Видеодневник инноваций ВПК
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Секреты новой амфибии

Раскрыты секреты
новой амфибии
"Дрозд"

Поиск на сайте

Глава 8. Ах! 5-ый курс!

02.03.11
Текст: Владимир Викторович Дугинец
Художественное оформление и дизайн: Владимир Викторович Дугинец
Противолодочный корабль в поисковом строю при работающей гидроакустической станции и на ходу 14 узлов слышен подводной лодкой на дистанциях равных половине моря. Понятно, что она первая обнаруживает угрозу, которая её ожидает в ближайшем будущем. Чего же ждать - пока тебя обнаружат, поэтому лодка подходит на дистанцию стрельбы и первой атакует поисковый строй кораблей.

Молча приближающаяся на скорости 25 метров в секунду к борту твоего корабля, коварно готовая вот-вот влепить тебе все 300 кг боевого зарядного отделения, торпеда – это тихий ужас в боевой обстановке. Тебе нужно любым путём достать и потопить лодку, а тут ещё нужно успеть уничтожить выпущенную в тебя под водой стрелу противника. Но самое-то главное обнаружить её на дистанции, позволяющей успеть принять срочные меры к выживанию.

Манёвр кораблём для уклонения от торпеды – это ещё только полдела. Торпеда, если даже сойдёт с кривой погони, и пролетит мимо, то тут же снова зайдёт на тебя в расширенном поиске сбежавшей от неё цели и всё-таки доставит свой заряд к подводной части корабля. Она от тебя просто так не отстанет, на то она и торпеда.

Наши системы управления стрельбой реактивными бомбами типа ПУСБ 'Буря' предусматривали вариант стрельбы по торпеде. Если торпеда идёт в упреждённую точку встречи с целью, то считается, что она ещё не перешла в режим самонаведения.

А уж если пеленг на торпеду практически не меняется, а дистанция резко уменьшается, то тут туши свет – торпеда наводится на тебя и через минуту другую будет твоим последним приветом от коварных подводников.

Тут и нужно палить за борт между торпедой и кораблём даже свою последнюю оставшуюся в установке бомбу с глубиной взрыва 15 метров.

Пусть даже бомба не уничтожит торпеду, но она своим взрывом хорошо тряхнёт всю её начинку и оглоушит на некоторое время. Облако газовых пузырьков от взрыва и гидродинамический удар по голове торпеды обязательно приведут к сбою работы аппаратуры самонаведения, пусть хоть и кратковременному, но ты уже отдалил свой конец света на некоторое время. А за это время можно многое ещё, что успеть сделать...

Даже человек, если ему двинуть по центральной нервной системе, теряет ориентацию или отключается на некоторое время. А тут техника, железо. От сотрясения отойдёт контакт или лопнет какой-нибудь резистор в схеме или еще, какая хрупкая деталь отскочит – вот и сбой в работе и потеря информации. А потом, пока она снова оглядится и, если удастся восстановить заново потерянную информацию, то считай, повезло. Ей, конечно, торпеде.

Вот и предстояло мне, как учёному мужу, в своей работе оценить потенциал корабля по защите от торпед и по возможности спроектировать счётно-решающий прибор для выработки данных стрельбы для установок РБУ по ужасному подводному снаряду, стремящемуся уничтожить корабль.

Хорошо бы, конечно, как у братьев Стругацких – нажал кнопочку и вокруг корабля создаётся непробиваемый кокон гравитационного поля, от которого эти торпеды отскакивают как от стены и не могут исполнить своё коварное предназначение. Но, ни ума, ни талантов на такие фантастические вещи у меня не хватало и пришлось, как всегда, модернизировать то самое 'колесо', которое изобрело человечество без нашего участия.

Не я был первый и не я был, очевидно, последний человек, сломавший свою буйную голову на этой проблеме. Руководителем и старшим советником дипломной работы был наш преподаватель капитан 2 ранга Успенский Г.В. Он читал у нас приборы управления стрельбой торпедным и бомбовым оружием и был весьма и даже очень грамотным в своей специальности педагогом, да и вообще это был очень порядочный и жизнерадостный человек. Великий оптимист, он внушил мне, что я с успехом справлюсь с поставленной задачей, и мы родим вместе новый прибор, облегчающий жизнь на море противолодочным кораблям. Торпеды противника не пройдут, а если и пройдут, то обязательно мимо.

В первом семестре учебного года мы писали курсовую работу по теме диплома, а уже во втором - все силы и знания были брошены на доработку курсовой работы до уровня дипломного проекта и его защиту.

К началу 5 курса у нас в классе уже примерно половина была серьёзными женатыми людьми. А у курсантов, имеющих свою семью, был явный стимул к хорошей учёбе.

