«Единый день экспертизы по анти-БПЛА»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов

02.03.11
Текст: Владимир Викторович Дугинец
Художественное оформление и дизайн: Владимир Викторович Дугинец
Своё дело мы сделали на отлично. Сами стояли и смотрели, как охватывает огонь высоченные ели и сосны словно огромные спички. В жизни бы не поверил, что они вот так моментально могут вспыхивать, словно стог сухой соломы, образуя огромные языки пламени, улетающие в небо. Это хвоя на жаре сгорала, как порох, и от ели оставался один полыхающий ствол, который догорал уже стоя в окружении сплошного огня на земле.

То тут, то там было видно зверьё, спасающееся от гудящего лесного пожара и бегущего, и ползущего в сторону нашего посёлка и реки. Здесь были и серые зайцы и кабаны, мелькали ящерицы и змеи, какие-то мелкие грызуны типа мышей или крыс. Все вдоволь наглотались дыма наравне с нами и сейчас спешили спастись у воды от страшного безумства огня.

Просека сделала своё дело, огонь через неё на посёлок не перекинулся. Но в этих местах почва местами состоит из одного торфа, и кое-где огонь перебрался не поверху, как ожидали, а под землёй. Но здесь его уже встречали и заливали водой.

При тушении этого пожара заживо сгорел солдат, он провалился вместе с бульдозером в выгоревшую торфяную пустоту, а там температура наверно была, что в мартеновской печи.

Нас отпустили по домам на всякий случай готовиться к эвакуации посёлка. Но, если наши матери суетились с пожитками, то мы пошли купаться на реку.

Здесь у реки дыма было поменьше, а мы пропахшие насквозь пожарищем купались на своём пляже и отмывались от копоти.

Каждый взахлёб хвастался, как он героически поджигал деревья и кусты, бегая среди бушующего пламени. Мы ещё долго спорили между собой, чтобы понять, зачем же мы всё-таки это делали.

Купались без трусов - кто тут на нас может смотреть, а оказалось, что могут. Слободько, он был старше нас и учился уже в 9 классе, стоял во весь рост на бонах, демонстрируя своё настоящее мужское достоинство, которое в размерах было почти как у того сверхсрочника из бани. Вдруг он дико заорал и, показав рукой наверх берега, нырнул в воду и поплыл к берегу. Мы посмотрели туда, куда показывал Слобак и увидели ещё более интересную картинку.

На верху берега стояли две голые девчонки, одна из которых была первая красавица нашей школы златокудрая Софка Тогунова.

Её подруга, как будто специально, стояла рядом и почёркивала Софкины формы, на фоне своего худосочного и плоского тела. А у Софки же напротив всё бугрилось, и даже вид сзади был совсем не похож на те два сложенных кулачка, которые мне доводилось видеть в своей жизни.

Обнаженные девушки видимо снимали мокрые купальники и наблюдали за нашей голозадой толпой.

По коллективу прошёл одобрительный ропот типа 'Вот это да!', когда мы увидели не только голые девичьи зады и груди, но и тёмные треугольники.

Софка заметила, что мы всей гурьбой разглядываем их прелести и достопримечательности, и они с подругой, словно лесные нимфы, скрылись среди деревьев.

Теперь-то и мы могли подтвердить, что Тогунова, пожалуй, действительно тянет на звание первой красавицы нашей школы. Про 'Плейбой' мы в то время ещё знать не знали и сравнить, как там у них на Западе, было не с чем.

Слобак выходил из воды, стыдливо прикрывая руками ставший ещё большим в размерах детородный орган, от чего у нас полезли на лоб глаза - ну прямо как у коня Ивана Кочубея. А по рядам бесштанной команды прошёл ещё один одобрительный возглас: 'Вот это да!'

-Вот, гадина Софка, это ведь она нарочно перед нами выставилась. Ну погоди, доберусь и до тебя, - зловеще бормотал Слобак, одевая свои полосатые трусы.

Софка перешла в 9 класс и была гораздо старше меня, поэтому я и помыслить не мог, чтобы каким-то образом выражать ей свои чувства и симпатии. Однако смотрел на неё, как на недоступное прекрасное существо, похожее на настоящую женщину. Смотреть ведь не запрещается.

Пожар столкнулся с просекой и выжженным нами лесом и потерял свою силу. А прорывы его под землёй были затушены солдатами, и паника в посёлке улеглась сама собой.

В эту ночь мы уже спали спокойно. А у меня перед глазами во сне стоял бушующий лесной огонь, а среди этой стихии металась голая Софка Тогунова со своими красивыми вполне взрослыми формами и златыми кудрями, подчёркивающими белизну незагорелых мест на ровном загаре её тела.

Вот и я дожился до мальчишеских эротических снов, в которых почему- то мне снилась не Наташка Курыш, и даже не Валька Башара, а лесная нимфа в облике Софки.

