Помощь военным
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Поиск на сайте

к-433-1 - Сообщения с тегом "экипаж"

Счастливая лодка


К-433. В 1983 году проходя в подводном положении желоб Геральда в Чукотском море в подводном положении столкнулись с куском льда и замяли рубку. Чайка заинтересовалась повреждением.
К- 433 первая моя и любимая. Встреча май 1980 в цехе СМП Северодвинска, где она обретала стальную плоть в молниях электросварки и раскалённых брызгах металла. Потом расстались ради других красавиц 25 дивизии. Встретились в последний раз в Большом Камне, осенью 1992 года. Пришла в ремонт. Поднялся я на родную по трапу, всплакнул и долго взасос целовал резину рубки. Все таки восемь автономок на ней родной. Не подвела ни разу. Все живы и здоровы. Счастливая лодка.

Бухта Провидения, год 1983 - сентябрь.


Бухта Провидения, Чукотка. Сентябрь 1983 года. Всплыли. Вот так выглядели настоящие рыцари стылых глубин в эпоху развитого (ударения на предпоследнию гласную) социализма, после пулутора месяцев подлёдного, трансарктического перехода. Все прикомандированные в поход за медальками и орденами штабные и политотдельцы уже сбежали, прихватив остатки дефицитов из провизионки, писать на себя представления к наградам за очередной подвиг. Одуревшие от сна, безделья и парения в корабельной бане (кстати мы после до конца похода сидели на страшном дефиците пресной воды - моторесурс испарителей не вечен и регламентирован правилами техобслуживания ) они быстренько съехали на берег к радости экипажа, меньше народа - больше кислорода, это закон в отсеках пл:). А мы ещё больше месяца болтались служа на достреле у берегов уже родной Камчатки. Что заинтересовало в бухте Провидения - кругом было много возбуждённых китов, они подплывали к лодке били хвостами и пускали фонтаны воды. Видимо принимали подводный крейсер за своего большого брата или сестру?
Оказывается - в этом месте Берингова моря и именно в это время у китов проходят интенсивные брачные игры.

Ностальжи


Помню свою квартирку в Оленьей, сколько там было выпито ворошилова с друзьями, а жена так туда и не попала, не успела, ушли на Камчатку. Вот, что война холодная наделала. В море дома - на берегу в гостях, это вам не петушков сосать - по две, три автономки в год, не вынимая. Из морей не вылезали. Как раз фото перед очередной боевой службой, на следующий день ушли, здравствуйте Нордкап-Медвежий, Фареро - Исландский противолодочные рубежи и стылые глубины Гренландского моря. Стол с остатками выпивки и закуски так и остался, убрать не успели, через три месяца пришли, шило недопитое испарилось, а огурцы заплесневели.:)

Наш старпом


"Да у него была масса всяческих высказываний и различных крылатых фраз. Помню буквально в первые дни прибытия в экипаж в октябре 83 он меня спрашивает:" Ну что Капусто песню учишь?" Я спросил: какую песню? А он: ...напрасно старушка ждет сына домой. Ей скажут, она зарыдает...Сразу стало понятно что старпом человек веселый и неординарный."
Александр Капусто - акустик.

Наш старпом, Анатолий Владимирович Малашевский или просто дядя Толя был великий психолог. Хочу процитировать в контексте одну из его крылатых фраз вошедших в историю. Вот ситуация - дядя Толя и какой-то пойманный им в отсеке молодой матрос, идет воспитательный процесс. Дядя Толя - матросу, ласково: "Сынок, сам я психологий и педогогик не изучал, но как ёбну головенкой о переборку - все мозги на ней останутся". Наступает тревожная пауза и как облегчение - просветление и воодушевлённая готовность молодого матроса (готовность, естественно, к защите интересов СССР в подводном положении). Прожив жизнь, и поимев несколько высших образований, одно из них как раз педопсихологическое, подкрепленное многолетней практикой, подтверждаю - прав был старпом, и вот за это его любили и уважали на подсознании. А так как мозг любого молодого мужика предельно аутичен, вот как раз этот простой и доступный психологический приём и помогал вытащить из "юноши аутиста" военмора подводника, что и требовалось для выполнения боевой задачи по защите интересов родного социалистического отечества.

