Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

И.Ф. Морозов. Личные наблюдения и личные действия при получении тревожного сигнала от К-3

Утром 8 сентября 1967 года штабом 3-ей дивизии атомных подводных лодок СФ был получен тревожный сигнал об аварии на АПЛ К-3. Оперативная служба сообщила, что подробностей об аварии от К-3 пока нет, а командир дивизии Н.К. Игнатов со своим заместителем по электромеханической части (ЭМЧ) В.Л. Зарембовским и флагманским врачём дивизии И.А. Мазюком убыл на аварийную АПЛ К-3. На крейсере "Железняков" в море к аварийной лодке был послан второй резервный экипаж.

Начальник штаба 3-ей ДиПЛ В.С. Борисов организовал подготовку встречи и оказания необходимой помощи экипажу аварийной подводной лодки в базе.

Днём стало известно, что на ПЛА "Ленинский Комсомол" при возвращении с боевой службы ночью в первом отсеке возник пожар большой интенсивности, который мгновенно был перенесён горящими людьми из первого во второй отсек. Связь Центрального поста с носовыми аварийными отсеками прервана. АПЛ своим ходом в надводном положении идет в базу.

В это время офицеры электромеханической службы (ЭМС) дивизии рассматривали различные варианты пожара, анализировали возможные его последствия, разрабатывали план действий для оказания помощи аварийной подводной лодке в базе.

Опасность последствий пожара усугублялась ещё тем, что в первом отсеке находился арсенал со штатным комплектом боевого оружия (торпеды, в том числе с атомным зарядом).

Угрозу таил и второй отсек, где размещалась аккумуляторная батарея с прерванной зарядкой. Система вентиляции АБ вышла из строя. Контролировать содержание водорода во втором отсеке было невозможно. Каюты и кают-компания второго отсека имели горючие деревянные стены и переборки.

Затем поступила информация о том, что подводники К-3 всё же сумели самостоятельно локализовать пожар. Тем не менее, угроза более опасных, даже катастрофических последствий для подводного атомохода продолжала оставаться. С сожалением мы узнали и о том, что в ходе внезапной борьбы за живучесть атомной подводной лодки погибло несколько подводников.

Ещё до прихода аварийной АПЛ в базу в Малой Лопатке командование флотилии определило и подготовило места для её швартовки и для стоянки плавказармы (ПКЗ), где должны были размещаться члены Правительственной комиссии по расследованию причин аварии на К-3.

Председателем Правительственной комиссии по расследованию причин аварии на АПЛ К-3 был назначен Первый зам. ГК ВМФ СССР адмирал Касатонов В.А.

Заместителями Председателя Правительственной комиссии являлись Ю. Деревянко — замминистра судостроительной промышленности и А. Сорокин, вице-адмирал — командующий 1 Фл. АПЛ СФ.

Члены комиссии:

В. Гришанов, адмирал — Начальник ПУ ВМФ,
Г. Холостяков, вице-адмирал — ПК ГПК ВМФ,
Н. Кутузов, инженер-контр-адмирал,
В. Новиков, инженер-контр-адмирал — нач. ГТУ ВМФ,
Е. Перкалёв, капитан 2 ранга — начальник отдела ГУК ВМФ,
Р. Филонович, капитан 1 ранга — замначальника ГУК ВМФ ,
Ф. Полушкин — главный инженер МСП,
А. Угрюмов — главный конструктор АПЛ 627А пр.,
В. Горячев — главный конструктор по электрооборудованию.

К работе комиссии привлекались несколько десятков человек - представители от различных заинтересованных организаций из Москвы, Ленинграда, Северодвинска. Никаких других комиссий по расследованию причин пожара 8 сентября 1967 г. на К-3 не было.

Утром 10 сентября в Малой Лопатке на плавпирсе Командующий флотилии вице-адмирал Сорокин А.И. с офицерами штабов флотилии и 3-й дивизии в молчаливом ожидании встречали подводников К-3, выполнивших свой воинский долг на боевой службе.

