Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Какая база нужна России на Курилах?
Аэродром и база ВМФ
    82,26% (51)
Военно-морская база
    8,06% (5)
База научной экспедиции РГО
    6,45% (4)
Никакая
    3,23% (2)
Военный аэродром
    0,00% (0)

Поиск на сайте

к-433-1 - Сообщения с тегом "экипаж"

Наш старпом


"Да у него была масса всяческих высказываний и различных крылатых фраз. Помню буквально в первые дни прибытия в экипаж в октябре 83 он меня спрашивает:" Ну что Капусто песню учишь?" Я спросил: какую песню? А он: ...напрасно старушка ждет сына домой. Ей скажут, она зарыдает...Сразу стало понятно что старпом человек веселый и неординарный."
Мичман Александр Капусто.

Наш старпом, Анатолий Владимирович Малашевский или просто дядя Толя был великий психолог. Хочу процитировать в контексте одну из его крылатых фраз вошедших в историю. Вот ситуация - дядя Толя и какой-то пойманный им в отсеке молодой матрос, идет воспитательный процесс. Дядя Толя - матросу, ласково: "Сынок, сам я психологий и педогогик не изучал, но как ёбну головенкой о переборку - все мозги на ней останутся". Наступает тревожная пауза и как облегчение - просветление и воодушевлённая готовность молодого матроса (готовновность, естественно, к защите интересов СССР в подводном положении). Прожив жизнь, и поимев несколько высших образований, одно из них как раз педопсихологическое, подкрепленное многолетней практикой, подтверждаю - прав был старпом, и вот за это его любили и уважали на подсознании. А так как мозг любого молодого мужика предельно аутичен, вот как раз этот простой и доступный психологический приём и помогал вытащитть из юноши аутиста - военмора подводника, что и требовалось для выполнения боевой задачи по защите интересов родного социалистического отечества.

РАКЕТНЫЕ КЛЕЩИ С ДВУХ ОКЕАНОВ

Андреевич Черкашин. Возмутители глубин. http://coollib.com/b/186555/read



Почти одновременно с походом Стоянова на К-240 в Карибское море с другого полушария Земли вышел в Тихий океан такой же подводный ракетоносец К-443 под командой капитана 1-го ранга Валерия Фролова. Они шли практически навстречу друг другу, разделенные перешейком Центральной Америки. Они брали Северную Америку в ракетные клещи. Так совпало или так было задумано в Главном штабе ВМФ, но факт остается фактом* осенью 1984 года на южных — океанских — подступах к США находились на боевом патрулировании два подводных атомных ракетоносца — К-443 и К-240, пришедшие туда один с Востока, другой с Запада. Когда-то именно так в XIX веке пришли на помощь США в испанской войне две русские эскадры. Несмотря на огромные расстояния, без радиосвязи, обе парусные эскадры почти одновременно достигли западного и восточного побережья США, чем вызвали восхищение американцев. Теперь же история повторялась, но с переплюсовкой знаков: русские ракетоносцы шли к тем же дальним берегам в отместку, точнее, в противоядие американским «поларисам», наведенным из Западной Германии на Москву, Ленинград, Минск, Киев. Они доставили на выгодные стартовые позиции 32 баллистические ракеты с ядерным боеголовками, сократив подлетное время до одной минуты. Но ни жители США, ни граждане СССР не ведали о том ни сном, ни духом…
Командир атомного подводного крейсера стратегического назначения К-433 капитан 1-го ранга Валерий Фролов:
— Я сделал уже 15 «автономок», из них четыре — командиром подводной лодки. Но такого боевого распоряжения еще не получал. Идти надо было к Галапагосским островам. До нас туда еще никто не ходил. Первая прикидка по карте показала, что мой позиционный район отстоял от базы на 14 тысяч миль! Эго 22 тысячи километров — более половины длины земного экватора На переход туда и обратно, на несение боевой службы мне давалось всего 80 суток. Это означало, что идти в район надо было приличным ходом.
С учетом подвсплытий на сеансы связи путевая скорость К-433 составляла 12–13 узлов. Это была наиболее оптимальная скорость для глубины в двести метров. Каждой глубине соответствует свой малошумный ход.
Есть люди, чья главная задача по жизни — это «сделать маршрут», как говорят горовосходители. К их числу можно отнести и путешественников, и водителей-дальнобойщиков, и астронавтов, и, конечно же, мореплавателей. «Сделать маршрут» — проложить небывалую трассу, разумеется, не только ради славы. Капитан 1-го ранга Валерий Фролов сделал уникальный маршрут — от Камчатских берегов до Галаппагосских островов, принадлежащих Эквадору. Конечно, после того, как подводники обогнули под водой земной шар, этот поход не самый-самый. Но дело вовсе не в географии.
Капитан 1-го ранга Валерий Фролов:
— Мы шли не одни. Нашу К-433 прикрывала в ближнем охранении многоцелевая атомная подводная лодка проекта 671РТМ — типа «Щука». Ею командовал капитан 2-го ранга Виктор Бондаренко. Вместе мы составляли тактическую группу (ТГ) и должны были взаимодействовать, держать связь через космический спутник. «Щука» должна была проверять время от времени отсутствие слежения за нами, проверять не следует ли нам в кильватер, в зоне акустической тени, подводный конвоир типа… Но, слава Богу, нас в этом районе Тихого океана никто не ожидал и не поджидал. Мои радиоразведчики (группа ОСНАЗ) не отмечали повышенной активности в радиосетях управления Тихоокеанским флотом США. Американцы демонстрировали поразительную беспечность. Они ждали нас с привычных северных направлений, но никак не с юга. Невольно приходили на ум исторические параллели: в 1942 году немецкие подводные лодки подходили к берегам США, пересекая Атлантику. Несмотря на то, что шел уже четвертый год Второй мировой войны, американские суда ходили, как в мирное время — с непогашенными огнями, без охраны, работали все маяки. Именно тогда командиры немецких субмарин и набрали свои рекордные тоннажи, топя беспечные суда. Это походило на охоту в заповеднике среди непуганых зверей.
* * * Едва отданы швартовы, как начинается особый отсчет времени, о котором мудрецы сказали так: люди делятся на живых, мертвых и на тех, кто в море. Вероятность смертельных ситуаций резко повышается. Вступает в действие алгебра судьбы, когда в режиме текущего времени итожатся и соотносятся все промахи и ошибки, все упреждения и точные попадания. Подводный ракетоносец движется не только в океанской среде. Будучи сгустком порядка и дисциплины, заданных параметров и точнейших технологий, он разверзает незримое море хаоса и энтропии. Эта слепая стихия ежесекундно размывает кристаллическую решетку жизни и техноса Но только командирская воля противостоит этим ударам. Воля всех членов экипажа Хочешь жить, умей быть собранным и четким.
Задраен верхний рубочный люк, и сразу же начинает вязаться вязь причин и следствий — цепь, которая либо приведет к победе, либо к катастрофе. Она создается как бы сама собой — из мелких неполадок и небольших везений, из двоичного кода, из парных случаев. Это дьявольская игра в «крестики-нолики»: успел — не успел, заметил — не заметил, сделал — не сделал… И вдруг как гром среди ясного неба — прострел цепи: беда, пожар, тревога! Только командирские нервы — до последнего нейрона! — включены в эту гудящую от перенапряжения цепь случайностей и необходимостей. И потому именно он, единственный в экипаже, кто знает, как тонок тот волосок, на котором висит судьба корабля.
И так — день за днем, ночь за ночью, вахта за вахтой…
Вот только одна из его беспрестанных тревог — холодильные машины. Выйдут из строя холодильные машины, значит, корабль лишится электронного навигационного комплекса и многого другого. Холодильные машины рассчитаны на температуру забортной воды не свыше +28 °C. А здесь в приэкваториальных водах на глубине 200 метров вода была тепла, как на крымском пляже,+26 °C. Перепад всего в один-два градуса В любую минуту холодильные машины могли скиснуть. И надо было придумать резервный способ охлаждения хотя бы навигационного комплекса
Из-за высокой температуры в отсеках начались сбои системы регенерации воздуха Резко снизилось поглощение углекислого газа
Подпекли твердый регенеративный поглотитель. Пришлось прямо в море переходить на запасные блоки. Ночью не уснуть от духоты. Подвсплывали на сеансы связи и тут же вентилировали отсеки в атмосферу через шахту ПВП. Но все равно голова были налита свинцом. От постоянной жары люди почти ничего не ели, душа, кроме компота и чая, ничего не принимала, некоторые похудели на десять килограммов.
Но тем не менее на маршруте развертывания подводники выполняли все указания Москвы, все распоряжения ЦКП — центрального командного пункта, вели перенацеливание ракет. Ракетный комплекс был в постоянной боевой готовности.
Это не укладывается в голове, в это почти не верится, но это было: там, в тропическом аду, в глубинах Тихого океана, моряки К-433 помнили о Чехове Более того — они ставили его пьесы, играли его героев в одноактных пьесах-скетчах. Шили костюмы, накладывали грим… Это был единственный в мире театр под водой! Театр, где играли на палубе между ядерным котлом и ракетными шахтами. Никакие сюрреалисты не могли бы выдумать более нереальное, чем являла подводная жизнь советского флота. Право, этот ракетный крейсер не мог угрожать миру. Америка могла спать спокойно: подводники, игравшие Чехова на атомно-адских подмостках, не могли быть корсарами.
Говорят, им повезло — ни пожаров, ни провалов на глубину, ни обнаружений «супостатом», ни прочих чрезвычайных происшествий. Даже аппендицитов ни у кого не случилось. Но везти в подводном положении может день, два, ну, неделю. Но ведь не все же 80 суток сверхдальнего похода. Везение — это один из видов командирского мастерства.
Капитан 1-го ранга Валерий Фролов:
— В походе — на обратном пути — встретил Новый год. Дед Мороз был. А наряжать Снегурочку я не велел. Не велел, чтобы не дразнить моряков женским бюстом, пусть и накладным, накрашенными глазами, губами. Это слишком сильный раздражитель, выбивающий подводника из привычной вахтенной колеи. Понял это еще на надводном корабле, когда мы пересекали с экипажем экватор. Там в свите Нептуна была хорошенькая «русалочка», даром что ряженая. Видел, какими глазами смотрели на «нее» некоторые парни, давно лишенные женского общения.
Вернулись. Но никого не наградили. Мешок с нашими орденами был в Афгане. Обидно было не столько за себя — у меня орденов хватало, сколько за своих офицеров. У некоторых по десять боевых служб и в Тихом, и в Индийском океанах, а на груди только одни юбилейные медали. Но, как объясняли мне мудрые политрабочие: разнарядки не было! Тем не менее я написал представления на командира штурманской боевой части (БЧ-1), капитан-лейтенанта Марса Рамазанова, на командира ракетной боевой части (БЧ-2), капитан-лейтенанта Александра Шутова, на командира дивизиона движения, капитана 3-го ранга, инженера Евгения Деменева, на командира электротехнического дивизиона, капитан-лейтенант-инженера Александра Зеленского… Они были настоящими героями этого похода