Я стал замечать, что у девчонок достойных внимания и симпатичных на внешность всегда подбираются подруги явно противоположного типа. Ну, чистые крокодилы, если не сказать хуже. Они ведь явно подчёркивают положительные качества своей подружки на собственном фоне. Для кого это удобнее не понятно, но мне казалось, что выигрывает при этом та, которая красивей. Но при этом её подруга тоже имеет возможность общения с теми парнями, которые пристают к красивой и её шансы на успех повышаются. Может быть, по этой причине эти подруги и становятся закадычными, но..., наверное, только до поры до времени.

В соседнем доме жила подружка моей сестры Мешкова Галька, они училась в одном классе. Отец у Мешковой тоже был сверхсрочник. Маленький и рыжий, такой шустрый мужичок с белобрысыми хитрыми глазками. Галька вся в своего батю, тоже была рыжей и вдобавок конопатая, с маленьким, как у мышонка, личиком и уж точно мышиными глазками.

Когда увидишь её глаза, то сразу поймешь, почему я ей уделяю внимание. Серо-голубые её глаза ни секунды не стояли на месте, они постоянно находились в движении. С равномерным периодом в доли секунды её зрачки синхронно двигались, как маленькие маятники часов. Почти как у часов-ходиков - там, у кошки с каждым движением маятника, перемещались глаза справа налево и наоборот.

За этот феномен её прозвали ласковым и безобидным прозвищем - 'Часики'. Врачи говорили, что это врождённый порок, но сами толком не знали, что и как лечить. Да и в нашем гарнизоне, где особенно не разлечишься, военные врачи больше разбираются в ожогах и ранениях, а тут такая сложная взаимосвязь нервной системы.

Сестра часто играла с подругой в свои девчоночьи игры на веранде, и я иногда позволял себе нарушать их уединение и разговаривал с ними. Так вот у этой рыжей мышки амбиции и претензии были тоже на уровне Софки.

Когда я общался с Галькой, то мне всегда было её настолько жалко, что я невольно не мог скрывать своего этого унижающего чувства. А смотрел я на неё, примерно так же, как боец Лопахин смотрел на контуженного Стрельцова, которого он встретил на берегу Днепра после выписки из госпиталя. Была такая сцена в фильме С.Бондарчука 'Они сражались за Родину'. Помните - 'Дурачок, куда же ты? Тебе же лечиться надо!' В 1959 году я учился уже в 4 классе, который состоял всего лишь из 7 человек. Как-то так получилось, что многие мои одноклассники разъехались, а в интернате детей моего возраста было совсем мало. Учительницей у нас так и оставалась Мария Васильевна. Поскольку 7 учеников это мало для одной учительницы, то наш 4 класс объединили со 2 классом. Вот так и занимались на уроках: на первом ряду парт от двери сидел 4-ый класс, а на двух других рядах сидел 2-ой класс.

Учительница давала нам какое-нибудь самостоятельное задание и, пока мы его выполняли, занималась с младшими, а потом наоборот. Мы отвечали у доски, а соседи, что-то выполняли сами. Потом привыкли к такой методе, и всё шло нормально.

Только уж очень часто спрашивала нас Мария Васильевна. Каждый божий день, а то и по несколько раз приходилось отвечать у доски и получать оценки. Это здорово стимулировало нашу учёбу, приходилось учить уроки каждый день в полном объёме. Не очень-то хотелось краснеть от оплошностей сразу перед двумя классами.

Со мной вместе учился Сашка Михайлов сын учительницы, брат и сестра Козловы; Вовка и Таня, Попова Галя и Ерыбашев Вовка, ну и уже знакомый Сашка Корчагин.

Таня Козлова была симпатичной девочкой, не по возрасту серьёзной и целеустремлённой, очень была похожа на актрису Белохвостикову. Такой же большой открытый лоб и умные взрослые глаза.

Несмотря на то, что жили они с братом в местном интернате, она всегда была чисто и аккуратно одета, училась очень хорошо, да и брат учился тоже также. Вот только Вовка видимо страдал тем же энурезом, от него почти всегда попахивало мочевиной, но это не мешало общаться с ним и иметь нормальные отношения с одноклассниками.

Мария Васильевна много рассказывала нам про Китай. Они до этого служили в нашем полку, который базировался раньше в Китае. Её всегда удивляло очень дружественное отношение простых китайцев к русским, ужасная нищета, но завидное терпение и трудолюбие этого народа.

После таких её рассказов мне тоже становилось жалко бедный китайский народ, давший в своё время человечеству столько открытий, как порох, бумагу, фарфор и прочее.

Китайская мечта - 'Каждому китайцу в день по чашке риса' для меня была вообще непонятна. Как можно так жить, что в пищу идут кузнечики, лягушки, змеи и всякая нечисть, на которую мы вообще даже не обращаем внимания. Не побывав в Китае, я от своей классной знал об этой стране, пожалуй, больше чем о своей стране.

В 1960 году началась эпопея хрущёвского сокращения численного состава Вооружённых Сил.