РАКЕТНЫЕ КЛЕЩИ С ДВУХ ОКЕАНОВ

Андреевич Черкашин. Возмутители глубин. http://coollib.com/b/186555/read



Почти одновременно с походом Стоянова на К-240 в Карибское море с другого полушария Земли вышел в Тихий океан такой же подводный ракетоносец К-443 под командой капитана 1-го ранга Валерия Фролова. Они шли практически навстречу друг другу, разделенные перешейком Центральной Америки. Они брали Северную Америку в ракетные клещи. Так совпало или так было задумано в Главном штабе ВМФ, но факт остается фактом* осенью 1984 года на южных — океанских — подступах к США находились на боевом патрулировании два подводных атомных ракетоносца — К-443 и К-240, пришедшие туда один с Востока, другой с Запада. Когда-то именно так в XIX веке пришли на помощь США в испанской войне две русские эскадры. Несмотря на огромные расстояния, без радиосвязи, обе парусные эскадры почти одновременно достигли западного и восточного побережья США, чем вызвали восхищение американцев. Теперь же история повторялась, но с переплюсовкой знаков: русские ракетоносцы шли к тем же дальним берегам в отместку, точнее, в противоядие американским «поларисам», наведенным из Западной Германии на Москву, Ленинград, Минск, Киев. Они доставили на выгодные стартовые позиции 32 баллистические ракеты с ядерным боеголовками, сократив подлетное время до одной минуты. Но ни жители США, ни граждане СССР не ведали о том ни сном, ни духом…
Командир атомного подводного крейсера стратегического назначения К-433 капитан 1-го ранга Валерий Фролов:
— Я сделал уже 15 «автономок», из них четыре — командиром подводной лодки. Но такого боевого распоряжения еще не получал. Идти надо было к Галапагосским островам. До нас туда еще никто не ходил. Первая прикидка по карте показала, что мой позиционный район отстоял от базы на 14 тысяч миль! Эго 22 тысячи километров — более половины длины земного экватора На переход туда и обратно, на несение боевой службы мне давалось всего 80 суток. Это означало, что идти в район надо было приличным ходом.
С учетом подвсплытий на сеансы связи путевая скорость К-433 составляла 12–13 узлов. Это была наиболее оптимальная скорость для глубины в двести метров. Каждой глубине соответствует свой малошумный ход.
Есть люди, чья главная задача по жизни — это «сделать маршрут», как говорят горовосходители. К их числу можно отнести и путешественников, и водителей-дальнобойщиков, и астронавтов, и, конечно же, мореплавателей. «Сделать маршрут» — проложить небывалую трассу, разумеется, не только ради славы. Капитан 1-го ранга Валерий Фролов сделал уникальный маршрут — от Камчатских берегов до Галаппагосских островов, принадлежащих Эквадору. Конечно, после того, как подводники обогнули под водой земной шар, этот поход не самый-самый. Но дело вовсе не в географии.
Капитан 1-го ранга Валерий Фролов:
— Мы шли не одни. Нашу К-433 прикрывала в ближнем охранении многоцелевая атомная подводная лодка проекта 671РТМ — типа «Щука». Ею командовал капитан 2-го ранга Виктор Бондаренко. Вместе мы составляли тактическую группу (ТГ) и должны были взаимодействовать, держать связь через космический спутник. «Щука» должна была проверять время от времени отсутствие слежения за нами, проверять не следует ли нам в кильватер, в зоне акустической тени, подводный конвоир типа… Но, слава Богу, нас в этом районе Тихого океана никто не ожидал и не поджидал. Мои радиоразведчики (группа ОСНАЗ) не отмечали повышенной активности в радиосетях управления Тихоокеанским флотом США. Американцы демонстрировали поразительную беспечность. Они ждали нас с привычных северных направлений, но никак не с юга. Невольно приходили на ум исторические параллели: в 1942 году немецкие подводные лодки подходили к берегам США, пересекая Атлантику. Несмотря на то, что шел уже четвертый год Второй мировой войны, американские суда ходили, как в мирное время — с непогашенными огнями, без охраны, работали все маяки. Именно тогда командиры немецких субмарин и набрали свои рекордные тоннажи, топя беспечные суда. Это походило на охоту в заповеднике среди непуганых зверей.
* * * Едва отданы швартовы, как начинается особый отсчет времени, о котором мудрецы сказали так: люди делятся на живых, мертвых и на тех, кто в море. Вероятность смертельных ситуаций резко повышается. Вступает в действие алгебра судьбы, когда в режиме текущего времени итожатся и соотносятся все промахи и ошибки, все упреждения и точные попадания. Подводный ракетоносец движется не только в океанской среде. Будучи сгустком порядка и дисциплины, заданных параметров и точнейших технологий, он разверзает незримое море хаоса и энтропии. Эта слепая стихия ежесекундно размывает кристаллическую решетку жизни и техноса Но только командирская воля противостоит этим ударам. Воля всех членов экипажа Хочешь жить, умей быть собранным и четким.