В начале 90-х годов мне несколько раз довелось побывать в США в составе делегаций по ведению переговоров об ограничении стратегических вооружений. Разумеется, было очень любопытно взглянуть на жизнь страны, которая столько лет угрожала нам ядерным испепелением, а мы, соответственно, ей. Американские партнеры, конечно же, догадывались, что я был командиром стратегического ракетоносца. Вот только вряд ли им было известно о нашем походе к Галапагосским островам Походе, которым я завершил морскую часть своей жизни.
Жаль только, на Галапагосских островах не удалось побывать. Говорят, там черепахи какие-то необыкновенные.

Тост вице-адмирала С. СИМОНЕНКО

Тост вице-адмирала С. СИМОНЕНКО:
- Товарищи офицеры, наполнить бокалы! Уключины вставить, весла разобрать!.. Я предлагаю выпить за ключевую фигуру на флоте - за командира. В физическом плане - это тело, которое мгновенно засыпает от усталости и тут же просыпается от ответственности.
Многим из присутствующих здесь хорошо ведомо чувство командирского одиночества. Когда ты один в каюте, за спиной у тебя полтораста человек и уйма ядерных боеголовок, а голова у тебя одна, и посоветоваться не с кем. И надо принимать решение. Без права на ошибку... Прошу командиров встать!
PS.
Сергей Викторович, в бытность ещё капитанов 2 ранга, ходил на боевую службу старпомом на К-433-1. Настоящий офицер подводник, я горжусь тем, что сподобился служить рядом с ним будучи старшим лейтенантом.

Про уколы

"Тащь капитан.., прошу добро на сход". Это "лийтинант" текущего года рискнул потревожить нашего Старпома, вздремнувшего после пятого большого сбора в командирском кресле центрального поста подводного крейсера, безмятежно отдыхающего ошвартованным у камчатского пирса. Позади очередной выход в море на очередные стрельба. Командир давно покинул борт по своим командирским делам, ЗКПЧ ещё раньше свалил в политотдел, и на борту сейчас "царем, богом и воинским начальником" легендарный старпом Анатолий Владимирович, хотя по правде, он и при командире и замполите -" и царь и бог и воинский начальник" на нашем железе. Домой он не ходит, живет на корабле, и хочет чтобы корабельные офицеры жили вместе с ним, чего конечно эти офицеры не хотят. А хотят они к своим женам и деткам. И вот лейтенант рискнул.
"Чтооо!? Лейтенант, вы обнаглели, на корабле приборка, лодка в говне, а вы на сход?" Надо сказать, что времени уже 22 по- камчатски и приборка эта уже пятая за день..
"У меня жена болеет", - жалобно блеет лейтенант.
Народ в центральном оживляется от банальности причины.
"Жена болеет!? Чем вы ей можете помочь, вы же не врач? Ладно, сейчас пошлем корабельного Айболита... он вделает ей пару "уколов"!"
Все смеются.

Про Камчатку, собачку и неполученный орден.



Октябрь 1983 года выдался тёплым. На входе в Авачу порадовали жёлто – охряные прически сопок, на фоне снежной белизны вулканов, сверкающих в лучах осеннего солнца. Непривычно после бездеревья Мурмана и лунности чукотских ландшафтов.
Рыцарей Стылых Глубин, по обычаю, встречала свинья, она блаженно улыбалась среди погребальных морковно–свёкольных цветов, наверное, как бы радуясь долгожданной встрече. На большом подносе её держал Славик (про Славика). Гремела медь оркестра. Играли "Встречный марш".
Были ещё в то время настоящие адмиралы. Эдуард Балтин был настоящий адмирал. Наш папа по молодости, в бытность Эдуарда Дмитриевича командиром атомохода, служил у него помохой, поэтому встреча случилась по-домашнему теплой.
Вечером, по традиции всех северных экипажей, отметились в местном Доме офицеров, было там такое кафе - «Юбилейное». Всё бы хорошо, но задрались мичмана, что-то они там не поделили, сказался трансарктический, подлёдный переход. Офицеры кинулись разнимать и полетела пьяная бойня. Понятно: шум, женский визг, звон разбитой посуды и прочие безобразия.
На нашем корабле в то время служила личность легендарная – начальник РТС дядя Боря. Когда мы были лейтенантами, он уже перехаживал майора. Короче, вечный кап-лей, накоротке с Зелёным Змеем, но грамотный, опытный, имеющий собственное мнение, а самое главное - суперответственный военмор.
В укор Флоту да и всем ВС будет сказано: сколько лаперузов загубили кадры продвигая наверх трёзвую бездарь, рубя карьеры тем, кто в самом деле был достоин большего, но жопок не лизал и малость иногда прикладывался. Вот эта вся обвешанная медалями гнилая бездарь в крупных звездах и сдала СССР - первое и последнее в мире государство рабочих и крестьян.
Правильнее принять неправильное решение, чем не принять решения вообще. И дядя Боря, спасая честь экипажа, кинулся в самую гущу схватки и довёл бы дело до конца, прекратил безобразие. Да постоянно мешал какой-то сухенький старикашка в старом пальто, он путался под ногами, что-то выспрашивал, кому – то грозил. И собачонка при нём всё норовила зацепить за штанину клешенных парадных брюк прославленного подводника. Дядю Борю наконец это достало.
«Гражданин не мешайте, ну что вам надо?», - обратился он к подозрительному товарищу.
«Я ЧВС!», - рявкнул старикан в ответ.
Борю это скорее рассмешило, чем озадачило.
« Если ты ЧВС, то я Главком», - отпарировал наш славный военмор.
И в этот момент собачка всё же ухватила героя за штанину. Что она надела - собачка поняла в воздухе, куда была отправлена добротным пинком почти главкома.
Но парадокс в том, что плохо одетый гражданин, в самом деле, оказался местным членом военного совета и контр–адмиралом политических войск.
Боря отсидел пять суток на офицерской киче и был отставлен от законного ордена за подлёдный переход, который и достался какому-то штабному статисту. Ордена, пылесосы, ковры и холодильники давали по разнорядке и если орден выделен, то награждение должно состоятся обязательно.

Героический палец



Хочу завещать index finger (указательный палец) своей правой руки музею ВМФ. Потому что пятнадцать лет он пролежал на пульте прибора 101К в непосредственной близости от кнопки «Залп» и ядреными торпедами тоже. Потому что по зову партии, её Центрального Комитета и лично Генерального Секретаря , он, мой палец, нажал бы эту заветную кнопку, и решил судьбу мира ни секунды не колеблясь.

А это значит, что он, мой index finger, просто герой и место ему в стеклянном саркофаге витрины музея ВМФ рядом с пилоткой командира подводного крейсера инициатора социалистического соревнования на флоте давно несуществующей страны, победившего социализма, в каком-то восемьдесят лохматом году.

Пилотка тоже моя, я об этом писал кстати.

Случай на рейде.



Пьяный рыбачёк попытался задрать юбчонку моей ласточке,:cry: моей первой любви:{} - подводной лодке К-433 на которой я прослужил в первом экипаже почти 10 лет. И он ещё смеет оправдываться , что не увидели "малютку" у которой рубка с трёх этажный дом, а горб с двухэтажный.:D

Сергей Васильевич

"Аристотель считал, что жизнь людей вне гражданского общества возможна, но это низшая ступень организации общественной жизни. По мнению Августина Блаженного, Лютера, Кальвина и Гоббса, такой образ жизни невозможен в силу злобности человека."


«Сееергей Вааасильевич, меня за вас строго наказали!»
«Не понял Сееергей Вааасильевич, это кааак? »
Э…это каком вниз, в..ыыы почему опять марксизм-ленинизм продинамили!?
«Виноват, Сееергей Вааасильевич»!»
Замполита тоже звали Сергей Васильевич и он, как и я, немного заикался.
Университет Марксизма Ленинизма я по традиции, как и остальные, постоянно динамил. Вообще делалось так, несколько человек организовались и ходили на занятия по очереди, тот кому выпало учиться на этот раз, отмечал всех остальных и так дальше. Но на это раз случилась какая- то особенная проверка и всех замели и всех наказали в том числе и зама.
Учился в УМЛ я уже второй раз. Первый раз осваивать коммунизм «настоящим образом» я сподобился ещё на Северах, старлеем. Пришёл, записался, и через два года получил диплом. Прелесть была в том, что в понедельник, если не в море, можно было спать до обеда, а в четверг смываться с железа в 17-00, а это был кайф. Была ещё одна прелесть в УМЛ, это отпуск на подготовку к экзаменам. Но на моей практике его никто не получал и вообще было «моветон» даже думать об этом. Услышав об отпуске, старпом просто зверел, по- настоящему. А со старпомоп связываться - себе дороже, это знает каждый. Поэтому отпуск, как бы сам по себе, прощался. Экзамены сдавали без подготовки:).
Сергей Васильевич был зам нормальный и особенный. Он пришел на атомоход с дизельной подводной, где замы стоят вахтенными офицерами, что не принято было у наших бездельников на ракетоносцах, где зам был зам и только.
Сергей Васильевич, под подозрительные взгляды окружающих, добился выдачи зачетного листа на вахтенного офицера и начал сдавать зачеты на допуск. Через две недели он был допущен к вахте и даже её нёс. Вот этого ему и не простили. Всем известно, что инициативность ведет к аварийности, а перспектива, что этот почин начнут внедрять на всех кораблях дивизии, нагнало страх и уныние на всё замполитское сообщество соединения и, в конце концов, Сергей Васильевич в результате подковёрной борьбы и интриг был переведен на ремонтирующийся корабль в Биг Стоун. По мнению большинства экипажа, Сергей Васильевич был лучшим на нашем подводном крейсере в череде часто меняющихся «инженеров душ человеческих».

