Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Эссе размышлений

Размышление 85. Аналитическая записка: осторожно, выборы.

Человек не может не думать. Когда на носу выборы, стоит подумать о них, тем более, что прожитые годы дают пищу для размышлений.
У нынешней избирательной кампании есть интересная деталь: почти нигде в информационных и рекламных материалов партий или одномандатников нет адресов их электронной почты! Есть адреса общественных приемных, куда, в принципе, можно направить письменное обращение, но сейчас мало используют бумажные послания, разве что для жалоб в ЖЭК или прокуратуру – требует технических и финансовых затрат.
Видимо, мотив сокрытия адресов в том, что на письма, электронные в том числе, нужно отвечать, и политики боятся, что их просто напросто завалят корреспонденцией. Поэтому на виду таких адресов нет и при остром желании пообщаться нужно приложить усилия для их поиска. Вот так-то.
Это внешняя сторона вопроса, но если копнуть глубже, то можно заметить, что тем отсекается такая опция влияния на властные органы, как выражение наказов избирателей. В былые времена такие наказы собирались, обобщались, публиковались и в какой-то мере принимались к исполнению или хотя бы к руководству. Сегодня политики и высшие руководители уклоняются от публичных заявок электората, которые своей направленностью могут противоречить их собственным устремлениям и резонам. Исключением является только Президент, который ежегодно организует сеть приема вопросов граждан, которые практически всегда сводятся к тем или иным пожеланиям и просьбам. Но так как это единственная отдушина, в нее стекается масса личностных и местечковых устремлений, а не предложений общенародного и государственного уровня.
К тому же в старые добрые времена не вставал вопрос, кого выберут – выдвинули, значит выберут. А раз так, то вот вам наказ. Ныне с итогами голосования не все так однозначно, поэтому наказы конкретным кандидатам и даже партиям могут повиснуть в воздухе. Но давайте поговорим о проблемах применительно к народу и стране, абстрагируясь от партий и кандидатов. Вдумчивого обывателя беспокоит некая бессистемность и узкая ситуационность деятельности законодательных и управляющих органов российской власти. И если его, обывателя, в предвыборную пору нацелить и предоставить возможность, он сформулирует наказы достаточно общего плана, способные дать позитивное направление заботам власти.
Вот для примера, горячая точка хозяйственно-экономической деятельности. Здесь власть ориентирована на получение своей доли безусловно и как можно раньше. Дохода у предпринимателя еще нет, а при плохом повороте дел может и не быть вообще, а власть свое все равно берет. Особенно это ударяет по малому бизнесу в период зарождения и становления, когда все действия ведут только к расходам и убыткам – доход придет или не придет позже, а материалы, коммуникации, платежи и сборы нужно оплатить сейчас. Перефразируя Жванецкого, можно сказать: «Зачем вы собираете с убытков? Собирайте с прибылей!»
А что если, не внедряясь в таможенный, налоговый и гражданский кодексы, все платежи, которые предприниматель должен внести государству, оформлять как государственный инициирующий кредит, погашаемый по результатам хозяйственной деятельности. Это облегчит ведение бизнеса, снизит потребность в оборотных средствах и во многом упростит дело. В частности, вместо заморочек с возвратом НДС достаточно будет обменяться соответствующими справками.
Конечно, такие меры должны касаться только российских предприятий – зарегистрированных в РФ, действующих в РФ, имеющих российских владельцев и обслуживаемых российскими банками. Тем самым будет инициирована активность местного бизнеса и снижена привлекательность оффшоров.
Или другой пример массовых чаяний, сформировавшийся у телевизора. Мы по разному смотрим на экран. Моя жена, как выяснилось, любит английские детективы, потому что там показывают реальную жизнь (в деревне, как они называют): интерьеры и обустройство домов, парки и лужайки, отношения местного люда между собой и с властями. Или в международных новостях можно заметить как живут, одеваются, ухаживают за собой и упитанно выглядят люди, которым наше государство оказывает гуманитарную помощь и содействие в устранении последствий катастроф. С сожалением (а то и с завистью) видим, что у них многое выглядит лучше, чем в аналогичных по ситуации наших районах. Людям, живущим в наших деревнях в халабудах довоенной постройки заинтересовано смотрят на сельское бытие в Англии, на жилища под наводнением в Европе, на ухоженных и приодетых беженцев, на косметику и украшения сирийских дам в зонах обстрелов, на броский макияж украинок. Невольно возникает ассоциация с ситуацией, о которой рассказывал историк и публицист Ф. Разумовский в цикле передач «Кто мы»: русские солдаты, входящие в немецкие селения по ходу 1 МВ, поражались их ухоженности, благоустройству, плодовитости и недоумевали – «Чего им еще нужно?».
Отсюда рождается мнение, что неплохо бы принять закон, ограничивающий оказание материальной помощи, списание долгов, льготные поставки тем странам и регионам, где уровень жизни и, в частности, гарантированный (среднедушевой) доход выше, чем в нашей стране. Сравним хотя бы потребительские корзины, и если там жиже – будем помогать, а нет – извините. Тогда может быть и нашим прозябающим районам и деревням что-нибудь достанется.
Если говорить о системных проблемах, то вот еще одна – всепроникающая реклама.
Настырная, нахальная, лживая и подленькая, рассчитанная на низменные интересы реклама достает нас всюду. Сколько у нас «первых номеров» чего бы то ни было, фальшивых посулов, оскорбительных отношений – одно «Вы этого достойны» чего стоит. А сюжеты постановочных роликов: такое впечатление, что все это делается для идиотов и руками, видимо, идиотов.
Однако все красиво, впечатляюще, привлекательно. При низкопробности и контрафактности многих товаров их качество порой определяется только полиграфией и упаковкой. Войдите, например, в аптеку и окиньте взглядом витрины – это же художественная выставка, торжество сюрреализма: какие цвета, какие линии, какие формы! И так во всех магазинах, для любой группы товаров, для всякой услуги и службы. Плюс про то же в газетах, журналах, на стендах и перетяжках и, конечно же, на экранах. В рекламу вкладываются колоссальные материальные и финансовые средства.
А почему?
Вспомним одно место из «Одноэтажной Америки» И. Ильфа и Е. Петрова. «Пятицентовая бутылочка "Кока-кола" обходится фабрикантам в один цент, а на рекламу затрачивается три цента. О том, куда девается пятый цент, писать не надо».
Отсюда ясно, что за рекламу платит потребитель, чем и объясняется безудержный разгул рекламы: чего стесняться – покупатель заплатит. А что если не относить расходы на рекламу к производственным издержкам, а допускать оплачивать ее только из прибыли? Выплатил зарплату, рассчитался с контрагентами, заплатил налоги и пожалуйста – можешь прославлять себя любимого и свое детище.
Может быть не стопроцентно, но доля рекламы в производственных издержках, т.е., в конечном счете, в цене, должна быть ограничена. Это может быть сделано через бухгалтерское или налоговое законодательство. Давайте обсудим.
Думается, стоит продолжить публикацию пожеланий электората, чтобы исход выборов имел значение не только для тех, кто упомянут в бюллетенях.

