Видеодневник инноваций
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Краны-манипуляторы для военных

Военным предложили
новые автокраны
и краны-манипуляторы

Поиск на сайте

Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов

02.03.11
Текст: Владимир Викторович Дугинец
Художественное оформление и дизайн: Владимир Викторович Дугинец
Только случайность помогла ей оказаться на работе в столовой воинской части, где она и спаслась от голодной смерти. Она ведь была совершенно одна в этом огромном полумёртвом городе, ни родственников, ни покровителей у неё здесь не было.

Когда прорвали кольцо блокады, и в городе появился хлеб, она с голодухи умудрилась съесть 6 буханок чёрного хлеба. В бессознательном состоянии её увезли в госпиталь, где промывали желудок и спасали от заворота кишок.

Но в жизни ничего бесследно не проходит, и, видимо, именно этот случай послужил началом заболевания. К 50-ти годам у неё постепенно развилась опухоль и непроходимость кишечника. От этой самой опухоли под названием рак кишечника она и умерла в возрасте 58 лет. После прорыва блокады она закончила снайперские курсы и пошла воевать на фронт. Имела боевое ранение осколком в голову. Войну закончила в городе Берлине, имела медали 'За взятие Берлина', 'За победу над Германией', 'За боевые заслуги', в последствии получила и медаль 'За оборону Ленинграда'.

И вот уже после войны у неё на руках из документов оставалась только 'Красноармейская книжка' и удостоверения к медалям, как у военнослужащих того времени. Но война закончилась и пришло время менять этот документ на гражданский паспорт.

Вот тут и возник вопрос, что по месту регистрации её рождения в деревни Ушково нет никаких данных о ней. Из родственников тоже никого не осталось, то ли погибли всё, то ли уехали куда-то. Поэтому наши бдительные паспортисты выдали ей только временный паспорт, который необходимо было менять через каждые три месяца. При просрочке срока обмена плати штраф.

Вот дед и навострил свои партийные уши. Шпионка не иначе, раз у неё нет документа, как у всех граждан. Отец служил в ВВС и их, как никого других, проверяли чекисты Особого отдела. Биографии всех ближайших родственников всегда находились под их неусыпным контролем и, если бы в биографии матери было что-нибудь не так, да отца просто уволили бы со службы, сделав соответствующие выводы.

Фанатизм идей мировой революции и бескомпромиссной борьбы с её врагами позволял деду даже законную жену родного сына, мать троих его внуков обзывать шпионкой и преследовать за отсутствие паспорта. Дед был воспитан в духе революционных традиций того времени и может он в этом и не виноват, такое было время.

Родился дед в 1896 году в семье многодетного чабана Григория в селе Успенское, недалеко от города Армавира. В семье было 6 детей: Прасковья, Семён, Тимофей, Николай, Матрёна и Митрофан.

Дед часто устраивал нам политзанятия и вот пришло время познакомить своих внуков с биографией сестры-революционерки, которой он безумно гордился. В глазах, прикрытых стеклами очков, появился яростный блеск пролетарского азарта и ненависти к черносотенцам и прочим контрреволюционным выродкам, борьбе с которыми он и сестра положили свои лучшие годы жизни.

Но как только дед произнёс фамилию Грумм-Гржимайло, нас с братом вдруг прорвал фонтан детской глупости и неимоверного веселья.

- Всё! - толкал меня локтем брат Валерка. - Ты у меня теперь будешь не Чан, а 'Груммм-Гржимайло'! - с хохотом заявил мне родной братец очередную кличку.

Дед взбеленился нашим крамольным поведением и вскочил со своего лекторского стула из-за стола:

- Цыц! Придурки малолетние. Прекратить свои хиханьки! - в гневе бросил дед слова, которых нам ранее от него не приходилось слышать.

- Это польская фамилия знатного рода...

Несколько испугавшись необычным поведением и резкостью дедовских высказываний в наш адрес, мы притихли и слушали дальше.

Старшая сестра деда Прасковья или, как её все называли Параня, была 1879 года рождения и с 10-летнего возраста находилась на воспитании у своей учительницы церковно-приходской школы Маргариты Ефимовны Грумм-Гржимайло. Жизнь в семье сельского чабана в те времена была тяжкой и прокормить пятерых детей было нелегко. Вот и пожалела Маргарита Ефимовна свою способную ученицу и выпросила отца Григория отдать ей Параню на воспитание. Сама учительница из-за неустроенности личной жизни проживала одиночкой и всё свободное от работы время посвящала своей воспитаннице.

В своё время, ещё в родном Питере Маргарита Ефимовна получила хорощее гимназическое образование. Случилось так, что рано умер отец и Маргарита вместе с матерью как старшая сестра поднимала и ростила своих братьев. Именно она, давая платные уроки, содержала на своих хрупких плечах семью и помогла братьям получить хорошее образование.