Военная тайна.

Вот ведь штука какая. С детства я поражен этим таинственным словосочетанием - "военная тайна".
А ведь буржуины её так и не узнали, не выдал им её, преданный за бочку варенья и корзину печенья своим товарищем Плохишом,геройский Мальчиш Кибальчиш.
Эпизод первый.
Лейтенант Миша К. - был белой вороной в славном экипаже подводного крейсера, все лейтенанты как им и положено свершали некоторые безобразия в своей служебной деятельности и личной жизни, Миша же их не совершал. Он дружил со старпомом и замполитом, как он мог найти заветный ключик к их окаменевшим и обросшим шерстью сердцам, можно было только догадываться. А почему бы нет. С товарищами он общался только на партийных собраниях, гневно обличая не устоявших в борьбе с зелёным змеем и прочих нарушениях уставного порядка и морального облика офицера и коммуниста. А однажды мы нашли блокнот с которым Михаил делился своими думами и из него стало ясно, что некоторыми думами он делился и со своими старшими друзьями.
При чём здесь военная тайна, удивитесь вы? Терпение господа.
Так вот, всё это длилось некоторое время, но бесконечно продолжаться в здоровом военно-морском коллективе не могло. Народ залетал, а Миша его публично осуждал и закладывал. Это очень огорчало молодых офицеров корабля и они объявили Мише бойкот по полной схеме. Кто служил - тот знает, что это такое в закрытых коллективах. Врагу не позавидуешь.
Миша продержался только месяц, жить и служить стало просто невыносимо. Что делать, как быть, к кому идти за ответом? Правильно, к секретарю партячейки, орденоносцу и любителю замочить горло, Александру Григорьевичу, умудренному жизнью и службой командиру Д-1.
"Миша, подводники добры и отзывчивы по сути, ты же был неправ, надо быть ближе к людям и они к тебе потянутся, накрой поляну, пригласи ребят, попроси у них прощение, только спиртного не жалей и всё у тебя получится", - напутствовал старший товарищ.
Мудр был Александр Григорьевич, мудр как змей.
Выпито было много, долго горланили про "растаявший в тумане Рыбачий" и "седого боевого капитана". Подводники всё простили и приняли Мишу в друзья. А Миша весь в пьяных слезах и соплях, возвращаясь домой ..., забыл на автобусной остановке портфель с секретами. Шпионам не повезло на этот раз, портфель подобрал какой то грифованный (поэтому секреты не были скомпрометированы) гражданский специалист и сдал его куда надо. Что тут началось, Мишу порвали в мелкие клочья, особенно злобствовали его бывшие друзья - старпом и зам. И только численный перевес новых друзей спас его от утраты партбилета, осчастливив строгим выговором по линии "ядра политической системы" и НСС-ом от командира дивизии по службе.

«Записки штурманского инженера» (К 30-ти летию подъёма Флага ВМФ СССР на К-433). Окончание.



Весна 1984- весна 1989 г. – 918 ВП МО в Киеве.
В приемке чуть не сдох от тоски, получил кап.3 ранга (на работе по-гражданке), писал рапорта о переводе на любой плавающий корабль, дословно – «хоть на тральщик в Магадан». Будучи в командировке во Владивостоке, договорился со штурманом «Башкирии» поменяться местами, т.к. мы оба служили в ГУНИО МО. Опять начальники напрягались, т.к. не знали как действовать в такой нештатной ситуации. Ну, да ладно.
Кстати, командировки были в Питер, на Север (Зап.Лица, Гаджиево), Камчатка, Бол.Камень, Северодвинск. Т.к. коллеги (среди которых на Тоболах плавал я один) в командировки совсем не рвались, то я рысачил по стране и не давал скучать старым друзьям. (В Бол.Камне штурман РТМа сказал, что командиром у них – Серега Потанин, который сейчас дома во Владивостоке. Я приехал в город, по телефонному справочнику нашел номер, представился оперативным и сказал, что на его лодке пожар. Он выразил готовность выехать немедленно, тогда я ему сказал сесть на троллейбус №4 и проехать четыре остановки – там его встретят… Просидели за столом всю ночь.)

В Киеве меня сразу пригласили на приличную яхту, которая каждый год участвовала в Кубке Черного моря. На приглашение повлиял не только мой яхтенный опыт Дальнего Востока и Соловецкой регаты в Белом море, но и то, что на заводе я сделал маленький навигационный комплекс для яхты со своим вычислительным устройством. В 1986 году мы яхту по ж.д. отвезли в Питер и заметно отгонялись на Кубке Балтики (Ленинград-Калининград-Рига). В 1988 году был самый большой Кубок Черного моря: Одесса-Сочи-Ялта. Тогда-же в Москве заварилась каша участия первой советской яхты в кругосветных гонках макси-яхт. Мне предложили пойти штурманом. Понятно, что от таких предложений не отказываются. Я пытался убедить людей в ГШ ВМФ откомандировать меня на год в ЦСК ВМФ, чтобы для престижа гласности и перестройки штурманом на яхте был действующий офицер флота. Идея моя поддержки не нашла, поэтому пришлось ступить на скользкий путь безвременного увольнения. Т.к. до кругосветного марафона (Англия, Уругвай, Австралия, Нов.Зеландия, Уругвай, США, Англия) оставалось менее года, я понимал, что у меня могут быть непреодолимые проблемы с выездом по линии первого отдела. Понадеялся на авось, собрал необходимый комплект служебных и партийных взысканий, повесил на грудь медаль за 15 лет и тут же был вытурен по «несоответствию занимаемой должности, без права и т.д.» На следущий день улетел в Поти, где строилась наша яхта.


Интересный момент. На меня сразу стали собирать документы для загранпаспорта. Когда я положил на стол характеристику из военной приемки, мне сказали немедленно ее забрать, порвать и никому не показывать разные там «склонен к непредсказуемым поступкам» и проч. Отправили в Киев за другой бумагой «хоть из детского сада». Я сдуру обратился к администрации предприятия, на котором служил в военной приемке и мешал им выполнять планы. Тем не менее, блестящая характеристика была выдана с подписями директора, профкома и парткома на, якобы, бывшего инженера одного из цехов завода. Я был потрясен великодушием директора завода, который был главным инженером во время наших непримиримых сражений за качество и надежность продукции. Говорили, он это сделал, чтобы приколоть начальника приемки, который задействовал все рычаги, чтобы обломать мне мероприятие.

И еще один интересный момент. К увольнению меня представляли «по сокращению штатов», но приказ пришел «по несоответствию занимаемой должности». Разница в том, что по этой статье пенсия не полагается, поэтому расчет выслуги не производился. Через пару лет меня вызывают в райвоенкомат, говорят, что статья «по несоответствию…» теперь подпадает (я понял, почему подменили формулировку в приказе на увольнение – планировали это изменение), предложили написать заяву на пенсию и отправить личное дело в горвоенкомат на расчет выслуги, что и было сделано.
Мне нужно было набрать 20 лет. Сташий прапорщик, у которого ушей не видно из-за щек объявил 19 лет, 9 месяцев. Я сказал, что у меня получается 21 с половиной. Он сказал, что он может насчитать и 25. Я пожал плечами, повернулся и ушел. Гулял лет десять, выслушивая периодически, какой я лох, что пожалел две бутылки коньяка. А мне не жалко – просто я с такими жлобами даже разговаривать не собираюсь, а тем более коньяком поить и спасибо говорить за свою же выслугу. Потом заехал в пенсионный отдел горвоенкомата, объяснил ситуацию, они сказали, что помнят того вымогателя и еще раз прошлись по личному делу. Все получилось. Половину пенсии за предыдущий год я отдал, как премиальные клеркам. Тогда меня вызывает сам начальник отдела и предлагает мне подать в суд на военкомат для истребования пенсии за прошедшие 10 лет. Я сказал, что мне облом этим заниматься. Тогда он выразил желание заняться этим вопросом самостоятельно в главном финуправлении МО. Я не возражал. Через 2-3 месяца он позвонил, и сказал, что все в порядке. Половину ему. Договорились на одной трети. Майор, между прочим.



Приложение №4. Просто еще одна история.

