 45-я, численностью 54853 человек [26], и 46-я – 56 492 [27]. Их задачей являлось прикрытие границы с Турцией.
Таким образом, в 20-х числах августа на территории Закавказья была развернута мощная группировка советских войск, которая должна была действовать на иранском направлении. Так, в частности, еще 21 июля 1941 года генерал-лейтенант Козлов направил Начальнику Генштаба Г. К. Жукову план вхождения войск ЗАКВО в Иран [28].

Сходные усилия предпринимались и вдоль среднеазиатской границы СССР и Ирана. Там, на базе войск САВО была сформирована в августе 1941 г. 53-я Отдельная армия под командованием генерал-майора С. Г. Трофименко [29]. Судя по всему, данная армия была сформирована именно для осуществления Иранского похода, ибо уже 16 ноября 1941 г. она была расформирована.

В ходе тщательно маскировавшегося марш-броска с 22 июня по 24 августа (1941 г., подчёркнуто мною, А.И.) части 44-й и 47-й армии к вечеру 24 августа заняли исходные позиции вдоль северной границы Ирана. На рассвете 25 августа 1941 г. 44-й и 45-й погранотряды начали выполнение боевой задачи по захвату иранских погранзастав. К 6 часам утра связь между иранскими погранзаставами была нарушена, что и обеспечило успешное продвижение основных частей 44-й и 47-й армий вглубь Ирана. Главный удар наносила 47-я армия, в общем направлении Джульфа, Тебриз в обход Дарагизского ущелья с запада. 6-я ТД и 1-я КД – в направлении Нахичевань, Хой. 76-я ГСД, 236-я СД, 54-я ТД, 23-я КД (без одного КП) – в направлении Джульфа. 63-я ГСД, 13 мотоциклетный полк – в направлении Шахтахты, Мако, Дильман [30].

Одновременно с началом военной операции по овладению северной частью Ирана советский посол А. А. Смирнов, вместе с послом Великобритании, вручил ноту, содержавшую причины, побудившие СССР ввести свои войска. Послам для этого пришлось нанести визит иранскому министру иностранных дел домой [31].

В целом, за первые два дня операции была выполнена поставленная командованием задача [32]. Иранский Генеральный штаб в сводке за 25 августа отмечал оборонительные действия иранских войск на северном и западном направлениях, а также высокий моральный дух местного населения и войск [33].

27 августа положение иранских войск еще более осложнилось в связи с вступлением в Иран с территории советской Средней Азии 53-й Отдельной армии, которая состояла из трех группировок: Западная – 58-й стрелковый корпус, Центральная – 83-я ГСД, Восточная – 4-й кавалерийский корпус. Частям 53-й армии противостояло две ПД (9-я и 10-я) иранской армии, однако внезапность и стремительность натиска советских войск привели к тому, что 10-я горганская дивизия фактически перестала существовать из-за массового дезертирства, а 9-я мешхедская дивизия не оказала сопротивления [34](а как же отмеченный выше "высокий моральный дух местного населения и войск", А.И.).
Действия 53-й ОСАА осложнялись лишь тем, что во многих ее соединениях не были сформированы или были не полностью сформированы тыловые части. Это обстоятельство вынудило войска прибегнуть к реквизициям, а зачастую и к конфискациям у местного населения [35].
27 августа в результате смены кабинета министров Ирана, новый глава правительства Али Форуги [36] отдал приказ о прекращении сопротивления войскам союзников [37]. Окончательно сопротивление иранских войск прекратилось лишь к концу дня 29 августа. Значительная часть иранской армии к этому моменту фактически развалилась. Однако советская авиация продолжала бомбардировку иранских городов, о чем иранское руководство в нотах от 28 августа – 1 сентября ежедневно заявляло и просило прекратить. Советская сторона факты бомбардировок, как правило, отрицала [38].

Таким образом, успешному продвижению советских войск вглубь территории Северного Ирана способствовали, во-первых, эффективные действия наступательных отрядов и ВВС фронта под командованием генерал-майора А. Глушенкова, во-вторых, четкая координация действий частей и соединений Закавказского фронта и Среднеазиатского военного округа, в-третьих, незначительное сопротивление иранских войск. В ходе операции (с 25 августа по 30 августа 1941 г.) были заняты крупные иранские города: Ардабиль, Пехлеви, Решт, Казвин, Тебриз, Мехабад, Рудесар.
В результате боевых действий целиком были уничтожены, взяты в плен или рассеяны части 3-й, 4-й, 9-й, 10-й, 11-й и 15-й ПД иранских войск [39]. Действия советских войск проходили при большом напряжении сил и высоких темпах наступления, несмотря на вышеуказанные трудности. Скорость движения пехоты была 25–30 км, кавалерийских частей 40–50 км, мотомехчастей – 130–150 км в сутки [40].