Нет задолженностей – можно хоть каждый вечер бежать вприпрыжку к своей любимой, а у кого уже были, и к маленьким детям. Но, если ты должник и у тебя появились 'хвосты', то оставалось только воровски по ночам сбегать с плавказармы в самоволки, так как увольнительные билеты всех задолжников по учёбе лежали у Куликова в опечатанном сейфе. Я хоть и не числился в списке женатиков, но и в списках задолжников тоже никогда не значился, а все работы я всегда выполнял в установленные сроки.

В конце октября, а точнее 30 числа, когда пришёл срок сдачи первого этапа курсовой работы, все, кто ещё не успел сдать свою работу, сидели в классе и судорожно пытались наверстать упущенное время. Я сидел за своим столом и откровенно бил балду, поскольку всё сделал вовремя, и совесть меня нисколько не мучила.

В класс вбежал Рарик и, размахивая рукой с какими-то маленькими клочками бумаги, патетическим баритоном произнёс целую тираду:

- Мужики! Долой подзаборное пьянство и бескультурье! Пора культурно проводить своё свободное время и приобщаться к нашей современной цивилизации. Да здравствует наша советская культура и искусство!

- Рарик, заткнись! Дай спокойно поработать людям. У тебя, что там, понос? – оборвал его пыл обычно спокойный Прилищ.

- Я не понос. Я Рарик! Девушки 3 курса института Культуры им. Н.К.Крупской прислали нам свои пригласительные билеты через капитана 1 ранга Колодезного. Правда, не в зал консерватории, а в обычный 'красный уголок' общежития на проспекте Смирнова дом 9, - продолжал свою речь Аристархов. – Товарищи, нужно всячески крепить смычку культуры и флота и поддерживать связь с представителями нашего авангарда. Прошу проявить сознательность и принять участие в мероприятии.

Нашего болтуна несло на такие возвышенные материи, что мы невольно прислушались к его выступлению.

- Ну, вот! Институт Культуры – это же второй институт благородных девиц. Там нам сейчас покажут концерт художественной самодеятельности, сыграют на скрипочке и прочтут стихи Есенина и Рубцова, - представил картину встречи Федя. – Сима, пошли, сходим! Хоть на живых культурных людей посмотрим, а через часик сбежим с этого мероприятия по домам. Такая возможность пораньше сорваться домой предоставляется не часто.

- Уговорил. Пошли, сходим, но только нам ведь там тоже в ответ нужно будет что-то изображать и показать, что мы не лыком шиты. Что мы там покажем? – спросил я в свою очередь засуетившихся коллег.

- Если будет гитара, споём им наши флотские и училищные песни. Это будет достойный ответ на их классику, - предложил Федя свой вариант.

На этот званый вечер нас собралось из нашей роты человек 12 и кроме меня, Шуры Четверикова, Гого и Протаса все остальные были 'женатики'. Так уж получилось потому, что у всех остальных не были сданы курсовые работы.

На проспекте Смирнова Федя предложил зайти в гастроном и купить пару бутылей по 0,7 'Биле мицне'. Недалеко от общежития, на лавочке под завывание холодного, почти ноябрьского ветра, в антисанитарных условиях и прямо из горла мы приняли на душу дешёвое белое вино молдавского розлива для храбрости и повышения собственной толерантности.

Фрунзаков вообще-то всегда считали мальчиками гордыми и с чувством знающих себе цену женихов. Уже в слегка раскрепощённом виде, довольные жизнью и в меру весёлые вошли в двери большого старинного здания общежития.

Не так-то просто, оказалось, попасть в тот самый красный уголок, где нас ждали. За стеклянной загородкой с турникетом сидела пожилая бабулька, которая при виде нашей курсантской толпы враз перекрыла все входы и выходы.

- Вы это к кому? Так вас много! – изумлённо спросила вахтёрша.

- Мы на вечер в красный уголок. У нас и пригласительные имеются, - гордо показал Федя невзрачные бумажки, исполняющие роль приглашений.

- По пригласительным, не пропущу. Давайте разрешение от коменданта, - решительно остановила нас своей грудью маленькая хозяйка большого дома.

- Это к нам на вечер гости из училища прибыли. Пропустите! У нас есть разрешение, - внесла ясность в нашу заминку перед строгим контролёром сбегающая по лестнице девушка.

Бабулька тщательно нас пересчитала и по одному пропустила через таможню мимо своего оконца.

- Ну, у вас тут и порядки. У нас в училище на КПП до сих пор не додумались поставить такую вертушку, а у вас в простом общежитии прямо, как на сортировке какой, - выразил Гого своё недовольство такой проверкой.

Свалив в кучу на чью-то кровать в комнате свои бушлаты и фуражки, мы вошли в то помещение, которое числилось 'красным уголком'. Красным цветом здесь и не пахло, обычное казённое помещение и не более. Вдоль трёх окон стоял длинный ряд столов, почти как на свадьбе, и стулья. А на столах центральное место занимали чайники, три простых общепитовских чайника, проще и не придумаешь. Стояли тарелки со скромной студенческой закуской, чайные чашки и пирожные, сложенные на подносах. В левом углу было небольшое возвышение, напоминавшее некое подобие сцены, на котором стоял стул с проигрывателем и пластинками.