В моем задовании находилась СНП - система определения места подводной лодки по акустическим сигналам маяков-ответчиков. Единственный способ определения координат места, оставаясь на большой глубине. Все просто: лодка определяет точное место по спутнику, сбрасывает буй, погружается и находится под водой в районе буя, который опустился на дно, включился и ждет запроса с подводной лодки. По необходимости, лодка посылает кодированный акустический сигнал, буй отвечает – по направлению и времени прихода ответного сигнала определяются координаты подводной лодки. Лодка несет четыре буя, готовых к постановке и размещенных в специальных лотках с гидроприводом. Лотки расположены по два на каждом борту. На кораблях все, что подлежит нумерации, по правому борту обозначается нечетными цифрами, по левому – четными. Т.е. по правому борту должны быть лотки №1 и №3, по левому - №2 и №4. Но на заводе кто-то что-то напутал и получилось наоборот в гидравлике сброса буев. Я всегда об этом помнил. И тогда, когда по пути на Камчатку мы поставили три буя на дне Северного ледовитого океана. А один буй привезли с собой и встали с ним у камчатского причала.
После постановки буя вдоль борта остаеся висеть шнур, который выдергивает стопор раскрытия антенны, когда буй уходит на глубину. Белые капроновые шнуры не сильно украшают лодку и я решил их убрать на следущий день по приходу на Камчатку. Посмотрел в системе, что буй находится в лотке №3, который должен быть по правому борту, зашел в центральный, попросил открыть лотки №2 и №4, которые должны быть с левого борта. Но в тот момент я забыл, что все так, только наоборот. Выхожу на ракетную палубу весь такой деловой с пассатижами, смотрю как гидравлика открывает лотки: величественное зрелище.
Вдруг соображаю, что открываются лотки правого борта, т.е. №1 и №3 в системе, но на самом деле №2 и №4 по гидравлике. Разумеется, из лотка №3 выпадает полуторатонный буй и, взметнув многометровый фонтан брызг, уходит в воду, натянув пресловутый белый капроновый шнур. Повезло, что мы стояли к причалу другим бортом, а то буй вывалился бы на плавпирс, а там люди. Дело запахло трибуналом. Не расстреляют, конечно, но могут посадить. Я в прострации перекусил пассатижами капроновый шнур, посмотрел как утихли волны и осела муть, поднятая со дна и поплелся назад. Когда старпом, писавший отчет о переходе, пришел за координатами установленных трех буев, я ему напомнил, что мы поставили все четыре.

- А когда поставили четвертый? - спросил старпом, слегка смущенный то-ли своей слабой памятью, то-ли тем, что проспал момент постановки.
- А тогда же, когда и третий, - вынужден был соврать я, не подводить же героический экипаж проступком офицера на грани преступления..
- В тех же координатах?
- Совершенно верно, - садиться так легко я не собирался – пусть сначала докажут, что буй там только один. И покажут, что другой уронили у причала.

Старпом задумался и пошел продолжать писать отчет, но уже не про 3, а про 4 поставленных буя, причем два – один на другом, как в цирке акробаты. Еще несколько человек пытались посомневаться, но у меня был неопровержимый аргумент: пойдите и посмотрите – все лотки пустые. И правда – пустые. А некоторые думали, что в одном – буй. Да нет, откуда?– все поставили на переходе! Да? Однозначно! Вона чё-о!


Может быть, еще напишу

Приложение №5.
О том, как я хотел проверить начальников на оригинальность мышления и написал рапорт с просьбой направить меня в отряд космонавтов. Где сказано, что я не имею право пройти экзамены, медкомиссии и обучение для полета в космос?
...................


Приложение №6.

Как я в штатах (1990 г.) увидел у причала атомную торпедную подводную лодку (из тех, которые охотились за нашим бидоном) и решил познакомиться со штурманом их экипажа.

Написал. Фрагмент из серии статей для яхтенного журнала о кругосветных парусных гонках. Из соображений скромности о себе упоминал в третьем лице под именем «навигатор». Действие происходит в г. Форт-Лодердейл, Флорида.

«За 12 лет до описываемых событий советский большой противолодочный корабль «Василий Чапаев» всего в пяти милях (американсие территориальные воды – 3 мили) проходил вдоль этого американского берега, следуя с визитом на Кубу. С палубы БПК, выпучив глаза, разглядывал пальмы, дома, машины и самолеты курсант-практикант штурманского факультета высшего военно-морского училища, который по молодости лет мог поверить во что угодно, только не в то, что довольно скоро он приплывет суда на яхте и будет ездить от Майами до Палм Бич абсолютно свободно на прокатной машине за 130 долларов в неделю и вообще. Когда выяснялось, что это не мистика, а «перестройка», американцы спрашивали: «А вы уже смотрели фильм “Охота за ‘Красным Октябрем’?” Пришлось пойти посмотреть, купив билет в кинотеатр за 5,5 долларов. Мало того.

Как-то на другом берегу залива, за пассажирским и грузовым терминалами, навигатор заприметил очертания атомной подводной лодки. Многоцелевая, именно такая, от встречи с которой уклонялся атомный стратегический ракетовоз навигатора в прошлой жизни. И так захотелось навигатору побрататься со штурманом американской субмарины, что сел он на свой (прокатный) «Понтиак» и поехал вокруг залива, пока есть дорога. Проехал терминалы, все открытые ворота и вдруг выезжает на причал прямо к трапу подводного атомохода. Ошалеть! У нас вахтенный стоит на причале у трапа, а у америкосов – на палубе подводной лодки у трапа. Навигатор подозвал вахтенного матроса и спросил, на борту ли штурман? Оказалось, что отсутствует, но будет завтра утром. Нет проблем.
Утром по знакомой дороге подъезжаем к подлодке. На причале стоит небольшая компания братьев-подводников: на навигатора аж дежавю нахлынуло. Опять спросил про штурмана. Говорят, будет часа через два.
Через два часа на пирсе – никого. Вахтенный принял просьбу позвать штурмана.Через пару минут идет по палубе парнишка в офицерской форме, в очках. Останавливается у трапа, т.е. метрах в пяти от навигатора, который стоит на причале у другого конца этого же трапа. Штурман что-то говорит вахтенному матросу и уходит. Матрос подходит к навигатору и говорит, что штурман извинился, за то, что очень занят и не сможет встретиться. Только тут до навигатора дошло, какую он сделал ошибку, когда в прошлый приезд сказал подводникам, что с их штурманом хочет встретиться бывший штурман советской атомной ракетной подводной лодки стратегического назначения. Надо было сказать, что яхтсмен с финской яхты или еще что-нибудь в этом роде. Но… поздно. А так хотелось.
Потом навигатор, если приходилось слышать в Америке о закрытости советской системы, приводил в пример неудачную попытку встречи двух подводников, которая не состоялась исключительно по вине американской стороны. 10:0 в нашу пользу.»

«Записки яхтенного адмирала»

Как в 1976 г ходил на яхте «Мечта» (Л-6) яхтклуба ТОФ во Владивостоке, в 1980 на яхте «Корсар» 26-го яхтклуба ВМФ по Белому морю, 1985-88 яхта «Гонта» - Днепр, Черное и Балтийское моря, 1989-90 макси-яхта «Фазиси» вокруг света, 1993… и так далее (Турция, Хорватия, Италия, Греция, Франция, Мальта).
Пару раз тонул, погибал среди акул, но ни разу….......

PS.
На этом авторские записки, которыми я располагаю, обрываются к сожалению... :(

«Записки штурманского инженера» (К 30-ти летию подъёма Флага ВМФ СССР на К-433). Продолжение..


продолжение...

1981-осень 1983 г. – несколько боевых служб в СЛО, Баренцевом и Гренландском морях из баз Оленья Губа, Гаджиево. За один календарный год – 255 суток под водой.
Осень 1983 г. – переход на Камчатку. Примечательно то, что мы изобразили «Титаник», но под водой и с более удачными последствиями. (Приложение №2).
Cлужба прошла довольно своеобразно. Сам удивляюсь и толком не могу объяснить. В училище у меня можно было обнаружить все формальные признаки карьеризма, но на самом деле я сразу почувствовал, что накомандовался и стал сидеть тихо, стараясь получать удовольствие. Не позволял начальникам (типа старпома) себя чипать, звания получал день в день, рисовал ленинские комнаты, стенгазеты, партконференции дивизии и флотилии (за что получил квартиру в Рыбачем от ЧВСа в обход экипажного замполита), в аттестации имел стабильное «соответствует..». Два лучших дружбана – Саня Печенов (командир трюмной группы, у которого гитара и ключи от душа и курилки) и Леха Тарасов (сначала был курсантом на стажировке, потом стал вроде моего начальника – форменный карьерист). Таким образом, я получил кап-лея в самой первой должности, на которую попал после училища. В моем заведовании был ТоболМ2 – огромный инерциальный навигационный комплекс, гироскопия-акселерометрия, пять вычислительных машин - бескрайние просторы для изучения и совершенствования. Флагманские штурмана полагали, что такого спеца по комплексу не было и не будет. Учебный центр, завод – пять лет на комплексе. Другие за это время командирами лодок стали. Между прочим, звездный глобус выставляю с точностью 3-5 град. без МАЕ по часовому углу, расчитанному в уме на любую дату любого года. (Стрельнул ради шутки из пистолета в окно в офицерском общежитии и мне за это ничего не было. Приложение №1). Правда Алексишин, став командиром БЧ-1, сильно комплексовал, имея такого подчиненного, как я. Понимаю. И еще я стал задавать разные такие вопросы замполиту, что он стал пугать меня особым отделом, а я говорил, что я не враг – мне просто интересна моральная сторона применения ядерного оружия, а зам, закончивший академию, обязан мне это красиво разъяснить, иначе зачем мы его возим с собой на борту в автономки. Одновременно зам узнал, что меня вызывал на собеседование представитель академии СА (это ГРУ, а я за нее зацепился по знакомым своего дяди, который был разведчиком). Зам, когда это пронюхал, вообще впал в истерику. В общем он меня вычеркнул из приказа на «Мастер военного дела», друзьям посоветовали со мной меньше контактировать. Даже командир, с которым у нас установились свои отношения на почве любви к изобразительному искуству, не решился меня прикрывать (см. Приложение №3). А вскоре на Камчатку пришел приказ перевести меня в Киев в военную приемку на завод, где делают мои любимые Тоболы. Я перепугался, пытался в кадрах саботировать и переиграть, на меня смотрели как на полного придурка – в Киев не хочет ехать! Было весело.