Задраен верхний рубочный люк, и сразу же начинает вязаться вязь причин и следствий — цепь, которая либо приведет к победе, либо к катастрофе. Она создается как бы сама собой — из мелких неполадок и небольших везений, из двоичного кода, из парных случаев. Это дьявольская игра в «крестики-нолики»: успел — не успел, заметил — не заметил, сделал — не сделал… И вдруг как гром среди ясного неба — прострел цепи: беда, пожар, тревога! Только командирские нервы — до последнего нейрона! — включены в эту гудящую от перенапряжения цепь случайностей и необходимостей. И потому именно он, единственный в экипаже, кто знает, как тонок тот волосок, на котором висит судьба корабля.
И так — день за днем, ночь за ночью, вахта за вахтой…
Вот только одна из его беспрестанных тревог — холодильные машины. Выйдут из строя холодильные машины, значит, корабль лишится электронного навигационного комплекса и многого другого. Холодильные машины рассчитаны на температуру забортной воды не свыше +28 °C. А здесь в приэкваториальных водах на глубине 200 метров вода была тепла, как на крымском пляже,+26 °C. Перепад всего в один-два градуса В любую минуту холодильные машины могли скиснуть. И надо было придумать резервный способ охлаждения хотя бы навигационного комплекса
Из-за высокой температуры в отсеках начались сбои системы регенерации воздуха Резко снизилось поглощение углекислого газа
Подпекли твердый регенеративный поглотитель. Пришлось прямо в море переходить на запасные блоки. Ночью не уснуть от духоты. Подвсплывали на сеансы связи и тут же вентилировали отсеки в атмосферу через шахту ПВП. Но все равно голова были налита свинцом. От постоянной жары люди почти ничего не ели, душа, кроме компота и чая, ничего не принимала, некоторые похудели на десять килограммов.
Но тем не менее на маршруте развертывания подводники выполняли все указания Москвы, все распоряжения ЦКП — центрального командного пункта, вели перенацеливание ракет. Ракетный комплекс был в постоянной боевой готовности.
Это не укладывается в голове, в это почти не верится, но это было: там, в тропическом аду, в глубинах Тихого океана, моряки К-433 помнили о Чехове Более того — они ставили его пьесы, играли его героев в одноактных пьесах-скетчах. Шили костюмы, накладывали грим… Это был единственный в мире театр под водой! Театр, где играли на палубе между ядерным котлом и ракетными шахтами. Никакие сюрреалисты не могли бы выдумать более нереальное, чем являла подводная жизнь советского флота. Право, этот ракетный крейсер не мог угрожать миру. Америка могла спать спокойно: подводники, игравшие Чехова на атомно-адских подмостках, не могли быть корсарами.
Говорят, им повезло — ни пожаров, ни провалов на глубину, ни обнаружений «супостатом», ни прочих чрезвычайных происшествий. Даже аппендицитов ни у кого не случилось. Но везти в подводном положении может день, два, ну, неделю. Но ведь не все же 80 суток сверхдальнего похода. Везение — это один из видов командирского мастерства.
Капитан 1-го ранга Валерий Фролов:
— В походе — на обратном пути — встретил Новый год. Дед Мороз был. А наряжать Снегурочку я не велел. Не велел, чтобы не дразнить моряков женским бюстом, пусть и накладным, накрашенными глазами, губами. Это слишком сильный раздражитель, выбивающий подводника из привычной вахтенной колеи. Понял это еще на надводном корабле, когда мы пересекали с экипажем экватор. Там в свите Нептуна была хорошенькая «русалочка», даром что ряженая. Видел, какими глазами смотрели на «нее» некоторые парни, давно лишенные женского общения.
Вернулись. Но никого не наградили. Мешок с нашими орденами был в Афгане. Обидно было не столько за себя — у меня орденов хватало, сколько за своих офицеров. У некоторых по десять боевых служб и в Тихом, и в Индийском океанах, а на груди только одни юбилейные медали. Но, как объясняли мне мудрые политрабочие: разнарядки не было! Тем не менее я написал представления на командира штурманской боевой части (БЧ-1), капитан-лейтенанта Марса Рамазанова, на командира ракетной боевой части (БЧ-2), капитан-лейтенанта Александра Шутова, на командира дивизиона движения, капитана 3-го ранга, инженера Евгения Деменева, на командира электротехнического дивизиона, капитан-лейтенант-инженера Александра Зеленского… Они были настоящими героями этого похода