Размышление 84. Аналитическая записка: осторожно, блокчейн.

Человек не может не думать. В этом иногда помогает компьютер, хотя порой он вносит путаницу, вот как сейчас в истории с блокчейном. Последнее время в сетевом сообществе активно продвигается некая система, или сервис, или технология под названием блокчейн. Предлагаемая сущность позиционируется как эффективное средство достижения высокого качества сетевых услуг: надежности, скорости, безопасности, открытости и т.п. Причем в разных источниках делается упор на один-два подобных свойства, упоминая остальные только вскользь и местами противореча друг другу. Мне не встретилось полноценного детального описания этого самого блокчейна и его взаимодействия со смежными элементами информационной среды, так что попытаюсь разобраться самостоятельно.
Начну, как водится, от печки.
Традиционно процессы в информационной среде укладываются в семиуровневую систему протоколов взаимодействия открытых систем. Попробуем сопоставить с ней организацию и логику блокчейна, чтобы осознать его роль и место в сетевом мире.
Но сначала несколько замечаний. Во взаимодействии открытых систем оперируют термином «сообщение», которое есть некая абстракция, раскрываемая при обработке его на представительском уровне. То же относится к содержательному шифрованию сообщений – оно реализуется на представительском уровне в соответствие с соглашениями между пользователями. Применимо техническое шифрование в целях помехоустойчивости или уплотнения, которое выполняется по соглашению между уровнями и нивелируется к моменту поступления сообщения на представительский уровень. Время жизни сообщения, образуемое временем обработки и собственно передачи по линиям связи, всеми средствами минимизируется, оставляя его хранение и повторное обращение в ведении представительского и прикладного уровней. При этом передача организуется либо по цепочке (при последовательном соединении узлов друг с другом), либо «всем» (примет тот, кому адресовано), либо назначаемому узлу по плану связи в многоточечном соединении.
А что же блокчейн?
В большинстве описаний блокчейн называют базой данных (или распределенной базой данных) – не СУБД, а собственно хранилищем данных, интегрированным со своей системой управления. По классике, в базах данных оперируют с записями, используя сервисы размещения, хранения, поиска, сортировки, обновлении и удаления.
Функционирование блокчейна осуществляет цепочка из формируемых блоков транзакций. Формат и подписи каждой транзакции проверяются, затем группу транзакций записывают в специальную структуру — блок. Каждый блок содержит информацию о предыдущем блоке. Так выстраивается цепочка, содержащая сведения о всех совершённых когда-либо операциях в этой базе.
Блок состоит из заголовка и списка транзакций. Заголовок блока включает в себя свой хеш (контрольная сумма), хеш предыдущего блока, хеши входящих в блок транзакций и дополнительную служебную информацию. Используется древовидное хеширование с шифрованием открытым ключом. Постулируется неизменность хранимой информации, исключающая ее изменение (обновление) и удаление. В одном из описаний говорится: "Информация внутри блоков хранится в виде дерева", но принцип ветвления и перехода к следующему блоку не сообщаются. Структура копируется на все узлы (компьютеры) системы – такая избыточность вряд ли оправдывается повышением доступности.
Когда и в какой последовательности были совершены транзакции указывается в распределенном реестре, как основной части базы данных блокчейна. (То есть транзакции – функциональные записи – компонуются в блоки вместе со служебной информацией, подтверждающей их актуальность и неискаженность. Кроме того, дополнительно к цепочке транзакций очевидно существует отдельная информационная структура – распределенный реестр.)
Таким образом, вместо сообщения или записи здесь оперируют термином транзакция, что предполагает некоторый функционал этих данных непосредственно в рамках блокчейна.
Это соотносит блокчейн с представительским, а то и прикладным уровнем, тем более что блокчейну приписывается сохранение в его среде всех ранее исполненных транзакций. В этой связи много говорится о сохранности неповрежденных данных и их доступности для использования и проверки аутентичности. Однако нет никаких намеков на то, как отыскать интересующий нас элемент в бесконечной цепочке транзакций. Сервисы размещения, хранения, поиска, сортировки, обновлении и удаления не упоминаются, напротив, делается упор на неизменяемость и неудаляемость раз внесенных в блокчейн данных.