Приложение №1. «Кто стрелял?»
4 июня 1980 года. Северодвинск. После обеда – экипаж снова на корабль, я – в казарму готовиться к наряду в городской патруль: подшить подворотничек, подгладить брюки. Сходил на главпочтамт проверить почту – телеграмма из Владивостока: «Поздравляем, родился сын». Накупил шампанского, торт, спрятал под кроватью в общежитии и пошел в патруль. В первом часу ночи, прежде чем сдать пистолет, зашел в комнату (мужики шастают в трусах) попросил не ложиться, а поставить чайник - я сейчас приду, достану торт и т.п. Они говорят, что чайник еще горячий, сами они напились этого чаю по самые ноздри и собираются ложиться спать и т.п. Я повторил просьбу еще категоричнее, но и они уже начали укрываться одеялами. Тогда я открыл окно, сел на подоконник, достал пистолет, передернул затвор, вынул магазин (чтобы при выстреле пистолет не перезарядился), направил пистолет в небо и предложил мужикам встать и построиться. Они стали шипеть, чтобы я не дурил… «Раз, два, три!» – бабах!!! Их с коек как ветом сдуло. Только что не обмочились. Видя в их глазах готовность выполнить любой мой приказ, сказал, что я пошел сдавать пистолет, а они к моему возвращению накрывают на стол.
Белые ночи – светло, как днем. Дежурный по части безразлично-лениво оглядывает стены и окна казарм, окружающих плац. Подхожу, на меня – ноль внимания.
- Это я - говорю.
- Что?
- Стрелял я, - он видит,что у меня на ремне кобура с пистолетом, но не верит глазам.
- А зачем? – спрашивает.
- Долго рассказывать, в общем, сын родился.
- Ну и что?
- И все.
- Ты что не понимаешь, что ты наделал?
- Пистолет примите, а то мне некогда – ребята ждут.

Он вернулся в дежурку и сел за стол, обхватив голову руками. Тебе, говорит, завтра все объяснят. Я нашел «Книгу выдачи оружия», «Книгу выдачи патронов», записал, что сдано не 16, а 15 патронов и пистолет, заставил его расписаться и смылся.
Когда мы стреляли пробками шампанского, дежурный на всякий случай выскакивал на плац. Мистика, но в это же самое время группа командования нашего экипажа отмечала день рождения командирского сына. За этим занятием их и застал ночной звонок оперативного дежурного о том что в общежитии стрельба. Когда прибежал старпом, у нас все было выпито и съедено, а сами мы укладывались, наконец, спать. Старпом с облегчением обнаружил, что нет убитых и раненых, выяснил, в чем дело и пошел, как он сказал, «принять холодный душ».
Следующий день начался в предвкушении реальных событий. Мне каждый второй приятель предлагал патрон, чтобы я отнес его дежурному по части. Но от помощника дежурного стало известно, что начальник штаба, проходя мимо дежурки, молча вручил дежурному пистолетный патрон и пошел дальше . Это стало добрым знаком: начальник штаба первый день был врио комбрига, который ушел в отпуск. После обеда собрали офицеров и влепили мне НСС (высшее дисциплинарное взыскание – «предупреждение о неполном служебном соответствии»). Когда все расходились, командир позвал меня к себе в кабинет, где сказал, что представление на очередное звание «старший лейтенант» он все равно подписал и оно уйдет вместе со всеми. Тут же следует вызов к начальнику особого отдела бригады, где уже сидит начальник политотдела. Оба плохо стараются не улыбаться. Начальники убедились, что я не псих, «несанкционированного» выстрела не было (я всем доказал, что полностью контролировал свои действия), спросили как назвали сына и отпустили.
С тех пор, когда командир ехал в штаб флота с секретными документами, сопровождающим его офицером с оружием бессменно был я. По этому случаю я оказался, наверное первым из младших офицеров экипажа, кто пил с командиром пиво. И уж точно единственным, у кого при этом был пистолет (перед рестораном командир приказал спрятать пистолет за пазухой).



Приложение №2. Подводный «Титаник».
Все камчатские экипажи на Севере тихо надеются, что про них забыли и приказ о переходе на Камчатку не придет еще долго. Ведь за несколько лет жизни на северной базе все уже попривыкли и не очень хочется куда-то срываться. Самые предусмотрительные тихо пребираются в соседние конкретно северные экипажи и уже ничто не грозит дальним переездом. На служебных и партийных собраниях командир с замполитом клеймят перебежчиков позором и называют предателем любого офицера, который намерен покинуть экипаж до прихода корабля на Камчатку. Поэтому, как только запахло сборами в дальнюю дорогу, командир срочно поступил в академию, старпом ушел командиром в северный экипаж, замполит стал зам.начальника политодела северной дивизии, штурман ушел старпомом по БУ тоже в местный экипаж и т.д. Невероятно, но факт, что за несколько месяцев до перехода на Камчатку, экипаж лишился почти всей группы командования. Когда нам представляли нового командира (а он до этого был командиром другой северной подводной лодки), было видно, что он в шоке и не может прийти в себя от счастья попрощаться со своим старым экипажем, 3-х комнатной квартирой, жигуликом шестой модели и Севером вообще. По-человечески нам его было жаль и мы хотели его утешить бравым видом и добросовестной службой. Между прочим, в 2000-м году в Питере экипаж собирался по случаю 20-летия спуска на воду нашего корабля. С нами был именно этот, наш настоящий командир.
Валерий Павлович Николаевский - капитан 1 ранга, командир РПКСН К-433(1-й экипаж).

В августе 1983 года, отправляя нас в дальний переход на Камчатку, начальники предупредили, что там недавно во время дифферентовки на глубине 32 метра затонула атомная подводная лодка, поэтому нам посоветовали быть внимательнее. (Как потом выяснилось: 24 июня, К-429 (пр.670), 14 погибших сразу+1 при спасении, в числе спасенных был мой одноклассник Миша Краевский).
Вообще-то переход на Камчатку подо льдами Северного полюса считался событием, за которым полагались государственные награды. При хорошем раскладе командир мог получить даже Героя, остальные – соответственно. Поэтому на переходе самой популярной книгой была «Ордена и медали СССР». Каждый мог выбрать себе что-нибудь по вкусу. В принципе, все шло как по маслу до того момента, как мы вошли в Чукотское море. Ледовая обстановка в восточном секторе Арктики осенью 1983 года была «исключительно сложной». Говорят, теплоход «Нина Сагайдак» был затерт льдами и затонул, покинутый экипажем. А мы в это время подо льдами держали курс на Берингов пролив и для своевременного прохождения контрольных точек не могли иметь ход менее 8 узлов. Глубина моря – 30-40 метров, толщина льда – 6-8 метров, от киля до верхней точки рубки нашего корабля – 17 метров, длина корпуса – 156 метров. Сопоставив все эти цифры, становится понятно, что мы были похожи на кота под диваном: всего по несколько метров от киля вниз до дна, и от рубки вверх до льда, и все это при огромной длине на приличном ходу.

Для контроля над ситуацией использовались все технические средства, включая гидроакустику в активном режиме. Самописец эхолота приказано было включать каждые 15 минут. В 21 час 15 минут протянул я руку за голову, т.к. самописец находился сзади, если сидеть лицом к штурманскому столу (автопрокладчику, если точнее), нащупал тумблер и включил самописец. В этом момент раздается глухой удар, корабль вздрагивает, словно натолкнувшись на что-то, начинает валиться на правый борт с дифферентом на нос, а под нами только 8-10 метров до дна и ход 8 узлов! Первая мысль: «Ой, блин! Че это я сделал?». Крен уже такой, что приходится упираться в поручень. В центральном старпом на командирской вахте дает полный назад и руль на правый борт. Я смотрю на самописце глубины, как мы одерживается в полутора-двух метрах от дна и начинаем приподнимать нос, одновременно выравнивая крен. Тревога, осмотреться в осеках, постоянные доклады из первого, что все нормально, командир и все офицеры походного штаба уже в центральном. В кремовых рубашках (кино смотрели в кают-компании). Основная версия – «столкновение с иностранной подводной лодкой». В 80-е годы это было почти нормально. Маневры уклонения, прослушивания и т.д. Возбуждение-обсуждение. До конца вахты все прошло спокойно. Попили чай, посмотрели кино немного, во втором часу ночи влез на койку, только взялся за одеяло – опять во что-то въехали крепко и еще раз слегка. Подумал, что спать не придется, свесил ноги в ожидании сигнала тревоги. Тишина. Если в центральном все живы и тревоги не объявляют, то можно и поспать.
На следющее утро стали искать полынью. Опять на моей вахте, т.к. я стоял с 8 до 12 и с 20 до 24 часов. Нашли. Всплыли. С трудом открыли верхний рубочный люк. Осмотрелись – охренели, мягко говоря. Верхняя передняя часть рубки, где в надводном положении находится рулевой, отстутствует, остались одни жуткие обломки, огромная дыра в легком корпусе по правому борту за рубкой перед ракетной палубой. В дыре торчит обломок льда, ее причинивший. Делать нечего – погружаемся и погнали дальше. Когда еще пару раз чирканули – всплыли. До Берингова пролива, где нас встречал ледокол, оставалось не так далеко, поэтому стали в бинокль искать разводья, полыньи и пробиваться зигзагами в надводном положении. Ночью просто стояли, т.к. не видно ничего. Ну, наконец-то прилетели американские «Орионы» с Аляски. Хоть не одни теперь в этой ледяной пустыне. Встретились с ледоколом, прошли Берингов пролив (места специфические), встали на якорь в бухте Провидения. Высадили походный штаб, который хотел домой в Североморск и пошли с разбитой мордой дохаживать боевую службу уже в Тихом океане. В октябре прибыли на родную базу в Рыбачем, где изрядно позабавили народ своим потрепаным видом. Не наградили, но и не наказали. Три месяца в ремонте на заводе делали новую рубку. Стояли рядом с поднятой со дна подводной лодкой (упоминание см. выше), с которой потрошили оборудование перед порезкой ее на металлолом. Кстати, она тогда затонула еще раз у причала на швартовых концах. Хорошо, что ночью – не было рабочих, а вахта успела выскочить. Это чудовище тогда прозвали «Русалка». Ну а наш корабль бодро плавает до сих пор (29 лет, между прочим) под именем «Георгий Победоносец». И президент Путин на нем выходил в море и погружался даже.