В результате её личная семейная жизнь не сложилась, а сама она решила посвятить свою жизнь борьбе за освобождение народа, то есть следовала за народовольцами, модными в то время в интеллигентских кругах Петербурга.

Когда братья встали на ноги, получив образование, она уехала из родного Питера в народ, на Кубань и стала учительствовать в школе в селе Успенское недалеко от Армавира.

Семья Грумм-Гржимайло известна своими учёными, внесшими большой вклад в науку.

Старший брат Григорий Ефимович – знаменитый советский географ, известный путешественник и исследователь Центральной и Средней Азии.

Его средний брат Михаил был незаменимым помощником во всех путешествиях на Памир, Тянь-Шань и Центральную Азию, к тому же он был картографом и военным изобретателем.

Младший - Владимир Ефимович – член корреспондент Академии наук СССР, более полувека отдал разработке теории и практике металлургического дела, создал школу отечественной металлургии.

Приёмная мать Маргарита Ефимовна заботясь о своей воспитанице в начале 90-х годов перевозит её в Майкоп, устраивает Прасковью в гимназию, где она успешно проходит обучение и получает очередное образование.

Благодаря семье Грумм-Гржимайло, Прасковья, после окончания гимназии в Майкопе, продолжила обучение уже в Петербурге. Во время учёбы на Бестужевских курсах, которые давали высшее педагогическое образование для женщин, она жила у Григория Ефимовича, он оплачивал обучение Прасковьи и содержал её в своей семье. Уже будучи студенткой она начала постигать теорию и практику революционной борьбы, участвуя в марксистских кружках и распространяя запрещённую марксистскую литературу и листовки среди рабочих.

После успешного окончания учёбы Прасковья вместе с матерью работают учителями в школе в селе Ольгиновское (близ теперешнего г. Гулькевичи). В этот период они совершают две весьма рискованные поездки в Перербург.

Две хрупкие, одетые по питерской моде дамочки в поезде не вызывали ни у кого никаких подозрений, что они под учебниками и книгами для школы и библиотеки перевозят массу запрещённой литературы, под которыми замаскированы десятки револьверов и патронов к ним.

Деду особенно нравились эти моменты, которые он ярко выделял, и придавал этому поступку самоотверженность и безграничную смелость. Ведь багаж в поезде у пассажиров дважды проверяли жандармы, но так и не обнаружили целый арсенал стрелкового оружия. Этот эпизод деду нравился ещё и потому, что после второй поездки дед, будучи восьмилетним мальчишкой, встречал конспираторов на вокзале в Гулькевичах с бричкой для перевозки багажа.

Вскоре Прасковья стала работать учительницей в железнодорожной школе на станции Кавказская, куда её послал Ростовский комитет РСДРП для укрепления местной партийной группы. Маргарита Ефимовна продолжала работу в Ольгинке.

Веселая и общительная, с раннего детства познавшая все трудности простого труженника, с природным даром организатора и с доброй душой, Парася Украинка, как ее звали товарищи по партии, быстро завоевала симпатии как учителей и учеников, так и рабочих железнодорожного узла.


Дугинец Прасковья Григорьевна

Она считалась одним из лучших агитаторов в социал-демократической группе.

Конечно, фотография тех далёких лет не совсем качественная, но хоть как-то передаёт внешний облик представителя интеллигенции того времени.

После событий кровавого расстрела 9 января в Петербурге, а затем и полного поражения России в русско-японской войне в мае 1905 года волна революционной борьбы российского пролетариата покатилась дальше по промышленным центрам России, Поволжья, Закавказья, Украины и Кубани. Призрак коммунизма всерьёз и надолго забродил по России.

Октябрьская Всероссийская политическая стачка показала силу и организованность пролетариата в готовности к борьбе за свержение политического строя. Этот небывалый напор революционного движения заставил царя Николая II опубликовать Манифест от 17 октября о созыве Государственной думы. В манифесте была обещана полнейшая демократия: свобода слова, печати, союзов и собраний.

Большевики убеждали народ, что манифест - это лишь хитрый маневр самодержца, предпринятый для того, чтобы выиграть время, собраться с силами для разгрома пролетариата.

Для расправы с революционным движением царизм собирал бандитско-полицейские отряды - 'чёрные сотни', выступавшие цепными псами правительства за сохранение незыблемости самодержавия на основах 'Православия, Самодержавия, Народности'. Черносотенцы готовились к погромам, а большевики вооружали дружины самообороны; черносотенцы готовили благодарственные манифестации 'за дарованные царем свободы', а большевики вели подготовку к превращению этих манифестаций в демонстрации протеста под лозунгами свержения самодержавия и бойкота Булыгинской думы.

18 октября на станции Кавказская была получена депеша с текстом царского манифеста. Здесь же, на перроне, большевик Гулькевич выступил с разоблачением лживости манифеста, его поддержали железнодорожники. Рядом с ним встала, развернув красное знамя, Парася Украинка.