Помимо всего блокчейн претендует на организацию обмена данными между узлами. (А это уже функции сеансового и транспортного уровней OSI.)
В части управления обменом данными указывается, что логика блокчейна создает возможность найти свободный узел (все участники сети являются независимыми узлами) и передать транзакцию от узла к узлу, и в результате она доходит до места назначения. Так работает вся система. (То есть не прямая связь, а через цепочку узлов, свободных в момент обращения. Но откуда заявляемая гарантия кратчайшего пути? В транспортных задачах поиска кратчайшего маршрута логика типа «каждый раз выбираем ближайшего» вовсе не гарантирует минимальности образующегося таким способом траектории.)
Практически во всех описаниях блокчейна просматриваются следы биткоина, в симбиозе с которым он зародился. Например, часто говорится о возможности хранить деньги и совершать денежные транзакции, не обращаясь к услугам банков, но это возможно только для условных валют типа биткоина, информация о наличии которых собственно и является самой валютой. В обращении реальной валюты самое достоверное сообщение о том, что Иванов передал 1000 USD Петрову не даст этому Петрову возможности использовать эти средства, разве что для оплаты услуг того самого Иванова.
В других местах говорится, что за хранение на своем компьютере хотя бы части блокчейна пользователь получает вознаграждение, а также об использовании некоторых внутренних денег, называемых ether, применяемых для координации функционирования, еще о трудоемких вычислительных процедурах для проверки полномочий, занимающих до 10 минут времени – вот это скорость доступа!
Упоминается также о причастности блокчейна к управлению исполнением программ.
Это уже функции операционной среды, если только речь не идет об исполнении узкоспециального набора команд над данными текущего блока. Но нет, эти программы даже названы умными, так дойдет до вклада блокчейна в искусственный интеллект.
Если не считать особым новшеством цепочечную запись, что изначально свойственно размещению данных во фрагментированной памяти, то останется разве использование шифрования с открытым ключом, но при массовом использовании ЭЦП это уже не является чем-то запредельно новым. Кстати, ни слова не говорится о передаче этих самых ключей, что необходимо, если база данных в блокчейне объявляется общедоступной. Эти ключи и распределенный реестр (по сути, адресная таблица) не могут шифроваться и являются точками уязвимости.
Итак, блокчейн содержит элементы различных уровней OSI, интерфейсы между которыми не упоминаются, и невнятные свойства операционной среды, где еще меньше конкретности и определенности. Похоже, блокчейн и его «умные» программы только звонкие названия, за которыми ничего не стоит.
Но как же многочисленные приложения, восходящие к блокчейну? Ведь здесь присутствуют такие востребованные сервисы, как «Распределенной DNS Namecoin», «Неуничтожимое облачное хранилище», «Национальный расчетный депозитарий». В перспективе видятся «Универсальные источники данных», автома¬тически синхронизируемые между всеми участ¬никами, «Более полные наборы данных», на-пример, данных уровнях бенефициар¬ного владения, «Распределенные записи», локально хранимые в качестве «золотых» ис¬точников информации и многое другое. Так если обратиться к их описаниям, то это самостоятельные разработки не на основе программного продукта блокчейн, а всего лишь с использованием натянутых им на себя принципов и приемов. Место Блокчейн в них подобно каше из топора: добавь крупы, заправь маслицем, приправь солью и получишь кушанье. Муссирование этого броского словца напоминает рекламу патентованных препаратов – уникальная формула, улучшает что-то, содействует тому-то, борется с тем-то, но в конце скромно добавляется: имеются ограничения и противопоказания, необходимо посоветоваться со специалистом, не является лекарством.
По моему то же с блокчейном – свойственны нестыковки и противоречия, требуется участие специалистов, не является панацеей. А вы как думаете?