Приложение №3
. Специфически-пацифическое.
Наш ракетный подводный крейсер был неслабо вооружен. Настолько, что его огневая мощь превосходила по этому показателю весь неядерный Северный флот, настолько, что один корабль типа нашего мог решить исход всей вероятной войны с американцами, дай им бог здоровья. Кроме торпед, среди которых попадались и ядерные, мы возили 16 баллистических ракет, каждая из которых имела по 7 головных частей индивидуального наведения, т.е. мы могли сбросить сразу 112 атомных бомб по нужным адресам с точностью 200-300 метров. На чьи головы должны были упасть эти подарки – поименно неизвестно, но поковырявшись в кодах головных частей можно было вычислить координаты целей, а посмотрев на карту с координатами, можно было обнаружить там Нью-Йорк, Вашингтон, Норфолк, Бостон и проч. Хочешь-не хочешь, а надо задуматься.
А замполит, после киевского училища и московской академии, рассказывал офицерам о миллионах тонн зерна, миллиардах куб газа и пленумах ЦК. И корчил из себя большого человека. Приходит в штурманскую: «Сделайте-ка мне чаю». Ты ему: «А вам здесь не кают-компания. Подите туда и пейте свой чай». А он: «А командиру так вы наливаете…» А ты ему: «Бывает».
И вздумалось тогда заму спросить, как я вижу свою дальнейшую службу. Не знаю, что он имел ввиду на самом деле, только мне, как говорится, «шлея под хвост попала» и я погнал, закусив удила.
Да вот, говорю, танкист должен воевать с танкистом, летчик с летчиком, моряк с моряком, чтобы по-честному все, без обмана. Поэтому по возвращению на берег хочу я попроситься о переводе на торпедные подводные лодки, которые, как охотники, шныряют по океанам в поисках других лодок и авианосцев вражеской стороны. Зам спрашивает, а что, на нашей лодке с баллистическими ракетами мне, значит, не очень? А я говорю, лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» никто не отменял? А в конце второй мировой наши солдаты ценой собственной жизни спасали немецких женщин и детей, как вы утверждаете? А вы, говорю, можете сказать, будем ли мы называться героями, если сейчас пальнем и попадем? По антивоенной демонстрации американского пролетариата. Мы на берег будем сходить под гром оркестра в море цветов или ночью разбегаться по кустам в спортивных костюмах? Зама переклинило. Он хотел поглумиться над моими планами продвижения по службе, а получился совсем не тот разговор. А мы на боевой службе в готовности начать стрельбу, как только прикажут. Видя, что зам в прединфарктном состоянии, я поспешил его заверить, что я, как весь наш экипаж, исполню свой долг до последнего писка, но просто интересно, почему нам не рассказывают, что будет потом. Или ничего не будет? Тогда опять же неувязочка получается, только уже другого свойства. Зам ретировался, что-то бормоча о мерах, которые будут предприняты. Когда я вышел в центральный, через который прошмыгнул зам, старпом ржал и стал допытываться, что я такое «опять» ему сказал. Я обозначил тему, старпом притих и вдавил себя в кресло, как будто не расслышал и срочно занят чем-то другим. Вахта в центральном продолжала хихикать.
Когда я узнал, что меня вычеркнули из приказа о присвоении квалификации «Мастер военного дела», пошел в каюту к заму выяснять отношения с готовностью даже поступиться принципами, если дадут «мастера». Но зам, идиот, спросонья решил, что я струсил и стал пугать меня особым отделом. Тогда я прошел на другой конец коридора в каюту к особисту и поведал ему суть своей печали. Особисту я рисовал обложки для букинистических книг «под старину». Особист не очень убедительно заверял меня, что наше оружие направлено против военных баз и, похоже, сам огорчился, что под конец автономки на борту возник такой конфуз.
Друзья стали докладывать, что им порекомендовали ограничить общение со мной, т.к. по приходу на базу ко мне будут приняты меры по линии особого отдела, зам прибежал в штурманскую и стал орать «зачем ты все рассказал особисту?», на что я ответил, «а зачем вы меня им пугали?». Командир хмурился и молчал. Я понял, наконец, что случано попал в тему, умалчивать о которой было смыслом государственной политики. И вдруг все лопается, как мыльный пузырь и никто ничего умного не может сказать офицерам, руки которых лежат на пультах запуска баллистических ракет с ядерными боеголовками. Кто мы? Что мы делаем? Что будет после «исполнения долга»? Я сам был потрясен тем, что никто не смог связать двух слов на эту тему. Приплыли.

Отрывок из книги одного американца:

«Sergei the navigator hadn't come to England because he had still been trying to get his visa since he was, at that time, still a security risk. I therefore didn't know him at all. After we settled down on the heavy reach that would last five days until our turn north at the southern tip of Tasmania, I casually asked him one day, I understand you were in the Soviet Navy, Sergei. So what was your last ship?'
Like a bell tolling for World War III, he answered me equally casually, 'Russian nuclear submarine', He said he had spent seven years as one of three navigators on a 'K' class tactical missile sub, lurking under the Arctic Sea for three months at a time (это не совсем точно, прим. мое). 'All our missiles were programmed on American cities, like Chicago.' I was from Chicago, and I knew he knew it, but I was astute enough to recognize a wryness in him that would make my own cynical sense of humour pale in comparison.»

Типа пацифист.... :D




продолжение следует...

«Записки штурманского инженера» (К 30-ти летию подъёма Флага ВМФ СССР на К-433).






«Записки штурманского инженера»

Автобиографические ремарки о службе в ВМФ 1973-89 г.г.

По большому счету, стал военным я не случайно. Мой отец – военный летчик, летал на Ту-16, закончил службу начальником штаба полка дальней авиации. Не способствовал и не препятствовал моему стремлению стать военным моряком, но пожелания высказывал в сторону невоенных профессий. Во Владивостоке экзамены в военно-морское училище были в июле, а в гражданскую мореходку – в августе. Если бы наоборот, - был бы сейчас капитаном дальнего плавания..
В училище с первого по последний курс был старшиной класса. С кратким перерывом разжалования и восстановления в начале третьего курса. На пятом курсе – секретарь комсомольской организации. Избрался по самовыдвижению с целью уйти с должности строевого начальника своих же товарищей – стать ближе к народу пред выпуском. Начальник факультета уговорил остаться старшиной класса – сказал, что не знает, кого назначать вместо меня, что осталось всего ничего учиться и т.д. Так и получился набор должностей в самый раз перед выпуском – типа трамплина.
Считаю, что сильно повезло, когда попал в Тихоокеанское высшее военно-морское училище им. С.О.Макарова. Окраина империи. Преподаватели в училище – не по блату на теплом месте, а нормальные, в большинстве – молодые офицеры со свежим опытом плавания на современных кораблях. Учебный корабль в училище отсутствовал, поэтому все практики проходили на действующем флоте в Тихом океане. Апофеоз – штурманская практика после четвертого курса: самолетом из Владивостока в Калининград (Балтийск), где для Тихоокеанского флота были подготовлены к переходу три новейших корабля. Балтика, Северное море вокруг Великобритании, Атлантика мимо Флориды – Куба-Гавана. Через две недели – Куба-Сьен-Фуэгос (месяц). На автобусах с кондиционером объездили весь остров. Атлантика – Карибы – Ангола (Луанда). Потом вокруг мыса Доброй Надежды – Мозамбик (Мопуту), на рейде Сомали месяц наблюдали издалека за конфликтом. Потом по Индийскому мимо Сингапура, Китая и Кореи – во Владивосток. Шесть месяцев практики. Кто больше? Пятый курс защитали условно, и сразу – диплом.

После училища – 25-я дивизия атомных ракетных подводных лодок на Камчатке – формирование нового экипажа. Должность – инженер электро-навигационной группы (ИЭНГ).

Осень 1978 - весна 1980 г. – учебный центр в Палдиски. Эстония - ни дать, ни взять – заграница. Культура, в гастрономах – полный ассортимент качественных мясо-молочных продуктов, одного пива – немеренное число сортов, ликер «Vana Tallinn». Учебный центр – потрясающий по своему оснащению.

Весна 1980 – декабрь 1980 г. – Северодвинск, получение нового РПК СН пр. 667БДР. Увидев этот судостроительный завод, начинаешь понимать смысл слов «гордость за свою страну». Уровень производства, организация, масштабы. Спуск на воду, швартовые испытания, ходовые, государственные. Переход в Оленью Губу в сотне км от Мурманска.



продолжение следует.........

Президент подводник.

Вход.



Ну-ка, что там?

Выход.

[
Ёёёё...
:)

Ностальжи.



"Печально-трепетный ваш вздох
Меня окутал тайной,
Как серебристый мох.
И как олень по тундре
Я устремилась к Вам
По трепетным и нудным
Болотистым лугам."



Север. Губа Сайда. Жаркое лето 1983 года. Если смотреть сверху на стекло водной глади бухты Ягельной, то приходишь в умиление от по домашнему добрых, толстеньких, похожих на чёрные огурцы корпусов подводных лодок. Это "Вани Вашингтоны", проект 667 А – самый массовый ракетоносец ВМФ СССР, ядерный щит страны победившего социализма, так сказать.
Я же служил на горбатом БДРе (667 БДР-"Кальмар), младшем "Ванином" брате, в 13 Дивизии АПЛ и базировались мы на Губу Оленью. В Сайду мы приходили как гости, но довольно часто. Половина офицеров и мичманов экипажа нашего ракетоносца проживала в Оленьей, а половина в Гаджополе (Гаджиево) в Сайде Губе. Когда родная стояла дома –грустили Гаджиевцы и наоборот.
Я был из Оленьей, а железо, готовясь к трансарктическому подлёдоплытию на Камчатку, последнее северное лето торчало в Сайде.
Был я молод и резв, к своей боевой подруге бегал через перешеек между губами Сайда и Оленья, по тундре, сопкам и оврагам, на своих двоих, потому, что "рабочий день" заканчивался в 23.59 и естественно никакого транспорта в эту пору уже не назначалось. Ночью, освещённый полярным солнцем, между скал отбрасывающих длинные призрачные тени, в глубокой тишине, нёсся я как северный олень по болотам и мхам сминая низкорослые берёзки и растаптывая в прах копытами гигантские подосиновики.
Сход в 24.00, подъём флага в 08.00. Два часа бешеной скачки , жаркие объятья любимой и рывок обратно, в железное чрево другой любимой, и так всё лето, в конце его мы ушли под лёд, а всплыли аж на Дальнем Востоке , там где рождается солнце. Больше на Севере я никогда не был.
Прошло много лет , но до сих пор снится, разрывающий сердце, ночной бег по белому ягелю, в тишине, под лучами низкого, ночного солнца.
И это хороший сон. :D

Дежавю.