- Долой царя! Да здравствует революция!- вместе со всеми скандировала Параня.

Быстро, по цепочке весть о митинге на перроне разнеслась в депо, по железнодорожным казармам и квартирам рабочих - стихийный митинг превращался в демонстрацию протеста.

Плотная колонна демонстрантов прошла по вокзальной площади, станционному поселку, Казачьей улице хутора Романовского. С трепещущим на лёгком ветру алым стягом в руках шагала Параня в первых рядах демонстрантов. Она верила, что недалёк тот день, когда люди труда будут выражать свои чувства свободно, и не будет на их пути ни шашек городовых, ни казачьих нагаек. Не знала только, что это её последняя демонстрация...

На другой день в школе учителя и учащиеся отказались петь 'Боже, царя храни' и сорвали благодарственный молебен по случаю дарованных царем 'свобод'. С возгласом 'Долой царя! Свобода и революция!' все покинули актовый зал. Кропотливая работа большевистского агитатора и здесь дала свои положительные результаты.

При прямом подстрекательстве полиции подняла голову чёрная сотня. Старый служака жандармский полковник Тихобразов быстро сообразил, чья это работа. Банда из кулаков и лавочников, спекулянтов и одураченных родителей некоторых учащихся, разбавленная деклассированными элементами, была направлена к школе - громить учителей.

Прасковья, переодевшись в мужскую одежду, незаметно выскользнула из школы. Но на улице её опознал сынок одного из местных лавочников, который напрасно пытался завоевать её сердце. Он и выдал её жандармам.

Разъярённый полковник Тихобразов толкнул девушку в озверевшую толпу - при случае всё можно будет списать на “народный” гнев. И били её кулаками, ногами, кольями... Рабочая дружина, к сожалению, оказалась на месте трагедии слишком поздно.

Ночью истерзанное тело Прасковьи Григорьевны было тайно унесено с площади, где она лежала на земле - жандармы запретили её хоронить.

Тело на паровозе было доставлено на станцию Мирскую.

Со всех окрестных сел, станиц, хуторов, с железнодорожных станций и рабочих поселков потянулись трудовые люди, которые знали её, - кто лично, а кто понаслышке, чтобы сказать последнее прощальное слово самоотверженному борцу за свободу.

На свежий холмик могилы лёг венок от членов Кавказской социал-демократической группы с надписью: 'Жила ты недолго, но честно'.

Именем Прасковьи Григорьевны Дугинец названы одна из центральных улиц города Кропоткина и улица ее родного села Успенское под Армавиром; железнодорожная школа №22 на станции Кавказской, откуда Параня ушла в бессмертие, также носит ее славное имя.

На станции Мирской Северо-Кавказской железной дороги, недалеко от здания вокзала, за невысокой оградой, стоит строгий обелиск, который венчает пятиконечная звезда. На обелиске надпись: 'Жила ты недолго, но честно. 1879-1905. Прасковья Григорьевна Дугинец. Убита 19 октября 1905 года на станции Кавказской черносотенцами'.

Дед, конечно, безумно гордился героическим революционным прошлым своей сестры и тем, что носит эту знаменитую фамилию. Не дай бог кто-то вместо Дугинец напишет или скажет Дугенец. Он вёл бесконечные переписки с архивами и музеями, администрацией по вопросам увековечивания имени своей сестры. Ему удалось многое и даже на месте хаты, в которой жила Прасковья Григорьевна, была установлена мемориальная доска в честь её памяти.


Мемориальная доска в честь памяти Дугинец П.Г.

В своё время после вышеописанных событий, чтобы не попадать под неусыпное поле зрения полиции, некоторые родственники, пытаясь дистанцироваться от родственников-революционеров, поменяли одну лишь букву в своей фамилии, 'и' на 'е' и стали Дугенец.

Дед постоянно поносил своих бывших родственников, обзывая контрой и прочими мелкобуржуазными элементами, способными в любое время предать дело мировой революции и выступить на стороне злейшего врага - империализма.

Он долгое время после окончания курсов Красных комиссаров находился на партийной работе. Пока его после войны в 50-е годы не исключили из партии за перегибы в проведении политики коллективизации. Они начали обобществлять мелкий домашний скот на селе, то есть кур, поросят и овец, а как крестьянину прожить, не имея в домашнем хозяйстве такого подспорья.

Страницы 15 - 15 из 18
Начало | Пред. | 13 14 15 16 17 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Читать далее

Предисловие
Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов
Глава 2. Кубань - жемчужина России
Глава 3. Вот она какая первая любовь
Глава 4. Я вижу море
Глава 5. Море любит ребят солёных
Глава 6. Дальний поход
Глава 7. 'Океан' в океане
Глава 8. Ах! 5-ый курс!


Главное за неделю