В начале 90-х годов мне несколько раз довелось побывать в США в составе делегаций по ведению переговоров об ограничении стратегических вооружений. Разумеется, было очень любопытно взглянуть на жизнь страны, которая столько лет угрожала нам ядерным испепелением, а мы, соответственно, ей. Американские партнеры, конечно же, догадывались, что я был командиром стратегического ракетоносца. Вот только вряд ли им было известно о нашем походе к Галапагосским островам Походе, которым я завершил морскую часть своей жизни.
Жаль только, на Галапагосских островах не удалось побывать. Говорят, там черепахи какие-то необыкновенные.

Тост вице-адмирала С. СИМОНЕНКО

Тост вице-адмирала С. СИМОНЕНКО:
- Товарищи офицеры, наполнить бокалы! Уключины вставить, весла разобрать!.. Я предлагаю выпить за ключевую фигуру на флоте - за командира. В физическом плане - это тело, которое мгновенно засыпает от усталости и тут же просыпается от ответственности.
Многим из присутствующих здесь хорошо ведомо чувство командирского одиночества. Когда ты один в каюте, за спиной у тебя полтораста человек и уйма ядерных боеголовок, а голова у тебя одна, и посоветоваться не с кем. И надо принимать решение. Без права на ошибку... Прошу командиров встать!
PS.
Сергей Викторович, в бытность ещё капитанов 2 ранга, ходил на боевую службу старпомом на К-433-1. Настоящий офицер подводник, я горжусь тем, что сподобился служить рядом с ним будучи старшим лейтенантом.

Про уколы

"Тащь капитан.., прошу добро на сход". Это "лийтинант" текущего года рискнул потревожить нашего Старпома, вздремнувшего после пятого большого сбора в командирском кресле центрального поста подводного крейсера, безмятежно отдыхающего ошвартованным у камчатского пирса. Позади очередной выход в море на очередные стрельба. Командир давно покинул борт по своим командирским делам, ЗКПЧ ещё раньше свалил в политотдел, и на борту сейчас "царем, богом и воинским начальником" легендарный старпом Анатолий Владимирович, хотя по правде, он и при командире и замполите -" и царь и бог и воинский начальник" на нашем железе. Домой он не ходит, живет на корабле, и хочет чтобы корабельные офицеры жили вместе с ним, чего конечно эти офицеры не хотят. А хотят они к своим женам и деткам. И вот лейтенант рискнул.
"Чтооо!? Лейтенант, вы обнаглели, на корабле приборка, лодка в говне, а вы на сход?" Надо сказать, что времени уже 22 по- камчатски и приборка эта уже пятая за день..
"У меня жена болеет", - жалобно блеет лейтенант.
Народ в центральном оживляется от банальности причины.
"Жена болеет!? Чем вы ей можете помочь, вы же не врач? Ладно, сейчас пошлем корабельного Айболита... он вделает ей пару "уколов"!"
Все смеются.

Про Камчатку, собачку и неполученный орден.