Да будет флот!!!

Триста лет стоит наш флот
Как Российский страж ворот,
Что открыты всем ветрам,
Где "все флаги в гости к нам"!

Из Воронежских лесов
Встало много корпусов,
А от швейных мастеров
Вышло много парусов.

Кочегар былой поры
Жег уголья на пары,
А потом качал мазут
По форсункам "маслопуп".

После с Обнинской земли
Атом встал на корабли,
"Малым" тоже повезло:
Им – подводное крыло!

Но и ныне наш моряк
Толк тогда поймет в морях,
Если в первый свой поход
Он под парусом пойдет!

И еще моряк силен,
Коль от моряка рожден,
Вырос в лоне этой страсти
Как воспитанник династий!

Всех я вас поздравить рад
В день, когда морской парад
Выплывает на Неву
Чтить морскую старину!

Флотский люд! Живи! Люби!
Честно Родине служи,
Понапрасну не тужи,
Пистолетом хвост держи!

Чти былые паруса,
Плюй на вражьи голоса,
Жизнь вкушай от всех даров,
Вечно счастлив и здоров!

место осталось, а текст из первичного блога пропал. Стоит ли восстанавливать?

место осталось, а текст из первичного блога пропал. Стоит ли восстанавливать?

Размышление 83. Аналитическая записка: осторожно, покемон.