Никита Сергеевич, царство ему небесное, насмотрелся секретных документальных фильмов об ужасной мощи и разрушениях, полученных на испытаниях ядерного оружия на северных полигонах, и пришёл к выводу, что все корабли, танки и прочую военную технику можно изничтожить, личный состав сократить, а оставить только ракетно-ядерное оружие и продолжать его совершенствование.

И, несмотря на богатый опыт американских Вооруженных Сил, говорящий об обратном, в нашей стране началось глобальное сокращение - аж на один миллион двести тысяч человек.

Ну, как тут не вспомнить крепкое крылатое выражение самого Хрущёва, которым он награждал всех тех, кого не мог понять своим шахтёрским умом. 'Пидерасы!!!'


Капитан ВВС Дугинец Виктор Митрофанович

Так и хочется назвать его точно так же, да всё равно он уже не услышит.

Эта эпопея коснулась и нашей семьи. На отца было послано представление на присвоение очередного воинское звание 'майор', а в марте месяце, вместо майора, пришёл приказ об увольнении из рядов Армии.

Основной причиной послужило недостаточно стабильное состояние здоровья: радикулит, заработанный при частых лёжках под самолётом на снегу, да и былые ранения в ноги временами давали о себе знать. А чтобы хоть как-нибудь подсластить этакую неожиданную пилюлю - наградили третьим орденом Красной Звезды.

Капитан ВВС, прошедший всю Великую Отечественную, имеющий два боевых ранения, боевые ордена и медали, но не имеющий выслуги лет до полной пенсии (нужно было прослужить ещё 1,5 года до 25 лет), в 39 лет теряет свою профессию,а взамен получает от государства 30% пенсии по выслуге лет.

Это составляло в то время 95 рублей, немного меньше получала библиотекарша городской библиотеки. Человек, имеющий семью из троих детей, на такую пенсию может только чай пить с сахаром три раза в сутки.

Сборы были недолги. В 5-ти тонном контейнере половину его пространства занимали три кубометра хороших сосновых досок, а остальное - наши вещи. Отец с двумя солдатами загрузили контейнер в считанные минуты.

За всю службу у нас в семье из мебели был диван, два кресла и красивые старинные салонные часы. Это то, что отец вывез из Германии в качестве трофея. Да еще было два больших столовых фарфоровых блюда и супница, на тыльной стороне донышек которых красовались фашистские свастики.

Чуть не забыл, ещё был старинный граммофон в добротном чёрном корпусе немецкого производства начала 30-х годов. Вот и весь скарб офицерской семьи.

Отъезд состоялся в конце марта, так как с первого апреля нам нужно было начинать четвёртую четверть учёбы ещё в одной новой школе. Было ещё прохладно, конец зимы затягивался. Поэтому отец взял меня с собой в кабину грузовика с контейнером, а остальные поехали до Кеми на автобусе.

Прощай Карелия, ставшей родной для нашей семьи, прощайте одноклассники и друзья нашей улицы. Я ведь и не подозревал, что всё своё детство прожил в сказочной стране голубых озёр и рек, чистого хвойного леса и настоящих военных лётчиков.

14 километров дороги до города были особенно тоскливыми для меня. Я молча сидел на коленях у отца и смотрел на пробегающие мимо знакомые места и никак не мог представить до конца, что вижу всё это в последний раз.

Вот промелькнула молочная ферма на 12-м километре, говорили, что в этом месте отбывала ссылку эсерка Фани Каплан, которая в 1918 году ранила Ленина. А в окне кабины вокруг бежит всё лес и лес со стройными соснами и елями и кажется, ему нет конца.

На станции Кемь сдали контейнер и поехали на вокзал, где нас уже ждала мама с братом и сестрой. Потом отец куда-то пропал, и в поезд 'Мурманск-Москва' мы садились без него.

Разместившись в купе, я начал проявлять беспокойство, куда подевался папа. Мама объяснила, что он прощается с однополчанами, которые пришли его проводить.

Ну, а уж когда поезд тронулся, я, помня эпизод одной из наших поездок, когда отец действительно отстал от поезда на одной из станций, забегал по вагону с криками:

- Где папа? Он ведь отстал от поезда!

Проводница, как могла, успокоила меня и показала в своём проводницком купе отца, который мертвецким сном спал на нижней полке, накрытый своей шинелью. Однополчане внесли его мёртвое тело в вагон после прощания в вокзальном ресторане.

Оно и понятно, что орден Красной Звезды не может восполнить потерю человеком привычной службы и круга друзей-сослуживцев, можно понять горечь обиды и стресс перенесённые уже офицером запаса. <

Страницы 18 - 18 из 18
Начало | Пред. | 14 15 16 17 18 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Читать далее

Предисловие
Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов
Глава 2. Кубань - жемчужина России
Глава 3. Вот она какая первая любовь
Глава 4. Я вижу море
Глава 5. Море любит ребят солёных
Глава 6. Дальний поход
Глава 7. 'Океан' в океане
Глава 8. Ах! 5-ый курс!


Главное за неделю