Октябрь 1983 года выдался тёплым. На входе в Авачу порадовали жёлто – охряные прически сопок, на фоне снежной белизны вулканов, сверкающих в лучах осеннего солнца. Непривычно после бездеревья Мурмана и лунности чукотских ландшафтов.
Рыцарей Стылых Глубин, по обычаю, встречала свинья, она блаженно улыбалась среди погребальных морковно–свёкольных цветов, наверное, как бы радуясь долгожданной встрече. На большом подносе её держал Славик (про Славика). Гремела медь оркестра. Играли "Встречный марш".
Были ещё в то время настоящие адмиралы. Эдуард Балтин был настоящий адмирал. Наш папа по молодости, в бытность Эдуарда Дмитриевича командиром атомохода, служил у него помохой, поэтому встреча случилась по-домашнему теплой.
Вечером, по традиции всех северных экипажей, отметились в местном Доме офицеров, было там такое кафе - «Юбилейное». Всё бы хорошо, но задрались мичмана, что-то они там не поделили, сказался трансарктический, подлёдный переход. Офицеры кинулись разнимать и полетела пьяная бойня. Понятно: шум, женский визг, звон разбитой посуды и прочие безобразия.
На нашем корабле в то время служила личность легендарная – начальник РТС дядя Боря. Когда мы были лейтенантами, он уже перехаживал майора. Короче, вечный кап-лей, накоротке с Зелёным Змеем, но грамотный, опытный, имеющий собственное мнение, а самое главное - суперответственный военмор.
В укор Флоту да и всем ВС будет сказано: сколько лаперузов загубили кадры продвигая наверх трёзвую бездарь, рубя карьеры тем, кто в самом деле был достоин большего, но жопок не лизал и малость иногда прикладывался. Вот эта вся обвешанная медалями гнилая бездарь в крупных звездах и сдала СССР - первое и последнее в мире государство рабочих и крестьян.
Правильнее принять неправильное решение, чем не принять решения вообще. И дядя Боря, спасая честь экипажа, кинулся в самую гущу схватки и довёл бы дело до конца, прекратил безобразие. Да постоянно мешал какой-то сухенький старикашка в старом пальто, он путался под ногами, что-то выспрашивал, кому – то грозил. И собачонка при нём всё норовила зацепить за штанину клешенных парадных брюк прославленного подводника. Дядю Борю наконец это достало.
«Гражданин не мешайте, ну что вам надо?», - обратился он к подозрительному товарищу.
«Я ЧВС!», - рявкнул старикан в ответ.
Борю это скорее рассмешило, чем озадачило.
« Если ты ЧВС, то я Главком», - отпарировал наш славный военмор.
И в этот момент собачка всё же ухватила героя за штанину. Что она надела - собачка поняла в воздухе, куда была отправлена добротным пинком почти главкома.
Но парадокс в том, что плохо одетый гражданин, в самом деле, оказался местным членом военного совета и контр–адмиралом политических войск.
Боря отсидел пять суток на офицерской киче и был отставлен от законного ордена за подлёдный переход, который и достался какому-то штабному статисту. Ордена, пылесосы, ковры и холодильники давали по разнорядке и если орден выделен, то награждение должно состоятся обязательно.

Героический палец



Хочу завещать index finger (указательный палец) своей правой руки музею ВМФ. Потому что пятнадцать лет он пролежал на пульте прибора 101К в непосредственной близости от кнопки «Залп» и ядреными торпедами тоже. Потому что по зову партии, её Центрального Комитета и лично Генерального Секретаря , он, мой палец, нажал бы эту заветную кнопку, и решил судьбу мира ни секунды не колеблясь.

А это значит, что он, мой index finger, просто герой и место ему в стеклянном саркофаге витрины музея ВМФ рядом с пилоткой командира подводного крейсера инициатора социалистического соревнования на флоте давно несуществующей страны, победившего социализма, в каком-то восемьдесят лохматом году.

Пилотка тоже моя, я об этом писал кстати.

Случай на рейде.



Пьяный рыбачёк попытался задрать юбчонку моей ласточке,:cry: моей первой любви:{} - подводной лодке К-433 на которой я прослужил в первом экипаже почти 10 лет. И он ещё смеет оправдываться , что не увидели "малютку" у которой рубка с трёх этажный дом, а горб с двухэтажный.:D

Сергей Васильевич

"Аристотель считал, что жизнь людей вне гражданского общества возможна, но это низшая ступень организации общественной жизни. По мнению Августина Блаженного, Лютера, Кальвина и Гоббса, такой образ жизни невозможен в силу злобности человека."