Атомная подводная лодка К-3 "Ленинский комсомол" с боевой службы возвратилась в родную базу с приспущенным флагом. После пришвартовки к плавпирсу по трапу с корабля сошли: командир дивизии Игнатов Н.К., командир АПЛ К-3 Степанов Ю.Ф., за ними Зарембовский В.Л. и Мазюк И.А.

После доклада командира Степанова Ю.Ф. Командующему флотилии вице-адмиралу Сорокину А.И. и 2-3-минутного общения на пирсе все быстро удалились.

Я остался на пирсе, проконтролировал подачу электропитания с берега на подводную лодку, ознакомился с состоянием ГЭУ на пульте. После подачи электропитания с берега на АПЛ оба ядерные реакторы переведены на режим расхолаживания.

По указанию начальника штаба дивизии капитана 1 ранга Борисова В.С. после команды: "Механизмы и технические средства в исходное положение!" поступила команда: "Экипажу К-3 боевые посты и командные пункты боевых частей передать 184 экипажу!" Несмотря на критическую обстановку, на К-3 была быстро произведена замена экипажа на второй резервный.

Во время смены экипажей я получил информацию от командира БЧ-5 Зайцева В.В. о состоянии систем, устройств и механизмов, а также о состоянии в носовых аварийных отсеках. Он кратко доложил об аварии:

"Мы возвращались в базу. Я контролировал зарядку аккумуляторной батареи и одновременно оформлял отчёт за поход в кают-компании. Вдруг зазвонил звонок "Аварийная тревога", я на ходу открыл дверь в свою каюту, разбудил старпома, оставил документы на столе каюты и выбежал из 2-го отсека на свой командный пункт БЧ-5 в Центральный пост. После меня из 2-го отсека прибыли в Центральный пост заместитель командира по политчасти и командир БЧ-4 — РТС (Действия командира БЧ-5, заместителя командира по политчасти и начальника радиотехнической службы - командира БЧ-4 полностью соответствовали требованию статьи 325 Корабельного устава Военно-Морского Флота СССР и требованиям пунктов 14, 16, 39 и 41 Наставления по борьбе за живучесть подводной лодки НБЖ-ПЛ — автор).

Помню, - продолжал Зайцев В.В. - что в 3-ем отсеке немедленно были выполнены все первичные мероприятия, выполняемые без приказания. Докладов из первого отсека не поступало, несмотря на мои запросы. Из второго отсека поступил доклад от электрика ст.1 ст. Михнина, вылезшего из аккумуляторной ямы (велась зарядка АБ), о загазованности второго отсека. Командир подводной лодки приказал посмотреть, что там. Штурман капитан 3 ранга Певцов приоткрыл дверь во второй отсек, оттуда хлынули газы и показались языки пламени. Штурман успел задраил дверь и потерял сознание. В результате 3-й отсек был загазован и подводники стали терять сознание, а один матрос погиб в трюме третьего отсека. После всплытия подводной лодки в надводное положение и вентилирования 3-го отсека обстановка борьбы за живучесть корабля стала реальной. Переборка со стороны 3-го отсека охлаждалась мокрой ветошью. Вскоре температура переборки стала уменьшаться. Через несколько часов, когда переборка остыла, я доложил командиру, что аккумуляторная батарея во втором отсеке не вентилируется и есть опасность взрыва. Для организации вентилирования батареи необходимо проникнуть во второй отсек. Командир приказал сделать такую попытку. Приняв необходимые меры предосторожности, я приоткрыл дверь во 2-ой отсек — образовалась небольшая щель, но дальше дверь не открывалась, т.к. была прижата телами погибших. Пролезть в отсек оказалось невозможным. После приоткрытия двери начала быстро нагреваться носовая переборка в верхней части. Приступили к её охлаждению, и температура стала падать. После прибытия на борт корабля комдива контр-адмирала Игнатова Н.К. со своим заместителем по ЭМЧ и флагманским врачом дивизии по приказанию комдива была предпринята повторная попытка проникнуть во второй отсек, однако открыть дверь во второй отсек снова не удалось. Больше попыток разгерметизации переборки из 3-го во второй отсек до прихода в базу не предпринимали".