"Где то я его видел?- Да это же Обещалкин!"
Монолог Буратино, из популярного мультика о "Веселых человечках."
Где то это уже было, только вместо Гапона - Шевчук, доброго стратотерпца Николая - Путин , а вместо казаков - бравый омон.
Достоин уважения 84 летний ветеран, не бросившим друзей демократов в беде((ГУВД Москвы проверяет сообщения СМИ об избиении журналиста. В числе задержанных оказались 84-летний ветеран Владимир Бурцев, с которого при задержании сорвали боевые награды, пожилая гражданская активистка Людмила Любомудрова, а также беременная девушка. ) :( , хотя и там демократы и здесь демократы, короче демократические разборки.
По случаю вспомнил:
У моего друга, году так в восмидесятом, родился первый сын, а в это время мы, экипажем подводного крейсера Северного Флота, совершенствовали профнавыки в г. Падловске(Палдиски), в школе электромехаников(так был залегендирован Учебный центр подводных стратегов). Естественно молодой отец накрыл поляну, а собрались у Олега Жукова, нашего однокласника, служившего по причине расстроенного здоровье в этом центре и поэтому имеющего комнатуху в офицерском общежитие № 6. Так получилось , что из Приморья приехал , ещё экипаж и там были наши одноклассники по училищю. Короче встретились по поводу и начали распивать спиртные напитки. В процессе распития вышел спор: чей флот лучше - Северный или Тихоокеанский? Cпор, традиционно, закончился офицерским побоищем. Отцу -Саше Щербакову, виновнику торжества, в эпилоге теплой дружеской встречи заехали в глаз. Утром на разборе, Саша задал Олегу вопрос: "Олежа, как же это , твоего друга метелят , а ты даже и не вступился?" На , что был получен эпохальный ответ: "А я смотрю драка,...здесь дружанчики и там дружанчики, кого бить не знаю и тут мне плюха прилетела и больше я ничего не помню. Саша, ты сам виноват . Надо было коньячку побольше взять, ребята бы попадали и драки не было." :)

День Святого Великомученника Георгия Победоносца.



6 мая День Святого Великомученника Георгия Победоносца.



К-433 «Святой Георгий Победоносец» — стратегическая атомная подводная лодка проекта 667БДР «Кальмар», входящая в состав Тихоокеанского флота России.
2 февраля 1977 года зачислен в списки кораблей ВМФ как К-433. Заложен на стапелях МП «Севмаш» в Северодвинске 24 августа 1978 года, заводской номер 397. Первый экипаж сформирован на базе 8-й и 25-й дивизий 2-й Флотилии ПЛ ТОФ в августе 1978 года, командиром назначен капитан 2-го ранга Гладышев Юрий Петрович. Входил в состав 331 ОБрСРПЛ Северного флота ВМФ СССР.

Спуск на воду состоялся 20 июня 1980 года, 15 декабря того же года вошёл в строй-поднят Военно-морской флаг, а 31 декабря включён в состав 13-й дивизии ПЛ 3-й Флотилии ПЛ Северного флота с базированием в бухте Оленья Губа. В августе-октябре 1983 года К-433 с первым экипажем на борту под командованием капитана 1-го ранга Николаевского Валерия Павловича (старший похода капитан 1 ранга В. М. Бусырев), совершил трансарктический подлёдный переход, впервые в истории ВМФ СССР обойдя вокруг Северного полюса и в подводном положении форсировал мелководное Чукотское море пройдя желобом Геральда в районе острова Врангеля. При форсировании Чукотского моря, в желобе Геральда в подводном положении дважды столкнулся с крупными льдинами, повредив легкий корпус в районе рубки и ракетной палубы, устранив повреждения силами л/с экипажа продолжил боевую службу. В ноябре 1983 года зачислен в 25-ю дивизию 2-й флотилии ПЛ Тихоокеанского флота с базированием в бухте Крашенинникова (Вилючинск). 4 декабря 1984 года 1 экипаж К-433 (командир — капитан 1-го ранга Николаевский В. П.) награждён вымпелом МО СССР «За мужество и воинскую доблесть».

В октябре 1992 года поставлен в ремонт на ДВЗ «Звезда» (г. Большой Камень, 72 ОБрСРПЛ ТОФ) впоследствии готовился к утилизации, но решение было отменено. С февраля 1993 года по июль 2003 года корабль прошёл средний ремонт на ДВЗ «Звезда». С 15 сентября 1998 года носит почётное наименование «Святой Георгий Победоносец».

В сентябре 2003 года под командованием капитана 1-го ранга Зыкова В. В. осуществил скрытный подводный переход из Приморья на Камчатку. В походе участвовал епископ Петропавловский и Камчатский Игнатий. Владыка прошел всю необходимую подготовку и был включен в экипаж специальным приказом Главкома ВМФ России. Во время перехода 11 моряков подводников приняли православное крещение. С ноября 2003 года находится в строю в составе 25-й дивизии ПЛ 16-й Эскадры ПЛ ТОФ. С 12 июля 2005 года находится под попечительством Русской православной церкви.

30 сентября 2005 года под командованием капитана 1-го ранга Валерия Кравченко из акватории Охотского моря был выполнен успешный запуск по полигону Чижа.

25 сентября 2008 года на борту корабля побывал президент РФ Дмитрий Медведев.

6 октября 2009 года АПЛ «Святой Георгий Победоносец» и 7 октября — «Рязань» выполнили успешные учебно-боевые пуски баллистических ракет РСМ-50 из акватории Охотского моря по полигону Чижа.









Шило.



Автор рис. Каравашкин.

"А скоко давали большевики на твою технику и скоко ты на подрыв БГ тратил?"
Мартыныч.

Шило каждый наливает себе сам и разбавляет по своему вкусу, если нет вкуса разбавляйте по широте места, а чтобы не грелось накрывайте ладонью -так учил нас, курсантов, старый мичман, боцман атомохода, на первой лодочной практике. Ученики оказались хорошие, вернувшись в систему, мы не только чувствовали себя матёрыми подводниками ( не зря же пили забортную воду на глубине из аварийного плафона и целовали холодный металл кувалды) а главное посвященными в сакральность мистерий пития шила, этого священного напитка и причащённые им - кровью ВМФ СССР.
Без шила ни один серьёзный вопрос на Флоте просто не решался, шило это конвертированная валюта страны Советов, у кого есть шило тот правит судьбой. В Северодвинске, в заводе, поразило, в шаре, у гражданских по Алмазу (БИУС-боевая информационная управляющая система), стояла полная бочка шила, :o в бочку был вварен краник. Вот где был коммунизм и на практике воплотился великий принцип –«от каждого по способностям , каждому по потребностям» :) .
Любой, уважающий себя офицер, попав на подводную лодку, первым делом заводил себе шильницу, этот важнейший атрибут кораблятской жизни. Шильница - это такая плоская ( что бы незаметно носить в кармане шинели у сердца рядом с партийным билетом) фляжечка из нержавейки, высший класс в ней - это клапанок , невдалеке от наливного отверстия , для ликвидации при наливании живительной влаги вульгарного бульканья, оскверняющего слух посвящённых при священнодействии. Были случаи , что некоторые позорные личности пользовались стеклянными бутылками и даже банками, :o но как говорится: в семье не без уродов :(
. В зависимости от статуса офицера размеры сосудов под шило росли пропорционально званиям, должности и боевой ценности индивидуума. Когда я был командиром боевой части у меня было три канистры каждая по десять литров. Командир и старпом «весили» уже "фляги" (знаете такие, куда надоенное молоко в колхозах сливают, из дюралюминия), прослеживается как бы диалектика, когда изобилии сверх меры - не до эстетики форм , хватило бы во что лить. А как же «красота спасёт мир» ? А так: «легче верблюду пройти через иголочное ухо , чем богачу войти в рай».
При швартовке , наш командир не рассчитал инерцию и ударил силой в 12 000 тон в пирс, пирс почему то не оторвало, но крышка пятого торпедного аппарата была загнута напрочь и окончательно, а назавтра торпедные стрельбы и надо же, блин, из пятой трубы. Что делать? За ведро шила сварщик, дядя Вася, починил за ночь дорогостоящую боевую технику и к утру крейсер был боеготов. А если бы не шило –то путь тернист: Разбирательство, дефектация, подача заявки на ремонт, ковер у командование, партийные собрания...короче наказание не виновных и награждение не участвующих, и вся эта тягомотина минимум на неделю, а это есть срыв боевой задачи.
А погрузка ракет в мороз, в ветер на ракетной палубе, и только шило командира БЧ-2 позволяло выполнить боевую задачу без насмерть замерших.
Мишка Курилкин , наш комсорг, торопясь на партячейку, вместе с плохо закреплённым трапом на стацпирсе (высота метров одиннадцать) в Гаджополе упал в море, спасло то что трап упал раньше и пробил лёд в эту полынью и погрузился комсомольский лидер корабля.. Всплыл,..был извлечен уже полностью окоченевшим. Что его спасло?- спросите вы. Правильно! Разжали штык ножом зубы, влили стакан лекарства от всех болезней , и .....ожил, и ... глазками захлопал, и даже не кашлял потом. Короче, живая вода.
Три года подряд , за шило, я за весь экипаж сдавал металлолом, литр за тонну, это была песня, метаморфоза, Апулей отдыхает. Алхимия в прямом смысле. Я просто чувствовал себя гомусклусом каким то. Спирт превращался в металл :o , так нужный стране. Правда на бумаге и виртуально, но это уже другая тема, которая ждёт своих исследователей.
Можно продолжать до бесконечность , но скажу вам честно: ни одна капля шила за всю мою долгую и безуспешную службу не ушла по "назначению", то есть по теме списания. Всё было только по назначению: во спасение душ и шкурных нужд родной боевой части и корабля в целом.
Боевые подруги тоже неравнодушно дышали в эту тему. Их извращёнными вкусами варились ликёры, творились всевозможные настойки и наливки.
Начальником РТС, я, получал литров 20 в месяц на руки, списывал намного больше (правило-"сначала спиши, а потом получи", уже списанное шило выполнялось беспрекословно). Да и списывал килограммы, а получал литры. Разница в пользу склада ГСМ, тем кто пробовал протестовать , показывая свои знания физики в пределах школьной программы, с теми не спорили наливали в килограммах, ..но такую гадость, с таким запахом...
В 1985 году мы пришли с боевой службы в начале мая. Начальник политотдела обрадовал, построившийся на пирсе экипаж, важным известием о начале беспрецендентного отрезвления спивающейся страны победившего социализма. Закрылся единственный магазин в посёлке, где торговали спиртным, все штатные корабельные пьяницы были назначены неперестроившимися и их списки были куда то поданы, наверно самому Михаилу Сергеевичу. :) А самое главное, жидкая валюта резко подскочила в цене, то что раньше делали за ноль пять, теперь стоило стакан. Потом в шило начали добавлять какую-то гадость, что делало напиток ярко оранжевым с резким запахом химической дряни. Но народ быстро нашёл противоядие, угольные фильтры штатных противогазов и марганцовокислый калий (в народе просто марганцовка), быстро избавляли от этих неприятностей....
Иногда я задумывался (видимо последствие ВВМУРЭ им Попова), был грех: как же так все знают , все понимают, но ничего никто не предпринимает, ни командование , ни партия? Но сам свое рукой давил в себе эти зачатки крамолы, как гасили её все граждане СССР и не только по поводу шила, а те кто это не сделал превратились в диссидентов и как черви подрыли корни великой державы или они сами , корни, сгнили? :(