«Сееергей Вааасильевич, меня за вас строго наказали!»
«Не понял Сееергей Вааасильевич, это кааак? »
Э…это каком вниз, в..ыыы почему опять марксизм-ленинизм продинамили!?
«Виноват, Сееергей Вааасильевич»!»
Замполита тоже звали Сергей Васильевич и он, как и я, немного заикался.
Университет Марксизма Ленинизма я по традиции, как и остальные, постоянно динамил. Вообще делалось так, несколько человек организовались и ходили на занятия по очереди, тот кому выпало учиться на этот раз, отмечал всех остальных и так дальше. Но на это раз случилась какая- то особенная проверка и всех замели и всех наказали в том числе и зама.
Учился в УМЛ я уже второй раз. Первый раз осваивать коммунизм «настоящим образом» я сподобился ещё на Северах, старлеем. Пришёл, записался, и через два года получил диплом. Прелесть была в том, что в понедельник, если не в море, можно было спать до обеда, а в четверг смываться с железа в 17-00, а это был кайф. Была ещё одна прелесть в УМЛ, это отпуск на подготовку к экзаменам. Но на моей практике его никто не получал и вообще было «моветон» даже думать об этом. Услышав об отпуске, старпом просто зверел, по- настоящему. А со старпомоп связываться - себе дороже, это знает каждый. Поэтому отпуск, как бы сам по себе, прощался. Экзамены сдавали без подготовки:).
Сергей Васильевич был зам нормальный и особенный. Он пришел на атомоход с дизельной подводной, где замы стоят вахтенными офицерами, что не принято было у наших бездельников на ракетоносцах, где зам был зам и только.
Сергей Васильевич, под подозрительные взгляды окружающих, добился выдачи зачетного листа на вахтенного офицера и начал сдавать зачеты на допуск. Через две недели он был допущен к вахте и даже её нёс. Вот этого ему и не простили. Всем известно, что инициативность ведет к аварийности, а перспектива, что этот почин начнут внедрять на всех кораблях дивизии, нагнало страх и уныние на всё замполитское сообщество соединения и, в конце концов, Сергей Васильевич в результате подковёрной борьбы и интриг был переведен на ремонтирующийся корабль в Биг Стоун. По мнению большинства экипажа, Сергей Васильевич был лучшим на нашем подводном крейсере в череде часто меняющихся «инженеров душ человеческих».

Военная тайна.

Вот ведь штука какая. С детства я поражен этим таинственным словосочетанием - "военная тайна".
А ведь буржуины её так и не узнали, не выдал им её, преданный за бочку варенья и корзину печенья своим товарищем Плохишом,геройский Мальчиш Кибальчиш.
Эпизод первый.
Лейтенант Миша К. - был белой вороной в славном экипаже подводного крейсера, все лейтенанты как им и положено свершали некоторые безобразия в своей служебной деятельности и личной жизни, Миша же их не совершал. Он дружил со старпомом и замполитом, как он мог найти заветный ключик к их окаменевшим и обросшим шерстью сердцам, можно было только догадываться. А почему бы нет. С товарищами он общался только на партийных собраниях, гневно обличая не устоявших в борьбе с зелёным змеем и прочих нарушениях уставного порядка и морального облика офицера и коммуниста. А однажды мы нашли блокнот с которым Михаил делился своими думами и из него стало ясно, что некоторыми думами он делился и со своими старшими друзьями.
При чём здесь военная тайна, удивитесь вы? Терпение господа.
Так вот, всё это длилось некоторое время, но бесконечно продолжаться в здоровом военно-морском коллективе не могло. Народ залетал, а Миша его публично осуждал и закладывал. Это очень огорчало молодых офицеров корабля и они объявили Мише бойкот по полной схеме. Кто служил - тот знает, что это такое в закрытых коллективах. Врагу не позавидуешь.
Миша продержался только месяц, жить и служить стало просто невыносимо. Что делать, как быть, к кому идти за ответом? Правильно, к секретарю партячейки, орденоносцу и любителю замочить горло, Александру Григорьевичу, умудренному жизнью и службой командиру Д-1.
"Миша, подводники добры и отзывчивы по сути, ты же был неправ, надо быть ближе к людям и они к тебе потянутся, накрой поляну, пригласи ребят, попроси у них прощение, только спиртного не жалей и всё у тебя получится", - напутствовал старший товарищ.
Мудр был Александр Григорьевич, мудр как змей.
Выпито было много, долго горланили про "растаявший в тумане Рыбачий" и "седого боевого капитана". Подводники всё простили и приняли Мишу в друзья. А Миша весь в пьяных слезах и соплях, возвращаясь домой ..., забыл на автобусной остановке портфель с секретами. Шпионам не повезло на этот раз, портфель подобрал какой то грифованный (поэтому секреты не были скомпрометированы) гражданский специалист и сдал его куда надо. Что тут началось, Мишу порвали в мелкие клочья, особенно злобствовали его бывшие друзья - старпом и зам. И только численный перевес новых друзей спас его от утраты партбилета, осчастливив строгим выговором по линии "ядра политической системы" и НСС-ом от командира дивизии по службе.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | След.


Главное за неделю