Фактическое состояние на момент перед сменой экипажей было следующее: У АПЛ крен - 0, дифферент- 0,5 град. на нос, осадка — нормальная. ГЭУ на мощности 18% от номинала в турбогенераторном режиме при отсутствии аварийного источника питания (батарейные автоматы АБ отключены). Переборка между третьим и вторым отсеками загерметизирована, наощупь холодная.

После смены вахты экипаж К-3 убыл. На плавпирсе, у которого стояла аварийная подводная лодка, был введён строгий пропускной режим. Ни на палавпирсе, ни на борту К-3 до момента выгрузки из подводной лодки всех трупов никто не появлялся.

К 10 часам утра я прибыл на ПКЗ, которая стояла в противоположной стороне Малой Лопатки. В кают-компании собралась Правительственная комиссия под председательством адмирала Касатонова В.А. Здесь же присутствовали офицеры штабов Северного флота, 1-й флотилии и 3-й дивизии. В кают-компании присутствующие тихо беседовали друг с другом, каждый предлагал план дальнейших действий на аварийной лодке.

Я кратко доложил заместителю командующего флотилией по ЭМЧ контр-адмиралу-инженеру М.М. Будаеву о состоянии главной энергетической установки (ГЭУ), электромеханического оборудования и о выполненных мероприятиях на К-3. После короткой и спокойной беседы с адмиралом В.А. Касатоновым контр-адмирал М.М. Будаев необычно громко объявил:

- Тихо! Прошу всех успокоиться!

Затем уже тихим спокойным голосом продолжил:

- Для определения фактической обстановки в аварийных отсеках и предложения по плану дальнейших аварийно-спасательных работ назначается заместитель начальника электромеханической службы дивизии инженер - капитан 2 ранга Морозов. Сколько вам необходимо времени для этого?

- 30-40 минут, - ответил я.

- Хорошо. Через 40 минут мы ждём Вашего доклада с обоснованными конструктивными предложениями.

Из кают-компании ПКЗ я вышел вместе с помощником начальника ЭМС по живучести капитаном 3 ранга Дорожинским Павлом Матвеевичем. По дороге я попросил его зайти на плавмастерскую (ПМ) и заказать срочно изготовить "гребёнку" с трубопроводом воздуха высокого давления (ВВД) для подачи газа в аварийные отсеки, а затем привести 50 транспортных баллонов газа для тушения им возможного тления во втором отсеке. Сам я направился на АПЛ К-3 в Центральный пост.

Прежде чем приступить к работе, я попросил специалистов химической лаборатории взять на анализ воздух из второго отсека через указанный на переборке штуцер-трубопровод. Результат анализа воздуха во втором отсеке всех поразил: превышение предельно-допустимой концентрации (ПДК) по угарному газу (СО) в несколько тысяч раз! Стало ясно: прежде чем предлагать план дальнейших действий, необходимо было срочно произвести надёжное вентилирование отсеков, а затем их вскрытие для дальнейшей разведки. Для проведения надёжного и безопасного вентилирования двух отсеков необходимо было не менее 4-5 часов. Комиссия согласилась с этим мнением. На плавмастерской оперативно изготовили трубопровод с "гребёнкой". Дорожинский П.М. привез 50 баллонов с углекислым газом, но я приказал ему срочно обменять их на баллоны с азотом, что он быстро выполнил.

На подводной лодке находилась одна смена вахты БЧ-5, обслуживающая ГЭУ, а также личный состав верхней и нижней вахты и никого из посторонних.

Для выполнения работ по вентилированию отсеков и снятию съёмного листа люка над вторым отсеком (люк для погрузки и выгрузки аккумуляторов) мне разрешили взять четырёх трюмных-машинистов.