Причастность.

Андрей, украл название у тебя, извини понравилось. :)
Пост навеянный твоей "Причастностью". :!:


В конце июня 1983 года в бухте Саранная утонула К-429, уникальна эта лодки тем , что она тонула дважды, за что была прозвана “Русалкой”.
О первом её утоплении сказано много, а втором знают не все.
Но об этом ниже. Сейчас я хочу рассказать о двух моих встречах с этой лодкой

Первая –косвенная. (Лето 1983 года, губа Оленья).
Пришла из магазина жена и говорит:
-Серёжа, а вы что уходите на Камчатку?-
– На какую ещё Камчатку, мы же северный экипаж и , а кто тебе сказал? -
–Женщины в очереди, Серёжа! –
-Да нет Вера , пустое, болтовня.
Но оказалось не болтовня , через месяц мы действительно ушли на Камчатку северным , трансарктическим , подлёдным путём.
:!: Женщинам надо верить :!:
Женщины в очереди оказывается- это самый надёжный источник информации и не только на флоте
А ушли мы вместо К-129, видимо в верхах сочли , что достаточно для ТОФ - а РПЛ К-129, Кобзаря, затонувшей 8 марта 1968 года на глубине порядка 5000 м…
Кстати я заметил, что 9-ка в названии пл -к беде-129, 429, 19, 219….. :(
В выводах по катастрофе К-429 было, что члены экипажа не умели пользоваться штатными средствами спасения, а именно торпедными аппаратами. И, поэтому,некоторые умники решили отрабатывать экипажи на их родных лодках, у пирсов. Короче понаехало проверяющих с крупными звездами , и кого бы проверить? Ну конечно 433-ю, вот она, уже готовая к переходу. До этого мы три ночи авралили, перетаскивая личное и корабельное имущество на ПКЗ, которое должно тоже было уйти на Камчатку.
ПКЗ не дошло, ушло на дно вместе с кабелями, портянками, некоторой мебелью, парадными мундирами …и прочим имуществом экипажа недалеко от Певека, раздавленное льдами.
Ну вот построили экипаж и начался тренировочный выход из торпедного аппарата, надо сказать , что глубина под Оленегубскими пирсами внушительная, что –то около 80 метров и больше. Как- то с пирса свалился камаз с продуктами, при неловкой попытке развернуться, и доставание тела несчастного водителя вылилось в серьёзную водолазную операцию.
Ну вот процесс пошёл. Первым вышел командир, за ним замполит. Третьим шёл мичман из Бч-5 и тут.. , когда закрыли заднюю крышку и открыли переднюю, то есть тело выходящего фактически принадлежало океану, случилась неприятность, по какой то причине сработал баллончик надувания СГП (спасательный гидрокамбинзон подводника) и СГП раздуло в трубе торпедного аппарата. Ситуация нештатная, и надо сказать, достаточно серьёзная с угрозой жизни, с океаном не шутят. И как всегда, когда много начальников , командовать некому. Вопли, крики и матерщина... Не растерялся только старшина команды торпедистов - мичман Валера Граур (граур - по румынски воробей :) ) , послав всех начальников на хер, он вручную закрыл переднюю крышку торпедного аппарата и открыл заднюю.
Как пробка из шампанского, тело несчастного подводника в лохмотьях разорванного СГП шлёпнулось о палубу первого отсека в пене и брызгах пары тонн морской воды из торпедного аппарата номер три.
В связи с этим командир, волевым решением, прекратил учения , не обращая внимание на вялые протесты проверяющих, он объявил , что властью данной партией и народом не позволит никому перетопить свой экипаж у пирса.
В итоге этой косвенной встречи, были залиты мои приборы в первом отсека и два дня понадобилось , что бы ввести их вновь строй.
Встреча вторая –фактическая.(Бухта Крашенниникова, ноябрь 1983 года).
После перехода, по причине разбитости рубки и ракетной палубы об льды мелководного Чукотского моря при форсировании его желобом Геральда в подводном положении, нас поставили в ремонт в завод , рядом у пирса с нами стояла "утопленница" - К-429 . Её уже подняли и в данный момент выгружали затопленное оборудование. И вот я , испытывая стыд мародёра, деранул косу кабеля из сваленной на пирс радиоэлектроники, для хозяйства, так сказать, в качестве ЗИПа.
Спустя несколько лет, отремонтированная пл К-429 утонула у пирса второй раз из-за растяпы рабочего, забывшего закрыть какую то забортную арматурину и дежурного по кораблю лейтенанта, у которого правда хватило смекалки свалить с неё вместе с вахтой до утопления. Говорили, что её хотели удержать двумя тягачами, но оборвав тросса , она погрузилась в родную стихию стылых глубин.
В этот день страна отмечала очередную годовщину ВОСР (Великая Октябрьская Социалистическая Революция).
Лодку опять подняли и…переоборудовали в УТС.
:(

23 февраля, строевая песня.



23 февраля день Красной Армии и Красного Военного флота. Посвящен дате геройского сражения балтийских братишек под командованием альбатроса революцию Павла Дыбенко с ротой регулярной немецкой пехоты в окресностях города Пскова. С немцами воевать не буржуев шлепать, поэтому бежали братишки аж до Нижнего Новгорода, за что и был выгнан из рядов РКП(б) и отдан под трибунал прославленный военмор. Спасла его гражданская жена Колонтай, эта та которая была жрицей свободной любви и послом в Швеции.
Прошли годы и день Красной Армии стал днём Советской Армии, а с победой буржуинов в эпоху либеральной дермокрадии переосмыслился в день защитника отечества.
Но когда - то это был самый военный праздник. С утра построения и парады, а день был обычный рабочий, выпивать начинали только ввечеру. Тогда шутили- офицеру праздник , что свадьба коню, весь в сбруе и в пене.
Но вскормленные с копья и вспоенные из шеломов мужественно переносили праздничные издевательства. Так вот к одному из праздников 23 февраля, наш зам решил прогнуться по полной. А время было ещё то, последняя вспышка догорающего костра социализма. Все конспектировали бессмертные рассказы про целину и Малую землю, куда пренёсся в очередной раз перелом в войне с фащизмом, и на которую маршал Жуков звонил полковнику Брежневу для того что бы посоветоваться с ним –куда дальше наступать.
Так вот наш зам решил прогнуться, а был он у нас долбень конченная из связистов ввмурэшных , только связистом он был ровно один день, сам из какой то мордовской глубинки, и попал как курсант, комсомолец из малых народов на съезд ВЛКСМ и ... после этого , сами понимаете – на хрен ему эта долбанная связь..так и стал замполитом.
Короче, карьерист был ещё тот, а тут Малая Земля и всё такое. Так он кэпа как- то убедил - песню Малая Земля строевой, экипажной сделать. Месяц маршировали мы на месте в казарме отрабатывая этот цирковой трюк, попробуйте сами пройтись под протяжной мотив этой эпохальной песни хотя бы метров пятьдесят, а тут надо шаг рубить не жалея башмаков. Но нет нам преград ни в море, ни на суше. И вот знамёна, блеск золотых погон, медь оркестра, плац , бугры на трибунах , чуть не из ЦК(крейсер ведь стратегический).
Строй идёт. Запевай..!!! И тут..сто двадцать глоток - "Малая земля , кровавая заря, огненный десант, сердец литая твердь.."... Члены с трибуны чуть не посыпались.
Отодрали кэпа и зама в полную силу... И стали мы петь -"Нам нужны такие корабли на море..." :)

Страницы: 1 | 2 | 3 | След.


Главное за неделю