В итоге проведенной операции с 25 по 30 августа 1941 г. советские войска потеряли около 50 человек убитыми, свыше 100 человек были ранены и контужены, а также около 4 тыс. солдат было эвакуировано по болезни, несмотря на ранее принятые меры санитарной защиты [41]. С иранской стороны точных сведений о безвозвратных потерях нет, однако известно, что в плен попало свыше 7 тыс. солдат и офицеров, в том числе и один генерал. Кроме того, было захвачено значительное количество трофейного оружия, боеприпасов, обмундирования, продовольствия, промышленных товаров и сырья [42].
Одновременно с началом иранской операции советских войск Великобритания также ввела свои войска 25 августа в Южный Иран. Действия британских дивизий были успешными. Зажатая с двух сторон иранская армия фактически перестала оказывать реальное сопротивление.

В такой обстановке были начаты переговоры между представителями Великобритании и СССР, с одной стороны, и иранскими представителями, с другой. По итогам этих переговоров 8 сентября 1941 г. было подписано соглашение, определявшее дислокацию союзнических войск в Иране. Советские войска расположились в Северном Иране по линии Зенджан – Казвин – Хорремабад и вдоль побережья Каспийского моря. Английские – по линии Ханекин – Керманшах – Хорремабад – Хориоз – Бендер-Дейлим. В центральной части Ирана оставались иранские войска [43].
Однако действия шаха, направленные на несоблюдение главных условий соглашения, а именно высылки за пределы Ирана представителей Германии и ее сателлитов, спровоцировали занятие войсками союзников 15 сентября столицы Ирана. Это, в свою очередь, предопределило отречение Реза-шаха 16 сентября 1941 г. В дальнейшем новый шах Реза-Пехлеви не предпринимал попыток оспорить позиции в Иране ни СССР, ни Великобритании. Вскоре из Ирана были высланы дипломатические представители Германии, Италии и Румынии, а также отозваны иранские представители из перечисленных стран. Кроме того, была начата работа над договором о союзе, призванным стать юридической основой пребывания войск союзников в Иране [44].

Напомним, что описанные события происходили в августе- сентябре 1941 г. в момент, когда на советско-германском фронте шли ожесточенные бои. К этому времени немцами были уже захвачены Прибалтика, Белоруссия, обширные районы Украины. Красной армией понесены тяжелейшие людские и материальные потери. Велась оборона Одессы, Ленинграда. Шли бои на подступах к Киеву. В разгаре было Смоленское сражение, от исхода которого зависела во многом судьба Москвы. На счету, без преувеличения, было каждое боеспособное формирование, каждая единица техники. В этой связи проведение столь масштабной военной операции, а в Иранском походе были задействованы силы трех общевойсковых армий, должно было иметь веские причины. Советские историки указывали их. Однако официальная версия советской историографии относительно Иранского похода весьма не убедительна, так как реальная угроза, исходившая из Ирана, была явно преувеличенной. Так, что касается иранской армии, то ее слабость ярко проявилась в ходе англо-советской интервенции. Тезис о немецкой угрозе не отражал реальное положение вещей, даже несмотря на очевидность германского присутствия в Иране. Возможно, здесь речь должна идти,
прежде всего, о традиционной ориентации Ирана на третью силу в обход Великобритании и СССР.
Особо следует сказать о позиции Великобритании, которая, несмотря на уступки со стороны шахского правительства, в частности высылки части немцев из Ирана, все же стремилась ввести войска в Южный Иран, тем самым соединяя свои вооруженные силы в Индии, Бирме, с одной стороны, и Ираке и Ближнем Востоке, Северной Африке, с другой. Кроме того, союзники добились смены власти, а молодой шах, как уже говорилось, был более лояльным.