Человек не может не думать. Чаще всего он пытается думать сам, иногда же его размышлениями пытаются управлять другие, прямо скажем, заинтересованные лица, и не всегда этот интерес взаимный, хотя и прикидывается таковым. К таким элементам влияния я отношу рекламу и электронные игры, формирующие наши пристрастия и поведение.
В целом игры полезны своей вторичной задачей: развитие физических данных, установление взаимопонимания, возрастание интеллекта и т.п.
Карточные игры на балах в старину служили для поддержания личных связей, прощупывания и понимания новенького, возможности ненавязчиво ввернуть нужному человеку некую сумму (или обобрать кого-либо).
Т.е. хорошие игры служат лишь ареной, фоном для достижения целей вторичной задачи. Но есть игры, способные лишь убить время (например, пасьянсы). Ни в ходе их, ни по их завершению ничего не совершается, никаких результатов не остается, разве что усталость.
Таково же с точки зрения психологии большинство компьютерных игр: кроме начального освоения возможностей клавиатуры, никакого положительного воздействия эти игры не оказывают. В то же время им присуще явное и неявное напряжение нервной системы, могущее иметь далеко идущие последствия.
Подобные игры не только убивают время, но изменяют тонкую душевную координацию, увязывающую жизненные процессы в единую цепь причинно-следственных связей, где в реалии не бывает неисчерпаемых и всемогущих ресурсов, нет безответственных действий и возобновляемых по желанию ситуаций, нет безудержного самовластия и превосходства. Увлечение такими играми есть форма ухода от действительности, порождаемого душевной слабостью и склонностью к самоудовлетворению.
Позитивным результатом компьютерных игр является привычное приобщение к виртуальной реальности, присущим ей формам отображения информации, принятой символики и темпу изменения событий. Это позволяет легко переходить от игры к игре, а также использовать эти навыки в реальных задачах.
Посмотрим на вторичную задачу виртуальной новинки последнего времени. Pokemon GO — игра с элементами дополненной реальности, целью которой является поиск, ловля и обучение покемонов. Очевидно, что неизбежным следствием этой игры является приобщение людей к электронному управлению. Пока это игровая форма, но ничто не мешает в дальнейшем ставить пользователям вполне реалистичные задачи.
Это может быть просто помощь в ориентировании по отношению к пространству и ситуации, а в дальнейшем вполне возможно массовое управление поведением большого количества пользователей, в пределе, толпы. Не скажу, что это плохо – в случае стихийных бедствий, массовых беспорядков, чрезвычайных происшествий это может быть полезным и даже необходимым. Важно, в чьих руках будет находиться такое управление.
Пойдем дальше. Одной из проблем грядущих войн станет распознавание "Свой" - "Чужой", которая доныне актуальна только для ПВО. В будущих боевых столкновениях просматривается смешение противоборствующих сторон с гражданским населением при маскировке и камуфляже боевиков. Надо уже сейчас озаботиться организационно-техническими решениями в обеспечение оперативной, надежной и достаточно скрытной идентификации друзей и врагов.
Методы и символика Pokemon GO могут быть использованы при решении этой задачи.
Пойдем еще дальше. Pokemon GO следует отнести к классу геоинформационных систем, оперирующих с социально-топографической информацией. Через пару лет работы, а то и ранее, в базе игры накопятся данные о посещаемости тех или иных мест, предпочтительных маршрутах и времени пребывания. Причем координатная информация будет обладать топографической детализацией, ибо ловимый покемон (находящийся во власти организатора игры и возникающий в нужное ему время и в нужном ему месте) играет роль пробного шара, а данные пользователя в момент «отлова» весьма точно фиксируют координатную информацию. К тому же действия пользователя сопровождаются визуальной информацией о его окружении. Мы уже привыкли к тому, что спутниковые навигаторы лучше многих водителей (и дорожников) знают маршруты автотранспорта и их загруженность. Теперь следует понимать, что в ядре Pokemon GO накапливается и обобщается такая же информация о пешеходах, об оборудовании и состоянии мест пребывания, об интенсивности их посещения.
Это не хорошо и не плохо – все зависит от использования. Как с топором – можно избы рубить, а можно головы. Но если власти считают подобное нежелательным, нужно озаботиться введением в российском сегменте игры шумовой (искажающей) добавки к координатам игрового поля с компенсацией ее в устройстве пользователя. Тогда у последнего картинка игры не изменится, а системная координатная информация будет искажена. Заявленным целям игры это никак не помешает, а вот не заявленным (не документированным) результатам создаст серьезную помеху.
Короче, играйте и выигрывайте. Только вот что?


Главное за неделю