После пропуска азота объёмом около 370 м куб. через штуцер во второй отсек с выходом его через клапан первого отсека "отсос воздуха водолазом", а затем 4-х часового принудительного вентилирования был снят съёмный лист. Двоих трюмных я отпустил в свои экипажи, а двое добровольцев согласились остаться для дальнейшей разведки в аварийных отсеках. Перед входом в аварийные отсеки мы с Дорожинским проинструктировали трюмных матросов: первый должен был спуститься вниз и оставаться на палубе в проходе второго отсека под открытым люком на связи, а второй - разведчик со страховочным концом и аварийным фонарём — должен был пройти сначала в корму до переборочной двери в третий отсек (эта круглая диаметром 85 см открывается вовнутрь второго отсека), при этом ничего не трогая, не передвигая, а только зрительно фиксируя состояние в отсеке, и по возможности отметить, где и сколько находится тел погибших подводников. Затем пройти до носовой переборки, отметить, в каком положении находится переборочная дверь в первый отсек, через открытую дверь по возможности осмотреть первый отсек. Через 2-3 минуты возвратиться и доложить. Обоим было всё ясно. Первый матрос спустился вниз во второй отсек.

И вот тут-то случилось непредвиденное. Он пулей выскочил наверх.

- Товарищ капитан 2 ранга, - сказал он, обращаясь ко мне, - извините, но я не могу видеть то, что там внизу во втором!

Было видно по лицу, что он находится в глубоком стрессовом состоянии. Растерянность и испуг просматривались в глазах и второго матроса. Надо было что-то предпринимать: правительственная комиссия ждала результатов разведки в аварийных отсеках.

- Спасибо, товарищи матросы, за вашу службу и работу. Не надо отчаиваться. У каждого человека есть чувство страха, главное, не поддаваться ему, а мужественно его преодолеть. Ещё раз благодарю вас за службу. Ступайте к себе на лодку, отдыхайте.

Читать далее

Предисловие

Из книги И.А. Мазюка, бывшего флаг-врача 3-й ДиПЛ "Ядерная рулетка Кремля"

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 08.09.1967 г. Героя Советского Союза А.П. Михайловского по рассказам командира 3-й ДиПЛ Героя Советского Союза Н.К. Игнатова

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 8 сентября 1967 г. бывшего командира БЧ-5 АПЛ К-3 В.В. Зайцева. "Пожар на подводной лодке К-3. Как это было"

Воспоминания о пожаре на АПЛ К-3 8 сентября 1967 г. бывшего командира БЧ-1 АПЛ К-3 О.С. Певцова

Комментарии на выступления А.Я. Лескова в СМИ о трагедии на К-3 в сентябре 1967 года бывшего командира ЭТГ БЧ-5 Геннадия Борисова

Воспоминания штурмана АПЛ К-42 И.Г. Галутвы о походе АПЛ К-3 на боевую службу в 1967 году. Из книги "Морскими дорогами", 2008 г.

Глава 1. В Средиземном море
Глава 2. Драма в Норвежском море

Воспоминания командира 3-й группы ДД БЧ-5 АПЛ К-3 Лутонина Виталия о пожаре на К-3 8 сентября 1967 года

Воспоминания бывшего командира ЭТГ БЧ-5 АПЛ К-3 Сатрапинского Валерия Павловича. Из очерка Юрия Бахарева "Триумф и трагедия АПЛ К-3"

Свидетельства бывшего заместителя начальника ЭМС 3-ей ДиПЛ И.Ф. Морозова о пожаре на АПЛ К-3 8 сентября 1967 г.

Личные наблюдения и личные действия при получении тревожного сигнала от К-3
Первый свидетель результатов трагедии в океане
Похороны подводников, погибших в океане
Приказ Главнокомандующего ВМФ
Переход АПЛ К-3 на завод в ремонт
Аварийно-восстановительный ремонт
Личная версия: причина возникновения пожара на АПЛ К-3

Послесловие

Приложения

Приложение №1. Обращение к сослуживцам
Приложение №2. Доклад
Приложение №3. Приказ
Приложение №4. Лесков


Главное за неделю