Таким образом, для советского руководства необходимость ввода войск в Иран определялась не столько военной угрозой со стороны Ирана, а, прежде всего, далеко идущими политическими расчетами. К их числу следует, на наш взгляд, отнести следующие:
– советское руководство согласилось участвовать в оккупации Ирана для того, чтобы подкрепить нарождавшееся сотрудничество с Великобританией совместной военной акцией, т. е. это была первая совместная акция антифашистской коалиции;
– Сталин явно опасался односторонней акции Великобритании;
– советское руководство стремилось продолжать довоенную политику «расширения границ», восстановления прежних «имперских рубежей».
В то же время у Сталина были основания для недовольства политикой иранских властей по отношению к Советскому Союзу в целом и по отношению к советским гражданам и организациям в частности, что могло послужить основанием для подобной военной акции.
Совокупность этих факторов, по мнению автора, предопределила ввод советских войск в Иран летом-осенью 1941 г.

"Marg bar" на всех на вас



С персидского "Марг ба Руссия" - "Смерть России".
Эти кадры с празднования великой исламской революции сделаны два года назад. Тогда тысячи людей протестовали в Ширазе, Исфахане, Ахвазе и Машхаде, где арестовали многих демонстрантов.
Толпа кричала: "Смерть диктатору!", "Долой Хаменеи!", "Референдум, референдум!" – и, увы, "Смерть России!".

Правительство призывало народ забыть внутренние распри и сплотиться против внешнего врага. Непослушных грозили жестоко наказать.
Иранский президент посулил большой подарок всему иранскому народу. За три дня до торжеств, перечеркнув все данные мировому сообществу обещания о вывозе урана для дообогащения заграницу (со дня последнего такого заявления прошла всего неделя), Махмуд Ахмадинежад отдал указание о начале обогащения урана до 20% на территории Ирана. На медицинские цели. :|

После того, как совсем недавно Махмуд Ахмадинежад объявил о первой порции обогащенного урана и гордо назвал Иран "ядерной державой", даже российские навек друзья малость растерялись и промямлили, что более не будут сопротивляться западным санкциям против Ирана.

Захотелось посмотреть на историю межгосударственных взаимоотношений России с Ираном. Её мы больше знаем понаслышке, в связи с какими-то сопутствующими событиями. То из песни народной о незавидной судьбе персиянской княжны, то из учебника литературы по ответу крестьянина Пушкину "Грибоеда везу". Сергей Есенин с его "Персидскими мотивами", Велимир Хлебников...

Тогда же будущий драматург и капитан 1 ранга Вишневский увидел Ларису Рейснер – жену Фёдора Раскольникова. Через много лет он отобразил её в своей "Оптимистической трагедии", изменив место действия. Но в жизни получилась ещё одна трагедия, вовсе не оптимистическая, а многочисленная. После "революционных" событий в Персии, о которых речь впереди, по самым скромным подсчетам осталось 2 тысячи обесчещенных советскими военморами "контрреволюционерок". В Тегеране даже основали для них специальный приют. А это знаменитое "Ну, кто еще хочет попробовать комиссарского тела?"
( http://www.youtube.com/watch?v=r_KOI7mwJUA ) мы помним намного лучше, чем происходившие тогда события.

Как много известных людей были свидетелями преданной забвению истории российско-иранских отношений. А ведь есть, что вспомнить. И не только времена Стеньки Разина и Грибоедова, а и события более близкого прошлого.

Но началось всё, пожалуй, с Петра I. Хотя его персидский поход был не первым боевым столкновением в тех местах, но он принёс России земли на берегу Каспия.
До этого различные территории Кавказа находились под властью персидских монархов. В XVI-XVIII вв. Турция и Иран вели перманентные войны за доминирование в Кавказском регионе. Однако вытеснение Ирана с Южного Кавказа и с Северного Кавказа связано с политикой Российской империи.
Правда, завоевания Петра I на Каспийском море оказались непрочными, и Россия не смогла удержать за собой завоеванные земли. В период правления Анны Иоанновны они были возвращены Персии.

Затем Россия воевала с Ираном с 1804 по 1813 год, без малого десятилетку! Гюлистанский мирный договор, заключенный 24 октября 1813 года между Россией и Персией, закрепил за Россией Кубинское, Бакинское и Талышское ханства. Персия отказалась от своих притязаний на них, как и на Карабахское, Гянджинское, Ширванское, Шекинское, Дербентское ханства, а также на Восточную Грузию и Дагестан. Под властью же персидского шаха остались все южные ханства.