- Хорошо, что мы немного согрели души свои, а то, я смотрю, здесь только чаем встречают, - рукой потрогал чайники Гого, пытаясь их теплом согреть замёрзшие на ветру руки.

- Странно, чайники холодные! А так хотелось горячего чайку, - с сожалением продолжил разведку на столе Серёга и, подняв крышку, заглянул в чайник.

- Сим, ты посмотри какой находчивый народ эти студентки от культуры. Тсс, там вино, а не чай! – доложил Серёга результаты осмотра.

Заиграла пластинка и на свободную середину помещения вышла пара. Он и она. Стройные и величавые они утонченными пластичными движениями профессиональных балетных танцоров исполнили какое-то подобие латиноамериканской румбы. У них это так красиво получилось, что всем тоже захотелось так же красиво подвигаться в танце.

Вино из чайников наливали кто в стаканы, кто в чайные чашки. Выпили за знакомство и новые шефские связи моряков и работников искусства.

- Мужики, на жратву особенно не налегать. Студентки потратили деньги, и мы вообще-то сюда не жрать пришли, - тихонько изрёк свою умную мысль Юрка, видя как уплетают со стола бутерброды с колбасой и ветчиной голодные студентки.

Выпитое вино создало непринуждённую обстановку и в импровизированном красном уголке пропало обычное стеснение молодых людей в незнакомой обстановке.

Все заговорили разом, появилась гитара с голубым бантом, и началось песнопение ещё не спевшегося хора. Закурили почти все сразу, и дым сизым туманом окутал хор, исполняющий прекрасные слова Пахмутовой 'Надежда – мой компас земной'.

Славка Лепаев от добавки красного вина из чайника здорово прибалдел. Немного, оказывается, было нужно для этого замученному учёбой и семейной жизнью женатика. Я подвёл его к окну и открыл форточку. Влажная струя воздуха с улицы омывала его кучерявую голову, и он глубоко дышал, как вытащенный из воды карась.

- Симочка, как же я домой к жене пойду? Я что-то совсем окосел от студенческого чая, - выкладывал мне свои опасения Славка.

- Слава, постой тут и подыши поглубже, пройдёт твой кайф через пять минут, - пытался я успокоить озабоченного мужа.

Вдруг неожиданно распахнулась дверь, все замерли в ожидании какой- нибудь каверзы со стороны коменданта общежития или 'Комсомольского прожектора'. Но, вместо ожидаемых неприятностей в двери вошли две опоздавшие к началу мероприятия миловидные студентки. Хор облегчённо выдохнул и продолжил нестройную мелодию.

Я хорошо разглядел вновь прибывших подруг. Та, что была поменьше ростом, несла на своей голове целый водопад волнистых тёмно-русых кудрей ниже плеч. Да и фигурка в облегающем сиреневом костюме отличалась в лучшую сторону от её подруги.

'- Ничего себе кудри вьются у голодных студентов', - только и промелькнула у меня в голове оценка нового явления.

- Слава, смотри какие ценные кадры прибыли, а ты уже к жене собрался, - пытался я растормошить Славку, мотающего головой и отгоняющего таким новым способом одолевающего его Бахуса.

Шум встречи, словно век не виделись:

- Ах, Тамарочка! Ах, Светочка пришли! – и снова музыка вперемешку с оживлёнными разговорами и дым сигарет коромыслом заполнили помещение.

Подружки уселись на места за столом, и кудрявая оказалась рядом с нашим доморощенным Чубайсом, в смысле цвета причёски, Шурой Четвериковым. Шура вообще-то был не особо разговорчив, а тут надо же… - разговорился и заворковал с соседкой.

Я заметил, что кудрявая взяла и неумело вставила в рот длинную сигарету, чтобы добавить и без неё хватавшего в комнате дыма. Ну, а Шура, как галантный кавалер, чиркнул спичкой, хотя сам никогда не куривал. Я встал и сзади подошёл к ней, ловким движением руки конфисковал её сигарету и потушил о блюдечко, исполнявшее роль пепельницы.

- Девушка! Вы так молоды и вам совершенно не к лицу сигарета во рту. Вы лучше курите трубку, а поскольку трубок у нас ни у кого нет, то пойдёмте лучше танцевать, - поражаясь своей собственной наглостью в общении с незнакомым человеком, предложил я.

Страницы 2 - 2 из 13
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец | Все 



Оглавление

Предисловие
Глава 1. Страна голубых озёр, лесов и аэродромов
Глава 2. Кубань - жемчужина России
Глава 3. Вот она какая - первая любовь
Глава 4. Я вижу море
Глава 5. Море любит ребят солёных
Глава 6. Дальний поход
Глава 7. 'Океан' в океане
Глава 8. Ах! 5-ый курс!


Главное за неделю