Потом потребовалась ещё одна русско-персидская войны 1826 - 1828 годов, чтобы к России отошли Эриванское и Нахичеванское ханство, Ордубадский округ и другие территории. Таким образом произошёл последний раздел между Персией и Россией по реке Аракс. Азербайджан оказался разделенным на две части. Хотя красная Россия попыталась ещё раз в революционном порыве присоединить к себе недолго просуществовавшую Персидскую Советскую Социалистическую Республику.

А тогда в 1829 году погиб Александр Сергеевич Грибоедов, возглавлявший посольство России в Персии.
Поэт и драматург в прямом смысле лишился головы во время штурма российского посольства в Тегеране, когда ворвавшаяся толпа линчевала всех находившихся в нём. На следующий день после штурма российского посольства, витрину мясной лавки украшала голова Грибоедова в очках. Это был трофей владельца лавки. Голову он рубил самолично.
Пушкин описал кончину Грибоедова в очерке "Путешествие в Арзрум":
"Обезображенный труп его, бывший три дня игралищем тегеранской черни, узнан был только по руке, простреленной пистолетом".

Иранцам не впервой громить иностранные посольства. Но что тогда послужило предлогом для проявления варварства?
По договору с Персией все граждане территорий, находящихся под юрисдикцией России и проживающие в Персии имели право репатриироваться. Когда посольство прибыло в Тегеран, к Грибоедову обратились евнух и две девицы из шахского гарема, все армяне, с просьбой посодействовать в возвращении на родину. Грибоедов пытался их отговорить, но кончилось тем, что евнух сказал, что из посольства никуда не уйдёт.
Шах потребовал выдачи евнуха, а Грибоедов начал упирать на соответствующий раздел договора.
Но народ уже был неуправляем и начал осаждать посольство. В какой-то момент евнух выскочил на улицу и тут же был растерзан толпой. Но персы не успокоились. Последними в живых остались только Грибоедов и казацкий атаман, но и они недолго продержались. Впоследствии шах очень напугался, в основном военных действий со стороны России.
Послал царю дорогие подарки, среди них знаменитый алмаз "Шах".


Подарки привёз его сын, который зайдя к царю достал меч, и вставши на колени упёр меч рукояткой в пол, а острый конец приставил к горлу. При этом сказал: "Я хочу своей жизнью искупить нашу вину. Одно твоё слово и я упаду на этот меч". Царь велел ему немедленно подняться.

Тогда же Грибоедов породил неразрешённую до сих пор проблему. Он заселил Нагорный Карабах семьями армян, вывезенныx из Персии.

По литературным же рассказам "красного мичмана", впоследствии литератора и дипломата, Фёдора Раскольникова можно проследить притязания Советской власти на северную Персию.
Официальной версией похода Волжско-Каспийской флотилии в мае 1920 г. был возврат имущества- кораблей, уведённых белыми. Так гласило предложение Л. Троцкого, подписанное Лениным.
Были захвачены все корабли, уведенные деникинскими войсками в Энзели, четыре английских торпедных катера, склады с оружием, радиостанции и прочее имущество. Также большевиками был взят в плен коммодор Брюс Фрэйзер. Этот момент заслуживает упоминания потому, что спустя двадцать лет, во время Второй мировой войны, именно он в чине адмирала будет командовать союзными конвоямина Кольский полуостров.

"Мичману Ильину" (Фёдору Раскольникову, удостоенному в дальнейшем в самый разгар большевистской борьбы с офицерством звания лейтенанта флота) вместе с находившимся в Энзели Орджоникидзе захотелось развить успех операции. А тут ещё и бывший Предреввоенсовета Троцкий с его теорией перманентной революции. Так и возникла Коммунистическая партия Ирана. Кого там только не было. Ханы и исламисты вместе с отчаянной гопотой провозгласили в 1921 году в Реште Гилянскую Советскую республику. Военным комиссаром штаба Персидской Красной Армии стал бывший эсер Яков Блюмкин.
Известные всем большевики "меняли" свои национальности. "Перекрашивались" в персов. Совсем как герой артиста Василия Ланового Иван Варавва в культовом фильме "Офицеры". Помните, он там был "китайцем".

Официальный Кремль запрещал "давить на народные массы", но предписывал оказывать всяческое содействие революционной борьбе иранцев.

Чтобы создать видимость "нейтралитета" было предусмотрено заменить на кораблях флаги РСФСР на азербайджанские и уже от имени Азербайджана оказывать помощь Кучек-хану.
Эти планы очень напоминали "спонтанные революции", которые поддерживались Советами вплоть до афганских событий 1979 года.

Враждебность к советским войскам и коммунистам, как среди самих местных революционеров, так и среди населения, не позволила советской власти задержаться в Персии на значительный срок. Большевики ещё тогда додумались публично сжигать на кострах Коран. Лелеяли, как сегодня В. Жириновский, "бросок на Индию".

Через год с небольшим данная когда-то Ленину телеграмма "Каспийское море наше" потеряла свою истинность. Каспий не превратился во внутреннее море России.
Голова кавалера ордена Красного знамени, руководителя Иранского Временного Революционного правительства Мирзы Кучек-хана была отделена от его тела и выставлена на всеобщее обозрение в г. Решт в 1921 году. Традиции, однако.
Южное побережье Каспия осталось за Ираном, а его северные провинции и сегодня отражают в своих названиях связь с Азербайджаном. Повторного завоевания когда-то принадлежавших Российской Империи прикаспийских провинций Гилян и Мазендеран не получилось.

Но в 1941 году тут снова появляются советские войска. Здесь стоит остановиться подробнee и дать справочный материал в отдельном сообщении.

В 1945-46 г.г. Советским Союзом была предпринята последняя попытка создать на территории Южного Азербайджана (Иран) советскую республику во главе с Сеидом Джафаром Пишевари (1897—1947). Более того, автономия Южного Азербайджана была признана иранским правительством. Однако после вывода с территории Ирана советского воинского контингента эта республика была иранскими властями ликвидирована.

Сегодня у президента Ильхама Алиева есть причины опасаться своего южного соседа. Почти треть населения республики считает Иран враждебным государством, хотя там правит Ахмадинежад, который скрывает своё происхождение и некоторые приписывают ему азербайджанские корни.
Присоединить к Ирану ещё одну провинцию? Почему бы и нет. В пестроте переходов местных ханств из рук в руки был бы ещё один частный случай.

A в реальности всё наоборот. В 1979 году революция в соседнем Иране способствовала возрождению исламизма в Азербайджане. В ответ на рост иранского влияния был вновь выдвинут лозунг "Единого Азербайджана" за воссоединение Северного и Южного (Иранского) Азербайджана. В начале 1990-х эта цель была включена в политическую программу Народного Фронта Азербайджана. А ведь азербайджанское население Ирана в три раза превышает численность населения Азербайджанской Республики.
Как бы там ни было, но в связи с этим вовсе и не слухами может оказаться военное сотрудничество Азербайджана и Израиля. Бывшие советские аэродромы, на которых базировались ВВС, в том числе самолёты СУ-25, могут сослужить неплохую службу в случае военного разрешения нынешнего атомного конфликта с Ираном.


Нет доступных к воспроизведению файлов
http://www.youtube.com/watch?v=bkCNGEQtUUA

Когда-то военных лётчиков азербайджанцев не было в природе. Говорили, что существовал специальный приказ, дававший азербайджанцам преимущественное право при поступлении в лётные училища СССР. Сегодня ВВС Азербайджанской республики активно развиваются. Недавно они закупили у Израиля очередную партию беспилотников из числа отменённого турецкого заказа. Также заключён договор на поставкусредств ПВО.

Вообще, когда Турция отказалась от военного сотрудничества с Израилем, в частности запретив тренировки израильских лётчиков в своём воздушном пространстве, Еврейское государство обрело много новых друзей. Румыны с радостью предоставили свои базы для тренировок. Даже поляки посчитали за честь работать с израильтянами. Ну а Кипр и Греция как-будто только и ждали этого сотрудничества в военной сфере.
Амбициозный предводитель нынешних персов Махмуд Ахмадинежад провозгласил, что тот кто правит на Ближнем Востоке, правит миром. При этом он конечно имеет в виду, и не без оснований, что Иран это центр БВ, то есть центр мира- Багдад. По крайней мере, сейчас это центр мирового внимания.

В заключение ещё один ролик с первоначальным сюжетом, подтверждающий, что "На Востоке думают одно, говорят второе, а делают третье".


Death to Russia instead of Israel - مرگ بر روسیه- 27 شهریور1388

Фото:


Главное за неделю